«Нужно показать кошмар». Эксперты рассуждают о причинах обвинительного уклона в правосудии
«Нужно показать кошмар». Эксперты рассуждают о причинах обвинительного уклона в правосудии
11 декабря 2019, 10:28
7 319

Иллюстрация: Анна Макарова / 7x7

Журналисты нескольких изданий — «Четвертый сектор», 7x7 и «Версия-Саратов» — запустили проект «Обвинительные клоны», исследующий, как в России действует презумпция виновности. «Медиазона» публикует фрагмент, в котором эксперты рассуждают, почему у нас в стране сложилась система, при которой за решетку можно отправить любого.

1. Так сложилось. «Никто не хотел зла»

Директор по исследованиям Института проблем правоприменения Кирилл Титаев говорит, что заказчика как такового нет: «Система устроена так, потому что все просто так сложилось. Все вместе принятые решения не могли обеспечить другой конфигурации. Хотя ни одно из них в отдельности не было направлено на ухудшение ситуации. Никто не хотел зла. Никто не хотел, чтобы осуждались невиновные».

Основные механизмы, которые обеспечили текущую ситуацию, родились после реформы уголовного процесса и уголовного закона еще в начале 1960-х годов, говорит Титаев. Изначально процесс был выстроен грамотно, но в него быстро внесли изменения: например, выделили следствие как отдельный институт, что сильно ухудшило ситуацию. По словам эксперта, количество оправдательных приговоров стабильно падало с конца шестидесятых и вышло на уровень в 1% к началу девяностых годов. С тех пор оно упало еще в десять раз.

2. Деньги. «Система сама себя бережет. Она воюет за то, чтобы сохранить финансирование»

Система бережет себя из-за денег, считает глава юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров. В девяностые «рисовать показатели было некогда и незачем — хватало того, что происходит на улицах». Затем экономическая ситуация в стране изменилась. Преступность, говорит Федяров, пошла на спад по объективным причинам.

По логике, штаты должны были сокращаться, но все произошло ровно наоборот. Численность сотрудников системы не только не сократилась — выросла. Например, когда в 2007 году Следственный комитет «отпочковался» от прокуратуры, у него возникли собственные канцелярия, кадровая служба, бухгалтерия. Прокуроры начали «обрастать» заместителями и помощниками. В каждом районе появились следователи по особо важным делам.

«Это все — штаты и звания. Это строительство зданий, закупки, удостоверения, бланки, пошив формы. Это все — деньги. Все, с чего ты получаешь. Колоссальный бюджет, — комментирует Алексей Федяров. — А как его обосновывает "верхушка"? Вот какое огромное количество дел мы направляем в суд и рассматриваем! Представьте, что снизится количество дел, направленных в суд. Сколько народа надо будет уволить? Конечно, система сама себя бережет. Она воюет за то, чтобы сохранить финансирование штатов. А для этого нужно показать кошмар».

3. Стабильность. «Единое сообщество по доведению до обвинительного приговора»

Все элементы системы интересует один результат: чтобы приговор устоял. «Правоохранители — от оперативника до прокурора — и судьи становятся единым сообществом по выбору и доведению до обвинительного приговора "перспективных" дел без должного взаимного контроля», — говорится в книге «Правоохранительная деятельность в России», выпущенной Институтом проблем правоприменения.

Цель системы — стабильность, говорит адвокат по сложным делам Иван Хозяйкин. В качестве примера дестабилизации он приводит отмену приговора вышестоящей инстанцией. Она означает, что плохо сработал суд первой инстанции, следствие, оперативные сотрудники. «Весь громадный штат людей плохо сработал, всем минус», — резюмирует Хозяйкин.

Адвокат и бывший сотрудник полиции Дмитрий Джулай вспоминает пример из собственной практики: вместо того, чтобы вынести оправдательный приговор, его подзащитному просто дали срок, который он уже отсидел в СИЗО. Оправдать было нельзя, поскольку это перечеркнуло бы работу, проделанную всей цепочкой — операми, следователем, прокурором, судьей.

Элементы системы действуют в связке. Еще одна цитата из книги «Правоохранительная деятельность в России» в подтверждение: «Прокуратура <…> предпринимает специальные усилия, чтобы к одному и тому же судье ходил один и тот же гособвинитель, поддерживал с ним хорошие рабочие отношения. Судья и прокурор в этой ситуации не союзники и не члены одной корпорации, они просто сослуживцы, которые встречаются каждый день и заинтересованы сотрудничать, а не ссориться».

«Не забывайте, что у нас половина населения страны живет в небольших городах и сельских районах. Там рабочий коллектив, члены которого друг друга знают», — добавляет директор по исследованиям Института проблем правоприменения Кирилл Титаев.

4. Упрощение. «Если ты можешь до бесконечности упрощать шаблон работы, ты его будешь упрощать»

Хороший следователь — это кто-то вроде археолога, говорит руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова. Шаг за шагом, аккуратно и осторожно он расчищает слои, реконструируя картину преступления. Читая протоколы допросов свидетелей, он выуживает из них информацию, которая может указывать на след.

«Следователь должен идти от плоскости фрагментарных следов, проверяя их и складывая в картинку», — говорит Новикова. Однако на деле все происходит как раз наоборот: выбирается версия, а дальше все следственные действия подстраиваются под подтверждение этой версии.

Эксперт объясняет это принципом экономии издержек, к которому стремится любая система: «Если ты можешь до бесконечности упрощать шаблон работы, ты его будешь упрощать». При этом, подчеркивает Асмик Новикова, система понимает: в 80% случаев это работает, и за решетку отправляются реальные преступники. Шаблон в результате упрощается все сильнее, профессиональный взгляд замыливается, и когда следователь сталкивается с нетипичным, сложным делом, он может этого даже не увидеть и пойти проторенной дорожкой.

Затем и прокурор, и суд «съедают» плохо расследованные дела. «Зачем следствию надрываться, если ты можешь произвести минимальный набор действий и искусственным образом, не напрягаясь, собрать картину преступления?» — резюмирует Асмик Новикова.

5. Деградация. «Это люди, которые не знают ничего дальше, чем канцелярия и протоколы»

«Для нас показательно было прокурорское следствие, которое всегда считалось элитой следствия. Сейчас это не элита, а расслабленные оформители», — считает руководитель юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров.

Бывший секретарь суда Александр Эйвазов говорит, что после смены поколений судей в судебную власть пришли люди, которые имеют очень слабое представление о праве.

«Это, в лучшем случае, сотрудники аппарата суда, секретари, помощники судей. Это люди, которые не знают ничего дальше, чем канцелярия и протоколы, — говорит Эйвазов. — Они имеют дело с документацией, но не аргументируют правовую позицию как, например, прокуроры, адвокаты, общественные защитники. У того же следователя больше творчества, чем у секретаря, который через пять лет вырастает в судью, как цыпленок в бройлера».

Кто-то связывает это со съездом судей 2003 года, когда изменился курс государственной власти, говорит Эйвазов. Тогда судебную власть надо было сделать более контролируемой. Многие судьи ушли в отставку. «Остались самые "послушные"», — комментирует саратовский адвокат Елена Сергун.

6. Изолированность. «Они предпочитают плыть по течению»

«Иногда складывается ощущение, что они просто не знают, что делать, и предпочитают плыть по течению», — говорит руководитель проекта «Омбудсмен полиции», бывший полицейский Владимир Воронцов.

У нас нет более развернутого экспертного комментария к этому пункту, но с Воронцовым сложно не согласиться: кто и зачем будет ломать то, что работает? Многие годы система функционирует именно так, и до сего момента это, что называется, «прокатывало». Отдельные люди, желавшие перемен, были не в состоянии побороть государственную махину и просто уходили. А внешняя сила — общество — до текущего момента не формулировала запроса на перемены.

В результате сейчас правоохранительные органы вместе с судебной системой — это единый и при этом автономный, изолированный от общества организм, который функционирует так, а не иначе просто потому что таковы законы выживания любого организма.

Ознакомиться со всеми материалами «Обвинительного клона» и рассказать его авторам о своих историях можно на сайте проекта.

Ещё 25 статей