Будет больше серий. Подмосковные блогеры, расследовавшие коррупцию среди полицейских, арестованы из‑за заявления инспектора ДПС
Дима Швец
Будет больше серий. Подмосковные блогеры, расследовавшие коррупцию среди полицейских, арестованы из‑за заявления инспектора ДПС
24 августа 2020, 13:21
12 412

Ян Кателевский и Александр Дорогов. Фото: Общая Газета.ру

В конце июля в Подмосковье задержали блогеров Яна Кателевского и Александра Дорогова, которые на протяжении нескольких лет своими расследованиями коррупции и откровенно издевательскими видео раздражали местных полицейских. «Медиазона» попыталась разобраться в уголовных делах, из-за которых Кателевский и Дорогов оказались в СИЗО.

«Надеемся, что это не последнее наше расследование»

Старшего инспектора 14 батальона 2 полка ДПС «Южный» Павла Горохова знают в лицо десятки тысяч людей. Он постоянный герой роликов подмосковных блогеров Яна Кателевского и Александра Дорогова, чья главная тема — нарушения силовиков в Московской области.

Их друг и единомышленник Андрей Орел, ведущий ютуб-канала «Движение» (все блогеры числятся журналистами зарегистрированного СМИ «Росдержава»), рассказывает: примерно в 2012 году из-за инспектора Горохова Дорогов лишился водительских прав, а летом 2019-го активисты заметили Горохова на службе в Раменском и решили снять про него видео.

«Во-первых — почему нет? Во-вторых, он рядом, в-третьих — он очень яркий персонаж, реагирует постоянно на камеру, контент делает, поэтому они его снимали», — объясняет Орел.

На видео Горохов действительно активно переругивается с блогерами, которые нескрываемо веселятся, указывая ему на разные мелкие нарушения: инспектор то не представлялся, то отказывался принимать заявления, то из-под формы у него виднелись трусы — Кателевский с Дороговым прекрасно знают законы и моментально замечают, если сотрудники отступают от них даже в мелочах.

Впрочем, активисты указывали и на более серьезные проблемы: например, что инспектор, «который всю жизнь проработал в ГИБДД и у которого родственники не сильно богатые, живет во дворце практически, мойкой владеет и так далее», вспоминает блогер Орел.

Словом, товарищи «проводили расследования, снимали и подсвечивали, а когда сотрудника ГИБДД подсвечивают, они все нервничают», констатирует он. К весне, когда эксцентричный инспектор Кателевскому и Дорогову поднадоел, они переключили внимание на более высокопоставленных силовиков и стали расследовать их связи с похоронным бизнесом. Но и видео, где главным героем выступал полюбившийся публике Горохов, блогеры снимать не перестали.

«Видимо, ему руководство сказало — либо ты решаешь с ними [блогерами] вопросы, либо увольняешься, и этот инспектор начал бегать по разным людям, начиная от бандитов и заканчивая депутатами, чтобы эти люди приходили к Яну и Дорогову и просили оставить Горохова в покое. В том числе, предлагали деньги, естественно», — рассказывает Орел. Он уверяет: все переговоры с блогерами велись через Дорогова и записывались, он сам слышал на записях, как Кателевский наотрез отказывался брать деньги за то, чтобы инспектор перестал появляться в видеороликах.

Сейчас, после задержания Кателевского, его канал удален — жена блогера говорит, что у него было около 300 тысяч подписчиков. Канал Дорогова пока доступен. Впрочем, друзья арестованных продолжили публиковать их ролики в ютуб-канале «Движение» — об инспекторе Горохове и о переделе похоронного бизнеса в Раменском, где конкуренты поджигают друг другу катафалки и платят за доступ к свежайшей информации об умерших.

Блогеры отмечали: руководителем городской ритуальной службы работает Дмитрий Бурмистров — судимый за пытки экс-полицейский, сын бывшего высокопоставленного милиционера Юрия Бурмистрова, ныне председателя местного совета ветеранов. В расследованиях Кателевского и Дорогова вообще фигурирует впечатляющее количество действующих и отставных силовиков и чиновников.

Для расследования о похоронном бизнесе они внедрились в чат ритуальщиков и однажды приехали к дому, откуда, как им стало известно из чата, должны были забрать тело умершего. Началась перепалка: активисты требовали, чтобы похоронные агенты объяснили, откуда они получают информацию о смертях. Орел считает, что всерьез заинтересовались его товарищами после видеоролика о руководстве подмосковной полиции «Кто крышует МВД» — в котором Кателевский, впрочем, уже утверждал, что на него и Дорогова возбуждено уголовное дело о вымогательстве по заявлению инспектора Горохова. Инициатором преследования блогер называл главу управления собственной безопасности областного МВД Рамиля Гафурова.

«Мы очень надеемся, что это не последнее наше расследование», — говорит Кателевский в конце ролика.

Примерно в начале июля Кателевский с Дороговым в своих регулярных эфирах на ютубе стали повторять, что замечают за собой слежку, что находятся по сути на нелегальном положении, не появляются дома и выходят в эфир каждый раз из нового места. На одном из видео, которое корреспондент «Медиазоны» успел посмотреть до удаления канала, блогеры включили аудиозапись разговора с бизнесменом, предупредившим, что полицейские просили его написать на Кателевского и Дорогова заявление о вымогательстве. Благодарная аудитория желала смелым активистам удачи, которых даже маячащая перспектива отправиться в СИЗО не заставила отказаться от своих антикоррупционных расследований — так продолжалось до 29 июля, пока обоих не задержали, причем в операции участвовали около 20 бойцов СОБР.

«[Они] несколько дней были в федеральном розыске. Как нашла их полиция — мы не знаем, никто не знал, где они находятся, но вот как-то вычислили. Возможно полиция применила всю мощь технических средств, — рассказывал Андрей Филин, журналист "Движения". — [Им] бросили резиновый фаллоимитатор. Для чего это было сделано — чтобы потом помоечная Baza или Mash, какие-то телеграм-каналы, которые все подмусоренные, показали: вот, смотрите, мы их взяли, а вот с чем они были взяты».

Позже он уточнял: в розыске был только Дорогов, но он об этом не знал, никакие повестки до него не доходили. По словам Филина, перед задержанием блогеры жили в доме у Хованского кладбища, где кроме них находились хозяин и его 19-летний сын, который выглядит моложе своих лет. Следователи интересовались у молодого человека, не показывали ли Кателевский или Дорогов ему порнографию — Филин думает, что силовики «пытались придумать на ровном месте новую статью».

Обидчивый инспектор и забывчивый швейцарец

Уголовных дел в отношении Кателевского и Дорогова поначалу было два. Первое, о вымогательстве в особо крупном размере, возбуждено по заявлению инспектора ДПС Горохова. По версии следствия, блогеры потребовали от него передать полтора миллиона рублей через их знакомого Дмитрия Филимонова, предпринимателя и члена общественного совета при МВД в Люберцах. Инспектор Горохов, считает СК, на это согласился, и при помощи своего знакомого бизнесмена Артема Коханого в марте организовал передачу почти всей суммы — 1,2 млн рублей. Позже полицейский увидел новые видеоролики с его участием, решил, что блогеры его обманули и написал заявление о преступлении. Андрей Орел называет Коханого и Филимонова «полубандитами», которые пытались убедить Дорогова перестать высмеивать инспектора ДПС в своих роликах; Коханый посредничество в передаче денег признает, Филимонов — нет, активисты получение каких-либо денег и даже устное на то согласие категорически отрицают.

Как объясняет адвокат Кателевского Ольга Балабанова, в делах о вымогательстве нужно доказать факт требований и угроз; по ее мнению, пока что следствию это не удалось.

«Для избрания меры пресечения следствие должно обосновать суду достаточность подозрения. В качестве доказательств причастности Яна следствие предоставило три протокола, которые оглашались в суде. Ни одно лицо не указало, что Кателевский либо Дорогов требовали деньги или угрожали; по сути, нет информации о том, что деньги до них вообще дошли и что они были в курсе каких-либо чужих переговоров, — говорит она. — Мы видим, что Горохов сам бегал и искал людей, которым бы передать деньги, он сам пытался найти выход на Кателевского и Дорогова, не они бегали за ним».

Так юрист комментирует документы, которые оглашались в судах: другие она обсуждать не может, поскольку находится под подпиской о неразглашении. По мнению Балабановой, в случае с инспектором Гороховым могла иметь место провокация — «попытка сотрудника полиции самостоятельно или, может быть, при чьем-то научении создать видимость вымогательства». Она считает, что инспектор мог действовать по указанию «серьезных лиц, которые пострадали от расследования Кателевского».

Второе дело — об уничтожении имущества из хулиганских побуждений — возбуждено только на Кателевского. По версии следствия, 31 августа 2019 года он повредил капот и зеркало заднего вида автомобиля BMW X6, принадлежащего Александру Курбатову. Инспектор Горохов проходит по этому делу свидетелем, заявление Курбатов подал через месяц после инцидента.

«Как было все на самом деле: Ян увидел Горохова, начал снимать с камерой, и тут какой-то дружбан Горохова сбил его машиной, сбил! Яна Кателевского, машиной! А сейчас ему вменяют, что он сделал вмятину на машине. Это, конечно, чудовищный пиндец, но у меня уже других слов нету», — эмоционально объясняет Филин. По данным активистов, потерпевший Курбатов проживает в Швейцарии, у него есть гражданство этой страны.

Суды и перевозки

Именно по делу о поврежденнии BMW Кателевского задержали. На следующий день, 30 июля Люберецкий городской суд Московской области отправил его под стражу, причем решение принимал судья Михаил Милушов — муж судьи Ольги Голышевой, получившей известность из-за аудиозаписи, на которой она в 2016 году обсуждала с полицейскими административный арест блогера.

Уже 7 августа Кателевский стал подозреваемым и по делу о вымогательстве; еще через неделю Московский областной суд признал, что у судьи Милушова был конфликт интересов при аресте активиста. Тогда ходатайство об аресте направили в Люберецкий суд на новое рассмотрение другой судье — Виктории Копсергеновой.

На повторное заседание 13 августа блогера привезли под внушительным конвоем бойцов ОМОН, в зале были несколько силовиков в штатском — Андрей Филин говорит, что Кателевского повсюду сопровождают сотрудники управления собственной безопасности МВД. Прокурор попросил перерыв для изучения материалов, судья согласилась, и на следующем заседании 17 августа прокурор внезапно объявил: у следствия есть переписка Кателевского с Филимоновым, из которой следует, будто бы блогер планировал уехать в США.

«Чего, *** [блин]?!» — удивился активист из клетки. Но судья не стала приобщать эту переписку: она получена в рамках расследования дела о вымогательстве, а меру пресечения в Люберецком суде избирали в рамках дела о повреждении имущества — и по нему судья Копсергенова постановила перевести Кателевского из СИЗО под домашний арест.

В перерывах того заседания блогер шутил, радовался новостям от друзей, которые поздравляли его с недавним днем рождения, и только жаловался, что плохо слышит — при задержании его ударили по уху. Предполагалось, что Кателевского из суда отвезут домой: по делу о вымогательстве он тогда находился под подпиской о невыезде. На несколько минут собравшиеся в зале суда даже поверили, что Кателевский не вернется в СИЗО: адвокаты попросили прессу и блогеров не брать у него интервью, ссылаясь на условия домашнего ареста, но такая предосторожность оказалась излишней — блогера в итоге взяли под стражу.

Ян Кателевский в зале суда. Скриншот: из видео ютуб-канала «Движение»

Но уже через несколько минут после оглашения этого решения Кателевскому объявили, что его доставят в следственный отдел в рамках дела о вымогательстве. Там блогера еще раз задержали, а через два дня, 19 августа, арестовали и по этому делу.

Все дело о поврежденной машине, полагают друзья Кателевского, нужно было силовикам только для того, чтобы появились формальные основания для задержания блогера. По их мнению, обосновать его задержание по делу о вымогательстве было бы невозможно: все переговоры с инспектором велись через Александра Дорогова, а Кателевский в них никак не участвовал.

Сам Дорогов, как выяснилось позднее, до задержания был заочно арестован по делу о вымогательстве, так что заседания по избранию ему меры пресечения не было.

Адвокат Константин Барковский говорит, что при задержании Дорогова серьезно избили — из ИВС в Лобне его подзащитного пришлось госпитализировать для обезболивающего укола, на следственных действиях он был бледен и трясся, вспоминает адвокат. Примерно десять дней Дорогова нигде не могли найти, даже в ИВС не говорили, куда его увезли, и только 17 августа выяснилось, что тот находится в СИЗО Егорьевска. Своему защитнику блогер рассказал, что его перевели туда примерно 10 августа, причем везли в одной машине с больным туберкулезом, а по прибытии отправили в камеру с заключенными, которые «выполняют негласные и жестокие указания администрации данного СИЗО», где Дорогова, по его словами, избивали минимум четверо арестантов.

«[Он] сильно хромал, держался от боли за ребра, ребра явно сильно отбиты, разорвано в клочья ухо, под левым глазом был кровоподтек, на левом плече был обширный кровоподтек, дергался левый глаз, сильно кружилась голова и так далее. Майка на нем вся была в застиранных следах от крови. Как выяснилось, после его избиения и угроз убийством его перевели в другую камеру, но до настоящего времени Дорогов находится под стражей в камере с убийцами, педофилами, психически больными людьми и другими подобными личностями», — перечисляет защитник.

Наконец, встретившись с Дороговым 20 августа, Барковский узнал, что тот стал обвиняемым по еще одному делу — о хулиганстве, совершенном группой лиц. Поводом стал инцидент, произошедший весной 2019 года — тогда Дорогов, Орел и их коллега по «Росдержаве» Павел Цыбуляк приехали в офис компании «Серконс» из-за жалобы женщины, утверждавшей, что ее уволили из организации, не выплатив зарплату, и избили. Все трое корреспондентов «Росдержавы» тоже оказались избиты, причем сотрудники «Серконса» написали на них заявления о хулиганстве.

Еще тогда, полтора года назад, блогеры предполагали, что кто-то из них может стать фигурантом уголовного дела, но прогноз этот долгое время не сбывался, напротив, Дорогов был признан потерпевшим по делу о причинении легкого вреда здоровью (статья 115 УК).

«Сейчас, когда гаишники и УСБ почувствовали, что их могут вывести на чистую воду с их незаконной деятельностью, возникло обвинение в хулиганстве, — считает адвокат Барковский. — В обвинении так и сформулировано: "… используя малозначительный повод, выразившийся в надуманной социальной несправедливости по отношению к правам работника"».

Орел думает, что в деле против блогеров сошлись интересы силовиков и ритуальщиков, к тому же подвернулся удобный потерпевший — инспектор Горохов. Дорогова на допросе спрашивали, почему он с товарищами постоянно снимали инспектора и публиковали ролики, которые «порочили честь и достоинство» полицейского, с какой целью оскорбляли его. Дорогов на эти вопросы не ответил.

Защитники блогеров дали подписку о неразглашении данных следствия и крайне осторожны в общении с прессой. Друзья арестованных пока что в отместку Горохову выкладывают те видео, что успели снять про инспектора Кателевский и Дорогов.

«Будет больше серий. А пока будут выходить эти серии — будут сниматься новые», — обещает Филин.

Редакторы: Сергей Смирнов, Дмитрий Ткачев

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей