Секретные свидетели против «Свидетелей Иеговы». После решения Верховного суда по всей России арестованы уже десятки верующих
Елизавета Пестова
Секретные свидетели против «Свидетелей Иеговы». После решения Верховного суда по всей России арестованы уже десятки верующих
Тексты
23 октября 2018, 11:01
38624 просмотра

Иллюстрация: Ольга Аверинова / Медиазона

Полтора года назад Верховный суд России признал экстремистской и запретил центральную организацию «Свидетелей Иеговы» и все ее региональные отделения. С тех пор жизнь российских последователей этого учения — сами «Свидетели» говорят о 175 тысяч верующих — сильно усложнилась, за год в СИЗО или под домашним арестом оказались больше 50 человек. Елизавета Пестова рассказывает, как устроено уголовное преследование постоянно ждущих конца света «Свидетелей Иеговы».

«Никто не должен видеть, никто не должен знать, мы будем свои планы секретно продвигать. Секреты нашей мафии надежно охранять, утечка информации нам может помешать. И ставки высоки, и тайна велика, захватим мир побольше, а пока — убрать свидетелей, убрать свидетелей, убрать свидетелей», — так начинается первый куплет песни основателя группы «Ноль» Федора Чистякова, посвященной Деннису Кристенсену. Гражданина Дании Кристенсена уже несколько месяцев судят в Орле по обвинению в организации деятельности экстремистской организации.

В апреле 2017 года Верховный суд ликвидировал всю структуру, которую выстроили в России «Свидетели Иеговы»: вместе с главным «Управленческим центром» под запрет попали почти 400 местных общин — все они были признаны экстремистскими организациями. Некоторые общины, в том числе орловская, руководителем которой следствие называет Кристенсена, были признаны экстремистскими еще раньше — собственно, запрет части общин и стал поводом для ликвидации Верховным судом всех организаций «Свидетелей Иеговы».

«Практика показывает, что никакие решения судов не могут удержать христианина от выполнения порученного Иисусом Христом или Богом задания знакомить других людей с нормами Бога, с Его замыслами, с Его личностью. Скорее всего, эта деятельность будет продолжаться», — говорил после решения Верховного суда член руководящего совета «Управленческого центра» Ярослав Сивульский.

По данным правозащитного центра «Мемориал», к концу октября 2018 года больше пятидесяти «Свидетелей Иеговы» стали обвиняемыми по различным «экстремистским» статьям Уголовного кодекса. География развернувшихся преследований охватывает всю Россию: Камчатский край — Магадан — Якутия — Владивосток — Биробиджан — Хабаровск — Кемеровская область — Томск — Красноярск — Омск — Оренбург — Уфа — Пермь — Киров — Кострома — Татарстан — Саратов — Пенза — Ивановская область — Кабардино-Балкария — Смоленская область — Орел — Белгород — Мурманская область — Псков.

«Экстремисты. Кто они? Во что они верят?». Начнут ли сажать «Свидетелей Иеговы» после решения Верховного суда

Вокалист «Ноля» Федор Чистяков, сам адепт «Свидетелей Иеговы», говорил, что судьба попавшего в СИЗО и на скамью подсудимых Кристенсена — «сигнал для многих». Чистяков объявил о своей эмиграции из России в июле 2017-го года. 45-летний Деннис Кристенсен уезжать не собирался: его задержали 26 мая 2017 года после обысков в доме «Свидетелей Иеговы» на Железнодорожной улице в Орле. Кристенсену предъявили обвинение по части 1 статьи 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации, максимальная санкция — десять лет колонии); на следующий день суд отправил его под стражу.

Кристенсен родился в Копенгагене в семье «Свидетелей Иеговы», говорится на сайте организации, принял крещение в 1989 году, окончил курсы плотницкого дела и получил диплом техника-строителя. В середине девяностых он приехал в Россию, чтобы в качестве волонтера строить здания «Управленческого центра» «Свидетелей» в поселке Солнечном под Петербургом.

«Он полюбил Россию и в 1999 году переехал жить в Мурманск. Там он встретил свою будущую жену Ирину, которая к тому времени сравнительно недавно стала "Свидетелем Иеговы". Они поженились в 2002 году, а в 2006 году решили переехать южнее, в Орел», — пишут единоверцы Кристенсена. В Орле, по их словам, он занимался строительством как индивидуальный предприниматель и обустроил детскую площадку во дворе своего дома.

