«Экстремисты. Кто они? Во что они верят?». Начнут ли сажать «Свидетелей Иеговы» после решения Верховного суда
«Экстремисты. Кто они? Во что они верят?». Начнут ли сажать «Свидетелей Иеговы» после решения Верховного суда
Тексты
26 апреля 2017, 10:12
43103 просмотра

C сургутского офиса «Свидетелей Иеговы» снимают вывеску в связи с запретом их деятельности на территории России. Фото: Алексей Андронов / URA.RU / ТАСС

20 апреля Верховный суд принял решение о ликвидации и признании экстремистской организацией «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России». Теперь любая публичная деятельность адептов этого вероучения станет незаконной, а имущество организации будет конфисковано в пользу государства. «Медиазона» объясняет, что грозит российским «Свидетелям Иеговы».

От Александра III до Александра Коновалова

В России последователи вероучения «Свидетелей Иеговы» появились в царствование Александра III; первое упоминание об организации в России датируется 1887 годом. Вскоре в рамках миссионерского тура по Европе посетил Одессу основатель вероучения американец Чарльз Рассел; в 1913 году «Свидетели Иеговы», называвшиеся тогда «Исследователями Библии», получили официальную регистрацию в Российской империи.

К советскому периоду «Свидетели» представляли из себя достаточно большое движение, чем обратили на себя внимание властей, говорит ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН социолог религии Роман Лункин. Весной 1951 года министерство госбезопасности СССР провело операцию «Север» по массовому переселению «Свидетелей» в Сибирь и Среднюю Азию. В начале 1990-х при президенте Борисе Ельцине все депортированные последователи организации получили статус жертв политических репрессий и были реабилитированы.

С тех пор в России серьезным преследованиям или дискриминации «Свидетели Иеговы» не подвергались до 2009 года, когда началась кампания по признанию их литературы экстремистской и ликвидации региональных организаций. Министерство юстиции тогда возглавил Александр Коновалов, получивший богословское образование в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете; он занимает этот пост и сегодня.

«Многие считают, что прокуратура и Минюст вели все к Верховному суду, "накапливая" дела. Это и стало веским основанием [для подачи иска]», — рассуждает Лункин.

Руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский в беседе с «Ведомостями» предполагал, что за разгромом «Свитеделей» могут стоять силовики: «Скорее всего, за этим стоят силовики, у РПЦ не хватило бы возможностей пролоббировать такую многолетнюю кампанию. Возможно, роль сыграли чьи-то личные предрассудки и или тот факт, что "Свидетелей" безопасно гонять, поскольку они не радикализируются: они даже на митинг не пойдут, а будут вести себя как ни в чем не бывало — и это оказалось удобно. Местные прокуроры делали себе отчетность на их запрете. Однако неясно, зачем доводить дело до ликвидации».

Что именно запретил Верховный суд?

Верховный суд признал экстремистским и ликвидировал «Управленческий центр Свидетелей Иеговы» — централизованную организацию, которая выполняла административные функции. Вместе с центром под запрет попадают 395 местных общин, которые входили в состав организации.

Сколько в России «Свидетелей Иеговы»?

Сами «Свидетели Иеговы» приводят данные в 175 тысяч человек. По данным члена экспертного совета при Минюсте Романа Силантьева, это вероучение исповедуют 165 тысяч россиян.

Теперь против них будут возбуждать уголовные дела?

Возможно. Если «Свидетели», как раньше, продолжат собираться для совместной молитвы и изучения Библии — а они вряд ли откажутся от этого. Такой случай уже был в Таганроге, где суд признал экстремистской организацией местную общину. Верующие не прекратили свои собрания, и против них возбудили уголовное дело. 16 таганрогских «Свидетелей Иеговы» суд приговорил к штрафам и условным срокам.

Есть экстремизм?

Первоначально были запрещены несколько брошюр и выпусков журналов «Свидетелей Иеговы» — в федеральном списке экстремистских материалов упоминаются брошюры «Свидетели Иеговы: кто они? Во что они верят?», книга «Чему на самом деле учит Библия?», а также десятки номеров журналов «Сторожевая башня» и «Пробудитесь!». Решение об их запрете выносилось на том основании, что в этой литературе утверждается превосходство вероучения «Свидетелей Иеговы» над другими религиями, объясняет эксперт центра «Сова» Ольга Сибирева. После решений судов члены организации добровольно изымали из своих библиотек запрещенные книги и брошюры.

«Но любая религия по определению подразумевает, что если человек выбирает какую-то религию, он ее считает единственно верной — по такому же принципу можно запретить и все остальные религии, а любого верующего человека осудить как экстремиста. Запрещение брошюр было совершенно неправомерным, точно так же как и признание экстремистской организацией — эти люди не призывали к насилию, они его не приемлют. Их вероучение не предполагает насилия, и никаких признаков того, что мы обычно считаем экстремизмом, там нет. Экстремизм и "Свидетели Иеговы" — это было бы смешно, если бы не было так грустно», — говорит Сибирева.

В музее организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» в поселке Солнечное. Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

А если найду?

Согласно федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности», при запрете религиозной организации все ее имущество подлежит конфискации и обращению в пользу государства. По словам Ольги Сибиревой, речь идет о молельных домах (так называемых «Залах царства») и имуществе самого «Управленческого центра» — в частности, его филиала в поселке Солнечное под Петербургом.

«Здесь в каждом случае надо разбираться: бывает, что имущество оформлено на религиозную организацию, где-то формально собственником числится рядовой человек. Он был собственником здания и предоставлял его своей общине. В этой ситуации им может и удастся что-то сохранить», — говорит эксперт.

Член руководящего комитета «Управленческого центра» Ярослав Сивульский после окончания слушаний в Верховном суде рассказывал, что комплекс в Солнечном уже забросали камнями и побили стекла. «Из регионов мы получаем сообщения, что уже опечатывают некоторые наши богослужебные здания. Например, в Крыму прямо вчера в богослужебное здание пришла полиция, прервала встречу, опечатала зал», — говорил он.

Ты меня уважаешь?

Хотя в федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» указаны более десятка оснований для прекращения деятельности религиозной организации, в Верховном суде представители Минюста настаивали лишь на экстремистском характере работы «Свидетелей Иеговы». Они говорили, что заявления «Свидетелей Иеговы» о подброшенной запрещенной литературе свидетельствует о том, что «Управленческий центр» «не раскаивается в экстремистской деятельности», а в текстах вероучения есть «непозволительно оскорбительные способы выражения истинности их верований».

Бывший член «Свидетелей» Павел Зверев, вызванный Минюстом в суд, рассказывал, что под влиянием их литературы он «испытывал ненависть к священнослужителям православной религии».

Наконец, Минюст посчитал «циничным» тот факт, что «в литературе Свидетелей Иеговы слово "экстремистский" (применительно к литературе Свидетелей Иеговы) берется в кавычки».

Минюст также поднимал вопрос о переливании крови — «Свидетели Иеговы» последовательно отказываются от переливания цельной крови, или отдельных ее компонентов. По мнению представительницы ведомства Светланы Борисовой, этот запрет создает угрозу человеческой жизни.

Фото: Александр Артеменков/ТАСС

Карточный Зал царств

«Управленческий центр» — это централизованная организация, координирующая работу всех общин «Свидетелей Иеговы» (по данным самого центра, в России зарегистрировано 395 местных организаций). Она ведет административную работу, «как Синод в Русской православной церкви», поясняет Ольга Сибирева. При этом никакой иерархической структуры у «Свидетелей Иеговы» нет. Вместе с ликвидацией централизованной организации, то есть «Управленческого центра», должны закрыться и местные общины.

Согласно отчету центра «Сова», в 2016 году были ликвидированы пять общин «Свидетелей Иеговы» — в Старом Осколе, Белгороде, Элисте, Орле и Биробиджане; еще как минимум семь организаций получили от прокуратуры предупреждения о недопустимости экстремистской деятельности. Годом ранее экстремистской организацией признали общину в Абинске Краснодарского края, а всего в перечне Минюста фигурируют восемь региональных организаций «Свидетелей Иеговы», которые признаны экстремистскими и запрещены.

В 2004 году московскую общину «Свидетелей Иеговы» суд лишил регистрации и запретил ее деятельность. Спустя шесть лет Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе членов организации: в Страсбурге сочли решение российского суда незаконным и присудили заявителям компенсацию в 70 тысяч евро. Вскоре регистрацию возобновили.

Социолог религии Роман Лункин считает сомнительным сам механизм запрета местных общин. Первоначально, под предлогом выполнения антиэкстремистского законодательства, запрещались номера «Сторожевой башни», объясняет он. Затем запрещенную литературу находили у кого-то из членов общины или в молельном доме, хотя сами «Свидетели» настаивали на том, что ее подбрасывали силовики. В конце концов местную организацию обвиняли в распространении экстремистской литературы и на этом основании ликвидировали.

Главное правило «Свидетеля Иеговы» — не говорить о «Свидетелях Иеговы»

После решения Верховного суда любой последователь вероучения в России может стать фигурантом уголовного дела об экстремизме; повод в этом случае может быть формальным. В 2015 году в Таганроге 16 членов местной общины осудили за продолжение деятельности запрещенной судом экстремистской организации (части 1 и 2 статьи 282.2 УК) — следствие настаивало, что четверо лидеров общины, зная о запрете организации, продолжали ее деятельность.

Ольга Сибирева из «Совы» отмечает, что для возбуждения дела может быть достаточно частного разговора «Свидетеля Иеговы» о Библии, «о котором кто-то донесет», или если группа из 5-10 человек соберется вместе.

Эксперт недоумевает: «Люди, которые запрещают религиозную организацию, считают, что если они ее запретили, то верующие перестали быть верующими, у них отпала потребность в молитве, в том числе совместной, и так далее. Но верующие же не перестанут этого делать, не перестанут верить, не перестанут проповедовать, это ведь часть их миссии — распространение слова божьего так, как они считают нужным».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей