Процесс Савченко. Прения. Выступление защиты — Медиазона
Процесс Савченко. Прения. Выступление защиты
3 марта 2016, 10:40
12195 просмотров

Донецкий городской суд. Фото: Антон Наумлюк

В Донецком городском суде Ростовской областизакончились прения по делу украинской военнослужащей Надежды Савченко. Сама Савченко должна была произнести последнее слово, однако судья неожиданно перенес заседание. В знак простеста Савченко объявила сухую голодовку.

10:58

На прошлом заседании гособвинители попросили суд признать Надежду Савченко виновной в убийстве журналистов ВГТРК, покушении на убийство оператора российского телеканала, а также в незаконном переходе государственной границы Украины с Россией.

По версии обвинения, 17 июня 2014 года Савченко сообщила командиру батальона «Айдар» и неустановленным военнослужащим данные о месте нахождения гражданских лиц для пристрелки и их поражения. Используя полученные от нее координаты, украинские военные выпустили артиллеристские снаряды в сторону гражданских лиц. Корреспонденты ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк оказались в зоне поражения и в результате скончались от полученных ран. Их коллега Виктор Денисов и шестеро местных жителей смогли укрыться от взрывов снарядов и остались живы.

По мнению прокуроров, показания Савченко не заслуживают доверия и «не выдерживают никакой критики». Несостыковки в показаниях ополченцев и свидетелей гособвинение объясняет шоком и психологической травмой от увиденного. «Как говорил Плотницкий, для некоторых ополченцев это был первый бой. Представьте себе их состояние! Этим и объясняются некоторые неточности в показаниях. А как бы повели себя все мы на поле боя? Не думаю, что мы запомнили бы все мелочи. И кто придавал тогда значение задержанию какой-то женщины!» — сказал один из прокуроров.

Обвинение настаивает: Савченко сама якобы призналась ополченцам, что корректировала огонь. «При опросе Савченко сказала, что летчик и вела корректировку огня в тот момент. Печора снимал все на видеокамеру. Остальные ополченцы подтверждают, что она говорила, что была корректировщиком огня», — отмечают прокуроры. Они уверены, что подсудимая самостоятельно пересекла границу с Россией. «Савченко была вывезена Моисеевым из Луганска в поселок Северный. Версия, что она была вывезена неизвестными, появилась потом. Моисеев уехал, а она осталась. Что ей делать? Возвращаться — значит попасть под обстрелы, паспорта у нее нет и она решила перейти границу и так вернуться на территорию Украины», — объясняет действия подсудимой прокурор.

Вина Савченко в полном объеме подтверждается материалами дела, считают гособвинители. Вместе с тем, Россия не может судить ее за покушение на жизнь шестерых граждан Украины, а только за убийство журналистов, покушение на оператора Денисова, а также пересечение госграницы. Прокуратура запросила для Савченко 23 года колонии и штраф в размере 100 тысяч рублей.

В прениях коротко выступила и сама Надежда Савченко. Она заявила, что в ходе суда над ней была доказана вина российских телеканалов, отправляющих своих корреспондентов в «горячие точки» без подготовки, российских военных, оккупировавших территорию Украины, и даже российских властей, развязавших войну. «В этом суде была не доказана только моя вина. Я офицер украинской армии, я выполняла свой долг. Вы не имеете никакого права судить меня», — сказала она. Савченко настаивает, что она не имеет никакого отношения к гибели российских журналистов. Кроме того, она потребовала, чтобы суд вынес ей приговор не позднее, чем через две недели после конца прений. В противном случае она пообещала начать сухую голодовку. «Я невиновный человек, никаких обменов, никаких торгов, никакого затягивания времени. Я ждать не стану».

11:13

Заседание начинается. Савченко требует, чтобы ей сегодня дали слово и чтобы суд закочился сегодня. Адвокат Илья Новиков пришел в бабочке, он принес с собой тубус и ватманы. Адвокат Фейгин на месте, Полозва нет — он подойдет после обеда. Из числа прокуроров отсутствует Павел Филипчук, выступавший вчера в прениях.

— Я не понимаю, почему человек получил звездочку и так быстро уехал, — говорит Савченко.

Новиков просит у суда разрешения закрепить на аквариуме Савченко карту, чтобы иллюстрировать по ней свою речь. Судья Леонид Степаненко отказывает. Адвокат стоит за кафедрой, которую развернули в сторону телекамер.

11:22

— Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, публика! — начинает Новиков свою речь.

Он говорит о том, что дело об убийстве журналистов было возбуждено 17 июня поздним вечером, и что дело было возбуждено не только по убийству, но и по запрещенным методам ведения войны (статья 356 УК). «Речь шла о большом украинском деле. По косвенным данным мы понимаем, что дело Савченко было выделено в отдельное производтство, когда по украинскому делу было допрошено 100 тысяч свидетелей, 15 тысяч были признаны потерпевшими. Это совершенно беспрецедентная цифра, я с таким не сталкивался», — говорит защитник.

По словам Новикова, на расследовании дела Савченко сказывалось и создание в составе Следственного комитета нового управления, которое занялось расследованием украинского дела, во главе этого управления стоял генерал Дрыманов. Это управление ставило своей целью доказать, что украинская армия воюет с примненением запрещенных методов. По этому делу были заочно арестованы глава МВД Арсен Аваков, глава Днепропетровской области Игорь Коломойский и многие другие представители украинской власти.

«Большим минусом для наглядности этого дела было то, что у них не было ни одного арестованного. Заочный арест это хорошо, но недостаточно. И вот у группы следователей появилась конкретная красивая хорошая цель, первый живой обвиняемый», — говорит Новиков.

11:28

«Ни в каком деле я не встречался с таким явлением, как хвост, виляющий собакой, — замечает защитник. — Очень отчетливо влияет та информационная активность, которую по этому поводу развивают высшие представители Следственного комитета. К 9 июля, когда Маркин опубликовал пресс-релиз, была уже обозначена информационная канва этой истории. В конце июля генерал Дрыманов дал интервью "Коммерсанту", в том числе по делу Савченко. Он сказал, что ее вина подтверждается данными детализации телефона, ее собственноручными записями и показаниями ее и других лиц. Что ее целью было убийство журналистов».

«У многих из вас до сих пор может сложиться впечатление, что это до сих пор официальная точка зрения, но это не так. В конце апреля 2015 года Следственный комитет изменил квалификацию, исключив пункт "б" из статьи 105 части 2. То есть они отреклись от позиции, что журналистов убили, потому что они пресса. Уже прошли минские переговоры, были разговоры про обмены. А с середины февраля, после заявления Пескова о том, что Савченко не будет обменена и ее судьбу решит суд, следствие резко активизировалось».

Прокурор перебивает адвоката и говорит, что эти документы не исследовались в суде. Савченко кричит, что она прокуроров не перебивала и что им бы надо брать с нее пример.

11:33

Новиков продолжает:

«Экспертам был поставлен вопрос, с каких мест можно следить за перекрестком у Металлиста, и те ответили, что единственная точка — вышка. По расчетам эксперта, с верхней точки объекта можно было наблюдать, что происходило у поста ГАИ. Это сильно повлияло на следствие, было проведено два следственных эксперимента, они подтвердили эти данные. По одному из них пришли к выводу, что отличить мирную одежду от военной можно, а по другому — что отличить видеокамеру от автомата нельзя». После этого следствие отказалось от версии о том, что огонь велся именно по журналистам, и приняло версию о том, что корректировщик наводил артиллерию на мирных жителей.

«То есть группа хотела убить не журналистов, а всех мирных людей», — поясняет новую позицию следствия адвокат. «Следствие не предъявило мотива, решив, что все украинские силы — бандеровцы и каратели, и чем им еще заниматься, кроме как убийством мирных жителей. На видеозаписи (оператора ВГТРК) Денисова хорошо видно, что по дороге идет группа из нескольких лиц в гражданской одежде, происходит взрыв, и эти люди убегают в посадки. Было решено, что эти люди и Денисов были целями наводчика и корректировщика. И на предварительном слушании, и во время суда мы обращали внимание на то, что это незаконно. Это превышает юрисдикцию российского суда», — Новиков напоминает, что защита несколько раз просила исключить из обвинения пострадавших граждан Украины.

«Вчера гособвинение внезапно поменяло свою позицию. Очень хорошо, только поздно», — говорит адвокат.

11:43

«Я хотел бы сейчас остановиться на двух важнейших доказательствах алиби Савченко. Оно содержится в тех материалах, которые были приобщены к делу самим следствием», — продолжает защитник.

Он напоминает суду, что по версии следствия обстрел, в ходе которого погибли журналисты, произошел между 11 и 12 часами по местному времени, «а по более узким показаниям интервал сужается между 11:40 и 12:00». «Савченко утверждает, что момент, когда ее захватили в плен — это в районе 10:30 утра. Есть два доказательства. Первое содержится в 9 томе, суд это все знает и видел, — Новиков листает дело и достает оттуда детализацию звонков Савченко. — Согласно детализации, первый из телефонов Савченко в промежутке между 10:44 и 10:46 обслуживался двумя базовыми станциями, одна из них на улице Карла Маркса, я сейчас объясню, что это. Все данные сохраняются, какая антенна обслуживала соединения».

Адвокат объясняет, что улица Карла Маркса находится в центре Луганска. «В 10:46 происходит 3 соединения. По-видимому, телефон обслуживался именно этими антеннами. Аналогично и по другим телефонам Надежды Савченко, это все изучалось».

«Видно, что в 11:02 телефон обслуживался станцией на улице Оборонная, а дальше на улице Шевченко. Кто находится в комнате трансляции, могут посмотреть карту», — обращается адвокат к суду и журналистам.

«Мы видим, что эти телефоны обслуживаются станциями в центре Луганска», — говорит Новиков. Он показывает, что такие же станции в центре обслуживали телефон Савченко и в дальнейшем, когда она была в расположении батальона «Заря». «По делу была проведена экспертиза, которая, на мой взгляд, является крайне скандальной, и она имела целью затуманивание и попытку скрыть, что эти данные противоречат следствию. По их данным Савченко должна была в это время быть в районе Стукаловой Балки, то есть в 5 километрах от базовых станций».

11:52

Адвокат говорит, что следствие попыталось «дискредитировать данные мобильной связи» и для этого нашло экспертов, в том числе Железного. «Он дал список базовых станций компании МТС и дал общие показания, что в то время были перебои связи из-за боевых действий. Что вышки могли обслуживать не те участки. Помазан из компании "Астевит" — более интересный, он был допрошен не как свидетель, а как специалист. Единственным из его документов было удостоверение компании-подрядчика, где говорится, что он менеджер по работе с недвижимостью. А он выдал следствию данные базовых станций. Документы от этих двух лиц Маньшин передал двум экспертам и вместо того, чтобы поставить перед ними вопрос, где находились телефоны Савченко в указанное время, был поставлен вопрос: а могут ли эти вышки теоретически обслуживать абонентов, находящихся в районе Стукалвой балки? А согласитесь, это другой вопрос».

Новиков демонстрирует распечатку расположения базовых станций, это вызывает протест судьи, но адвокат говорит, что показывает «не вам, а прессе» и разворачивается в сторону камер. Адвокат напоминает, что экспертизы пришли к выводу: такая возможность теоретически была. Он говорит, что на самом деле это не так, и экспертиза просто не учитывает рельеф Луганска, который делал подобную ситуацию невозможной в принципе.

Он напоминает: специалст в зале суда говорил о вероятности 10-15% того, что были задействованы другие вышки. Так как было три соединения, у каждого вероятность 10%, в совокупности вероятность, по его словам, резко снижается до уровня, близкого к нулю.

12:10

Новиков говорит, что подобное должно было неминуемо привести к новой экспертизе, но суд отказал защите в просьбе о ней. «Это бросает опреденный след на то, как идет это дело и какой будет приговор».

«И второе алиби, которое более интересно для защиты, потому что к нему нельзя придраться, потому что оно было получено не от украинской стороны. Тут можно слышать, что это хохлы и бандеровцы, и они хотят ее спасти. Этого не прозвучало здесь в зале, но подспудно подразумевается. А второе алиби — это записи Егора Русского, он гражданин России, который взял себе такую фамилию, он уроженец города Ухта. Он снимал в тот день видео, когда взяли в плен Савченко. Это видео было изъято следствием непосредственно у Русского», — продолжает защитник.

«Все видели это видео, где Савченко вот в такой повязке», — адвокат демонстрирует повязку прессе.

Он описывает снятое Русским видео. На камере Русского, по его словам, вероятно, было сбито время. Однако на записи видны тени, отбрасываемые на дорогу.

Новиков показывает распечатку кадра, судья предлагает убрать ее, но адвокат возражает. Савченко говорит, что ей снова не дают защищаться. Судья делает ей замечание. «Уважаемый суд, я не могу согласиться, вы не должны указывать, где адвокату держать руки во время прений. Никакой демонстрации в процессуальном смысле здесь нет», — замечает Новиков.

Он говорит, что в камере было 29 файлов Русского и защита просила следствие провести по ним комплексную астрономическую экспертизу. «Эти файлы были сняты на камеру Егора Русского. Он сказал, что он никак не манипулировал камерой во время съемки. Эта камера имеет известные параметры и номирует файлы в порядке создания. В соответствии с этим возрастало время по таймеру камеры. Хотя и был сбит таймер, но по промежуткам в файлах можно было легко установить время создания каждого их них. Следствие поняло, что в тупике и оно пошло на то, что можно назвать злоупотреблением доверием научного института — ГАИШ. Туда был направлен 11-секундный отрывок с вопросом о том, можно ли по нему провести экспертизу? Конечно, был получен ответ — конечно, нельзя, там нет ни одной тени», — описывает манипуляции следствия адвокат.

12:15

«Мы подали ходатайство об исследовании всех файлов, нам отказали. В зале суда была борьба за астрономов. Мы даже не настаивали на том, чтобы суд поверил на слово нашим специалистам — это был бы перебор. Мы просили о независимой экспертизе. Единственное, что мы доказываем, это возможность этой экспертизы. Возякова провела блестящее академическое исследование», — напоминает Новиков.

«Возякова нашла по меньшей мере 4 файла из 29, которые позволили ей сделать метки, провести линии по формуле 8 класса по геометрии и 11 класса по асторономии, что позволяет с погрешностью от 15 минут до поулчаса привязаться ко времени по солнцу. Один из этих файлов был записан в 10:30, даже если удвоить или утроить погрешность, то все равно получается то самое время. А боевики говорили, что Савченко попала в плен не раньше 12:30. Потом появился еще один представитель ГАИШ Семенцов, он выступил как кентавр. Те заключения, которые он дал, в целом не выбиваются за тот интервал, о котором говорит защита. А дальше он вышел за пределы своей компетенции и начал говорить, что имел место сбой электроники камеры, что запись записана нелинейно и так далее».

Надежда #Савченко. Последний день судебного процесса

Фото опубликовано Антон Наумлюк (@antony_mon) Мар 3 2016 в 1:04 PST

12:20

Новиков говорит, что это два главных аргумента защиты. Остальные второстепенные, но и они подтверждают их версию. Адвокат рассказывает о двадцати свидетелях защиты, о том, какое они указывают время событий. «Я усвоил вчера логику обвинения, что когда показания похожи у свидетелей, то они правдивы, а когда разнятся, то значит, просто прошло много времени. А на защиту они смотрят наоборот — когда совпадают, то это сговор, а когда разнятся, то это свидетельствует о том, что они правдивы».

По словам Новикова, в показаниях боевиков совпадает указание о времени, а все остальное не совпадает. «Единственная причина, по которой сепаратисты говорят, что Савченко захвачена после 12 часов, это потому что им посоветовали так сказать», — отмечает Новиков.

Адвокат недоумевает, как все эти люди дали показания следователю на территории России. «У нас есть показания Веры Савченко, которую сестра вызывала на подмогу и просила организовать вывоз раненых пяти бойцов и Вера сказала, что связь прервалась до 10 часов. У нас есть показния самой Савченко, которая очень подробно пересказывала, где и когда она находилась».

12:33

Адвокат говорит о показаниях двух украинских бойцов, Руснака и Григорьева, которые рассказали в суде про время, когда они видели Савченко. «Григорьев видел, как ее вели, до 11 утра».

«У нас есть показания, которые давали два работника "Укртранснафта", — переходит адвокат к вопросу о вышке. — Следствие не выяснило, что это за вышка. Сначала предполагалось, что это мачта мобильной связи. Та вышка, о которой идет речь, это мачта, которая обслуживала аварийную связь нефтепровода до 2012 года». В суде выступали инженер и рабочий, который обслуживал эту вышку, напоминает Новиков. Рабочий, сказал, что поселок Металлист не виден с этой мачты. «Все, кто видел эту мачту, сходятся на том у нее такая конструкция, что первые 7 метров идет голая стальная труба. Это сделано для того, чтобы посторонние туда не забирались. Как преодолеть эти 7 метров, это большой вопрос. Нам рассказали, как это делается — подгоняется грузовик или специальная стремяка с крюками. Это не та операция, которую рекомендовано делать женщине с простреленной правой рукой».

Новиков напоминает о «втором пришествии боевика Ослосвского» в суд, который нежиданно явился в суд давать повторные показания, о которых вдруг вспомнил. «У него есть погибший друг Шатун, он крайне ценен тем, что погиб и его нельзя переспросить. В феврале 2016 года Ословский появился здесь и пояснил нам, что в те самые дни он со своим покойным другом Шатуном подходил к вышке и там стояла приставная лестница. На нее забирался Шатун и сказал, что какое хорошее место, с нее прекрасно виден перекресток у Металлиста. А потом Шатун погиб», — говорит Новиков.

12:42

«Признаю, что мы с ноября морочили голову следствию тем, был обстрел минометный или гаубичный, — кается Новиков. — Были версии у следствия сначала, что обстрел был минометный. Нас это устраивает, но мы в конце января узнали, кто проводил этот обстрел».

Он говорит, что Украина тоже ведет уголовное дело о гибели журналистов. «Опять нам немножко повезло, когда приехал свидетель Иванов и привез толстую пачку документов из моргов Луганска, а следователь приобщил их к делу», — замечает адвокат. «3 июля, когда шли боевые действия, многие организации работали в прежнем руитинном режиме и в деле в томе 6, страницы 85-86, есть постановление харьковского СБУ о проведении судебно-медицинской экспертизы. Полномочия СБУ никто не оспаривает и прекрасно видно, что из поселка Металлист поступили многочисленные убитые граждане, описание смерти которых похоже на Корнелюка. Это дается применительно к гражданам Костенькову и неизвестному мужчине в районе поселка Металлист».

«Почему это важно для нас? — уточняет он. — Обвинение возбудило дело по убийству журналистов на фоне того, что украинские войска применяли оружие по территории, где находились мирные граждане. У Савченко нет обвинения по статье 356»

Адвокат говорит, что для следствия крайне важно, что этот обстрел велся по скоплению мирных лиц. Потому что если бы обстрел велся по вооруженным лицам или технике, то он был бы целесообразным. «По гражданским стрелять из гаубиц — это как по воробьям. У нас есть доказательста, что там были военные боевики. У нас есть доказательства, что обстрел велся по военным целям, это интервью таксиста Елфимова о том, что там погибших десятки. А потом, уже как боец ополчения, он сказал, что ему показалось, что были десятки убитых. Мы обращаем внимание, что на записи Денисова один мужчина в камуфляже оттаскивает другого мужчину в камуфляже. Это доказывает, что были раненые или убитые бойцы батальона "Заря". Мы перевыполнили задачу защиты, мы доказали не только невиновность Савченко — мы сработали pro bono, доказав, что обстрел был законным. Не хорошим, конечно, но правомерным. Обстрел сепаратистов, которые стеляют по тебе, был законным действием».

12:53

Новиков напоминает, что в первончалаьной редакции показаний свидетеля Иванова рассказывалось, что в районе Металлиста шел бой, а справа от поста ГАИ был минометный пост. Так как закончились мины Иванов поехал за ними, цитирует показания Новиков. «Тот факт, что Иванов впоследствии отказался от своих слов, только усугубляет ситуацию, — говорит адвокат. — Конечно, минометы были, конечно, они стреляли. То, что огонь велся по военным объектам, мы установили достаточно хорошо».

«Еще ряд вещей. Здесь явочным порядком получилось, что мы установили несколько новых правил, которые не присутствуют в УПК. Самое главное толкование — статьи 453 УПК, что дознаватель направляет запрос в иностранную сторуктуру. И есть статья 86, о том что адвокат может использвоать все методы сбора информации. Суд посчитал, что 453 статья полностью отменяет 86-ю», — говорит адвокат и приводит примеры того, что все данные, полученные защитой в Украине, суд назвал полученными непроцессуальным путем.

«В Москве любой документ, переведенный из-за границы, приобщается. А тут суд не приобщает, дает красный свет. Вторая норма, которой не было, что документ на иностранном языке в суде не предусмотрен для приобщения. Но у нас есть переводчик. В суде это не вызывало вопросов. Мы заказали перевод, но суд отказался приобщать документ с переводом, потому что на нем не поставлена дата».

Новиков напоминает, как суд не позволил зачесть протокол допроса Савченко как свидетеля, аргументируя это защитой прав самой Савченко — поскольку во время этого допроса у нее не было адвоката. Защитник напоминает про видео, на котором следователь Маньшин берет у Савченко эти показания. «Мы предлагали это видео приобщить, на нем видно, что Маньшин 25 июня протягивает Савченко телефон, а Савченко просит разрешения к нему прикоснуться и в конце просит позвонить своей сестре».

13:03

«Я мог бы еще очень много тут говорить, в деле много несостыковок, — завершает Новиков свою речь. — Но я передам слово коллегам. У меня и коллег по этому делу завидное положение, нам не надо бороться за каждый год. Знаете, честно говоря, неинтересно. Было бы 25 — ничего не изменилось бы. Было бы 10 — не было бы лучше, было бы пять — казалось бы, мечта — то же самое».

«На вынесенный вам приговор не будет внесена апелляционная жалоба», — предупреждает он. Но это не потому, что Савченко считает себя виновной.

Новиков говорит, что суд показал себя придатком Следственного комитета. «Вы могли бы войти в историю, но мы не считаем, что Надежда имеет или имела хоть один шанс по этому делу. После слов Маркина стало ясно, что это будет показательный процесс. Вы, конечно, вынесете приговор обвинительный. И давайте, за процессом наблюдает весь мир. В зале дипломаты, сотрудники посольств, дело не останется без внимания и после приговора. Я абсолютно убежден, что в течение этого года и ближайших месяцев при поддержке дружественных нам организаций удастся добиться политического освобождения Надежды Савченко. А что касается обвинения — обвинение было фальшивым, вы это прекрасно знаете».

Суд объявляет перерыв до 14 часов.

14:26

После перерыва свое выступление в прениях начинает адвокат Николай Полозов: «Уважаемый суд, уважаемые участники процесса! Судебное следствие завершилось, я хочу подробно остановиться на наименее тяжком, но не менее драматичном обвинении по части 1 статьи 322 УК — о пересечении государственной границы Российской Федерации».

Адвокат говорит, что «весь объем обвинений обозначает только прикрытие всей спецоперации» по похищению Савченко.

«После того как Надежда Викторовна, исполняя свой воинский долг, попала в плен в так называемый батальон "Заря", она удерживалась в военкомате, как и другие украинские военные. Вещи, принадлежащие Надежде Викторовне, были похищены, и до сих пор она ими воспользоваться не смогла. Часть этих вещей была утеряна, а часть передана Следственному комитету и признана доказателсьвтами по настоящему делу. По версии следствия, спустя неделю после задержания Плотницкий 23 июня немотивированно приказал Моисеееву отпустить Савченко из плена и доставить ее в безопасное место. По их версии, таким местом оказался повеслок Северный, это в двух километрах от зала суда, где мы находимся. Чем был обусловлен выбор этого места в качестве так называемого "места освобождения Савченко", сказать сложно».

Полозов обращает внимание на показания свидетеля Мирошникова, «одного из самых одиозных свидетелей». «Он ее увидел спустя полтора часа после того, как ее оставил свидетель Моисеев, и, что характерно, Мирошников не показал, что Савченко была в мокрой одежде. То есть она пересекала границу по суше, которую контролировали представители боевиков», —говорит Полозов и добавляет, что следствие не удосужилось проверить, охранялась ли граница пограничниками.

14:29

Защитник указывает, что Мирошников якобы сам написал письмо в Следственный комитет с желанием явиться на допрос и прибыл на допрос за неделю до того, как следователь пригласил его. «К показаниям Мирошникова никакого доверия нет, — говорит Полозов. — Его следствие пыталось представить неким добрым самаритянином, доставляющим гуманитарну помощь. Возмездно при этом, он получил 25 тысяч на транспортные расходы, из которых 15 тысяч он потом якобы отдал Савченко. Он военный и был привлечен к операции прикрытия по похищению Надежды Викторовны Савченко».

14:42

«В итоге он высадил Савченко у поселка Талы, по версии обвинения, там же Савченко стала ждать попутный транспорт, — продолжает защитник. — В этом месте версию обвинения надо прервать и обратиться к показаниям самой Надежды Савченко. Согласно ее показаниям, во время удержания в военкомате батальона "Заря" о том, чтобы ее отпустить, речи не шло, это подтвержают показания сестры. 23-го ее вывели из военкомата и посадили в одну из машин. С людьми, которых она раньше не видела, одного из этих мужчин она впоследствии на суде опознала. Все бы ничего, но им оказался Павел Карпов, бывший сотрудник администрации президента, работал в управлении, которое возглавлял Владимир Юрьевич Сурков. По некоторым данным, он курирует политику на этих территориях.

Они вывезли Надежду на территорию Российской Федерации. Вывезли и передали вооруженным людям, которых Савченко не знала. Большую часть пути она провела с закрытыми глазами, всю дорогу на ней были наручники. Как она могла свободно пересечь границу? 23 числа эти вооруженные люди ее довезли до поселка Талы и пересадили в гражданский автомобиль, где были Бобро и Руденко».

Полозов пересказывает версию обвинения, по которой машину Бобро и Руденко остановили сотрудники полиции за непристегнутый ремень и, увидев Савченко без документов, позвонили сотрудникам ФСБ. «В версии следствия тут образуются зазоры, бы даже сказал провалы. Луценко и Тертышников (бойцы ГАИ — МЗ) сначала говорили, что звонили напрямую в ФСБ, потом стали утверждать, что звонили в дежурную часть». В Воронеж Савченко, по версии обвинения, вез в одиночестве сотрудник ФСБ Алексей Почечуев.

«Что характерно, человек, выступавший здесь в суде в качестве Почечуева в парике и темных очках, самим Почечуевым не являлся. Настоящий Почечуев действительно был на том перекрестке, но настоящий Почечуев остался в поселке Кантемировка, где брал позднее объяснения у Бобро и Руденко. И подпись Почечуева в объяснениях существенно отличается от подписи, данной в суде. Они повезли Савченко в Воронеж. Почечуев давал на суде ложные и абсурдные показания, что он вез Савченко в Воронеж со скорость 30-40 километров в час на автомобиле Volkswagen Touareg. Согласно показаниям Надежды Викторовны, в Воронеж ее вез не Почечуев, а группа сотрудников ФСБ с автоматами. Один из них потом в качестве Почечуева выступал в суде».

14:51

«Они отвезли ее в Воронеж, к следователю Медведеву. У него в руках был тот самый телефон Fly, который ей якобы отдал Моисеев. Ее разместили в гостинице "Евро" с как минимумом двумя вооруженными бойцами ФСБ», — рассказывает Полозов.

Он пересказывает версию обвинения, согласно которой Савченко сама добровольно заселилась в «Евро» и жила там почти неделю. Адвокат напоминает показания сотрудниц гостиницы в суде. «Они все поддерживали версию обвинения, но вышло это у них неубедительно — как врать, они не знают».

Полозов рассказывает о том, как Савченко допрашивал следователь Дмитрий Маньшин, который провел проверку ее слов на полиграфе и когда узнал, что она не врет, полностью исключил данные исследования из дела. «Маньшин также обманным путем заставил написать Савченко документы в местный ФМС, он обещал, что ей выдадут документы и отправят на родину. Здесь сотрудник ФМС лгал, что Савченко ему лично привезла документы, хотя она не могла выйти из гостиницы "Евро". Только спустя неделю Маньшин пригласил адвоката и официально допросил Надежду Викторовну».

14:55

«Похищение Савченко с территории ее страны и трусливое преследование по обвинению в пересечении границы останется позорным пятном для нашей страны. Шитое белыми никтами дело показывает некомпетентность следствия и бросает тень на целый ряд государственных органов ради непонятно каких идеалов и целей. Можно понять луганских боевиков — они бандиты, им нечего терять», — говорит защитник.

Полозов замечает, что суду и следствию было неинтересно, чем действительно занималась Савченко на территории России. «Слово Надежды Савченко как человека честного, прямолинейного, искреннего весит значительно больше, чем слова свидетелей, следователей, прокуроров», — уверен он.

Адвокат говорит, что у суда есть возможность исправить все ошибки следствия. Он призывает суд «положить конец правовому нигилизму» и оправдать Савченко по 322 статье УК.

Полозов свою речь закончил, судья объявляет пятиминутный перерыв.

15:39

К своей речи приступает адвокат Марк Фейгин: «Мои коллеги уже достаточно сказали. Но здесь есть еще ряд существенных моментов. Когда это дело начиналось, для меня было очевидно, что у России отсутствует юрисдикция». Фейгин говорит, что Россия не имеет никаких прав судить Савченко на своей территории.

Защитник обращает внимание на то, что речь идет о вооруженном конфликте в другой стране.

«Сторона обвинения заявляла о том, что Савченко вступила в преступный сговор с целью убийства мирных граждан, — говорит адвокат. — Это предполагает прямой умысел. Это означает, что с командиром батальона "Айдар" Савченко вступила в сговор и желала наступления соответствующих последствий. Мы имеем проблему в том, что сторона обвинения трактует официальные действия батальона "Айдар" как преступные деяния»

Защитник приводит документы из украинского закона о защите национальных интересов и недоумевает, почему обвинение использует такие термины как «ЛНР» и «ополчение». «Они что, являются субъектами права? На какие международные акты ссылается сторона обвинения? А она кто, Надежда Савченко? Она офицер, это ее обязанность, а не желание, защищать территориальную целостность Украины».

Фейгин рассуждает о том, что Надежда Савченко имела право участовать в конфликте, в том числе заниматься корректировкой огня как военнослужащая. «Тут прозвучало со стороны обвинения, что это территория, которая решила отделиться. Только это предполагает мирный характер, проведение референдума. А как только вы берете оружие, вы становитесь террористами. Я могу привести примеры того, как обходятся здесь с такими. Я сам был в Чечне во время войны», — говорит Фейгин.

15:44

Единственный вопрос, который тут может возникать, касается только возможного примения артиллерии по отношению к мирному населению, замечает адвокат. «Но Россия не имеет такого права — судить за то, что кто-то воюет с мирными гражданами. Поэтому дела этого не могло быть с сугубо процессуальной точки зрения», — отмечает Фейгин.

«То, что Савченко не корректировала огонь, это очевидно. Я не вижу смылса говорить о показаниях свидетелей из батальона "Заря". Савченко попала в плен до 10:46, биллинг доказывает гораздо больше, чем тысячи свидетелей», — замечает адвокат. Он добавляет, что у свидетелей из ЛНР была негативная «коннотация для отношения» к Савченко.

«Теперь о журналистах. Конкретно Волошин, Корнелюк и Денисов. Их гибель трагедия, я сам был на войне и это видел. Просто не повезло. Денисов здесь лично выступал, я ему задавал вопросы: у вас аккредитация была? Он говорит, не было», — продолжает защитник.

15:52

Фейгин переходит к вопросу о мачте, с которой Савченко якобы корректировала огонь, и объясняет, почему та не могла оказаться на этой вышке. Затем он переходит к событиям 23 июня, когда Савченко, по его словам, была вывезена сепаратистами в Россию:

«Мои коллеги уже сказали, но я хочу поговорить о мотиве. Плотницкий решил Савченко отпустить после совещания у Болотова. А ведь они знали, что она наводчица. А чего тогда вы ее отпускаете? Она же такая дерзкая, была чем-то типа командира батальона "Айдар". Она там была чем-то типа коуча, обучала людей».

«Я хочу понять мотив, а зачем Савченко пошла в Россию? — удивляется Фейгин. — Сами же пишут, что она обладает опытом Ирака, диверсионными навыками. Ну, зарезала бы она этого Моисеева в дороге. Что, ей составляло труд отвернуть голову Моисееву, пока они ехали?»

Он напоминает, что Савченко — человек, который до плена ни разу не был в России.

«Тут говорят, что она Россию не любит. А она что, состояла в каких-то русофобских организациях? Это вообще никак не доказано», — замечает адвокат.

16:04

«Теперь к статусу Савченко как депутата ПАСЕ», — продолжает Фейгин. Он говорит о том, что действует презумпция невиновности, и что Надежда Савченко не может быть лишена статуса делегата ПАСЕ. И она должна принять участие в следующей сессии организации.

«Савченко была лишена, в числе прочего, права на суд присяжных», — говорит адвокат.

Марк Фейгин просит суд оправдать Савченко.

16:18

Теперь с репликой выступает прокурор Кузнецов, который утверждает, что звонки с телефона Савченко проходили через вышки мобильной связи в Луганске и в предыдущие дни, до плена.

«Вы сейчас говорите, но вы не провели ни одной экспертизы по телефонам с представителем Украины! — возражает Савченко. — И вы не имеете права ничего об этом говорить. Я была в городе Счастье в бою и не была в Луганске. Это бред!»

Она добавляет: «Вы сидите, улыбаетесь. Вам никто даже в России не верит. Вы облажались, ребята, по полной».

В этот момент судья Леонид Степаненко неожиданно прерывает ее и объявляет, что заседание окончено. Последнее слово Савченко судья переносит на 9 марта, заседание начнется в 11:00.

16:19Савченко возмущена, она кричит, что объявляет сухую голодовку. Утром она обещала, что объявит ее, если ей не дадут сегодня сказать последнее слово.
16:25

Адвокат Новиков говорит, что это неожиданный перенос. «У меня одна идея, возможно, суд хочет возобновить судебное следствие. Так иногда бывает. Но мы подобного не ждали». Он надеется, что все завершится быстро.

Новиков говорит, что из-за объявленной Савченко сухой голодовки ее, возможно, не привезут в суд.

16:43
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей