Ангел и Демон. В деле «кубанских каннибалов», вероятно, появится третий обвиняемый
Никита Сологуб|Елизавета Пестова|Анастасия Ясеницкая
Ангел и Демон. В деле «кубанских каннибалов», вероятно, появится третий обвиняемый
Тексты
2 октября 2017, 19:21
6226 просмотров

Наталья и Дмитрий Бакшеевы. Кадр: YouTube

За два дня до ареста «кубанских каннибалов» Дмитрия и Натальи Бакшеевых местному жителю Роману Сидорову позвонили из полиции — его номер нашли в телефоне предполагаемого серийного убийцы. Сидоров не отрицал, что с детства знаком с Бакшеевым и работал с ним. На допросе следователь и приглашенный из Москвы психолог пытались заставить его признаться в причастности к убийствам, а когда тот отказался, суд арестовал молодого человека по административному протоколу, который его адвокат называет сфабрикованным. Вскоре Сидоров может стать третьим фигурантом дела «кубанских каннибалов».

В начале сентября рабочие-асфальтоукладчики нашли на улице Репина в Краснодаре мобильный телефон с жуткими фотографиями: на одной из них мужчина позировал со вставленной в рот женской рукой, на другой был запечатлен женский скальп. Вскоре источники «Интерфакса» объявили о задержании владельца телефона и назвали его имя — Дмитрий Бакшеев.

37-летний Бакшеев жил в общежитии на территории Краснодарского высшего военного авиаучилища летчиков вместе с женой Натальей. На допросе задержанный не смог связно объяснить обстоятельства, при которых были сделаны селфи. По словам Бакшеева, он нашел фрагменты тела в лесопарковой зоне в районе Авиагородка и просто решил с ними сфотографироваться. На следующий день Бакшеев взял кисть на работу в квартиру, которую ремонтировал. Там он сделал еще несколько фотографий, засунув пальцы женской руки себе в рот и нос. Позже источники «Интерфакса» в оперативных службах региона сообщили, что Бакшеева подозревают в причастности к убийствам десятков людей, пропадавших в Краснодаре с конца 1990-х годов.

Бакшеева арестовали лишь 25 сентября. По версии следствия, незадолго до обнаружения телефона рабочими Бакшеевы на заброшенной территории распивали алкоголь вместе с женщиной, с которой познакомились в тот же день. «В процессе употребления спиртного между ними возник конфликт, в ходе которого мужчина совершил убийство новой знакомой. Впоследствии он расчленил тело погибшей, фрагменты частично оставил на месте, спрятав, а частично забрал», — сообщалось на сайте СК. После этого мужчина сделал селфи с частями тела погибшей, а телефон потерял.

Следственный комитет рассказал, что во время обыска на кухне у арестованных нашли «фрагменты пищи и замороженное мясо неизвестного происхождения», а в подвале — фрагменты тела расчлененной убитой. Следователи назначили экспертизы, чтобы выяснить происхождение мяса. РИА «Новости» со ссылкой на источники в правоохранительных органах писало, что Бакшеев признался в двух убийствах — женщины в 2017 году и «еще одного человека в 2012 году». Официального подтверждения того, что арестованный признался в убийствах, не было, как и сообщений о других подозреваемых в этом деле.

За два дня до ареста супругов в Краснодаре отмечали День города. После полудня кто-то позвонил 27-летнему местному жителю Роману Сидорову. «Здравствуйте, мы нашли телефон Дмитрия Бакшеева, вы тут указаны в частых звонках», — пересказывает слова звонившего адвокат Алексей Аванесян, который сейчас представляет интересы Сидорова. Мужчина действительно хорошо знал Бакшеева — оба выросли в краснодарском микрорайоне Пашковский. По его словам, у Бакшеева из-за имени Дмитрий была кличка Демон, а Сидорова из-за смазливого лица иногда в шутку называли Ангелом. Бакшеев старше его примерно на 10 лет — молодые люди дружили семьями, вместе выезжали на природу и ходили друг к другу в гости. Сидоров был прорабом и периодически звал приятеля подработать — сделать ремонт в квартире.

Сидоров вспомнил, что его товарищ пользовался двумя мобильными номерами, посоветовал звонившему набрать второй из них и перезвонил на него сам. Бакшеев взял трубку и подтвердил, что действительно потерял телефон. Сидоров предупредил, что ему позвонят. «Хорошо, я понял», — ответил Бакшеев. На этом разговор закончился.

Через некоторое время Сидоров поехал на объект — квартиру в доме на улице Петра Метальникова, которую ремонтировал Бакшеев. На работу тот не пришел. Позже на телефон Романа снова позвонили, на этот раз из полиции, и попросили пустить их в эту квартиру. «Мой клиент подумал, что речь идет о чем-то несерьезном — с кем-то не рассчитался, либо что-то еще. Когда полицейские приехали, он встретил их, открыл; те еще сказали, что просто зайдут посмотреть. "А что с Димой?" — спрашивал. — "Да ничего, нормально все, открывай"», — говорит Аванесян.

В квартире полицейские показали Сидорову одну из фотографий, на которой Бакшеев запечатлен с человеческой рукой во рту. Роман сначала не поверил в то, что это его приятель, но, присмотревшись, признал старого друга. Сидоров даже смог узнать место, в котором Бакшеев сделал это селфи. «Они ему: "А ты с ним в этой квартире когда был?". — "Ну, по таким и таким дням". А фотография была сделана в тот день, когда он — Дмитрий — звонил и просил дать ключи от квартиры, чтобы забрать инструменты. Он ему отдал ключ, он приехал, что-то там в этой квартире делал, не знает. И потом ключ ему вернул. Ну, это нормальная ситуация, забыл что-то, без задней мысли вообще», — пересказывает адвокат слова своего клиента.

После осмотра Сидорова увезли в отделение для опроса, начала которого он прождал почти весь день — без еды и воды. На опросе Роман рассказывал больше о личной жизни Бакшеева. Ночью Сидорова увезли в Следственный отдел по Прикубанскому округу Краснодара. В кабинете, рассказывал он Аванесяну, помимо следователя, присутствовали еще пять-шесть человек, в том числе некая женщина-психолог из Москвы.

«Там его пытались склонить к тому, чтобы он рассказал, что как-то причастен к убийству. Психолог спрашивал: "А какая у тебя кличка? Правда, Ангел? — Ну да. — А, понятно, ангелы и демоны, вы там все вместе". Они говорят: "А, это ты, ты красивый, ты смазливый, ты девочек этих находил для Димы, их насиловал, а потом убивали и тело утилизировали". Он говорит: "А с чего вы это взяли, я что, дурак? Я бы такого никогда не сделал. Я поверить не могу, что Дима такое сделал". Психолог стала кричать, что его раскусили, что у них роли распределены. Он возразил, что отдал полицейским и телефоны свои, и пароли от аккаунтов, и вообще, если бы хотел убежать, то давно бы это сделал, но готов помочь. А они: "Да че ты нам поможешь, там жена его уже дает на тебя показания"», — говорит Аванесян.

Около часа ночи задержанного отпустили без процессуального статуса по делу. Когда Сидоров добрался до дома и собирался ложиться спать, ему вновь позвонил следователь: «Ты нам соврал, в тот день ты был на квартире вместе с ним, приезжай к нам опять завтра». По словам Аванесяна, не зная, как обезопасить себя, Сидоров решил позвонить на телефон доверия прокуратуры Краснодарского края и объяснить, что его, вероятно, пытаются сделать обвиняемым по делу о «краснодарских каннибалах». Дежурная посоветовала найти адвоката и идти на допрос тогда, когда он посчитает нужным. Тем не менее, утром Роман вновь поехал в кабинет следователя в одиночестве.

«Там опять та же компания, опять женщина-психолог. Каждый считает своим долгом спросить: "Это ты ел? Ты насиловал?". В общем, моральное унижение. Психолог говорит: "Ну, мы все поняли, ты девочек находил, а он убивал, признавайся". Он говорит: "Я ничего этого не делал, оставьте меня в покое, мне нужен адвокат". "Адвокат тебе нужен? Ну, хорошо"», — пересказывает разговор Аванесян.

После этого, говорит защитник, на Сидорова стали давить оперативники: «На тебя улики уже есть, и либо мы тебя сейчас закрываем на два месяца по подозрению в совершении особо тяжкого преступления, либо сейчас подпишешь бумагу, и мы тебя на сутки закроем, пока экспертиза не пройдет». Роман выбрал второй вариант; в результате на него составили протокол по части 1 статьи 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции). 25 сентября Прикубанский районный суд Краснодара назначил ему максимально возможное наказание по этой статье — 15 суток ареста. Согласно постановлению судьи (есть в распоряжении «Медиазоны»), ночью Сидоров, «находясь в общественном месте, выражался грубой нецензурной бранью, размахивал руками, провоцировал драку, вел себя агрессивно, на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить указанные действия не реагировал, отказывался присесть в служебный автомобиль, хватался за форменную одежду, пытался скрыться». Вину он полностью признал, подтвердив обстоятельства, изложенные в протоколе.

В ИВС к Сидорову удалось попасть его сестре, которая связалась с адвокатом Алексеем Аванесяном. Он встретился со своим клиентом накануне. «Никакого обвинения ему не предъявляют. К нему каждый день ходят то следователи, то опера, один угрожает в петушиную какую-то камеру закинуть, один обещает, что тебе на зоне кранты. Потом один опер приходит и говорит — если ты признаешься, то нормально, а если нет, то я позвоню твоим заказчикам, у которых ты ремонт делал, скажу, что ты их кинул, они на тебя напишут заявление, и еще по мошенничеству пойдешь. Ну, короче, давят», — говорит он. Сидоров рассказал адвокату, что за все время он подписал всего одну бумагу. Аванесян предполагает, что с его клиента уже взяли подписку о невыезде в рамках уголовного дела, однако ознакомиться с документами адвокату пока не удалось.

«При этом он не скрывает ничего — про их контакты, про их общение, про все эти вещи. "Вы не допускаете, что я не знал?"— спрашивает. "Бывает, у маньяков жена не знала, что муж делает, а вы говорите, что я должен был знать". Так они его сейчас обвиняют в том, что он фактически приискивал жертв. То есть человек находится в очень опасной ситуации — сейчас [супруга Бакшеева] Наталья покажет на него пальцем, сам Бакшеев, как это обычно бывает, вздернется в камере, и все, на их показаниях он будет как миленький», — опасается Аванесян.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей