Пострадавший же умер. Как в МВД оправдывают свое нежелание извиняться за пытки
Егор Сковорода
Пострадавший же умер. Как в МВД оправдывают свое нежелание извиняться за пытки
СлучаиФакты
17 января 2017, 9:50
22347 просмотров

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсант

«Полиция приносит извинения гражданину, права и свободы которого были нарушены сотрудником полиции», гласит закон «О полиции». «Медиазона» перечисляет доводы, которыми МВД аргументирует свой отказ выполнять это требование.

Сотрудники МВД обязаны приносить официальные извинения гражданам, пострадавшим от незаконных действий полицейских, в частности — от пыток. Такое требование прямо прописано в законе «О полиции» (пункт 3 статьи 9). Порядок принесения извинений определен специальным ведомственным приказом № 25339, который уточняет, что это должно произойти «в возможно короткий срок, но не позднее одного месяца» после установления факта нарушения прав гражданина.

Несмотря на это, в МВД крайне неохотно приносят извинения. Часто сотрудники полиции уклоняются от исполнения этой обязанности даже после официального требования со стороны пострадавших, рассказывает Иван Жильцов из «Комитета по предотвращению пыток» (КППП). Случаи, когда в органах внутрених дел готовы признать, что были неправы — большая редкость, говорит Жильцов, приводя в пример главу МВД Марий Эл, который лично принес извинения избитому сотрудником ОМОНа местному жителю.

«Медиазона» насчитала четыре документально зафиксированных объяснения, которые ведомство пускало в ход, когда в очередной раз отказывалось приносить извинения за своих изобличенных в применении пыток сотрудников.

Потому что пострадавший умер

Что случилось: полицейские задержали жившего в подмосковном Солнечногорске Фарруха Урозова вечером 17 сентября 2014 года — они посчитали, что тот приставал к маленькой девочке. В отделении полиции его избили; доставленные туда же брат и знакомый Урозова слышали его крики и видели, как он сидел на полу со скованными за спиной руками, на его лице были кровоподтеки и ссадины, на полу — кровь.

«Медиазона» рассказывала о деле Урозова в материалах «Он начал сознаваться» и «Его крики сводились к произношению протяжных звуков "А-а-а"».

Повреждения: согласно заключению экспертов, Урозову было нанесено более 75 ударов по голове, телу и конечностям. Ему сломали 12 ребер, он скончался от множественных травм и удушения.

Суд над полицейскими: в июне 2016 года за избиение Урозова были осуждены трое сотрудников уголовного розыска — Станислав Дейкун, Андрей Чернышев и Владимир Гордеев, их признали виновными в причинении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть (часть 4 статьи 111 УК) и превышении должностных полномочий (часть 3 статьи 286). Солнечногорский городской суд назначил Гордееву семь лет и шесть месяцев лишения свободы, а Дейкуну и Чернышеву — по семь лет и четыре месяца.

Почему МВД не извинилось: после вступления приговора в законную силу юристы «Комитета по предотвращению пыток» обратились к начальнику главного управления МВД по Московской области Виктору Паукову с просьбой принести извинения брату погибшего Илхому Алихонову, который официально признан потерпевшим от незаконных действий сотрудников полиции. В МВД отказались извиняться, сославшись на то, что пострадавший умер, и теперь приносить извинения некому.

Юристы правозащитной организации указывают, что, согласно статье 42 УПК, в таких случаях права потерпевшего переходят одному из его близких родственников, а значит, МВД должно принести тому извинения.

Потому что пострадавший не просил об этом

Что случилось: в апреле 2010 года жителя Ульяновска Константина Патина пригласили в ОВД, где следователь потребовал, чтобы он признался в хищении 1,5 тысяч рублей, якобы украденных у бывшего работодателя. Патин отказался: по его словам, он уволился без долгов. Тогда следователь, угрожая сделать Патина инвалидом, позвал некоего «брата». Тот вместе с еще одним человеком в гражданском сначала избивал Патина в машине, затем его перенесли в помещение, где обмотали ноги мокрой тканью и пустили электрический ток. После этого Патин признался в преступлении.

Повреждения: гематомы и ссадины. Электрометки от пыток током местные эксперты шесть лет назад фиксировать еще не умели.

Суд над полицейским: обвинения в превышении должностных полномочий (часть 3 статьи 286 УК) были предъявлены только оперативнику угрозыска Евгению Симкину. Его брат следователь Симкин, как и начальник Ожогин, по версии обвинения, были лишь свидетелями пыток, но сами активного участия в них не принимали. В 2011 году Засвияжский городской суд Ульяновска приговорил Евгения Симкина к трем годам в колонии общего режима.

Почему МВД не извинилось: сотрудники фонда «Общественный вердикт», юристы которого представляли интересы Патина, обратились в МВД с просьбой принести пострадавшему извинения. В управлении МВД по Ульяновской области извиняться отказались: во-первых, заявили в главке, МВД не установило порядок принесения извинений, во-вторых, «отсутствует пожелание о принесении извинений полиции, выраженное Патиным Константином Викторовичем».

Потому что извиняться поздно

Что случилось: в июле 2015 года нижегородец Сергей Сысуев был задержан полицейскими после ссоры со своей знакомой — вернее, после того, как ворвался к ней в квартиру, чтобы извиниться за ссору и помириться. Сысуева доставили в отдел полиции №3, где после перепалки с сотрудниками один из них ударил его о входную дверь, а второй принялся избивать — сначала перед входом в отдел, а потом и в самом отделе.

Повреждения: ушибы мягких тканей головы, сотрясение головного мозга, частичный разрыв мышцы предплечья, подкожные гематомы на туловище.

Суд над полицейским: уголовное дело возбудили против полицейского Романа Черемкина — видеозаписи подтвердили, что Сысуева бил именно он. В феврале 2016 года Ленинский районный суд Нижнего Новгорода признал Черемкина виновным и осудил его на четыре года условного срока. Осужденный добровольно компенсировал пострадавшему 100 тысяч рублей морального вреда.

Почему МВД не извинилось: юристы КППП просили принести пострадавшему официальные извинения, однако в нижегородском управлении МВД это делать отказались. В своем ответе представитель ведомства сослался на якобы истекший «срок давности для принесения извинений гражданину, права и свободы которого были нарушены сотрудником полиции».

Потому что виновные уже уволены

Что случилось: в марте 2012 года нижегородца Антона Головко вызвали для беседы в отдел полиции №8. Там полицейские потребовали, чтобы Головко сознался в попытке угона, хотя у мужчины не было прав и он не умел водить машину. Задержанного пытали — связывали в «конверт» и надевали противогаз, перекрывая доступ воздуха; подвешивали связанного так, чтобы суставы не выдерживали под массой тела.

Повреждения: ушибы, тупые травмы шеи и плеча. После пережитого у Головко длительное время сохранялось расстройство личности, ему потребовалась помощь психолога.

Суд над полицейскими: обвинения в превышении должностных полномочий с применением насилия (часть 3 статьи 286 УК) были предъявлены полицейским Сергею Баранову и Сергею Батманову. В мае 2016 года Сормовский районный суд Нижнего Новгорода признал их виновными и приговорил Баранова к четырем годам лишения свободы условно, а Батманова — к трем с половиной годам условно.

Почему МВД не извинилось: после вступления приговора в силу потерпевший обратился в МВД с просьбой принести ему официальные извинения, однако заместитель начальника Нижегородской полиции Илюшкин ответил, что извиняться перед потерпевшим за действия полицейских никто не обязан, поскольку после приговора осужденные сотрудники уже уволены.

Все материалы
Ещё 25 статей