«Дело ФБК»: легализация политического преследования. Доклад «Агоры»
«Дело ФБК»: легализация политического преследования. Доклад «Агоры»
22 июля 2020, 9:55
59 723

Алексей Навальный во время обысков в офисе ФБК, 2019 год. Фото: Александр Земляниченко / AP / ТАСС

«Неустановленные лица» через банкоматы положили деньги на счет Фонда борьбы с коррупцией. Следствие сочло это легализацией преступных доходов. За год расследования силовики провели около 150 обысков по всей стране и заблокировали как минимум 192 счета . «Медиазона» приводит основные тезисы доклада о «деле ФБК», который подготовила Международная правозащитная группа «Агора».

Контекст

«Действия российских властей производят такое впечатление, что в любой непонятной ситуации возбуждается уголовное дело, затрагивающее оппозиционера Алексея Навального», — пишут авторы доклада, председатель «Агоры» Павел Чиков и руководитель международной практики организации Кирилл Коротеев.

Уголовное дело о легализации доходов, полученных преступным путем (статья 174 УК), было возбуждено 3 августа 2019 года в отношении «неустановленных лиц, которые, однако, заведомо знали о незаконности происхождения денег и являлись сотрудниками Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), основанного Навальным».

СК сообщил о возбуждении дела во время очередного массового митинга из-за недопуска на выборы в Мосгордуму множества оппозиционных кандидатов, часть из которых поддерживал Фонд борьбы с коррупцией.

«Хотя это не первое дело против Навального и его соратников, оно неубедительно даже на фоне предыдущих несправедливых приговоров: следствие за год не смогло ни указать фактические данные о незаконности происхождения 75 миллионов рублей, ни предложить правовую квалификацию этой незаконности», — настаивают правозащитники.

Дело

Все имеющиеся данные о предполагаемом преступлении умещаются в два абзаца постановления о возбуждении уголовного дела. Первый абзац содержит его фабулу: с 1 июня 2016 года по 31 декабря 2018 года неустановленные лица, в том числе являющиеся сотрудниками некоммерческой организации «Фонд борьбы с коррупцией», получили 75 миллионов 585 тысяч 300 рублей 21 копейку. Действовали неустановленные лица группой и по предварительному сговору, деньги получили также от неустановленных лиц. 75 миллионов рублей были получены неустановленными лицами «заведомо для них преступным путем».

Во втором абзаце говорится, что неустановленные лица внесли эту сумму (с точностью до копейки) через банкоматы на счета ФБК в Сбербанке и Альфа-банке. Эту операцию СК и считает отмыванием средств. По версии следствия, неизвестные действовали «в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению» деньгами, «маскируя связь денежных средств с преступным источником его происхождения».

Информацию о деле еще до его официального возбуждения публиковало издание «Проект», однако журналисты не предоставили правозащитникам доступ к своим материалам.

Уголовно-процессуальный кодекс предполагает, что для возбуждения уголовного дела нужны данные, которые бы указывали на преступление, однако в случае ФБК ничего подобного не было: постановление о возбуждении уголовного дела практически дословно воспроизводит рапорт, на основании которого оно возбуждено. В чем именно состояло нарушение закона, не уточняется.

«Никаких обстоятельств передачи также не указывается: ни места, ни времени, ни хотя бы приблизительного образа действий, ни примерного состава переданной валюты (очевидно, что в банкомат нельзя внести 21 копейку) — постановление настолько кратко, что не позволяет даже предположить, что передача вообще была, — перечисляют юристы. — Хотя требования УПК для возбуждения уголовного дела невысоки, даже они не были соблюдены следователем Ильюшиным».

Легализация

Сама статья 174 УК определяет легализацию («отмывание») денег как совершение операций с имуществом, заведомо приобретенным другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению. Таким образом, для такой квалификации нужно доказать не просто незаконность приобретения денег, а «заведомую» незаконность.

«Но за год, прошедший с момента возбуждения дела, никаких доказательств незаконности этих средств, как и никаких новых деталей или обвиняемых по делу не появилось. Зато было проведено около 150 обысков по всей стране и арестовано несколько сотен банковских счетов — в основном у активистов региональных штабов Навального, созданных для президентской избирательной кампании 2018 года», — подсчитали правозащитники.

Уголовное дело было передано в Главное следственное управление лично председателем СК Александром Бастрыкиным, по указанию замглавы СК Игоря Краснова им занялась группа из 21 следователя, руководил ей Рустам Габдулин, работавший (и продолжающий работать) по двум печально известным уголовным делам — «болотному» и «московскому». На многочисленные обыски у сторонников Навального в Европейский суд по правам человека подано уже более ста жалоб: заявители указывают, что не были ни подозреваемыми, ни обвиняемыми по уголовному делу. Было заблокировано как минимум 192 счета.

«Предмет обыска явно выходил за пределы расследования предполагаемого "отмывания" денег. Следователь и суд указали, что изъятию подлежат все сведения по планированию, участию и проведению публичных мероприятий. Очевидно, что такие сведения не связаны с расследованием уголовного дела в сфере экономики», — отмечают в «Агоре».

По мнению правозащитников, действия следователей не имели «ничего общего с выполнением международных стандартов или российских норм по борьбе с отмыванием денег, а — напротив — нарушают их для преследования ФБК за правомерную антикоррупционную деятельность».

Сложившаяся практика расследования уголовного дела о легализации денег предполагает расследование основного преступления, как правило — хищения, а затем уже доказывается факт «отмывания» средств.

«Агоре» не удалось обнаружить в практике российских судов ни одного уголовного дела о легализации доходов, в котором отсутствовало бы указание на основное преступление — так было и с «делом "Ив Роше"».

«Такая конструкция обвинения делала его более правдоподобным (как показано выше, не бывает обвинений в отмывании денег без обвинения в незаконности их происхождения), с другой — именно обвинение в мошенничестве разбивалось о независимый анализ — например, Европейского Суда по правам человека. Таким образом, "подчиненное" обвинение в легализации доходов, полученных преступным путем, не требовало отдельного пристального разбора», — объясняют Чиков и Коротеев.

Злоупотребление

Обвинение в отмывании доходов, по мнению авторов доклада, служит международной легитимации уголовного преследования Алексея Навального и его соратников.

«Этикетка "отмывание денег" позволяет российским властям представить борьбу с политическим противником как борьбу с признанным международным злом. Поэтому подобное расследование попадает в "слепое пятно" при рассмотрении российских практик борьбы с отмыванием денег международными группами ФАТФ и Moneyval — особенно по причине того, что их оценка фокусируется на недообнаружении отмывания и не включает ложно-положительные результаты и произвольно или политически выбранные цели», — говорится в докладе.

Таким образом, правозащитники убеждены: единственная цель следствия — преследование ФБК и соратников Навального за их политическую деятельность.

«Обыски и аресты счетов сразу после выборов были и актом возмездия, и имели эффект ограничения деятельности оппозиции: у активистов изъяли компьютеры, телефоны, носители информации, что затрудняет содержательную деятельность, а арест счетов — и финансовую деятельность, и просто повседневную жизнь», — объясняют в «Агоре». Таким же актом возмездия они считают и признание ФБК иностранным агентом в октябре 2019 года, через два месяца после возбуждения уголовного дела.

Отдельно Чиков и Коротеев останавливаются на роли Росфинмониторинга — органа, который «стал важным инструментом слежки, которую можно использовать в политических целях».

«Он хранит данные о 50 миллионах россиян и фигурирует в каждом из дел о признании НКО "иностранным агентом". Но именно на международных форумах по борьбе с отмыванием денег российские власти объявили о мерах, которые будут приняты в будущем якобы для усиления этой борьбы, а также для создания препятствий финансированию гражданской и политической оппозиционной деятельности: введение реестра платежей НКО и контроль за пожертвованиями наличными деньгами», — считают правозащитники.

Оценив действия российских властей, они приходят к выводу: государство «с опережением стремится исполнять не обязательные, а рекомендательные документы международных организаций, принятые по непрозрачной и недемократической процедуре, поскольку это позволяет бороться с оппозицией», и международные организации должны «проверить это "слепое пятно" контроля, особенно потому, что у них отсутствует демократическая подотчетность».

Рекомендации правозащитников: иностранным государствам — не помогать России в расследовании «дела ФБК», международным контролирующим организациям — обратить внимание на нарушения прав человека при злоупотреблении механизмами для борьбы с легализацией, российским властям — прекратить уголовное дело.

Полный текст доклада опубликован на сайте «Агоры».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей