Суд отменил заочное решение о взыскании 1,2 млн рублей с активистки «Божьей воли» за порчу гравюр, потому что она ездила молиться о здравии
Суд отменил заочное решение о взыскании 1,2 млн рублей с активистки «Божьей воли» за порчу гравюр, потому что она ездила молиться о здравии
3 мая 2018, 20:03
777 просмотров

Бутырский районный суд Москвы отменил вынесенное заочно решение о взыскании с активистки «Божьей воли» Людмилы Есипенко 1,2 млн рублей на реставрацию поврежденных линогравюр Вадима Сидура. Об этом говорится в определении суда, которое есть в распоряжении «Медиазоны», также это подтвердила Есипенко.

В документе, отмечается, что, согласно статье 242 ГПК, заочное решение может быть отменено, если ответчик не явился на заседание по уважительной причине. Решение было вынесено 31 октября 2017 года.

«С 05.10 по 06.10 Есипенко находилась на лечении в больнице, затем в связи с ухудшением состояния здоровья до конца ноября 2017 года отсутствовала в Москве, поскольку ездила [по] святым местам молиться о здравии", — приводятся в определении суда аргменты ответчика.

Суд решил, что ответчик не явился в суд по уважительной причине, а также что Есипенко надлежащим образом не уведомили о заседании. Сама активистка говорит, что новое рассмотрение начнется ориентировочно 18 мая.

«Мы считаем недопустимым для православного христианина оплачивать реставрацию богохульств, хотя бы эта реставрация стоила бы 1 рубль — неважно, сколько она будет стоить, потому что это недопустимо, и церковь разрешает в данном случае гражданское неповиновение. Одно дело, если бы меня посадили — нужно властям послушаться, а другое дело — когда тебя заставляют оплачивать реставрацию богохульных изображений, это недопустимо», — говорит она.

Есипенко ранее в апреле написала, что узнала о том, что Бутырский суд взыскал с нее 1,2 млн рублей по иску Манежа. Есипенко в 2015 году участвовала в нападении активистов «Божьей воли» на выставку произведений искусств, показавшихся православным активистам богохульными. Она отмечала, что ее не вызывали в суд.

Весной 2016 года активистку отправили под домашний арест по обвинению в повреждении культурного объекта (часть 1 стати 243 УК), летом меру пресечения отменили, а в ноябре 2016 года дело было закрыто.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей