«Свидетель Пришелец. Потерпевшая Вагина». О чем шутят и на что жалуются следователи
Елизавета Пестова
«Свидетель Пришелец. Потерпевшая Вагина». О чем шутят и на что жалуются следователи
5 января 2019, 11:55
18 843

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Шутки о прокурорах, руководстве и обвиняемых-«злодеях», жалобы на переработку и дежурства по выходным — «Медиазона» изучила мемы в паблике «Коалиция следователей».

«Мы все так или иначе сталкивались с фигурой следователя в литературе и кино, поэтому нам кажется, что мы что-то о нем знаем. Однако следователю незаслуженно не повезло (или, наоборот, повезло): его художественный образ бесконечно далек от реальности», — так начинается книга «Российский следователь: профессия, призвание, повседневность» социологов Кирилла Титаева и Марии Шклярук из петербургского Института проблем правоприменения. 

Наблюдая за жизнью и работой следователей, «Медиазона» обратила внимание на паблик «Коалиция следователей» «ВКонтакте». Похожие паблики есть у всех силовых структур — Следственного комитета, прокуратуры, ФСИН, ФСБ, Нацгвардии; зачастую это закрытые группы, администраторы которых не идут на контакт с журналистами. 

Год назад внимание к сообществам силовиков «ВКонтакте» привлекло возбуждение уголовного дела в отношении создателя паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова. Осенью 2017 года у него прошел обыск по делу о нарушении неприкосновенности частной жизни (статья 137 УК), связанном с публикацией фотографий сотрудницы полиции с игрушками из секс-шопа. До этого Воронцов, бывший сотрудник МВД, скрывал свою личность, однако после возбуждения дела он рассказал «Медиазоне» о себе и своем опыте работы оперативником Центра «Э» в Москве. Обвинения Воронцову в итоге предъявлять все же не стали, а сам он плотно занялся защитой прав сотрудников МВД.

«Омбудсмен полиции» всегда носил правозащитный характер: часто там сообщалось о несправедливости в отношении рядовых сотрудников из регионов, странных приказах начальства и несправедливых приговорах полицейским. Нередко в паблике появлялись первые «сливы» о различных происшествиях. Не вызывало сомнения, что администратор и участники паблика — реальные сотрудники силовых структур.

«Коалиция следователей»  — в первую очередь юмористический паблик, у него почти 20 тысяч подписчиков, а посты собирают по несколько сотен лайков. Согласно анонимному опросу на главной странице, в котором проголосовали 794 человека, почти 33% из них — следователи Следственного комитета, еще 30% — следователи органов внутренних дел и 2,3% — следователи ФСБ. Почти 17% подписчиков признались, что они пока студенты юридического факультета. Сообщество существует с 22 декабря 2007 года — ему уже 11 лет.

«Хоть бы сгорела прокуратура! Убейте меня»

Главные темы для шуток в «Коалиции следователей» — утверждение дела в прокуратуре и дежурства в составе следственно-оперативной группы (СОГ). 

Следственно-оперативная группа состоит из дежурного следователя и оперативников полиции, которые выезжают на место происшествия и проводят там следственные действия (например, осмотр места происшествия или опрос свидетелей). Один из мемов, например, посвящен подобному дежурству после празднования Нового года — на фотографии с плачущим котенком написано: «Дежурю первого января». 

На другом видно заплаканную девушку, надпись под фото гласит: «Когда опера задержали злодея в пятницу и ушли домой, а тебе возбуждать и работать на выходные». «Злодей» — привычное в среде силовиков обозначение подозреваемого в совершении преступления.

Переработкам следователи вообще посвящают много шуток. Вот кадр из советского мультфильма про Винни-Пуха с подписью: «Выходные в полиции странный предмет, они как бы есть, и как бы их нет». Другой мем носит мистический характер и отсылает к «Звездным войнам»: «Когда меня спрашивают, как у меня хватает сил работать в следствии по несколько суток без сна — "Темная сторона силы открывает путь к таким способностям, которые многие считают… неестественными"».

В исследовании Института проблем правоприменения о российских следователях утверждается, что следователь действительно проводит на работе гораздо больше времени, «чем это предусмотрено его формальным графиком». 40% следователей дежурят несколько раз в месяц, 33% следователей работают каждые выходные.

Передача уголовного дела в прокуратуру — еще одна важная тема шуток в «Коалиции следователей». Именно прокурор утверждает результаты расследования уголовного дела и направляет его в суд; он может обнаружить в деле нарушения, не утвердить обвинительное заключение и отправить дело на доследование. Один из самых смешных мемов на эту тему — раскадровка, на который жук-навозник катит по земле коричневый шар. 

Между ним и другим жуком завязывается диалог:

— Куда ты катишь это уголовное дело?

— Прокурору.

— Но это же кусок говна!

— Все равно надо направить.

На другом популярном меме — сцена из мультфильма про Тома и Джерри. Кот читает книгу, на которой написано «том 8», и смеется вместе с товарищами. Подпись гласит: «Когда твое дело читают в прокуратуре, а в отделе тебе сказали, что это конфетка, и ты пахал над ним семь месяцев». 

В паблике обсуждают и смешные фамилии участников уголовного судопроизводства (это самая популярная ветка): «Свидетель Пришелец. Потерпевшая Вагина», — написал один из подписчиков. «По 319 (УК, оскорбление представителя власти — МЗ) — Хамов. Адвокат при нем сказала, что можно было и не расследовать, так в суд загнать», — рассказывал другой. Еще одна подписчица рассказала о руководителе следственного управления по фамилии Разбойников. «Мировой мужик», — заметила она. 

Есть еще несколько веток обсуждений в паблике: «Любимые реплики руководства в ваш адрес» и «Вопросы к следователям», но они не пользуются таким успехом. «Наш начальник (женщина) обращается к нам ласково: "Доброе утро, коррекционная школа"», — рассказала подписчица в ветке о репликах руководителей. «Солнце еще не стало, а в стране дураков уже кипит работа», — процитировал своего начальника другой участник.

В фотографиях «Коалиции» есть альбом «рабочие будни» — в основном это фотографии следователей на рабочем месте (часто рядом с несколькими томами уголовного дела). В альбоме «солянка» подобраны смешные фотографии полицейских и мемы.

Один из администраторов «Коалиции» Роман Нечаев рассказывает, что помимо паблика в интернете в одном из мессенджеров есть чат следователей: «Вот там у нас идет диалог в реальном времени, общение свободное, с юмором». Нечаев гордится тем, что он следователь Следственного комитета, а все слухи о расформировании ведомства приписывает «злым языкам». 

Другой админ паблика Алексей Золотарев добавляет, что закрытые чаты следователей есть и в Viber, и в WhatsАpp, и в Telegram. По его словам, так общаются «исключительно сотрудники». «Проверяется [это] легко при предъявлении служебного документа», — рассказывает Золотарев. Он говорит, что профессиональный юмор был у них всегда, в первую очередь, в виде «смешных картинок на наших столах и наших сейфах». 

Роман Нечаев, как и авторы «Российского следователя», отмечает, что кино и телевидение некорректно отражают работу следователей, поэтому он их не смотрит. «При обсуждении с коллегами фильмов обычно смеемся над идеями сценаристов и выдумкам режиссеров», — говорит он. 

«Следователь — женская профессия»

По данным Института проблем правоприменения, почти 72% следователей — женщины. Средний возраст следователя — 31 год, а следовательницы — 33 года. «Следователь в России — это действительно женская профессия, но отнюдь не молодежная. Возрастная структура свидетельствует о том, что это часто профессия "на всю жизнь"», — пишут социологи Кирилл Титаев и Мария Шклярук.

83% опрошенных социологами следователей на вопрос о том, в чем в первую очередь состоит их профессионализм, ответили: «Умение грамотно провести следственные действия после установления подозреваемого». Титаев и Шклярук приходят к выводу, что «в России следователь — это в первую очередь бюрократ, а не детектив», а потому «умение грамотно оформлять документы он ставит куда выше умения устанавливать преступника».

«Обширные пласты фольклора»

Один из авторов книги «Российский следователь: профессия, призвание, повседневность» социолог Кирилл Титаев обращает внимание на то, что следователей МВД в России гораздо больше, чем следователей Следственного комитета: «Следователей МВД примерно в четыре раза больше, чем следователей СК, и они расследуют 80% дел, которые расследуются в форме следствия». По сравнению со следователями СК, они гораздо больше открыты к контакту, говорит Титаев. Он предполагает, что в пабликах о полицейских буднях чаще всего речь идет именно о следователях из органов внутренних дел.

Титаев рассказывает, что следователи МВД расследуют большинство преступлений: «Кражи, грабежи, разбои, наркотики — массовые, простые, скучные, бытовые преступления». Тогда как самые громкие дела — сексуальное насилие, убийства, коррупционные преступления — обычно попадают в Следственный комитет. По его словам, у следователей МВД гораздо больше реальной работы и задач, но с точки зрения «видимости» в медиа доминирует СК. «На одно убийство в России приходится 35-40 краж. На одно должностное коррупционное зарегистрированное [преступление] приходится 400 краж или 200 наркотических. А теперь подумайте, как это выглядит в медиа», — рассуждает социолог. 

По словам Титаева, профессиональные сообщества в интернете у следователей начали появляться с конца девяностых, когда появились первые форумы: «Там есть обширные пласты фольклора и специфического профессионального арго, в том числе в юмористическом ключе». 

«Есть, например, такой форум Police-Russia, чтобы стать там участником нужно прислать скан или фотографию удостоверения, и тогда тебя "пробьют". Во многих пабликах, с которыми мы работали, было ощущение, что там, условно, пять процентов это актуальные сотрудники, и девяносто пять процентов это люди которые зашли на "поржать"», — говорит социолог. 

Титаев напоминает, что всего в России следователей Следственного комитета около 14 тысяч человек. «Из них примерно половина сидит под жесткими подписками по социальным сетям, начиная от "важняков" — следователей по особо важным делам. Там вводятся очень серьезные ограничения по такому взаимодействию. И главное: их неформально предупреждают, мол, имейте ввиду, что если мы видим, что с вашего IP прошло что-то, что можно как-то нехорошо трактовать, то это больший риск, типа "Оно вам надо? Оно того стоит?"» — рассуждает он. 

Социолог Титаев рассказывает, что работа следователя — это «работа с довольно неравномерной загрузкой». По его словам, у такого сотрудника может быть «очень много работы», но часто возникает ситуация, когда он не может ей заниматься из-за дежурства в следственно-оперативной группе, которое часто подразумевает выезд на место происшествия. «Это специфика полицейской работы во всем мире, в том числе и у следователей в России», — отмечает он.

Это приводит к тому, что у следователя есть возможности управлять своим временем, говорит Титаев: «Выезд на место происшествия — в большей части России это может быть больше 40 км по дороге, далеко. По той же Москве может быть два часа стояния в пробках. И тут ты не особо попишешь поручения и не пооформляешь уголовное дело. А почитать форумы с телефона или с планшета — почему нет?». 

Ещё 25 статей