Быстрый зов. Военкоматы отправляют призывников в армию за один день
Алла Константинова
Быстрый зов. Военкоматы отправляют призывников в армию за один день
25 декабря 2020, 8:23
39 863
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.
Почему я вижу это сообщение — и что оно значит?
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Осенью и зимой правозащитники зафиксировали всплеск сообщений о насильственном призыве в армию. В разных регионах страны призывников удерживают в военкоматах, отбирают медицинские документы и личные вещи, а на следующий день отправляют служить.

Утром 4 декабря 24-летний менеджер интернет-магазина из подмосковной Электростали Артем Бикташев на пару часов отпросился с работы и поехал в военкомат Ногинска.

С собой он взял два медицинских заключения о плоскостопии. Врачи из частной медицинской клиники зафиксировали у Бикташева «признаки продольного плоскостопия II-III степени обеих стоп», по их измерениям, угол свода его правой стопы составил 156 градусов.

Второе заключение молодому человеку пришлось получить в медико-санитарной части №21, куда его направили из военкомата. Там, по словам Бикташева, ему диагностировали II степень плоскостопия, а угол свода правой стопы, по мнению медиков, равнялся 153 градусам.

Граница степеней плоскостопия находится на отметке в 155 градусов: если угол больше, то отправлять человека на срочную службу нельзя, если меньше — можно.

Артем Бикташев. Фото: из личного архива

«Военный хирург из медкомиссии, которую проходил Артем, направил его в медчасть Электростали на дополнительное обследование», — рассказывает подруга Бикташева Елизавета Тимакова. Врач не поверил заключению платной клиники о том, что у Артема третья степень плоскостопия, освобождающая его от армии.

«Плоскостопие не лечится, и за пару месяцев угол стопы измениться не мог», — говорит она.

Артем Бикташев рассказывает, что перед походом в военкомат он проконсультировался с юристом. «Он сказал мне: "Придешь, покажешь эти два документа и скажешь, что не согласен идти в армию, напишешь заявление, а потом тебе выдадут направление на дополнительный осмотр"», — вспоминает юноша.

Вместо этого в военкомате Ногинска у него отобрали паспорт и заперли в кабинете с писарем, который начал составлять личное дело призывника.

«Я показывал медицинские документы, которые были у меня с собой, но сотрудники военкомата на них даже не смотрели, — говорит призывник. — Мои слова там вообще ничего не значили. Там же был человек, он не представился, который стал спрашивать меня, почему я не хочу служить. По его мнению, я слишком дерзко себя вел. Сказал мне: "Будешь так себя вести — отправим тебя в армию сегодняшним днем"».

Спустя пару часов Артему сказали, что действительно отправят на медицинское обследование, после которого пообещали отпустить домой.

«Посадили в чей-то личный автомобиль, — вспоминает Бикташев. — Сопровождающий велел мне "не болтать, иначе отправят в Воркуту". Привезли, как потом оказалось, в распределительный пункт, что в Железнодорожном».

Хирург и терапевт провели его осмотр за пару минут, хотя для определения плоскостопия нужно делать рентген с нагрузкой на стопы, уточняет призывник.

«Вскоре Артем мне звонит в панике: "Они поставили мне вторую степень [плоскостопия], меня отправляют служить", — вспоминает подруга призывника Елизавета. — Был конец пятницы, и его оставили в распределительном пункте до понедельника».

В тот же день в распределительном центре Железнодорожного оказался и 21-летний Владислав Люлин из Люберец, рассказывает его мать Ирина. По ее словам, испуганный сын связался с ней всего на пару секунд.

Владислав Люлин. Фото: из личного архива

«Он звонит и кричит в трубку: "У меня отбирают телефон, меня отсюда больше не выпустят!" — вспоминает она. — У Влада долихосигма, это хроническая патология кишечника. Все предыдущие годы у него была отсрочка по состоянию здоровья. А в этот призыв у него то медицинские справки теряли, то на дополнительные обследования отправляли. Он с лета все анализы сдавал да по врачам бегал. Говорил мне: "Мама, я же прав, я не пойду в армию"».

В Железнодорожный Влада привезли из военкомата Люберец, где у парня также конфисковали все личные вещи и медицинские документы, говорит Ирина Люлина.

«У него очень сильные боли в животе, он постоянно на таблетках, нужна специальная диета. — расстраивается Ирина. — Сейчас у Влада сильная температура, воспалительный процесс пошел — он мне звонит из части. Таблетки не дают, кроме "Но-Шпы", которая не помогает».

Диагностированная у Люлина долихосигма отдельно не указана среди патологий, препятствующих призыву, но, как считает адвокат молодого человека Елена Рюмина, диагноз попадает под пункт «иные заболевания кишечника», а «окончательное решение все равно выдано на откуп военным медкомиссиям, что дает простор для злоупотреблений и ошибок».

Парни плачут

Те первые декабрьские выходные в распределительном центре провели около 30 человек, вспоминает Артем Бикташев. Среди них были призывники, кого «загребли одним днем», и те, кто находился там уже около двух недель — началась дедовщина.

«Был там один "особенный", — вспоминает Бикташев. — Кричал, что он старший лейтенант и учился в военном училище. Некоторых заставляли "очки" мыть. Моральный дух это, конечно, еще сильнее подбивало»».

Ни Артему Бикташеву, ни Владиславу Люлину с родными встретиться так и не дали. Мать Люлина с мужем не пропустили дальше КПП распределительного центра. «Сказали, что у них ночью сбежал солдат, и поэтому сына мы не увидим», — вспоминает она. В понедельник обоих призывников увезли в военную школу поваров № 190 подмосковного Наро-Фоминска. Юрист Сергей Шаров,

Как показалось Бикташеву, по прибытии в военную часть многие призывники «словили дизмораль». К тому же, солдатам сделали неизвестную прививку, от которым многим стало плохо, говорит солдат.

«Мне сказали, что это от гепатита А, но другие ребята утверждают, что это прививка от коронавируса, — говорит Артем. — У меня несколько дней температура под 39, парня на соседней койке вот всю ночь рвало. Но ребята тут нормальные, знаете. Если кто-то начинает плакать или что-то еще, парни подходят, успокаивают».

Семьи обоих солдат утверждают, что в военкоматах вместе с личными вещами им не выдали медицинские документы сыновей. Бикташевы и Люлины уже обжаловали действия призывной комиссии в суде и в военной прокуратуре Московского военного округа.

«На момент судебного разбирательства решение призывной комиссии приостанавливается», — рассказывает юрист Сергей Шаров, который представляет интересы Артема Бикташева. Шаров уверен: пока решение призывной комиссии оспаривается и не вступило в силу, призывника должны допустить до судебных заседаний.

Менее оптимистично настроен Антон Щербак, юрист правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга». С момента, когда призывнику присвоят звание рядового, он потеряет шансы на освобождение из армии, говорит он.

Вирусная популярность

В ноябре правозащитная инициатива «Гражданин и Армия» сообщала о случаях призыва «одним днем» в Москве. В декабре московского активиста Сергея Запольнова насильно забрали в армию и отвезли в воинскую часть в Архангельской области.

Глава Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова публиковала информацию о нарушении правил призыва в Вологодской области, о незаконном призыве сообщали в Екатеринбурге, Белгороде и Петрозаводске. 8 декабря на сборном пункте в Москве попытался покончить с собой Владимир Ложкин.

«Сотрудники Городского сборного пункта похитили моего мужа, оказывали в отношении него физическое и психологическое насилие, угрожали его жизни и здоровью. Росгвардейцы его кинули на пол и заламывали руки, силой отобрали телефон. Офицер, отказавшийся представиться, угрожал ему физической расправой «бить буду по костям, чтобы не было видно следов, а затем закину в автобус и увезу»», — утверждала жена Ложкина, которого позже отправили служить в Тверскую область.

21-летний Илья Шестаков рассказывает «Медиазоне», что тоже порезал себе вены на сборном пункте в Москве. В сентябре он подал заявление о прохождении альтернативной гражданской службы, рассказывает Шестаков. 1 декабря его пригласили в военкомат для «уточнения документов».

Илья Шестаков. Фото: из личного архива

«Сказали, что у меня нет копии диплома и свидетельства о рождении в документах, — говорит он. — Я все и принес, но меня как будто никто не слушал. Полицейские доставили меня в сборный пункт, где мне составили липовую медкомиссию, хотя у меня не было ни результатов анализов, ничего».

По словам молодого человека, он испытывает трудности с дыханием, а также «раз в неделю-две» теряет сознание. После попытки суицида его выпустили из сборного пункта, выдав направление в психиатрическую больницу имени Кащенко.

«Но, как выяснилось, они должны были выдать мне и направление на анализы, потому что без анализов в Кащенко не принимают, — усмехается Шестаков. — Поэтому я снова в подвешенном состоянии».

Щербак из «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» советует:

«Нельзя являться в военкомат без повестки. А в самом военкомате нужно сидеть на месте, упираться, твердить: «Дайте мне решение призывной комиссии, я имею право его обжаловать». Как правило, сотрудники военкоматов опасаются применять силу, в случае сопротивления. Хотя и это не всегда помогает — доказательство тому недавний случай, когда призывника в Москве затолкали в автобус сотрудники Росгвардии».

Сообщения о насильственном призыве этой осенью поступают в «Солдатские матери» из разных регионов страны, продолжает юрист.

«Людей призывают в один день, иногда насильно удерживая на сборном пункте, — говорит он. — Обращаются и те, кому три-четыре года до этого давали отсрочку по здоровью, а в этом году призвали. Из-за эпидемиологической ситуации работа военкоматов в этом году затруднена, и они, чтобы выполнить план по призыву и получить премии, ни перед чем не останавливаются».

Массовый призыв одним днем в этот сезон связан с безнаказанностью и отсутствием уголовных дел по факту нарушений в военкоматах, считает юрист Института прав человека Арсений Левинсон. «Призывники приходят на контрольное медицинское освидетельствование, зная, что их призывная районная комиссия освободила по состоянию здоровья, — говорит он. — А на сборном пункте им объявляют, что решение об освобождении от службы отменено — и все, отбирают телефон, запирают и отправляют в воинскую часть следующим утром».

Облавы на призывников «развращают военкоматы», согласен адвокат «Апологии протеста» Александр Передрук. Он считает, что незаконный призыв в России только усугубится, если надзорные органы не станут реагировать на сообщения о нарушениях.

«Когда человека насильственным образом доставляют в военные комиссариаты, удерживают и отправляют в армию — это не что иное, как произвольное лишение свободы», — заключает адвокат.

Исправлено в 16:10. Уточнены слова Щербака о шансах на освобождение из армии и название учреждения, куда отвезли призывников.

Редактор: Дмитрий Швец

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей