Дело об убийстве Немцова. День третий — Медиазона
Дело об убийстве Немцова. День третий
5 октября 2016, 10:47
6285 просмотров

Московский окружной военный суд. Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

В Московском окружном военном суде допросили бывшего управляющего Bosco Cafe по делу об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова. Обвиняемыми проходят пятеро чеченцев. По версии следствия, непосредственным убийцей политика стал Заур Дадаев.

10:47

На прошлом заседании 4 октября допросили свидетеля обвинения — одного из водителей политика Бориса Немцова Сергея Агеева. Он работал с Немцовым с конца 1990-х годов. Последний раз водитель видел Немцова 26 февраля 2015, когда выполнял его поручения. В конце дня он отвез Немцова в загородный дом.

Об убийстве политика Агеев узнал от коллеги, второго водителя Немцова Дмитрия Петухова. Тому о случившемся сообщила украинская модель Анна Дурицкая.

Накануне убийства водитель не замечал слежку или какие-либо странности. Заура Дадаева он раньше не видел, а также не знал, поступали ли угрозы Немцову.

После допроса водителю и участникам процесса показали видеозаписи с камеры в ГУМе и всепогодной круглосуточной камеры телеканала ТВЦ, которая засняла Большой Москворецкий мост в момент убийства политика. На камерах в ГУМе было запечатлено, как модель Анна Дурицкая ходит по бутикам, а позже туда приходит Борис Немцов. На последних кадрах в 23:25 пара выходит из ГУМа.

Кроме того, перед вызовом присяжных в зал суда адвокат Дадаева Марк Каверзин ходатайствовал об исключении из дела протоколов осмотра гильз от 28 апреля и осмотра места происшествия от 28 февраля. По мнению адвоката, эти документы были составлены с нарушениями. Перед вынесением решения по его ходатайству адвокат просил допросить понятых, следователя и специалистов, с участием которых составляли эти документы. Прокурор возражала против просьбы адвоката. Судья пока отложил решение вопроса по этому ходатайству.

11:11

В зал завели подсудимых и пустили слушателей. Темирлан Эскерханов в «аквариуме» читает газету «Московский комсомолец», затем ее начинает читать Шадид Губашев. Тем временем Хамзат Бахаев и Анзор Губашев о чем-то разговаривают и смеются.

В зал зашел судья Юрий Житников. Сегодня допросят свидетеля Сергея Азаренко, который был управляющим Bosco Cafe.

Присяжных приглашают в зал. Судья вновь спрашивает, пытался ли с ними заговорить кто-то из участников процесса. Все присяжные молчат.

Артема Сарбашева, одного из защитников обвиняемого Анзора Губашева, сегодня не будет на заседании.

11:19

В зал приглашают свидетеля. Заходит мужчина в синем пуховике с прической, как у Немцова. Азаренко Сергей Петрович 1966 года рождения. Временно безработный.

Свидетелю объясняют его права, он показывает судье паспорт. С подсудимыми Азаренко ранее не был знаком, с потерпевшими лично — тоже. Прокурор Мария Семененко спрашивает свидетеля, где и кем он работал в феврале 2015 года. Тот рассказывает, что работал управляющим в Bosco Cafe в ГУМе.

«С Немцовым я лично не знаком, но я знаю, что это медийное лицо, когда он приходил в кафе, я его видел», — уточняет Азаренко.

Семененко интересуется обстоятельствами встреч свидетеля с политиком. «Лет шесть назад я видел его в GQ баре. И как раз в тот день, он зашел в Bosco Cafe. То есть две встречи было», — отвечает Азаренко.

11:24

«Был вечер, зашла девушка в кафе, села за столик. Я разместил ее, потом ушел в офис по работе. Спустя какое-то время вижу, сидит рядом с ней Немцов, узнал его в лицо. Это было ближе к закрытию ГУМа, он закрывается в 22:00. Сидели, ели. И перед самым закрытием они ушли», — рассказывает Азаренко о вечере 27 февраля 2015 года, когда Немцов со спутницей Анной Дурицкой зашли в Bosco Cafe.

Прокурор просит описать кафе. «Кафе внутри ГУМа, площадь небольшая, на 50 мест, буквой "п". Это такая арка, небольшой коридор, стоят диванчики... Ну, небольшое кафе. Вокруг большие стеклянные окна. Чем мы завоевали популярность: приходят попить кофе люди и посмотреть в окно, на Красную площадь. Окна очень большие, от пола — и максимально», — говорит свидетель.

— Зимой веранда работает? — спрашивает прокурор.

— Вы, наверное, говорите не про веранду, а про обзорную площадку, которая всегда работает. А веранда у нас летом работает.

— Просматриваются ли посетители с другой стороны?

— Конечно, окна же огромные.

Свидетель рассказывает про вход и выход в ГУМ.

— После убийства за мной приехали, спрашивали, чтобы я все показывал. Это была пятница или суббота.

— Как долго они сидели? — уточняет прокурор Семененко.

— Пару часов, вино пили, ели устрицы, беседовали. Ближе к 11 попросили счет.

11:27

— Видели, как уходили (Немцов и Дурицкая — МЗ)? — продолжает прокурор допрос Азаренко.

— Более того, я провожал. Я помогал куртку надеть, поболтал, пригласил на следующий день позавтракать.

— Какое у него было настроение?

— Нормальное, общительное. Я его всегда таким видел.

— У девушки?

— Тоже все... Все мирно.

— Куда они ушли?

— Выход у нас один из кафе после 22:00 — возле бара. Выходя из кафе, можно повернуть либо направо, либо налево. Они повернули налево.

— Выход на улицу, на Красную площадь?

— Совершенно верно.

— Налево — что там первое из фундаментальных сооружений, когда поворачиваешь налево?

— Если налево, это дорога вдоль ГУМа. ГУМ заканчивается, дальше храм Василия Блаженного.

— А от храма до вашего кафе как долго идти?

— Да все рядом... Не знаю даже, две-три минуты.

11:34

— Где сидел Немцов? — спрашивает Семененко.

— У самых больших окон, это самый популярный столик. По-моему, 21 номер стола.

— Что и как вам стало известно о произошедшем?

— Ну, повторяюсь, мы поговорили, я их проводил. Я пошел заниматься своей работой, закрывать кафе. Что-то делал в офисе. И через час мне позвонили друзья: «Смотри аккуратнее, там что-то произошло, убили, кажется, Бориса Ефимовича».

— В какой он был одежде?

— В серенькой куртке с капюшоном, она теплая такая. Внутри черная подкладка.

— Брюки?

— Не помню, куртку подавал, поэтому запомнилась.

— У девушки?

— Светлое что-то. Белое или бежевое.

У прокурора Марии Семененко вопросов больше нет. Допрос продолжает адвокат потерпевших Ольга Михайлова: «Выходил ли кто-то за Немцовым из кафе?».

«Нет, я их провожал, следом выходили еще девушки, которые тоже покушали... Ну, они, наверное, чуть позже выходили», — говорит Азаренко.

Адвокат выясняет у свидетеля, как расположены Ильинка, Ветошный переулок и Красная площадь. Прокурор Семененко просит рассказать подробнее про девушек, которые вышли после Немцова. По словам свидетеля, они тоже были «приятные», «навеселе».

— Имели ли они отношение к Немцову?

— Нет, у них были свои разговоры.

— Есть ли у вас камеры в кафе?

— Нет.

— Кто-нибудь к ним подходил?

— Вроде бы нет. Подходил кто-то, как охранник.

Адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев предполагал, что указанные девушки могли входить в группу наружного наблюдения от правоохранительных органов и в тот вечер следить за политиком. По мнению адвоката, девушки не были проинструктированы, что делать в случае убийства, и покинули мост, чтобы не раскрывать себя.

По данным «Росбалта», следователи не нашли двух девушек, которые стали свидетелями убийства. Следователи направляли запросы в МВД и ФСБ, чтобы выяснить, были ли они сотрудницами оперативных подразделений и вели ли слежку за политиком. Ведомства ответили, что 27 февраля 2015 года наружного наблюдения за Немцовым не было.

Свидетель убийства рассказал, что видел двух девушек в паре метров от тела Немцова.

11:45

Адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин просит своего подзащитного встать и спрашивает, видел ли свидетель его у кафе.

— Мне это лицо вообще не знакомо, — говорит Сергей Азаренко.

— Девушка, которая была в кафе, с кем-то общалась до прихода с Немцовым?

— Я этого не видел.

— Девушки, про которых вы говорили, они зашли после его спутницы или после Немцова?

— Прямо сейчас не могу вспомнить. Она просто в синем, поэтому я не понял.

— Вы ходили когда-нибудь путем от вашего кафе в сторону Ильинки, Храма Василия Блаженного. Вот до моста дойти, сколько это по времени?

— До храма 2-3 минуты, а дальше... Дальше я не ходил.

Допрос продолжает адвокат Хадисов:

— Эти две девушки, они обращали какое-то пристальное внимание на Немцова и Дурицкую?

— Нет, они были самодостаточны, были увлечены своей беседой.

— Около кафе вы видели вот этого человека? — спрашивает адвокат и показывает на подзащитного.

— Кафе на Красной площади — там очень много людей.

— А машину ZAZ там видели?

— На Красной площади? Там нет парковки.

— А какая была погода?

— Ясная, спокойная... Приятная погода. Я помню, что комфортно было.

11:51

Теперь вопросы задает адвокат Шадида Губашева Магомед Хадисов:

— Что входит в ваши обязанности?

— Администрировать, встречать, провожать гостей и так далее.

— Кто-то из ваших гостей угрожал Немцову?

— В самом кафе такого не было.

— Видели ли вы подозрительных лиц в кафе либо в окнах?

— Честно говоря, в окна не смотрел, я работал.

Защитник Темирлана Эскерханова Анна Бюрчиева спрашивает, есть ли там еще заведения. Свидетель уточняет, что на первом этаже ГУМа есть Bosco Café и Bosco Bar с другой стороны.

Адвокат Заурбек Садаханов, который защищает Хамзата Бахаева:

— Вы в момент нахождения Немцова в кафе все время были внутри помещения?

— Я был в самом кафе, но внутри у нас там есть офис, туда заходил.

— Вы описали окна большие. С улицы если через окна наблюдать ваши помещения, можно ли увидеть лицо, наблюдающее?

— Да, там все просматривается.

— А вы замечали такое?

— Там Красная площадь, всегда люди смотрят на красивые витрины, фотографируют.

— Ну, если бы подозрительное лицо в ваше окно заглядывает, вы обратите внимание?

— За время работы я уже перестал на окна смотреть.

— Вам имя Бахаев Хамзат что-то говорит?

— Нет.

— Вы его видели раньше?

— Нет.

Второй адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев спрашивает про освещение внутри кафе, еще раз узнает, увидит ли человек снаружи тех, кто внутри, при вечернем освещении. Спрашивает, сдавала ли девушка вместе с Немцовым одежду и была у Немцова куртка короткая или длинная.

Судья уточняет, есть ли еще вопросы. Шадид Губашев просит пообщаться с адвокатом. Они переговариваются.

12:02

Шадид Губашев спрашивает свидетеля, как он запомнил цвет одежды Дурицкой. Свидетель уже не помнит. Судья спрашивает, знает ли он по фамилии спутницу Немцова. Азаренко отвечает отрицательно.

Адвокат Магомед Хадисов спрашивает, знал ли он имя Дурицкой на допросе. Судья снимает вопрос.

Прокурор Семененко предлагает изучить вещественные доказательства, то есть посмотреть видеозаписи, а потом вновь задать вопросы свидетелю. Прокурор включает ноутбук, на котором показывает видеозаписи с камер на входе в ГУМ.

21:53 — в кадре Немцов. Свидетель его узнает. Он объясняет, что крутящиеся двери установлены на каждом входе в ГУМ, но по рекламе он понимает, что это вход с Ильинки.

Семененко спрашивает, можно ли через этот вход зайти в ГУМ в 22:00. Азаренко отвечает отрицательно.

Теперь прокурор показывает запись с другой камеры, на которой просматривается весь холл. В 21:53 видно, как проходит Немцов. Затем показывает запись с камеры с противоположной стороны, на которую попадает Немцов в 21:54.

12:25

Теперь прокурор демонстрирует видео с камеры, установленной на улице. В 23:25 Немцов с Дурицкой идут в сторону храма.

Семененко предлагает исследовать с участием свидетеля протокол следственного эксперимента, который проводили 26 марта с участием Азаренко.

Следственный эксперимент производился с искусственным освещением при пасмурной погоде, зачитывает документ прокурор. В нем проверяли показания Анзора Губашева в части возможности увидеть посетителей Bosco Cafe с улицы через витрину.

Вопрос следователя Азаренко: «Покажите, где сидели Немцов и Дурицкая».

Азаренко на следственном эксперименте говорил, что пара сидела за столиком рядом с витриной примерно в семи метрах от фасада ГУМа. Немцов сидел к витрине правым боком.

Статисты занимают их места, и Азаренко следует на улицу, встает в семи метрах от фасада, на улице темно, лица статистов отчетливо видны через витрину, продолжает зачитывать документ прокурор.

Итог эксперимента: с Красной площади возможно было увидеть Немцова, сидевшего за столиком кафе у витрины в ночное время.

Теперь прокурор исследует материалы эксперимента, в частности, фототаблицу. Когда ее показывают подсудимым, Дадаев активно интересуется, где сидел Немцов, где Красная площадь.

12:37

Цакаев — единственный адвокат, который заглянул в схему. Теперь он объясняет присяжным, что они могли не понять, куда именно указывают стрелки на схеме. Присяжные активно просят показать ее еще раз, смотрят вместе с Цакаевым. Прокурор Семененко просит сделать Цакаеву замечание, но судья молчит.

Затем прокурор предлагает исследовать чек пары из Bosco Cafe: шардоне, устрицы. Семененко зачитывает чек не полностью.

12:45

Адвокат Садаханов:

— Этот чек должен быть как-то заверен печатью?

— Такого требования нет, но в любой момент можно чек поднять... Все хранится, — отвечает свидетель Азаренко. Прокурор Семененко возражает адвокату, потому что такой вопрос ставит под сомнение доказательства обвинения.

— Вам есть, что скрывать? — спрашивает адвокат.

Между Садахановым и прокурором завязывается словесная перепалка. Он опять спрашивает, когда выдан чек, который исследуется.

— 28 числа (февраля — МЗ), — отвечает свидетель.

— Кому он выдан?

— Следственным органам.

— А другим выдавали?

— При расчете мы выдаем фискальный чек, но в системе сохраняется другой.

— Может ли на этом чеке стоять другая дата?

— Нет, система не даст это сделать.

12:57

Адвокат Цакаев узнает, сколько шагов нужно пройти от тротуара, чтобы дойти до стекла. Другой адвокат Дадаева Каверзин просит разрешить допросить свидетеля без присяжных. Семененко пока просит показать чек.

Судья спрашивает свидетеля, стояли ли столики на улице, когда в кафе были Немцов и Дурицкая. По словам Азаренко, столики стоят на улице круглый год.

— А шторы есть на окнах? — продолжает судья.

— Нет.

— А как расплатился Немцов?

— Не помню, но в чеке все указывается.

Судья изучает чек: оказывается, что Немцов расплатился кредитной картой.

Адвокат Садаханов снова задает вопросы о чеке — свидетель отвечает, что чек можно распечатать в любой момент и на нем отображается дата распечатывания. Адвокат разводит руками и говорит, что вопросов больше нет. Присяжные выходят из зала.

Адвокат Каверзин:

— На следствии вы давали описание Дурицкой?

— Краткое, — отвечает свидетель.

— С вашим участием проводилось опознание Дурицкой?

— Не проводилось.

— Вот сегодня оглашался следственный эксперимент. Вы до этого допрашивались по этим обстоятельствам?

— Конечно.

13:08

Адвокат Каверзин обращается к судье: «Я почему просил удалить присяжных, потому что сегодня в ходе осмотра файлов, которые мы смотрели, гособвинение задало вопрос, конкретно, опознаете ли вы на данном виде девушку, которая находилась в кафе вместе с Немцовым. Я хочу сделать заявление, что в соответствии со статьей 193 (УПК) предусматривает только одну форму: это сначала человек дает показания о человеке, которого он будет опознавать; потом приглашаются статисты. То есть четко проговорено. Фактически происходило опознание. Фактически они считают, что то, что здесь производилось, соответствует закону. Оно было проведено с нарушением, и данное доказательство прошу исключить, разъяснить присяжным, что они на данные показания не должны обращать внимание».

Теперь выступает адвокат Анна Бюрчиева. Она интересуется у свидетеля, спрашивал ли он у следователя, кто такой Губашев, когда подписывал протокол следственного эксперимента.

— Нет, — отвечает Азаренко.

— Вам озвучивали, что данный эксперимент проводится для проверки чьих-то показаний, в данном случае Губашева?

— Нет, это был просто следственный эксперимент.

Садаханов просит разрешить ему сделать заявление: «У меня есть основания полагать, что свидетель общался с обвинением».

«Ну, у вас есть право так считать», — отвечает судья Житников.

13:13

Заур Дадаев спрашивает судью, почему кадр на видео останавливался именно в тот момент, когда на нем человек в серой куртке. Почему не сам свидетель останавливал кадр и говорил, что узнает этого человека.

Судья поясняет, что кадр останавливали, когда у свидетеля спрашивали, узнает ли он кого-то на записи.

«Обвинение не только останавливает, но оно еще определяет, какого пола этот человек идущий. Женского или мужского пола», — настаивает Шадид Губашев.

«Ваша честь, я имею право на две минуты перерыва?» — спрашивает свидетель и выходит из зала.

13:22

Адвокаты делают замечания. «Должна быть неотъемлемость протокола, есть вещи, которые можно при присяжных говорить, а есть вещи, которые нельзя говорить», — указывает Шамсудин Цакаев.

Судья отказывает по ходатайству адвоката Каверзина о признании недопустимыми доказательства, потому что, если в зале прозвучало слово «опознание», это не значит, что проводилось именно опознание, проводилось лишь исследование вещественных доказательств.

В зал заходят присяжные, возвращается свидетель. Судья его отпускает.

«Присяжные, прошу вас не принимать начало протокола, где сказано: "Проверяются показания Губашева Анзора в части возможности обозрения с улицы лиц, находящихся в кафе"», — говорит судья.

13:25

«У нас еще один свидетель», — говорит прокурор Мария Семененко.

В зал заходит мужчина лет 45 с чемоданчиком, в джемпере, с золотыми перстнями на пальцах. Береснев Михаил Петрович, 61 год. Место работы — ЗАО «Мигер».

«Подсудимых впервые вижу. С потерпевшими лично не был знаком, но его знаю... Его дочь по телевидению видел!» — говорит Береснев. На следствии он рассказывал, что проехал на своем автомобиле по Большому Москворецкому мосту 27 февраля около 23:27.

13:33

Прокурор:

— Расскажите, очевидцем каких событий вы являлись.

— На следующий день, утром, я узнал о том, что погиб Борис Немцов. Через какое-то время меня вызвали, сказали, что я проезжал за две минуты до убийства по этому месту.

Судья просит Береснева рассказать, что он видел в тот вечер.

— Я выезжал 27 февраля вечером, за 23:00. Довольно темно было, проезжал по Ильинке, решил заехать в центр, была Масленица. Красная площадь, достаточно многолюдно. Я проехал туда, развернулся на брусчатку, замедлил ход — во-первых, чтобы полюбоваться, во-вторых, потому что быстро по брусчатке не поедешь. Справа были машины... Ну и дальше я проезжал... Кто где шел мне было трудно, конечно... единственное — белое пальто. Это было заметно, потому что мало кто в таком ходит. И то, возможно, это больше из-за того, что я видел это по телевидению потом. А так проезжал, замедлил ход по брусчатке, мимо храма Василия Блаженного и через мост... Пальто белое просто бросилось в глаза, женщина, естественно... У меня зрение хорошее. Она шла с мужчиной, но я, конечно, не могу идентифицировать в темноте. Хотя я знаю, конечно, этого человека, потому что он известный, был заместителем главы правительства... Но тогда я его не идентифицировал, — вспоминает свидетель.

— И что делали? — спрашивает прокурор.

— Ну, они шли, просто шли.

— А регистратор у вас был в автомобиле?

— Да, ну, достаточно хорошего качества, с HD и видеосъемкой. Вся информация в регистраторе, она остается на карте памяти, — отмечает свидетель

13:39

Допрос продолжает адвокат Дадаева Марк Каверзин:

— Вы смотрели запись до того, как отдали ее следователю?

— Нет, мы ее просто, когда отдавали, включили, проверили, работает ли она.

— Вы видели, что было записано, когда проверяли?

— Конечно.

— Что вы видели?

— Я говорил это в самом начале... Ну, много машин стояло, там же нельзя парковаться... Стояло, по-моему, две машины с левой стороны, с правой тоже... Праздник, Масленица...

— Кто-то шел за ними, вы видели на записи?

— Я не видел, потому что мы просто проверили карту, мы не смотрели полностью запись.

— На каком расстоянии от машины шли пешеходы? — интересуется адвокат Садаханов.

— Ну, метра два.

— А вы всегда обращаете внимание на пешеходов?

— Ну, я ехал медленно и просто периодически посматриваю, надо смотреть в оба.

— Имеется ввиду по обстановке?

— Ну, мало ли, ребенок может выбежать. Конечно, надо смотреть всегда.

— На видео, которое вы проверяли, на нем вы видели эту пару?

— Да, конечно.

13:47

Адвокат Шадида Губашева Магомед Хадисов спрашивает свидетеля:

— Какая погода была?

— Достаточно комфортной, — говорит свидетель, отмечая, что, проезжая к мосту, видел, как разворачивается автомобиль Mercedes.

— Когда вы проехали Немцова, справа-слева походу вашего движения люди были? — задает вопрос адвокат Цакаев.

— Я не помню.

— А этот Mercedes можете описать?

— Ну, он разворачивался, я его не помню особо.

— А при выходе на мост какой-то транспорт справа-слева вы видели?

— Ну, рядом, по крайней мере, не было. А так, ну было что-то, конечно.

— Время на регистраторе соответствовало реальному? — спрашивает адвокат Каверзин.

— Нет, там минус или плюс час, я уже не помню.

— Там 12-часовой или 24-часовой счет?

— По-моему, там уже плюс час показывается, то есть за полночь.

Магомед Хадисов уточняет, есть ли у регистратора GPS. Свидетель отвечает утвердительно.

Адвокат Бюрчиева спрашивает Береснева, видел ли он мусоровоз Свидетель не помнит такой машины.

— Можно ли там ехать с выключенными фарами? — продолжает адвокат.

— Я ехал с включенными, но в принципе там все освещено нормально... Можно, наверное.

Свидетеля отпускают, поскольку у прокурора нет адаптера для карты microSD, на которой хранятся записи с регистратора. Береснева вызовут в суд еще раз.

Присяжных попросили покинуть зал на 15 минут.

14:01

Адвокат потерпевших Ольга Михайлова просит не проводить 10 и 11 октября заседания, поскольку 9 октября — день рождения Бориса Немцова, и в Берлине пройдут траурные мероприятия, приуроченные к этой дате. Участники процесса договорились, что соберутся без присяжных в 10:30 в среду, 12 октября, чтобы разрешить процессуальные вопросы по ходатайствам об исключении части доказательств.

Следующее заседание с присяжными назначено на 13 октября.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей