«Мы дали отпор врагу». Иранские власти отключили страну от интернета
Давид Френкель|Александр Бородихин
«Мы дали отпор врагу». Иранские власти отключили страну от интернета
13 767

Протестующие против повышения цен на топливо в Тегеране. Фото: EPA / ТАСС

​В Иране уже несколько дней не прекращаются масштабные акции протеста против повышения цен на топливо. Когда волнениями оказались охвачены десятки городов, власти приняли решение отключить интернет в стране — и фактически это им удалось. «Медиазона» рассказывает о ходе блокировки и технологии партизанской передачи данных, которая позволяет иранцам узнавать новости в условиях тотальной цензуры.

​Бензин воспламеняется

В полночь 15 ноября официальное иранское Информационное агентство Исламской Республики (ИРНА) выпустило новость о повышении цен на бензин и введении квот на покупку топлива. Автомобилисты узнали, что теперь они могут приобретать лишь 60 литров в месяц по цене 1 500 туманов за литр (примерно 29 рублей), а сверх этого лимита бензин обойдется вдвое дороже (58 рублей).

Ситуация в стране начала резко накаляться. Хотя цены на бензин в Иране остаются одними из самых низких в мире благодаря государственным субсидиям (на это уходит больше 15% ВВП), общество очень болезненно воспринимает любые меры по регулированию топливного рынка. Так, в 2007 году введение квот на бензин привело к поджогам автозаправок и выступлениям против тогдашнего президента Махмуда Ахмадинежада. 

На этот раз бензиновые протесты, начавшиеся 15 ноября, сразу приняли ожесточенный характер. Иранцев не убедили даже официальные заверения, что доходы от продажи бензина по новым ценам пойдут на помощь малоимущим. В разных городах возмущенные водители перекрывали улицы; в Сирджане участники стихийной демонстрации подожгли заправку, в ответ одного из протестующих застрелили силовики; в Ахвазе люди оставляли автомобили на дорогах; в пригороде Тегерана перевернули машину спецслужб. Протесты охватывали города моментально: если в субботу в них были вовлечены около 50 городов, то в воскресенье — уже не менее ста, дальше — больше, причем демонстрации проходили под лозунгами против президента Хасана Рухани и аятоллы Хаменеи. Новости о сожженной статуе аятоллы Хомейни сменялись сообщениями о поджоге филиала Центрального банка. 

Amnesty International передает, что к вечеру 19 ноября на улицах 21 иранского города погибли по меньшей мере 106 протестующих; силовики используют против них огнестрельное оружие, водометы и слезоточивый газ; по официальным данным, задержаны больше тысячи человек. 

Блэкаут

Первые признаки блокировки интернета в Иране исследователи из мониторинговой организации NetBlocks заметили вечером 15 ноября. К середине субботы интернет пропал у пользователей мобильных операторов MCI, RighTel и IranCell. По словам директора организации Альпа Токера, иранским властям потребовались сутки для полной блокировки доступа; 16–19 ноября уровень обмена входящим и исходящим трафиком снижался с и без того ничтожных 7% до 4%. Аналогичные данные показывает Google

График падения трафика у иранских операторов связи. Данные сервиса Cloudflare

«Это крупнейший и самый продолжительный интернет-блэкаут в истории страны. В некоторых дата-центрах соединение остается, но у частных провайдеров все отключено, — пишет иранский твиттер-пользователь Амир Кешаварз. — Также [власти] рассылают угрозы владельцам по СМС, требуя не допустить работы VPN или прокси-приложений в самих дата-центрах».

Иранец, работающий в Европе, рассказал «Медиазоне», что сейчас единственным каналом связи с родными для него остается телефон, однако и этот способ ненадежен; во время последней беседы родители сказали, что в их городе выступления против роста цен на бензин не были особенно ожесточенными, однако «неохотно распространялись о протестах» по телефону. 

«Тук-тук! Алло, свободный мир! Я перепробовал 42 разных прокси, чтобы написать это! Миллионы иранцев лишены интернета. Вы нас слышите?»

Во время блэкаута аятолла Хаменеи твиттером пользоваться не прекратил: во вторник в соцсети появилась ссылка на его сайт с важным объявлением: «Друзья и враги должны знать: мы дали отпор врагу». Министр связи и коммуникаций Ирана Мохаммад Джавад Азери Джахроми сообщил агентству ICANA, что выключить интернет было решено «по приказу Совета безопасности», и сейчас ведутся работы «по нормализации» обстановки для возобновления работы сети; министр подчеркнул, что вводить «внутренний интернет» иранские власти не планируют. Только этим летом Джахроми, первый член правительства, родившийся после Исламской революции 1979 года, говорил о необходимости вернуть иранцам доступ к Twitter и YouTube.

Хотя власти и отрицают планы по введению «внутреннего интернета», в Иране по крайней мере с 2005 года ведутся работы по созданию Национальной информационной сети («Шома»). Проект, который президент Рухани называл «одним из ключевых компонентов независимости», разрабатывался в первую очередь для защиты от кибератак со стороны зарубежных государств (самая известная из них — Stuxnet — была использована против ядерной программы Тегерана); также с помощью новой инфраструктуры планировалось резко повысить скорость передачи данных и обеспечить перенос ключевых интернет-сервисов на территорию Ирана. Сейчас, комментируя итоги принудительного отключения исламской республики от интернета, министр связи отметил, что «инфраструктура Национальной информационной сети показала существенный прогресс» и позволила обеспечить экстренную работу банковских и прочих услуг.

Как отмечает аналитик Oracle Даг Мэдори, иранские власти со времен Зеленой революции 2009 года при необходимости прибегали либо к избирательному замедлению интернета, либо к блокировке конкретных сайтов и сервисов. За последние годы, пишет он, иранская интернет-инфраструктура стала более разнообразной, однако весь международный трафик по-прежнему проходит через мощности государственной телекоммуникационной компании TIC и Научно-исследовательского института фундаментальных наук.

Пакеты из космоса

Слово «туше» (توشه), которым на фарси называют мешок или заплечную котомку, часто мелькает в комментариях под новостями про блокировку интернета в Иране. Создатели технологии передачи данных по каналам спутникового телевидения выбрали его в качестве названия для своей разработки: пользователи записывают спутниковый сигнал через бытовую антенну-тарелку с приставкой для телевизора, а затем с помощью бесплатной программы достают скрытый в сигнале «мешок» (стандартный для цифрового видео .TS файл) с данными: новостями, фильмами или аудиозаписями. Сейчас вещание ведется через спутник Yahsat Y1B, принадлежащий компании из ОАЭ. 

Технологию запустила в 2015 году калифорнийская некоммерческая организация NetFreedom Pioneers (NFP) Мехди Яхьянежада — выходца из Ирана, защитившего докторскую по физике в американском MIT и создавшего популярную платформу Balatarin (давно заблокированный в Иране аналог Reddit). Команда разработчиков «Туше» подбирает для передачи контент — различные новостные и образовательные программы, материалы о правах женщин и ЛГБТ и других темах, запрещенных для публичного обсуждения в Иране. Координатор NFP Сара Боуэрс в интервью Forbes рассказывала, что в команде «Туше» работают в основном недавно уехавшие из страны иранцы — они хорошо знают аудиторию, для которой подбирают материалы. Многие из них поддерживают связи с близкими, оставшимися на родине, поэтому им приходится скрывать свою личность и факт работы над проектом. Финансовую сторону проекта Яхьянежад не раскрывает: по его словам, хотя NFP существует на частные и государственные средства, редакционную политику определяет только он сам и его команда.

Сайт toosheh.org, с которого можно скачать приложение для декодирования сигнала, заблокирован в Иране, однако для того, чтобы использовать технологию, достаточно однажды загрузить приложение — например, через VPN. Приставки для спутникового телевидения в Иране распространены, поэтому доступ сохраняется даже при полной блокировке интернета. Так, значительный рост пользователей отмечался во время протестов 2017-2018 годов; NFP даже пришлось объявить публичный сбор материалов, которые можно было бы включить в пакеты для трансляции.

В беседе с «Медиазоной» Яхьянежад отметил, что сейчас невозможно оценить, сколько людей пользуются «Туше» в Иране под блокировкой; предыдущие исследования показывали, что программу хотя бы по несколько раз запускали до четырех миллионов иранцев (для сравнения, аудитория Telegram в 2018 году превышала 50 млн человек — более половины населения страны). 

«Обычно мы отправляем по 5-8 гигабайт данных в день, но с начала протестов сократили объем до 2-3 гигабайт, потому что хотим облегчить процесс записи — теперь он занимает менее двух часов, — рассказывает он. — При запуске канала на экране появляются слайды, рассказывающие, что это не обычный канал, его содержимое можно записывать на USB-драйв [и декодировать] <…> Вчера из-за ситуации в Иране мы передавали обучающее видео о безопасности во время протестов, разные прокси-утилиты (мы понимаем, что интернет отключен, но у небольшого числа людей сохраняется доступ) для обхода блокировок, офлайн-версии сайтов персидской службы "Би-би-си" и "Радио Фарда" ("Радио Свобода" на фарси — МЗ), а также видео с демонстраций, которые мы сумели найти». 

На вопрос о возможности использования в Иране меш-сетей Яхьянежад отвечает отрицательно: «Я думаю, единственное реалистичное решение — актуальное для жителей приграничных районов — использовать сим-карты соседних стран». 

Редактор: Дмитрий Ткачев

Ещё 25 статей