Команда «лежать». Как полицейский кинолог из Петербурга оказалась в психиатрической больнице после конфликта с начальством
Команда «лежать». Как полицейский кинолог из Петербурга оказалась в психиатрической больнице после конфликта с начальством
Тексты
4 сентября 2017, 9:38
20840 просмотров

Оксана Семыкина. Фото: личная страница «ВКонтакте»

В начале августа сотрудницу Центра кинологической службы Петербурга Оксану Семыкину принудительно госпитализировали в психиатрическую клинику. Родственники и сторонники Семыкиной начали кампанию по ее освобождению. «Медиазона» попыталась разобраться, как образцовому полицейскому кинологу поставили диагноз «полиморфное психотическое расстройство» после конфликта с начальством.

Перелезание через забор

4 августа сотрудники Центра кинологической службы (ЦКС) главного управления МВД по Петербургу и Ленинградской области составили «Акт об несанкционированного проникновения» на территорию учреждения. Согласно этому документу («Медиазона» цитирует его без редакторской правки), в 8:09 утра — «в нерабочее время» — старший инспектор-кинолог Оксана Семыкина проникла на территорию ЦКС «посредством перелезания поверх въездных ворот» и прошла в здание дежурной части. В холле ее остановил начальник отделения ЦКС подполковник Роман Лебедев, который уже находился на рабочем месте — в акте говорится, что при встрече с ним Семыкина «вела себя вызывающе, ругалась нецензурной бранью», угрожала возбуждением уголовного дела, а также разбила кнопку пожарной сигнализации и выбила из рук Лебедева планшет.

«Учитывая агрессивность и общественную опасность действий О. М. Семыкиной, была вызвана карета скорой помощи», — пишут в акте сотрудники ЦКС. «Решением прибывшего специалиста скорой помощи О. М. Семыкина госпитализирована не нуждается», — туманно сообщают авторы документа, под которым стоят подписи самого подполковника Лебедева и двух дежурных.

Рапорт начальника ЦКС Дмитрия Скрынникова на имя заместителя начальника ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Константина Власова

Далее, согласно составленному в тот же день направлению на консультацию, Семыкину доставили в поликлинику №1 медсанчасти МВД, где врач-психиатр Самородов М.П. поставил ей диагноз: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении» (F 23.1) с пометкой «недобровольная госпитализация». Сослуживцы рассказали об ухудшении состояния Семыкиной с 31 июля: она стала «неадекватна в поведении, суетлива, разговаривала без собеседника, озиралась по сторонам, не спала ночами». Затем, по словам коллег, состояние кинолога ухудшилось — капитан полиции начала проверять «правильность оформления планов, расчетов, что не имело отношения к ее должностным обязанностям» и «заявляла, что ее преследуют и хотят убить». 4 августа после «перелезания забора» Семыкина была «в сопровождении сотрудников доставлена в психиатрический кабинет поликлиники №1 МСЧ МВД». При осмотре врач Самородов выявил неадекватность поведения: «Начинает громко рыдать, внезапно успокаивается, порывается куда-то идти».

Неизвестная, называющая себя

Утром следующего дня, 5 августа, женщину доставили в городскую психиатрическую больницу имени Кащенко, где она предстала перед комиссией уже не как Оксана Семыкина, а как 36-летняя «неизвестная, называющая себя Семыкиной Оксаной Михайловной». «Себя и текущую дату называет верно, понимает, что находится в "какой-то больнице", профиля больницы не знает. При объяснении, что больница психиатрическая, возмущенно восклицает: "Ну и что я здесь делаю? Я абсолютно здоровая! Выписывайте меня сейчас же!". Контакт малопродуктивен», — говорится в составленном комиссией документе. «Ну были проблемы на работе, и чего?! Из-за этого надо в психушку?» — восклицала пациентка. По итогам осмотра врачи подтвердили диагноз F 23.1 и согласовали лечение «в недобровольном порядке».

Адвокат Михаил Попов, представляющий интересы Семыкиной, говорит, что участвовать в освидетельствовании та физически не могла, поскольку, по ее же словам, все это время спала после приема сильнодействующих лекарств.

6 августа больница имени Кащенко направила в Гатчинский городской суд исковое заявление о продлении госпитализации «неизвестной, называющей себя Семыкиной Оксаной Михайловной». В нем говорится, что пациентка на учете не состоит, а в качестве основания для госпитализации приводятся свидетельства ее сослуживцев.

«Человек по сути 22-23 дня находится в стационаре, а есть большие сомнения в том, что она должна там находиться, — говорит адвокат Попов. — Сейчас она находится в Кащенко, 18-я палата стационара городской психиатрической больницы №1 в селе Никольское Гатчинского района. По дате получения экспертизы нас ориентировали на 4 сентября».

Городская психиатрическая больница №6 — стационар в Петербурге, где проводилась психиатрическая экспертиза. «У нас большие сомнения в объективности этого заключения по той простой причине, что, по сведениям от Оксаны, которые мы надеемся официально получить и от психиатрической больницы №6 на основании нашего запроса, Оксане прописали психотропные препараты. В частности, ей давали галоперидол и постоянно кололи феназепам — по ее словам, с момента поступления в 6-й стационар ей стали давать эти лекарства. С самого начала ее принудительной госпитализации ей несколько лекарств укололи, после которых она уснула и проснулась только через сутки. Привезли ее в суд, в пятницу, 11 августа. Она приехала в больничном халате, серая мышка, обколотая вся — выглядело ужасно», — рассказывает Попов.

Адвокаты Семыкиной Михаил Попов и Андрей Власов отмечают, что медикаментозное лечение после жалоб прекратили — врач-психиатр пообещал, что до 4 сентября, когда будет готова экспертиза, никаких препаратов пациентке давать не будут.

«Она себя прекрасно чувствует», — подчеркнул Власов в беседе с «Медиазоной» после встречи со своей подзащитной 2 сентября. «Сами лечащие врачи, которые сейчас ее наблюдают и осматривают, подтверждают, что она абсолютно здорова», — добавил он. Адвокат предполагает, что заседание Гатчинского городского суда, вероятно, будет назначено на пятницу, 8 сентября.

Оксана Семыкина. Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Вот тебе собака, его зовут Тузик»

«Медиазона» направила в петербургское управление МВД запрос с семью вопросами об инциденте с Оксаной Семыкиной и ее конфликтах с руководством ЦКС. В ответ в главке сообщили, что «по указанию руководства ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области проводится служебная проверка»; давать какие-либо пояснения до ее завершения в пресс-службе считают преждевременным. Изданию «Блокнот-Ставрополь» в МВД дополнительно пояснили, что проверку проводят по жалобе матери «одного из сотрудников кинологического центра». «При этом ранее каких-либо жалоб или заявлений, касающихся организации работы кинологического центра, в том числе от сотрудников этого центра, ни руководству ЦКС ГУ МВД России, ни руководству главка не поступало», — отметили в ведомстве.

Четверо членов Общественной наблюдательной комиссии Москвы направили уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой и генпрокурору Юрию Чайке запросы с просьбой «проверить факт конфликта капитана Семыкиной с руководством» и законность ее госпитализации.

С матерью Семыкиной Антониной Гресь «Медиазоне» связаться не удалось. В фейсбуке Гресь пишет, что ее дочь — ветеран боевых действий, призер всероссийских соревнований кинологов с «безупречной репутацией за 15 лет службы».

Подполковник Дмитрий Геннадиевич Скрынников работает в Центре кинологической службы с 2005 года. 18 мая он участвовал в открытии обновленного ЦКС. «Когда в 2005 году я пришел сюда, все выглядело иначе, – рассказывал Скрынников в интервью "Вечернему Санкт-Петербургу". – Все, начиная от вольеров, было построено в 1973 году и находилось не в лучшем состоянии. Позже, уже став начальником, я поставил перед собой задачу построить современный кинологический центр». В материале «Московского комсомольца» в декабре 2015 года упоминается, что при ЦКС есть питомник; «года три назад щенков покупали и у горожан», а сейчас в этом нет необходимости.

«И вот настал в ее жизни момент, когда она как специалист, как сотрудник, как патриот больше своей стране не нужна, более того, вынуждена испытывать на себе беспредел со стороны начальника Центра кинологической службы Скрынникова Дмитрия Геннадиевича», — рассказывает Гресь. Семыкина пыталась получить перевод в Ставрополь, где живет ее мать, однако руководство ЦКС объявило, что она «по-хорошему перевода не получит». Гресь также пишет, что ее дочери известны «многие факты нарушения закона и превышения должностных полномочий руководством ЦКС», в частности — то, что в штате центра числятся люди, не имеющие специальной кинологической подготовки.

«Вот так закрывают рот людям, недовольным происходящим беспределом. Теперь все факты о нарушениях закона, которые документально известны моей дочери, легко списать на ее невменяемость. Мою дочь знают и уважают как специалиста в кинологических подразделениях по всей стране, многие приглашали к себе на службу. Проверить это несложно. Про ее успехи в кинологии знают все руководители кинологических центров. А здесь она оказалась сумасшедшей», — настаивает Гресь.

Собеседник «Медиазоны», знакомый с ситуацией внутри ЦКС и попросивший не раскрывать его имя, описывает работу учреждения так: «Бардак, беспредел, коррупция» — и говорит, что кинологи работают фактически без выходных. Часто специалистов отправляют на выезд — например, к бесхозному предмету в метро или на массовое мероприятие — сразу после суточного дежурства. При этом переработки не оплачиваются, а выходной считается «праздником».

По его словам, всего в ЦКС работают около 50 человек, из них профессиональных кинологов, работающих «по взрывчатке», осталось «человека два». Из-за тяжелых условий работы настоящие «собачники» уходят, и руководство набирает «всех подряд, потому что работать некому»: «Вот тебе собака, его зовут Тузик, ты теперь кинолог. Все, иди и работай». В итоге в центре остаются люди, лояльные Скрынникову.

Источник «Медиазоны» говорит, что Оксана Семыкина была недовольна положением дел и часто критиковала руководство ЦКС, а накануне госпитализации пришла в кабинет Скрынникова и высказала ему свои претензии. Спустя пару дней, когда Семыкина пришла на работу, ее «закрутили мужики, так называемый коллектив, попинали и сдали в психушку, потому что она начала сопротивляться». Коллеги кинолога сначала пытались за нее вступиться, но вскоре согласились с версией руководства — сотрудник Центра считает, что их запугали.

У собеседника «Медиазоны» нет сомнений — для Семыкиной последовательно создавали невыносимые условия, в ее отношении постоянно проводились служебные проверки. Однажды ее пытались «наказать» за опоздание, хотя она пришла на работу вовремя. Пользователь «ВКонтакте» Оксана Гресь (фамилия совпадает с фамилией матери Оксаны Семыкиной), разместила на своей странице в соцсети трехчасовую аудиозапись разговора между кинологом и «Дмитрием Геннадьевичем (предположительно, Скрынниковым — МЗ)» по поводу опоздания. «Веди себя нормально, и впредь по тебе не будет никаких проверок, — говорит мужской голос на записи. Позже мужчина распаляется: его собеседница отказывается признавать себя виноватой. — Считай, значит, что вторая проверка будет сегодня назначена».

«Если ты начнешь, вот просто сейчас говорю тебе как сотрудник, что-то обжаловать, это сразу ляжет напрямую, это юристы будут согласовывать. Наши юристы, главка. Считай, что ты сразу становишься в оппозицию, только уже не в оппозицию Центру, а в оппозицию главку. Все, ты считай, что ты уже на другой стороне баррикад. Люди прекрасно понимают и знают, что ты хочешь просто оправдаться», — говорит женщине начальник.

О конфликте Семыкиной с руководством в беседе с петербургской «Бумагой» также вспомнили несколько ее коллег.

В паблике «ВКонтакте» «Омбудсмен полиции», который подробно освещает ситуацию вокруг госпитализации Семыкиной, опубликована аудиозапись разговора кинолога с адвокатом Андреем Власовым. На ней уставшим слабым голосом женщина отвечает на вопросы защитника и рассказывает, что ей дают галоперидол.

— Я ждала своего перевода, я ничего не хотела делать. В очередной день, 4 августа, приехав на работу, я не смогла попасть на работу. Мой минус, что это единственный день, когда я не смогла попасть на работу, и на мой вопрос почему я не смогла туда попасть, я не получила конкретного ответа. Нет и все, жди девять часов. Мне ни разу так не отвечали...
— Они же вас знали?
— Конечно.
— Мы предполагаем, что, очевидно, было указание не пускать...
— Конечно. Но к моему глубокому сожалению, в мои критические дни мои амбиции зашкалили и я просто перелезла через забор. Нельзя было этого делать, но мне хотелось узнать лично у сотрудников, что случилось. На что — я была удивлена — ко мне вышли полцэкаэса, один из них был замначальника Лебедев. Мне было сказано, что я должна все выложить из карманов и отдать ключи от машины. <...> Если нет, значит вы не проходите.

По данным собеседника «Медиазоны», руководство кинологической службы зарабатывает на махинациях с закупками. Родившихся от служебных собак щенков якобы переписывают на имя владельца частного питомника, который затем продает их обратно в ЦКС: «Из Москвы приезжало несколько проверок, они столько накопали... Всех начальников можно посадить. И ничего, уехали». Сама Семыкина в разговоре с адвокатом упоминает «платные заявки» на выезд кинологов; указания об этом якобы идут «от самых больших звездочек». По ее словам, у ЦКС есть официальный график заявок — например, выезды на стадион «Зенит-арена» — и неофициальный список мест, которые кинологи осматривать не обязаны, но делают это за деньги.

В паблике «Омбудсмен полиции» ситуация с госпитализацией Семыкиной активно обсуждается; авторы постов в сообществе рассказывают о многочисленных нарушениях в работе ЦКС. В одном из них утверждается, что на выезды отправляют необученных собак. По «инсайдерской информации» сообщества, 23 августа в кинологическую службу приехали сотрудники Управления собственной безопасности и Следственного комитета, «был грандиозный шмон».

Связаться с самим Дмитрием Скрынниковым по телефону, указанному в паблике «Омбудсмен полиции», не удалось — абонент не снял трубку.

Обновлено в 22:30 8 сентября Гатчинский районный суд Ленинградской области в ходе почти семичасового заседания принял решение об прекращении принудительного содержания Оксаны Семыкиной в психиатрической больнице.

Изображение из социальной сети «Одноклассники»

Все материалы
Ещё 25 статей