Доска-убийца, корни и платяной шкаф. Как полицейские объясняют телесные повреждения жертв пыток
Егор Сковорода
Доска-убийца, корни и платяной шкаф. Как полицейские объясняют телесные повреждения жертв пыток
Тексты
15 августа 2017, 9:23
43578 просмотров

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

«Медиазона» и «Комитет по предотвращению пыток» представляют топ-8 самых неубедительных историй, при помощи которых российские полицейские в разные годы пытались объяснить увечья задержанных ими граждан.

Катался по земле и бился о корни

В мае 2015 года москвича Павла Баронина и его друзей задержали в парке сотрудники Центра «Э». Баронин рассказывал, что пытался убежать от этих неизвестных людей в гражданской одежде, однако его повалили ударом кулака и стали избивать всемером. Руки юноше связали проволокой и после избиения на три часа оставили лежать на холодной земле.

Следствие пришло к выводу, что полицейские действовали правомерно, а телесные повреждения образовались из-за того, что Баронин вырывался и «целенаправленно упал на землю, стал кататься по земле, при этом ударяясь головой о землю, корни деревьев и другие предметы». Уголовное дело не возбуждено.

Похожим образом следствие объяснило и случай Ислама Жабраилова, которого в мае 2014 года задержали в парке люди в гражданской одежде. С криками «Стой! Стрелять буду!» они повалили Ислама и троих его знакомых на землю и стали избивать. По словам свидетелей, били ногами и черенком от лопаты.

Следствие не стало возбуждать уголовное дело против полицейских, сославшись на то, что Ислам Жабраилов «во время преследования несколько раз падал, затем, упав, скатился в овраг, а когда его задержали, вырвался и, подбежав к дереву, стал пытаться причинить себе телесные повреждения, ударяясь головой об дерево».

На голову доска упала

Оренбуржец Владимир Ткачук отбывал наказание в СИЗО-2 Орска. В сентябре 2013 года его матери позвонил неизвестный, который рассказал, что Владимира до смерти забили сотрудники ФСИН. На его теле нашли многочисленные телесные повреждения.

Следственный комитет шесть раз выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела — по версии следователя, Ткачук погиб из-за упавшей на него доски. Версия следствия выглядела следующим образом: у стены стояла доска шириной 30 см, толщиной 5 см и высотой «примерно в 2-3 метра»; такими досками заключенные стелили полы в помещении. Якобы эта доска упала Ткачуку на голову, из-за чего он и умер.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что закрытая черепно-мозговая травма «образовалась в результате неоднократных ударов тупым твердым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы». То есть доска должна была бы упасть на заключенного несколько раз, замечают правозащитники.

Спустя полгода уголовное дело было все-таки возбуждено, однако подозреваемые — глава СИЗО-2 Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко — были задержаны лишь в июне 2017 года, когда жалоба правозащитников была коммуницирована Европейским судом по правам человека.

Ударился о дубинку, висевшую на руке милиционера

В январе 2008 года к жителю Марий Эл Дмитрию Ефремову подошли двое милиционеров. Они попросили его предъявить документы, которых у мужчины с собой не оказалось. Спор, по словам Ефремова, перерос в избиение — сотрудники милиции повалили его на землю и стали бить руками, ногами и резиновыми дубинками. Мужчину отвезли в отдел полиции, откуда отпустили после медосвидетельствования, показавшего легкую степень опьянения. Позже врачи в травмпунке зафиксировали у него кровоподтеки на лице, руках, ногах и левой ягодице, а также разрыв слизистой оболочки нижней губы.

Милиционеры утверждают, что они не применяли силу. По словам милиционера Кольцова, у него не было «тренчика», поясного держателя для дубинки, который прикрепляется к ремню, поэтому дубинка на лямке висела у него на руке. Из-за этого могло нечаянно случиться так, что «при применении приемов задержания могли быть причинены какие-либо удары данной резиновой палкой».

Следствие 12 раз отказывалось возбуждать уголовное дело. Правозащитники направили жалобу в ЕСПЧ, решение еще не вынесено.

Был пьян и жаловался на печень

В сентябре 2014 года в Подмосковье полицейские задержали мигранта из Таджикистана Фарруха Урозова, подозреваемого в попытке изнасилования шестилетней девочки. Через несколько часов в коридоре отдела бригада скорой помощи констатировала его смерть. По словам брата погибшего, он был в отделе и через приоткрытую дверь кабинета слышал крики Фарруха и глухие звуки, похожие на звуки ударов. После каждого удара Фаррух кричал.

Судмедэксперты пришли к выводу, что Урозов умер в отделе от закрытой травмы груди с множественными переломами ребер и развитием острой дыхательной недостаточности. Ему нанесли не менее 75 ударов.

По версии полицейских, они предложили Фарруху Урозову написать явку с повинной, но тот отказался, сообщив, что у него болят руки и бок, а еще он пьян. Задержанный якобы попросил дать ему поспать несколько часов, после чего он все напишет. Оперативники утверждали, что они предложили Фарруху медицинскую помощь, но тот отказался, пояснив, что у него всегда болит печень, когда он пьет.

Удары, которые слышал брат задержанного, были звуками ударов уголовным кодексом о стол, настаивали они: один из полицейских стучал кодексом о столешницу, чтобы вразумить подозреваемого.

Эта версия все же не удовлетворила следственный комитет, возбудивший уголовное дело. В июне 2016 года Солнечногорский городской суд приговорил полицейских Станислава Дейкуна и Андрея Чернышева к 7 годам и 4 месяцам лишения свободы каждого, а Владимира Гордеева — к 7,5 годам заключения.

Уронил шкаф и порезался осколками

В августе 2016 года сотрудники московского СОБРа ворвались в квартиру студента-медика Мурада Рагимова. На него надели наручники и около трех с половиной часов избивали сначала в коридоре, затем в кухне. По словам родных, юношу били руками и ногами, разряжали в него электрошокер, разломали стол и били ножкой от стола, разбили о голову хрустальную конфетницу, душили пакетом, наступали на цепь от наручников.

Они пытались заставить Мурада признаться в терроризме, хранении оружия и изготовлении наркотиков. В итоге Рагимова доставили в полицию по подозрению в хранении «спайсов» — отец рассказывает, что видел, как сыну подбросили наркотик. Когда Мурад отказался подписывать протокол, один из силовиков воткнул ему в ступню десантный нож.

Несмотря на зафиксированные врачами повреждения, следствие отказалось возбуждать уголовное дело о пытках. Следователям оказалось достаточно объяснений силовиков, рассказавших, что студент якобы набросился на «сотрудника СОБР с большим щитом» и повалил в коридоре шкаф с зеркалом. Зеркало разбилось, а Рагимов «порезался острыми осколками». При этом на фотоснимках, сделанных во время обыска, шкаф стоит на месте, осколков не видно, а зеркало цело.

Неудачно спрыгнул с лесовоза

Олега Краюшкина, предпринимателя из нижегородского города Павлова, полицейские задержали в сентябре 2012 года. Полицейские требовали от него признаться в краже пилорамы, которую Краюшкин купил незадолго до задержания. Бизнесмена сковали наручниками и несколько часов били дубинками по ногам и пяткам.

Два месяца он провел под домашним арестом, после чего дело о пилораме затихло. Окончательно оно не прекращено до сих пор, так что Олег не может добиться реабилитации. Уголовное дело о пытках было возбуждено в отношении неустановленных полицейских лишь через год, но до сих пор к ответственности никто не привлечен.

В своих объяснениях, которые сначала следствие приняло за основную версию, полицейские ссылались на слова Краюшкина, который якобы рассказывал, что получил телесные повреждения, неудачно спрыгнув с лесовоза.

Просился в туалет и стукнулся о книжную полку

Дмитрия Очелкова в 2002-2003 годах не раз пытали в отделах милиции городов Заволжье и Балахна в Нижегородской области. Как отмечает «Комитет по предотвращению пыток», Очелкова били, пытали «ласточкой», «конвертом», душили противогазом и пропускали через него электрический ток. Все повреждения были зафиксированы.

По делу о пытках в Балахне следователи вынесли девять отказов, а все-таки возбужденное уголовное дело о пытках в Заволжье девять раз прекращалось. Правозащитники обратились в ЕСПЧ, и в 2013 году суд присудил Очелкову 20 000 евро компенсации морального вреда.

Отвечая на вопросы ЕСПЧ, российские власти заявили, что пыток не было, а повреждения мужчина получил «по его собственной неосторожности». При посадке в патрульную машину он «ударялся плечами и другими частями тела о выступающие части автомашины», травмы лица получил «при падении с лестницы». Кроме того, следствие пришло к выводу, что Очелков во время беседы с оперативником «дважды просился выйти в туалет и дважды ударялся головой о книжную полку, висевшую на стене над стулом».

Срок давности по делу уже прошел, к ответственности никто не привлечен. Дмитрий Очелков умер в 2012 году.

Сидел на руках, вот они и распухли

Сергея Ляпина задержали в апреле 2008 года, когда он собирал бесхозный металлолом. Милиционеры заподозрили его в кражах из гаражей и под пытками требовали признать себя виновным — сначала его стягивали ремнями, а потом пытали током, прикрутив к мизинцам провода.

Из отдела полиции Сергей попал в больницу, а его жена, написав жалобу в прокуратуру, добилась направления на судебно-медицинскую экспертизу, которая зафиксировала все повреждения. Полицейские утверждают, что в камере задержанный Ляпин сидел на руках, и именно от этого, а не от пыток током, они разбухли (жена Ляпина Лилия вспоминала, как она увидела огромные синие руки супруга). Повреждения на лице они объясняли тем, что Ляпин «лицо натирал себе джинсовой курткой, в которую был одет».

В 2014 году ЕСПЧ присудил Сергею Ляпину компенсацию в размере 45 тысяч евро. Только после этого было возбуждено уголовное дело о пытках, но полицейские, которых он опознал, так и не стали обвиняемыми. Вскоре по делу истекает срок давности.

Все материалы
Ещё 25 статей