Кто такие «Свидетели Иеговы»?

Основателем «Свидетелей Иеговы» считается американский фермер Чарльз Тейз Расселл: сначала 1870-х годах он организовал движение «Исследователей Библии», а 1881 году — общество «Сторожевая башня Сиона». После его смерти в 1916 году в главой общества башни стал Джозеф Резерфорд, который в 1931 году переименовал его в «Свидетелей Иеговы».

Как отмечает социолог и исследователь религии Роман Лункин, Резерфорд «сконцентрировал в своих руках огромную власть, организационно оформил структуру движения и наладил работу аппарата. Именно ему принадлежит идея, что Иегова выражает свою волю через строго иерархическую и авторитарную по сути руководящую корпорацию».

В основе веры «Свидетелей Иеговы» лежит строгий монотеизм. Адепты движения настаивают, что существует только один бог — Иегова. «Иеговизм — решение проблемы спасения в ее самом жестком и последовательном варианте, в виде создания организации, исполнение законов которой уже гарантирует спасение. В иеговизме воплощена мечта многих о строго организованном ордене, ожидающем конца света. Это учение без компромиссов, но и без мучительных вопросов о бессмертии души и троичности Бога», — пишет Лункин. Он описывает организацию «Свидетелей» как «партийную» с тотальным контролем и дисциплиной.

Профессор Забайкальского государственного университета, религиовед Артем Жуков писал, что учение о боге у «Свидетелей Иеговы» носит «двойственный характер»: при первой проповеди о нем говорят как о милостивом, а в дальнейшем он становится «непримиримым, не прощающим, ревнивом богом мести, стремящимся к уничтожению всего, что не согласно с политикой организации». При этом адепты вероучения настаивают, что Библию необходимо читать в единственном правильном переводе — иеговистском.

В августе 2017 года Выборгский городской суд признал экстремистским материалом сделанный «Свидетелями Иеговы» перевод Библии, изданный под названием «Священное Писание. Перевод Нового мира». Как отмечал аналитический центр «Сова», лингвистическую религиоведческую судебную экспертизу по этому делу проводили эксперты АНО «Центр социокультурных экспертиз». Эксперты из этого центра известны тем, что выполняли исследования по нескольким резонансным делам — например, по делу карельского историка Юрия Дмитриева и делу о «панк-молебне» Pussy Riot. «Сова» подчеркивала, что книгу признали экстремистской несмотря на закон, который запрещает признавать таковыми священные писания религий и их фрагментов.

В России «Свидетели Иеговы», по мнению Лункина, «заняли нишу одного из самых массовых околохристианских новых религиозных движений». Первые общины были созданы в 1920-х годах; в Советском Союзе деятельность движения была запрещена, многие его последователи были репрессированы или высланы в Среднюю Азию. Представители «Свидетелей Иеговы» говорят, что сегодня их в России более 175 тысяч.

Иллюстрация: Ольга Аверинова / Медиазона

«Деятельность однозначно будет продолжена»

«Морду в пол, работает ОМОН», — с улыбкой бормочет судебный пристав, когда Кристенсена проводят по коридору Железнодорожного районного суда Орла. Днем в понедельник суд выглядит пустынно. В невысоком здании на улице Максима Горького располагаются сразу два суда — помимо Железнодорожного, еще и Советский — и местное управление ФССП. Суды на втором этаже: налево — Железнодорожный, направо — Советский.

По версии следствия, Кристенсен был «фактическим руководителем» орловской общины «Свидетелей Иеговы», которую 14 июня 2016 года областной суд признал экстремистской и ликвидировал. Он согласовывал и координировал свои действия с «Управленческим центром», получал от него религиозную литературу и «специальные бланки для оформления отказа от медицинского вмешательства». Обвинение считает, что литературу и бланки Кристенсен распространял «в целях вовлечения в экстремистскую организацию» новых адептов. Кроме того, датчанин распоряжался имуществом общины и организовывал сбор денег, уверено следствие, а также давал поручения зачислять их на банковские счета. Общая сумма составила почти 64 тысячи рублей.

«Используя свой авторитет как духовного лидера последователей "Свидетелей Иеговы" <…> Кристенсен лично определял персональный состав выступающих на религиозных богослужениях по темам, рекомендованным вышестоящими организациями, разъясняя особенности освещения тем в целях повышения психологического эффекта на окружающих <…>, убеждения их в правильности и неоспоримости действий руководителей "Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России" <…>, в том числе по побуждению разрыва родственных и семейных отношений с лицами, не являющимися последователями учения», — сказано в обвинительном заключении.

Кристенсену также вменяется организация собраний «Свидетелей». В обвинительном заключении упоминаются три встречи — 19 и 26 февраля, а также 25 мая 2017 года. Все встречи адептов проходили в «зале царств» на Железнодорожной. Так, на богослужении 19 февраля собравшиеся пели песни и молились Иегове; при этом богослужение «содержало высказывания», в которых негативно оценивались «лица, не являющиеся последователями религиозного учения, а также государственные органы и органы местного самоуправления». На такой же встрече 26 февраля обсуждалось преимущество «Свидетелей Иеговы» по отношению к другим религиям, писало следствие.

Собрание 25 мая, которое организовал Кристенсен, в итоге не состоялось — преступные действия датчанина «были пресечены» в результате обыска, с которым в «зал царства» пришли сотрудники управления ФСБ. Обыск продолжался до пяти утра следующего дня.

Дом, в котором собирались «Свидетели Иеговы», находится в частном секторе в десяти минутах ходьбы от орловского вокзала. Чтобы попасть туда, нужно свернуть в один из небольших переулков с Московской улицы, а затем спуститься по дороге из щебенки. «Зал царств» выделяется среди других домов — в отличие от них, эта небольшая одноэтажная постройка стоит в глубине участка, отгороженного коричневым забором. За ним виднеется лужайка и цветы. В день визита корреспондента «Медиазоны» в июле ворота дома были закрыты.

Адвокат Кристенсена Антон Богданов говорит, что дело строится на показаниях секретного свидетеля и видеозаписях собраний. Засекреченного свидетеля «Алексея Петровича Ермолова» (его имя полностью совпадает с именем генерала Ермолова) допросили в начале июня. Во время допроса он находился в отдельном помещении суда, присутствующие в зале могли лишь слышать его измененный голос. «Ермолов» объяснил, что начал ходить на собрания «Свидетелей Иеговы» в 2016 году. Тогда Кристенсена ему представили как старейшину по региону. На встречах ему советовали поддерживать с государством «нормальные отношения», но не сотрудничать — не участвовать в выборах и не служить в армии.

«Ермолов» в основном повторял тезисы из обвинительного заключения. По его словам, литературу «Свидетели» привозили из Белоруссии, но в 2015 году это стало затруднительным, поэтому верующим рекомендовали скачивать ее из интернета. Он упоминал, что запрещенная литература (сейчас в федеральном списке экстремистских материалов находятся более 30 брошюр и номеров журнала «Сторожевая башня») «проходила небольшую обработку, например, менялось название». «Ермолов» добавил, что орловским «Свидетелям Иеговы» рекомендовали вложить в паспорт «листик» — тот самый бланк об отказе переливать кровь. По его словам, члены общины следили за процессами по запрету «Свидетелей Иеговы» как в Орловском областном суде, так и в Верховном суде России.

«Однако вопрос о прекращении работы орловской организации никогда не обсуждался. Говорилось однозначно, что организация будет работать и дальше в любом случае, принимая, конечно, некоторые конспиративные правила», — рассказывал он глухим механическим голосом. Среди конспиративных правил были дежурства у калитки дома богослужений и на территории участка.

«Ермолов» утверждал, что участники общины общались исключительно между собой, а с членами семей, которые не были последователями «Свидетелей Иеговы», связь рекомендовалось прекратить (последователей этого учения часто упрекают в подобном). Если же «Свидетель Иеговы» решал покинуть организацию, это была «социальная смерть», говорил секретный свидетель. Такого человека считали умершим и переставали контактировать с ним.

После того как решение о запрете «Свидетелей Иеговы — Орел» вступило в силу в октябре 2016 года, вспоминал свидетель, община решила собираться как и прежде: «Говорилось, в том числе и Кристенсеном, о том, что происходящие события — показатель приближения конца света, поэтому надо наоборот с большим рвением исполнять свои религиозные обязанности».

В действительности, предполагает адвокат Антон Богданов, личность «Ермолова» ни для кого не секрет — это Олег Геннадьевич Курдюмов. «Я не свидетель, чтобы что-либо подтверждать. Исходя из нашей позиции и материалов дела, анализа видеоматериалов, видеосъемки, которая велась, мы можем с достаточной уверенностью это утверждать. Логически из материалов дела этот вывод следует», — говорит Богданов. Его ходатайство о рассекречивании «Ермолова» осталось без удовлетворения.

Имя Курдюмова упоминается в материалах дела — его допрашивали как свидетеля. «Кроме этого, как мы считаем, его допрашивали под вымышленным псевдонимом. Такое искусственное раздвоение свидетелей произошло, чтобы сбить с толку сторону защиты», — отмечает адвокат. На сайте Российской государственной библиотеки говорится, что Олег Курдюмов — автор книги «Особенности идейного противоборства Русской Православной Церкви со скопческой ересью в XIX веке (по материалам Государственного архива Орловской области)». Он также значится преподавателем истории в Орловском государственном университете имени Тургенева. На сайте вуза говорится, что Курдюмов активно участвует в «Орловском церковно-археологическом обществе» и некоммерческом партнерстве «Православное теологическое общество». На своей странице «ВКонтакте» он выкладывает мемы про исторических личностей.

За что в России запретили «Свидетелей Иеговы»?

«Управленческий центр Свидетелей Иеговы» — головную организацию адептов этого учения — Верховный суд России признал экстремистской и ликвидировал в апреле 2017 года. Отдельные местные общины признавались экстремистскими еще раньше; первой стала организация «Свидетелей Иеговы» в Таганроге, ее запретили еще в 2009 году. По уголовному делу об участии в деятельности таганрогской общины проходили 16 верующих: четверых из них обвинили в организации деятельности экстремистского сообщества, остальных 12 — в продолжении деятельности этого сообщества (части 1 и 2 статьи 282.2 УК). Кроме того, четверых «организаторов» также обвиняли в вовлечении в преступную деятельность несовершеннолетних (часть 4 статьи 150 УК).

В 2014 году Таганрогский городской суд вынес приговор по делу. Семеро человек были осуждены, получив сроки от пяти до пяти с половиной лет колонии и освобождены в связи с истечением сроков давности. Еще трое получили штрафы, суд также освободил их от уплаты. Девять человек были оправданы. Через несколько месяцев Ростовский областной суд отменил это решение и направил дело на новое рассмотрение; в 2017-м уголовное дело закрыли.

В решении Верховного суда о запрете «Управленческого центра» говорится, что на протяжении последних семи лет ежегодно устанавливаются факты экстремистской деятельности как самого «Управленческого центра», так и его структурных подразделений. Суд считает ликвидацию центра «соразмерным и необходимым» вмешательством в демократическом и правовом государстве, так как это «обеспечивает устранение нарушения прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц».

Министерство юстиции, которое выступило инициатором запрета, указывало, что материалы, которые распространяют «Свидетели Иеговы», возбуждают религиозную рознь и пропагандируют «исключительность, превосходство и неполноценность граждан по признаку их отношения к религии». «Управленческий центр», который, по версии Минюста, руководил ввозом литературы и координировал работу общин, не предпринимал никаких действий к устранению «причин и условий экстремистской деятельности».

«Управленческий центр» же настаивал, что не имеет никакого отношения к экстремистской деятельности. В организации считают, что запрет нарушает конституционные права граждан, а именно право на свободу вероисповедания и объединения. «Свидетели Иеговы» подчеркивали, что решение Верховного суда «не является оправданной мерой, не преследует легитимную цель и не является необходимой». Сразу после запрета «Свидетели Иеговы» обратились в Европейский суд по правам человека, их жалобу суд принял к рассмотрению.

«Все это в головах церковных пропагандистов»

39-летний автор блога «Библейский уголок» и иеговист с 20-летним стажем Антон Чивчалов утверждает, что у местных общин нет как такового руководителя, а старейшины занимаются только организационными вопросами. Все собрания, отмечает он, проходят по определенной программе, принятой для «Свидетелей» во всем мире. Чивчалов настаивает, что старейшины не контролируют жизнь верующих и не заставляют их прерывать связь со своими семьями.

По его словам, до конца 1990-х годов в России к «Свидетелям Иеговы» относились спокойно, однако потом началась кампания по демонизации верующих: «НТВ — это самый главный локомотив антисектантской истерии в России. Они снимают абсолютно безумные какие-то репортажи, кровь, топоры. Они показывают видеоряд, абсолютно не связанный [с нами], где люди беснуются, машут руками. И они подают это все на фоне зловещей музыки. Люди профессионально работают по очернению верующих», — настаивает Чивчалов. На самом деле, продолжает он, никаких «ужасов» нет: ни отбора недвижимости, ни разрушения семей.

То же самое Чивчалов говорит и о запрете на переливание крови. Он объясняет, что это «древний запрет», однако сегодня, благодаря кровезаменителям, он не мешает «Свидетелями Иеговы» лечиться. «То есть все это на словах, на антисектантских сайтах, в головах церковных пропагандистов. Ничего нету на уровне фактов. Мы лечимся с удовольствием», — заключает блогер.

Запрет «Управленческого центра» в России Чивчалов называет «многоходовкой», длившейся с 2009 года. Сначала суды стали признавать литературу «Свидетелей Иеговы» экстремистской, затем, утверждает он, силовики стали подбрасывать ее в местные общины, что стало основанием для ликвидации уже этих общин. В итоге Минюст обвинил «Управленческий центр» в том, что его руководители «не приняли достаточных мер для предотвращения хранения экстремистской литературы» и запретил всю организацию и входящие в ее структуру общины.

«Теперь на основе этого можно сажать в тюрьму всех, кто считает себя "Свидетелем Иеговы"», — заключает блогер.

Иллюстрация: Ольга Аверинова / Медиазона

Свидетели в огне

«Управленческий центр» и все местные общины попали под ликвидацию в апреле 2017 года, однако силовики развернули кампанию по их массовому преследованию только с начала 2018-го. Впрочем, религиовед Ольга Сибирева из аналитического центра «Сова» замечает, что кампания против «Свидетелей» началась еще 10 лет назад, просто велась при помощи «антиэкстремистского» законодательства. Те меры, на которые силовики пошли сейчас, Сибирева считает радикальными.

За этот год обыски у верующих прошли в десятках регионов России — от Камчатки до Белгородской области. После обысков возбуждаются уголовные дела об организации деятельности экстремистской организации (части 1 и 2 статьи 282.2 УК). Точное количество дел, расследуемых в отношении «Свидетелей Иеговы», неизвестно.

«Фабула обвинения отличается [во всех случаях] крайне незначительно. Кроме редких случаев, когда уголовное дело заводится по части 1 статьи 282 УК, возбуждение ненависти или вражды. Оба эти дела в Кабардино-Балкарии, про одного из обвиняемых писали "Такие дела". [В остальных случаях] обвинение сводится к тому, что обвиняемый или подозреваемый был членом общины "Свидетелей Иеговы", "организовывал деятельность" общины, что, как мы отлично понимаем, можно приписать любому активному верующему, участвующему в общинной жизни. В целом обвинение сводится к тому, что люди мирно исповедовали свою религию», — рассказывает сотрудник «Мемориала» Игорь Гуковский.

По словам Гуковского, дела возбуждаются преимущественного региональными управлениями Следственного комитета, но в некоторых случаях ими занимаются следователи ФСБ. Оперативным сопровождением занимается как Центр «Э» МВД, так и ФСБ. Так, в конце августа телеканал «Дождь» со ссылкой на адвоката Антона Омельченко сообщал, что в Белгороде сотрудники Центра «Э» в течение девяти месяцев через скрытую камеру в квартире наблюдали за супругами из местной общины «Свидетелей Иеговы». По словам защитника, в материалах дела против супругов «записано все, что они делали» — например, смотрели телевизор и «ругали власть».

«Вообще складывается впечатление, что ФСБ координирует начавшуюся в апреле кампанию преследования "Свидетелей Иеговы", — подчеркивает Гуковский. — Важным представляется то, что даже российские суды в ряде случаев отказываются избирать меру пресечения в виде содержания под стражей, или в апелляционной инстанции отменяют решения об избрании этой меры пресечения, переводя обвиняемых под подписку о невыезде (например, Алама Алиева из Биробиджана и Елену Попову с Камчатки) или под домашний арест (Александр Соловьев из Перми). Также под домашний арест был переведен уфимец Анатолий Вилиткевич, который до этого провел в СИЗО более двух месяцев».

13 октября суд в Оренбурге тоже изменил меру пресечения трем «Свидетелям Иеговы» — их выпустили из СИЗО под запрет определенных действий. За несколько дней до этого двоих верующих из Полярного Мурманской области перевели из СИЗО под домашний арест. 61-летний Виктор Трофимов и 44-летний Роман Маркин находились под стражей с апреля.

Гранаты и осколки

«Самым диким» случаем преследования «Свидетелей Иеговы» Игорь Гуковский называет помещение под стражу инвалида II группы Сергея Бритвина из города Березовский Кемеровской области. Жена Бритвина Наталья рассказывала «Настоящему времени», что силовики сначала постучали в дверь их дома, а потом стали выбивать стекла. Осколки попали Бритвиной в руки и лоб. У самого Бритвина, по словам жены, в СИЗО нет доступа к необходимым медикаментам.

«При этом он обвиняется всего лишь в членстве [в запрещенной организации]. Есть еще пенсионер Еркин под стражей из Магадана. Есть еще одна пожилая фигурантка уголовного дела — Вера Золотова из Елизово Камчатского края, которая родилась в 1946 году. К счастью, она под подпиской [о невыезде]», — рассказывает Гуковский. Тем не менее, 71-летняя пенсионерка провела два дня в изоляторе временного содержания.

От проповеди до «Аль-Каиды». Почему в России преследуют активистов мусульманского движения «Таблиги Джамаат»

Возбуждение уголовных дел сопровождается «крайне грубыми задержаниями» и избиениями при обысках, добавляет Гуковский: «Например, пенсионерке Золотовой выпилили дверь». Он сравнивает дела против «Свидетелей Иеговы» с преследованием участников «Хизб ут-Тахрир», «Таблиги джамаат» или последователей Саида Нурси (так называемых «нурсистов») — эти исламские организации также запрещены в России.

«[В этих делах] следствию не надо раскрывать какие-то реальные преступления. Им надо только доказать, что вот какие-то люди относятся к запрещенной организации. В этих условиях сверхгрубые нарушения прав человека оказываются не нужны, потому что все это элементарно доказывается и элементарно отправляется в суд. Вот такой простой способ зарабатывания "палок"», — резюмирует Гуковский.

Пока в одних регионах арестованных «Свидетелей Иеговы» переводят из СИЗО под домашний арест, в других только начинается расследование дел. 9 октября стало известно о задержании пятерых «Свидетелей Иеговы» в Кирове, среди них — 50-летний гражданин Польши Анджей Онищук. Они подозреваются по двум статьям — об организации деятельности экстремистской организации (статья 282.2 УК) и о ее финансировании (статья 282.3 УК).

Следственный комитет утверждал, что во время обысков у них изъяли две гранаты и мину. Позже «Свидетели Иеговы» рассказали подробности этих обысков. По их словам, 9 октября в Кирове силовики пришли в дом пенсионера Владимира Богомолова, который коллекционирует артефакты Великой Отечественной войны, а в прошлом был участником поисковых отрядов. Именно фрагменты небоеспособных заржавевших снарядов и изъяли следователи, настаивают в организации. Кроме того, обыск у Богомолова состоялся из-за того, что его 69-летняя супруга — единственная в семье — исповедует религию «Свидетелей Иеговы», при этом сам пенсионер не имеет к ним отношения.

На следующий день — 10 октября — стало известно о деле против «Свидетелей Иеговы» (часть 2 статьи 282.2 УК), которое возбудили в Смоленской области. Сообщалось, что 7 октября сотрудники ФСБ вместе с оперативниками Центра «Э» и бойцами СОБРа провели обыски у двух жительниц деревни Сычевка Наталии Сорокиной и Марии Трошиной. Несколько дней они не выходили на связь, а 12 октября стало известно об их аресте. После обысков в башкирском городе Дюртюли суд арестовал 31-летнего Антона Лемешева.

После того как 18-летний Владислав Росляков, вероятно, устроил взыв и стрельбу в политехническом колледже в Керчи (погиб 21 человек), «Коммерсант», не называя источники информации, утверждал, будто мать Рослякова была «Свидетельницей Иеговы», а самого его проверяют на связь с запрещенными экстремистскими организациями — украинским «Правым сектором» и УНА-УНСО.

Некоторые «Свидетели Иеговы», как Федор Чистяков из «Ноля», решили уехать из России. Более 200 человек попросили убежища в Финляндии: по словам местных властей, к августу были рассмотрены только 10 прошений и большинство из них получили отказы.

«МБХ медиа» записало рассказы четверых россиян, уехавших из-за давления на «Свидетелей Иеговы». Только один из них получил политическое убежище в Германии в 2017 году, этого решения он ждал четыре года. Остальные трое все еще ожидают решения в Германии, Финляндии и Эстонии. По словам исследовательницы Ольги Сибиревой из центра по изучению экстремизма «Сова», точное число покинувших россию адептов «Свидетелей Иеговы» сосчитать сложно.

«Свидетели Иеговы» участвуют в десятках различных судебных процессов, и не только уголовных. Так, запретив «Управленческий центр», Верховный суд также постановил конфисковать все их имущество. В связи с этим по искам прокуратуры недвижимость и земельные участки «Свидетелей Иеговы» передаются в федеральную собственность. Так, только с начала лета 2018 года «Свидетели Иеговы» лишились «залов царств» и земельных участков в Ульяновске, Белореченске, Адлере, Северске, Петрозаводске. В декабре 2017 года Сестрорецкий городской суд Ленинградской области изъял у «Свидетелей» целый комплекс зданий «Управленческого центра» в поселке Солнечном. Комплекс располагался в бывшем советском лагере, который «Свидетели» выкупили еще в 2000 году. С тех пор они построили там 14 зданий. Суд признал эту сделку недействительной. «Деловой Петербург» писал, что кадастровая стоимость собственности «Свидетелей Иеговы» оценивается в 881 млн рублей, а рыночная — около 2 млрд рублей.

Сибирева напоминает, что развернувшаяся сегодня кампания не уникальна. В СССР постоянно велась оперативная разработка «Свидетелей Иеговы». Их аресты за антисоветскую пропаганду начались еще с 1945 года. В последующие годы число арестованных верующих исчислялось сотнями. Из-за этого «Свидетели Иеговы» перешли на нелегальное положение. В 1951 году министерство государственной безопасности СССР провело операцию «Север» по массовому переселению верующих в Сибирь.

Бывший координатор руководящего комитета «Свидетелей Иеговы» в России Василий Калин вспоминал, как утром 8 апреля 1951 года в дом его семьи в украинском Ивано-Франковске «вошли военные люди с собаками». В спешке семья собрала вещи, родителям Калина «приказали подписать документ, в котором говорилось, что они отказываются быть Свидетелями Иеговы и иметь с ними что-либо общее». По словам Калина, если бы они подписали эту бумагу, силовики разрешили бы им остаться в своем доме. Однако отец Калина сказал, что «куда бы вы нас ни увезли, с нами будет наш Бог Иегова». В итоге его семья оказалась в бывшем лагере для заключенных в Иркутске и работала на кирпичном заводе.

«"Свидетели Иеговы" пережили советское время, когда их сажали в лагеря, поэтому, я думаю, они переживут и это. Какая-то часть их уже ведь находится под арестом. Просто это такая большая ошибка властей. Это очень последовательные в своей вере люди, и они точно не откажутся от своей веры. Они пойдут за решетку, они пойдут в лагеря, но верить они продолжат. Будут, наверное, ловчее маскироваться, собираться и молиться. Кого-то не поймают», — уверена Ольга Сибирева из «Совы».

Редактор: Егор Сковорода

Все материалы
Ещё 25 статей