Страсбург, инструкция по применению. В каких случаях нужно обращаться в ЕСПЧ и как это сделать
Сергей Голубев
Страсбург, инструкция по применению. В каких случаях нужно обращаться в ЕСПЧ и как это сделать
Тексты
28 сентября 2017, 11:15
12396 просмотров

Фото: Christian Lutz / AP / ТАСС

«Медиазона» представляет 10 кейсов Международной правозащитной группы «Агора», доказывающих: отстоять свои права в Европейском суде по правам человека и добиться достойной компенсации от правительства — реально. За последние 10 лет ЕСПЧ присудил заявителям из России 68,5 млн евро, не считая 1,866 млрд по делу ЮКОСа. На примерах из практики «Агоры» рассказываем, когда можно и нужно обращаться в Страсбург.

Когда в тюрьме не лечат, а калечат

Заявитель: Фарит Дирдизов

Компенсация: 20 000 евро

Нарушены: запрет пыток, право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу; право на эффективное средство правовой защиты

Житель Татарстана Фарит Дирдизов попал в места лишения свободы с болезнью Бехтерева — хроническим заболеванием позвоночника и суставов. На воле под постоянным наблюдением врачей ему удавалось держать болезнь под контролем, но потом Фарита обвинили в краже и, несмотря на тяжелое заболевание, отправили под стражу. За два года в следственном изоляторе №5 в Чистополе и казанской больнице для осужденных при колонии №2 из-за наступившей обездвиженности позвоночника у Дирдизова развилась так называемая «поза просителя». Он писал жалобы на отсутствие адекватного лечения, но безрезультатно. Врач из казанского ревматологического центра, который платно осматривал его в больнице для осужденных, только печально качал головой. Тюремные медики жаловались на отсутствие необходимых лекарств и просили супругу Дирдизова покупать их за свой счет. Процесс по его делу приостановили: в суд Фарита заносили на носилках, с которых он не мог подняться. Между тем, срок ареста продлевали и продлевали. В итоге подсудимый стал инвалидом второй группы. Несмотря на это, его приговорили к четырем годам и месяцу колонии, добавив к обвинению незаконное хранение оружия.

Интересы Дирдизова в Страсбурге представляла ученица действующего судьи ЕСПЧ, адвокат «Агоры» Ирина Хрунова. Россию признали виновной в нарушении сразу трех статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: запрета пыток, прав на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу и на эффективное средство правовой защиты (статьи 3, 5 и 13 Конвенции). ЕСПЧ обязал правительство выплатить Фариту Дирдизову 20 тысяч евро компенсации морального вреда и 2 270 евро в счет покрытия судебных издержек.

Заявитель: Владимир Топехин

Компенсация: 19 500 евро

Нарушен: запрет пыток

31-летнего аудитора Владимира Топехина парализовало в московском СИЗО «Бутырка», где он оказался по обвинению в мошенничестве. Суд по его делу постоянно откладывали, поскольку конвоиры отказывались доставлять на процесс лежачего больного. В итоге Тверской районный суд провел одно-единственное выездное заседание в СИЗО «Матросская тишина», где Топехин лежал в палате интенсивной терапии — и отправил его на шесть лет в колонию. Мосгорсуд снизил срок до четырех лет, но для Топехина и это было смертным приговором. В условиях тюрьмы у него в любой момент могло развиться тяжелейшее для «спинальных больных» осложнение — уросепсис, грозящий при таком состоянии летальным исходом. Это понимала даже администрация колонии №1 Костромской области, которая вместе с адвокатом аудитора Светланой Сидоркиной просила суд освободить парализованного мужчину. Через полгода после приговора Свердловский районный суд Костромы постановил выпустить Топехина в связи с тяжелой болезнью. Прокуратура обжаловала это решение, настаивая на том, что парализованный аудитор все равно должен оставаться в колонии. Костромской областной суд отклонил апелляцию прокуроров, Топехин вышел на свободу и отправился лечиться в специализированную клинику для спинальных больных.

За бесчеловечные условия — как содержания в «Матросской тишине», так и транспортировки инвалида в колонию — и неоказание надлежащей медицинской помощи ЕСПЧ присудил Владимиру Топехину 19,5 тысячи евро компенсации.

Заявитель: Константин Пролетарский

Компенсация: 20 000 евро

Нарушено: право на жизнь

ВИЧ-положительный Константин Пролетарский перед смертью рассказал, что в лечебно-исправительном учреждении №4 УФСИН Карелии он три года не получал жизненно-необходимой антиретровирусной терапии. Она помогает ВИЧ-инфицированным жить полноценной жизнью, подавляя вирус и не давая болезни развиться до стадии СПИДа. Но есть важный нюанс — после начала терапии человек должен всю оставшуюся жизнь ежедневно принимать назначенные врачом препараты. Паузы и задержки способны свести на нет весь эффект от лечения.

В случае с Пролетарским суд освободил его из колонии в связи с тяжелой болезнью, однако три года, проведенные в тюрьме без терапии, оказались критичными для здоровья. Менее чем через год после освобождения Константин умер. Перед смертью он успел подать жалобу в ЕСПЧ. Правительство России просило отклонить ее, уверяя, что заключенный якобы все время находился под тщательным наблюдением тюремных врачей и получал все необходимые лекарства.

Европейский суд посчитал такое утверждение голословным, признал Россию виновной в нарушении права на жизнь (статья 2 Европейской конвенции) и присудил родным Пролетарского 20 тысяч евро компенсации. По этой же жалобе компенсацию в том же размере получили родные еще одного бывшего осужденного, скончавшегося через две недели после освобождения из колонии в Карелии. Он умер в больнице, не приходя в сознание. В тюрьме его парализовало, мужчина не мог есть и разговаривать.

Когда пытают в полиции

Заявитель: Леонид Петров

Компенсация: 23 000 евро

Нарушены: запрет пыток, право на свободу и личную неприкосновенность

Чебоксарца Леонида Петрова в наручниках доставили в Московское РОВД по подозрению в краже и убийстве. По словам задержанного, пьяные полицейские били его, угрожали изнасилованием, а потом, приковав к сорокакилограммовой гире, заставили залезть на подоконник на втором этаже отдела. От него требовали немедленно сознаться в преступлении, пригрозив выбросить из окна, а в случае гибели объяснить случившееся суицидом или попыткой побега. Получив отказ, полицейские столкнули Петрова с подоконника. Врачи скорой помощи зафиксировали у мужчины сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму и множество ушибов. Пострадавшего на носилках доставили в больницу, где срочно прооперировали.

Следователи 24 раза отказывались возбуждать уголовное дело. Сотрудники полиции отделались дисциплинарным взысканием за то, что якобы оставили задержанного без присмотра. Самого Петрова впоследствии отправили на 14 лет в колонию за кражу и убийство, в которых его принуждали сознаться. Европейский суд признал Россию виновной в нарушении запрета пыток и права на свободу и личную неприкосновенность (статьи 3 и 5 Конвенции) и обязал выплатить Петрову 23 тысячи евро компенсации морального вреда.

Когда разлучают с семьей

Заявитель: Михаил Новрук

Компенсации: 15-17 тысяч евро

Нарушены: право на уважение частной и семейной жизни; запрет дискриминации

Наличие десяти родных и приемных детей, в том числе инвалидов, не помешали миграционным властям объявить нежелательным пребывание в России гражданина Молдавии Михаила Новрука. С 2005 года он жил в Приморье, подрабатывал разнорабочим и прислуживал в церкви. В 2009 году Михаил познакомился со своей будущей женой, со временем пара обзавелась большим потомством, и тут у Новрука обнаружили ВИЧ. Встал вопрос о его немедленной депортации из России — на тот момент этого требовали положения трех федеральных законов. Впоследствии Конституционный суд признал все их несоответствующими Конституции и указал, что выявленная у иностранца ВИЧ-инфекция не является поводом для его выдворения из страны, если его супруг и дети — россияне.

Но это было позже и во многом — благодаря прецеденту, созданному самим Новруком, а сначала Михаилу пришлось обратиться в Европейский суд. Страсбург признал власти виновными в нарушении права на уважение частной и семейной жизни и запрета дискриминации (статьи 8 и 14 Европейской конвенции). ЕСПЧ обязал правительство России выплатить 17 тысяч евро компенсации морального вреда Новруку. По этой же жалобе и аналогичным случаям по 15 тысяч евро получили граждане Украины, Узбекистана, Молдавии и Казахстана. А сам Европейский суд по итогам 2016 года назвал жалобу «Новрук и другие против России» одним из самых важных «российских» дел.

Еще до жалобы Новрука ЕСПЧ единогласно признал правительство России виновным в нарушении прав ВИЧ-положительного гражданина Узбекистана Виктора Киютина, которого миграционные власти также разлучили с женой и дочерью. Тогда суд принял решение о компенсации в размере 15 тысяч евро. Такую же сумму в конце 2016 года ЕСПЧ присудил ВИЧ-положительной уроженке Донецка, которую пограничники по требованию Роспотребнадзора сняли с поезда с двумя детьми, когда она возвращалась от родственников в Россию, где жил ее муж. ВИЧ у нее выявили во время беременности. Ребенок родился здоровым.

Когда помещают в психбольницу

Заявитель: Руслан Макаров

Компенсация: 1 500 евро

Нарушено: право на личную свободу и неприкосновенность

На протяжении нескольких лет журналист Руслан Макаров в своих статьях последовательно критиковал работу главы Республики Алтай Александра Бердникова, обвиняя чиновника в коррупции. На собрании регионального Госсовета губернатор назвал журналиста «психически больным человеком», после чего Макаров подал иск к алтайскому руководителю. Для Руслана этот конфликт обернулся уголовным преследованием, обыском и задержанием с последующим помещением в психиатрический стационар и заключением под стражу. Журналиста заподозрили в угрозе убийством в адрес главы региона, которую судья усмотрела в его иске.

Европейский суд посчитал принудительное двухнедельное пребывание Руслана Макарова в психбольнице нарушением права на свободу и личную неприкосновенность и присудил ему 1500 евро компенсации морального вреда и судебных издержек.

Когда нужно срочное вмешательство

Заявители: Маргарита Чарыкова, Александр Изюров, Иван Шайдуллин

Компенсация: освобождение

Нарушен: запрет пыток или бесчеловечного обращения

Европейский суд часто упрекают в чрезмерной медлительности — его решений порой приходиться ждать годами. Но когда речь идет о жизни и смерти человека, Страсбург может реагировать оперативно и крайне эффективно. Переломным в судьбе Маргариты Чарыковой — девушки с врожденным отсутствием прямой кишки — стал именно ответ ЕСПЧ, который меньше чем за две недели после ее обращения экстренно затребовал у российских властей информацию о лечении, которое она получала в СИЗО. Чарыкову заподозрили в приготовлении к сбыту наркотиков. Это случилось, когда она начала принимать амфетамин кустарного производства, чтобы облегчить боли после многочисленных операций. По словам адвоката Светланы Сидоркиной, когда в дело вмешался Европейский суд, Чарыкову стали «панически быстро» лечить в следственном изоляторе, фиксируя все процедуры на видеокамеру, а следователь больше не настаивал в суде на продлении ее ареста. На фоне разразившегося скандала срочно отправили в отставку главного медика ФСИН России Сергея Барышева. Сама Чарыкова вышла на свободу, а суд, хоть и признал ее виновной, назначил девушке условное наказание.

60-летний онкобольной Александр Изюров содержался в ИК-2 Екатеринбурга. Европейский суд уведомил заявителя, что готов рассмотреть его дело о ненадлежащей медицинской помощи в приоритетном порядке. Сразу после этого администрация учреждения самостоятельно обратилась в суд с просьбой освободить Изюрова от дальнейшего отбывания наказания в связи со злокачественным новообразованием правой почки, метастазами в легких, хронической почечной недостаточностью и тромбозом нижней полой вены. Суд постановил освободить осужденного.

А в Чите суд освободил по болезни 26-летнего Ивана Шайдуллина, страдающего раком головного мозга. Это случилось через два месяца после того, как осужденный обратился в ЕСПЧ с жалобой на неадекватное и несвоевременное лечение: онкологию у него выявили в тюрьме уже на поздней стадии.

Если вам не удалось добиться справедливости в России, адвокаты Международной «Агоры» помогут вам грамотно составить жалобу в Европейский суд по правам человека и будут сопровождать вас на всех стадиях ее рассмотрения вплоть до решения и выплаты компенсации. На сегодняшний день они ведут в ЕСПЧ 223 дела, по которым представляют интересы 300 заявителей. 113 жалоб коммуницированы, и большинство из них суд принял к производству в течение 1-1,5 лет. Только с начала 2016 года юристы «Агоры» подали в ЕСПЧ 106 жалоб. Адвокаты уже добились 22 решений, 18 из которых — за последние 1,5 года. По ним российские власти выплатили заявителям 16 млн рублей компенсации.

Поводы для обращений в Страсбург могут быть самыми разными — уголовные дела о наркотиках и экономических преступлениях, жалобы на содержание под стражей, несправедливое судебное разбирательство, условия содержания в следственных изоляторах и колониях, удаленность отбывания наказания, ненадлежащее оказание медицинской помощи, полицейские провокации и фальсификация доказательств. В интересах дела — обратиться за юридической помощью на как можно более ранеей стадии.

В Международной «Агоре» жалобы в Европейский суд готовят 12 юристов и адвокатов. Куратором направления в 2007-15 годах был ныне действующий судья ЕСПЧ Йонко Грозев; сегодня Международную правовую группу возглавляют его ученицы — адвокаты Ирина Хрунова (Россия) и Наташа Добрева (Болгария). Каждая жалоба проходит через британских консультантов — специалистов по подготовке обращений в ЕСПЧ.

Оценить основания для обращения в Страсбург и перспективы можно, обратившись по адресу [email protected] с пометкой «Жалоба в ЕСПЧ» в теме письма.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей