Гособвинитель запросил четыре года для Оюба Титиева. Что известно о его деле
Максим Литаврин
Гособвинитель запросил четыре года для Оюба Титиева. Что известно о его деле
11 марта 2019, 11:01
1645
Читать
1 / 6

Кто такой Оюб Титиев?

Оюб Титиев — правозащитник из Курчалоя, глава центра «Мемориал» в Чечне. До этого он преподавал физкультуру и историю в школе, был спортивным тренером.

С «Мемориалом» Титиев начал сотрудничать в 2000 году, помогая собирать информацию о похищенных и убитых чеченцах как волонтер. Через два года он стал сотрудником гудермесского отделения «Мемориала». Кроме мониторинга убийств и похищений активист занимался социальными проектами вместе с комитетом «Гражданское содействие» — например, помогал пострадавшим от войны горным селам.

В 2009 году после убийства Натальи Эстемировой Титиев возглавил грозненский офис «Мемориала». Он строил работу так, чтобы в первую очередь обеспечить безопасность своих сотрудников — именно поэтому деятельность чеченских правозащитников была непубличной, а имя самого Титиева за пределами республики оставалось мало кому известным, пока 9 января прошлого года его не задержали.

Подробную биографию Титиева и историю его взаимоотношений с чеченскими властями публиковала «Медуза».

2 / 6

В чем обвиняют Титиева и на что ссылается следствие?

Обвинение, предъявленное Титиеву, звучит так: до момента своего задержания (10 часов 47 минут 9 января 2018 года) он в неустановленном месте и в неустановленное время приобрел около 207 граммов марихуаны, которые затем хранил, совершая тем самым «тяжкое преступление против здоровья населения и общественной нравственности».

Вещество хранилось в черном полиэтиленовом пакете, который лежал в другом пакете под передним сиденьем «Лады Калины» правозащитника. В таре находилось 206,9 грамм; 0,94 грамма вещества просыпалось на резиновый коврик перед сиденьем.

Экспертиз по делу было проведено немного. Физико-химическая судебная экспертиза установила, что в изъятом пакете содержится именно марихуана. На смывах с рук Титиева нашли тетрагидроканнабинол — психоактивное вещество, содержащееся в конопле. При этом срезы ногтей Титиева оказались чисты. Биологическая судебная экспертиза обнаружила волосы задержанного на скотче, которым был заклеен пакет.

Защита считает, что все экспертизы проведены с нарушениями. Так, смывы упаковывались в конверт в отсутствие адвокатов и даже самого обвиняемого и могли быть подменены. Волосы Титиева, по версии защиты, были получены так: спустя сутки после задержания его завели в кабинет в курчалоевском отделе внутренних дел, застегнули наручники за спиной и заклеили рот, обернув скотч вокруг головы. Потом полицейский приказал задержанному сдернуть ленту. Впоследствии кусочек этого скотча с волосами и был направлен эксперту. Протоколы, в которых указано, что материал был получен вместе с пакетом при задержании Титиева, оформлялись задним числом, настаивают адвокаты.

Допрошенные уже в суде по приглашению защиты представители АНО «Судебная экспертиза» отметили, что исследование марихуаны также проводилось некорректно; его результаты позволяют утверждать только, что растение, высущенные части которого якобы хранил Титиев, принадлежит к роду конопля (Саnnabis). При этом существует несколько видов конопли, и в некоторых содержание психоактивного вещества ничтожно, поэтому они не используются как наркотик.

3 / 6

Как шло следствие?

Вскоре после задержания суд арестовал Титиева, он находится под стражей до сих пор.

Пока шло следствие, глава Чечни Рамзан Кадыров не раз комментировал дело правозащитника: публично называл его сына наркоманом, высказывался против предложения уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой передать дело на федеральный уровень и напоминал, что за хранение наркотиков был неоднократно судим племянник Титиева Адам.

Меньше, чем через месяц после задержания правозащитника следственная группа, ведущая его дело, была расформирована. Этому предшествовало неудачное опознание Титиева свидетелем Амади Басхановым, который утверждал, что видел, как правозащитник курил марихуану. Титиева привели на опознание в резиновых тапочках; статисты были в уличной обуви. Адвокат Петр Заикин обратил на это внимание, обвиняемому дали переобуться; после этого Басханов сказал, что ни одного из стоящих перед мужчин ним не узнает. Следователь по фамилии Агабеков вписал это в протокол, однако уже через час подал рапорт о том, что документ был сфальсифицирован в пользу Титиева. В суде правозищтник рассказывал, как на следующий день после опознания видел на лице следователя Агабекова гематому.

Адвокат Титиева Илья Новиков настаивает, что промахи полиции на стадии следствия говорят в пользу его подзащитного. Так, следствие утверждает, что ни одна из 17 видеокамер, расположенных на пути от места задержания правозащитника до Курчалоевского ОМВД, куда его доставили силовики, в тот день не работала. Кроме того, полиция потеряла личные вещи, которые Титиев всегда носил с собой — телефоны, планшет и травматический пистолет. По версии адвоката, после задержания их оставили в отделе, не оформив изъятие, а затем попросту забыли.

4 / 6

Какова версия защиты?

На следствии и в суде Титиев излагал одну и ту же версию своего задержания. Правозащитник утверждает, что в нескольких километрах от Курчалоя его остановил наряд с нашивками ГБР — «группа быстрого реагирования». Боец ГБР в зеленой форме и металлической каске с автоматом и пистолетом попросил показать документы и открыть багажник для досмотра. Затем к багажнику подошел второй силовик, взял документы Титиева и направился к водительской двери. Правозащитник хотел последовать за ним, но его остановили; он услышал, как открывается дверь. Вскоре под сиденьем обнаружили пакет с марихуаной — Титиев предполагает, что его подбросили именно в этот момент.

Не составляя никаких протоколов и не привлекая понятых, Титиева отвезли в ОМВД по Курчалоевскому району, где проводили в кабинет начальника уголовного розыска Дени Джабраилова. Тот потребовал признаться в хранении наркотиков, угрожая возбудить уголовное дело на сына правозащитника и угрожая расправой его родственникам. Титиев ответил, что действия силовиков незаконны; тогда Джабраилов ухмыльнулся: «Будет по закону». После этого правозащитника вновь отвезли на трассу, где инсценировали второе задержание — на этот раз в нем участовали сотрудники ДПС и понятые.

Как пишет «Новая газета», в материалах по задержанию Титиева есть нестыковки. На фототаблице осмотра машины видно, что лежащий под сиденьем пакет невозможно заметить, не откинув чехол и не отодвинув само сиденье. При этом на суде сотрудники ДПС Гараев и Хутаев настаивали, что никто из них к сидению не прикасался.

«А если они к сидению не прикасались, чехол на нем не откидывали, само сидение не отодвигали, значит, физически не могли увидеть "подозрительный пакет"», — делает вывод издание.

На протяжении всего судебного следствия полицейские так и не ответили на вопрос, кто именно нашел понятых и доставил их к машине задержанного. Кроме того, ни один из сотрудников МВД не говорил, что брал в руки паспорт Титиева — по версии защиты, документ попросту забыли в РОВД после первого задержания.

5 / 6

Как вели себя свидетели на суде?

Более 50 свидетелей, вызванных в суд стороной обвинения — полицейские отдела МВД по Курчалоевскому району, куда Титиева доставили после задержания. По оценке адвоката Ильи Новикова, для дел об одном эпизоде хранения наркотиков это рекорд по числу свидетелей.

Большинство из вызванных в суд полицейских не имеют никакого отношения к задержанию правозащитника — 9 января они выполняли свои обычные обязанности и не принимали участия ни в каких следственных действиях с обвиняемым.

На вопросы адвокатов сотрудники МВД старались отвечать односложно: говорили «не помню» либо предлагали спросить у своих командиров. Один из свидетелей, Абубакар Каимов, ответил «не помню» на вопрос, нужен ли ему переводчик с чеченского на русский; он также не смог вспомнить, на каком языке давал показания следователю. Его коллега Дени Асуханов не смог ответить, носил ли он когда-либо полицейскую форму и есть ли в Курчалоевском отделе служебные автомобили.

Почти все свидетели из числа сотрудников МВД утверждали, что им неизвестно о существовании групп быстрого реагирования (ГБР). При этом адвокаты обнаружили фотографии нескольких свидетелей в камуфляжной форме с такой нашивкой. Один из них — инспектор мобильного взвода Мусип Мадаров — объяснил, что у него действительно есть такая форма, но носит он ее дома. Другой — старший патруля ДПС Алихан Гараев — попросту удалил фотографии после заседания.

«Новая газета» отмечала, что ГБР — в том числе и при Курчалоевском отделе — неоднократно упоминались официальными чеченскими СМИ, главой республиканской полиции и Рамзаном Кадыровым.

В суде также выступил свидетель Басханов — тот самый очевидец, который якобы видел, что Оюб Титиев принимает наркотики, а затем не смог опознать его на следствии. Его допрос продолжался несколько часов и был прерван из-за того, что Басханову стало нехорошо. Защитники отмечали, что свидетель находился в недвусмысленно измененном состоянии сознания; они просили судью направить его на медосвидетельствование, но получили отказ.

Басханов рассказал, что осенью 2017 года дважды видел, как пожилой мужчина курил сигарету с марихуаной на улицах Грозного. 9 января, в день задержания Титиева, года он ехал в маршрутке по Грозному, сидевший рядом молодой человек показал свидетелю со своего телефона материал «Новой газеты» о задержании Титиева. Басханов сказал, что узнает задержанного — он видел, как тот употребляет наркотики. Вечером того же дня он случайно встретил на улице знакомого следователя и рассказал тому о своем открытии. В свою очередь следователь случайно встретил на улице своего знакомого из курчалоевской полиции, коллега которого занимался делом Титиева. После этого Басханова вызвали на допрос.

В материалах дела говорится, что Басханов был дважды судим за хранение наркотиков в значительном размере и оба раза избегал реального наказания. Адвокаты уверены: это свидетельствует о его сотрудничестве с полицией.

6 / 6

 Что дальше?

Адвокаты предполагают, что приговор суда, несмотря на все доводы защиты, будет обвинительным. Новиков подчеркивал, что во время процесса судья Мадина Зайнетдинова отклонила почти все ходатайства о признании доказательств обвинения недопустимыми. Защитник считает, что суд в Чечне не может быть объективным из-за позиции Рамзана Кадырова, который публично высказывался о деле Титиева.

«Дальнейшая стратегия защиты — в прениях высказать все претензии к следствию. Кроме того, у нас есть отдельный вопрос к тому, мог ли вообще Шалинский городской суд рассматривать это дело. Верховный суд уже применял практику изъятия дела из региона в связи с тем, что оно слишком связано с местными интересами, чтобы суд мог быть независимым. Если Кадыров публично говорит, что Титиев — наркоман, какой чеченский судья посмеет занять позицию вопреки? Вряд ли можно ждать от живого человека такого акта героизма», — говорил Новиков на пресс-конференции, посвященной делу.