Дело об убийстве Немцова. День 15 — Медиазона
Дело об убийстве Немцова. День 15
10 ноября 2016, 11:36
3198 просмотров

Шадид Губашев (слева) во время повторного рассмотрения ходатайства следствия об аресте в Басманном суде, 2015 год. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Стороны допросили главу риэлторского агентства Ларису Амальчиеву, которая рассказала о том, как продавала квартиру на Веерной улице в Москве Артуру Геремееву. 

10:29

Предыдущее, 14-е заседание по делу об убийстве Бориса Немцова прошло в Московском окружном военном суде в среду. Еще перед его началом подсудимый Хамзат Бахаев попытался отказаться от услуг назначенного ему накануне госадвоката Виктории Можайкиной. Сославшись на невозможность согласовать позицию с подзащитным, Можайкина после короткой перепалки с председательствующим Юрием Житниковым покинула зал суда.

Затем стороны завершили начатый еще во вторник допрос свидетеля Артема Трапезина — бывшего сотрудника автосалона «Автостайл», в котором Заур Дадаев по ксерокопии чужого паспорта приобрел ZAZ Chance. По версии следствия, эту машину обвиняемые использовали при слежке за политиком.

Следующим свидетелем, представшим перед судом в среду, стал Гаджимурад Алиев, ксерокопию паспорта которого использовал при покупке машины Дадаев. Свидетель пояснил, что в 2014 году переоформлял свой автомобиль Toyota Camry на имя жены, для чего ненадолго отдал свой паспорт некоему Евгению, обещавшему помочь с ускорением бюрократической процедуры. Подпись Алиева в акте купли-продажи машины экспертиза признала поддельной.

Кроме того, в среду гособвинение представило присяжным результаты ряда экспертиз — исследования биологических следов, содержавшихся в смывах с поверхностей ZAZ Chance и предметов, найденных в салоне машины, а также микрочастиц, которые криминалисты Центра спецтехники ФСБ признали следами выстрела, сохранившимися на поверхностях машины и на теле Заура Дадаева. Последний объяснил это тем, что, уволившись из органов, он сдал табельное оружие — но перед этим «прострелял» его.

Суд в среду приобщил к делу два ответа на адвокатские запросы — в первом, поступившем из ГБУ «Гормост», указаны места расположения восьми камер на Большом Москворецком мосту. «Мы изучали записи только с двух. Где еще пять? Почему следствие не изъяло записи? Я предлагаю сделать запрос в ГИБДД и ФСБ», — сказал адвокат Марк Каверзин. В ответе на второй запрос «Яндекс» отказался выдавать защите панорамные снимки места убийства — в интернет-компании полагают, что такого рода информацией положено делиться только с «компетентным органам».

11:36

Заседание начинается, в зал зашли присяжные. Сегодня будет проходить допрос свидетеля Ларисы Амальчиевой из риэлторского агентства. Гособвинитель Мария Семененко в суд не явилась.

11:50

В зал зашла свидетель, блондинка в черной одежде, представившаяся уроженкой Нальчика Ларисой Амальчиевой. На вопрос судьи она отвечает, что не знает никого из потерпевших или подсудимых.

Прокурор Алексей Львович спрашивает Амальчиеву, где и кем она работала в 2014 году. Свидетель рассказывает, что с 2008 года она занимает должность гендиректора и единственного учредителя «Гарант-Риэлти». По словам Амальчиевой, она занимается недвижимостью, продажей, арендой и сопровождением сделок. «Все, что связано с недвижимым имуществом. В 2014 году фактический адрес организации располагался на 2-ой Тверской-Ямской, дом 40. Штат компании — около 10 человек», — рассказывает Амальчиева.

Среди сотрудников компании была Патимат Шихабудинова, которая занималась только арендой квартир, говорит свидетель.

— Теперь расскажите все, что вам известно о сделке, которая состоялась 22 декабря по адресу улица Веерная, дом 46, корпус 1, — спрашивает Львович.
— Я помню, что Патя обратилась, она пришла и сказала, что ребята, которых заселяла когда-то, с ней связались, и нужно совершить сделку.
— Она их так и назвала, «ребята»?
— Ну, не знаю. Она пришла и сказала, что хотят купить квартиру, сами нашли, нужно сопроводить и проверить чистоту сделки. Я сказала, что хорошо, сопроводим. Далее мне Патимат сказала, по какому адресу нужно идти, чтобы проверить документы у хозяйки и внести аванс. Я пришла, там была хозяйка со своим риэлтором. Как звали ее, я не помню. Хозяйка с риэлтором, я с Патимат, и был парень, которого я тогда первый раз увидела.
— Кто по национальности, во что одет, сколько лет?
— Лет 30, не очень высокий, не очень низкий, темненький... Если увижу, может узнаю. По национальности — ну, паспорт Чеченской республики был. И у покупателя тоже, с Грозного.

— Этот парень, он представился?
— Да, Руслан.
— А этот Руслан, он с Патимат был знаком?
— Ну, знаком как клиент, который обратился по рекламе.
— Это именно тот человек, который ранее квартиру снимал?
— Ну, получается так, со слов Патимат.

11:57

— Продавец пришла с оригиналами документов, со стороны покупателя был Руслан. Когда я спросила, на кого будем оформлять квартиру, он сказал, что на другого человека, — продолжает свидетель.
— Он пояснил, почему не на него?
— Он сказал: «Я только исполнитель, я вношу аванс, приедет племянник моего шефа, для которого мы будем покупать». А кто шеф — мы не знаем, мы такое не спрашиваем.
— Этот Руслан, вы знаете, чем он занимался?
— Мы такие вопросы не обсуждаем. Я внесла аванс и ушла.
— Аванс в какой сумме был?
— 100 тысяч рублей, лично в руки хозяйке.
— Какой-то документ составлялся?
— Да, соглашение о задатке.
— Кто его подписывал?
— Я. Я же сделку вела. И хозяйка, и Руслан.
— Какого числа это было?
— Я не помню.
— Сделка была 22 декабря 2014 года. Это было в этот день, или за несколько дней, может?
— Не помню, посмотрите в документах.

12:02

Прокурор просит Амальчиеву описать механизм заключения сделки.

— У вас все есть, все документы. Эта сделка происходила недалеко от нашего банка, от офиса — в СМП Банке. Это было перед Новым годом, ячеек не было, а хозяйке надо было уезжать за границу, и мы быстро стали искать, нашли вот в СМП Банке.
— Кто присутствовал со стороны продавца?
— Хозяйка и риэлтор.
— С вами кто был?
— Патимат, Руслан, и в этот день я увидела в лицо человека, на которого мы писали договор купли-продажи. Потому что за несколько дней нам Руслан предоставил сканы паспорта, а теперь он лично пришел, чтобы подписать договор купли-продажи.
— Как его звали?
— Ну там есть же все. Геремеев Артур.

12:06

Прокурор спрашивает у Амальчиевой, известно ли ей, что с квартирой происходило дальше.

— Я вообще из слов покупателя поняла, что они просто покупали как бы для инвестиций.
— А стоимость квартиры по договору какая была?
— Не знаю, может 15, может, 19 миллионов рублей.

Затем прокурор интересуется у Амальчиевой, было ли ей известно, кто проживал в квартире. Свидетель отвечает, что ответ на этот вопрос она узнала только после того, как ее вызвали в следственное управление.


— Тогда, в конечном итоге, скажите, сколько раз вы видели Руслана?
— Три раза. Первый раз на авансе, потом на сделке, а потом он забирал документы, за день, за два до Нового года. Потому что он нас торопил, а документов не было. А ему надо было уезжать встречать Новый год домой.

Львович интересуется, сколько раз свидетель видела Артура Геремеева. Она говорит, что видела его только один раз.

— Можете его описать?
— Не помню... Худенький, чуть-чуть бородка была.
— Вы видели его паспорт?
— Я его не разворачивала, потому что на сделке проверили данные... Ну я его открывала и смотрела, паспорт и паспорт.
— Не обратили внимание, где он зарегистрирован?
— Не помню, но Чеченская АССР.
— Когда Руслану были переданы документы, Геремеев еще звонил в ваше агентство?
— Не знаю. Может, с Патимат общался, но со мной точно нет.

У обвинения вопросов к Амальчиевой больше нет.

12:14

Вопросы Амальчиевой задает адвокат потерпевших Вадим Прохоров.

— Скажите, а вам покупатели и их представители объясняли цель приобретения?
— Вы знаете, когда люди покупают, никто не говорит, будут они жить или сдавать. Мне это и неинтересно. Но Патимат сказала, что покупают для инвестиций.
— А они объяснили, почему на Веерной, а не в Капотне или на Тверской?
— Нет.
— Вы сказали, что имя было Руслан. А какая фамилия, вы знаете?
— Только по документам.
— Вы сказали в своих показаниях, ссылаясь на Руслана, что «приедет племянник моего шефа, на которого мы будем покупать». Кто оказался племянником?
— Ну, наверное Геремеев, Артур.

— А кто шеф?
— Не знаю. Я их видела один раз.
— Тогда последний вопрос. Знакомо вам имя Руслана Геремеева?
— Нет.

Вопрос задает адвокат Хамзата Бахаева Заурбек Садаханов.

— Вам известно об обстоятельствах убийства Немцова что-то?
— Нет.
— А причастность этих людей к убийству Немцова, о ней что-то известно?
— Ну нас же из-за этого свидетелями вызвали, сказали, что в этой квартире были люди, причастные к убийству.
— Прошу занести в протокол, что следственные органы заявили о причастности к убийству Немцова Артура Геремеева и Руслана! — обращается адвокат к судье.
— Я поправлю, «может быть, причастны», нам так сказали, —вмешивается свидетель.

Адвокат Марк Каверзин просит встать своего подзащитного Заура Дадаева.
— Вам известно что-то о причастности этого человека к убийству Немцова?
— Нет.
— Может, Патимат или кто-то еще говорил такое?
— Нет.

Обвиняемый Шадид Губашев спрашивает у Амальчиевой, видела ли она его с Геремеевым. Свидетель отвечает, что не видела.
— А ингушские паспорта, когда сделка проходила, были?
— Нет.

12:19

Прокурор Львович хочет предъявить свидетелю Амальчиевой соглашение о выплате задатка, заключенное с гражданкой Луканиной и Русланом Мухудиновым: квартира двухкомнатная, цена 19 млн 200 тысяч рублей. Объект будет оформляться в собственность Руслана Мухудинова, говорится в документе.

— Это вы писали?
— Да, я.
— А сколько вы по времени там находились, на задатке?
— Минут двадцать, на кухне. Хозяйка куда-то спешила, и я спешила.
— Вот тут указано, что объект оформляется в собственность Руслана Мухудинова. Это тот Руслан?
— Это тот, кто принес деньги, сказал, что будет оформлять на племянника шефа, но пока нет его паспорта, и бумагу о задатке можно оформить на него.

Документ показывают присяжным.

12:25

Львович интересуется, расписывались ли Луканина и Геремеев в соглашении. Амальчиева, листая документ, говорит, что «без росписи нельзя».

— А дополнительно между Луканиной и покупателем подписывалась расписка о том, что она получила 100 тысяч рублей?
— Нет, она вообще ничего не хотела подписывать, спешила. Ну, такая, нормальная женщина. Но я настояла, что нужно подписать.

Затем прокурор оглашает договор купли-продажи квартиры, заключенный 22 декабря 2014 года между Луканиной и Артуром Геремеевым 1984 года рождения, зарегистрированным в селе Старогладовском Чеченской республики. Согласно документу, площадь квартиры — 85,3 квадратных метра. Документ демонстрируют присяжным. Далее суд изучает свидетельство о государственной регистрации права. Его и копии паспортов Мухудинова и Геремеева показывают присяжным.

12:32

Адвокат Садаханов спрашивает у Амальчиевой, действительно ли Руслан Мухудинов предоставлял свои документы.

— Не поняла? Все документы предоставляла хозяйка, а Руслан только принес деньги, — отвечает свидетель.
— Фамилию этого Руслана теперь знаете?
— Ну да.
— Откуда?
— Как откуда? Ну вот сейчас узнала!
— А до этого не знали?
— Ну, нет, не помнила.
— А вот документы по почте вам Руслан присылал?
— Документы Патимат присылала.

Садаханов просит свидетеля назвать фамилию человека из следственных органов, который говорил ей о причастности Геремеева к убийству Немцова. Судья снимает вопрос.

— Я возражаю на действия председательствующего! — встает адвокат.
— В отсутствие присяжных возражать нельзя, это процессуальный момент! — вмешивается гособвинитель Львович.
— Это не процессуальный момент! Мое возражение, потому что мне помешали выяснить, кто был источником информации о причастности к убийству.

Судья обращается к присяжным: «Я прошу вас не воспринимать и не учитывать показания свидетеля Ларисы Владимировны, что касается версий, которые ей говорили следственные органы. Версий может быть много, они могут быть разными, и это не является доказательством, тем более таким, которое должны рассматривать присяжные». Он делает замечание адвокату Садаханову.

12:36

— Когда вам предоставляли документы, вы сказали, что там еще одна страница должна быть, я так понял, соглашения о задатке. Вы эту отсутствующую страницу выдавали следственным органам? — вновь задает вопрос адвокат Садаханов.
— Я не знаю, я не могу утверждать. Но вроде бы все, что было в офисе, мы дали. Я не могу утверждать, это мы не отксерокопировали или это следствие потеряло — не знаю.

Вопрос задает Вадим Прохоров.
— Вам известно, для своего ли пользования Артур приобрел квартиру?
— Не знаю.

Прокурор Львович говорит, что свидетелей больше нет, Амальчиеву отпускают. Отпускают и присяжных — с ними заседание продолжится 15 ноября в 11-00.

12:40

Адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов просит прокуроров сказать, какие свидетели вызваны.

— Так они даже мне не говорят, — шутит судья.
— Ну есть же список свидетелей, а кто именно вызван на какой день — я не готов вам сказать, — говорит прокурор Львович.

Судья напоминает, что на 10 ноября вызывали свидетелей Дурицкую и Молодых, однако они не прибыли. Адвокат Каверзин спрашивает судью о наличии какого-либо документа, который мог бы доказать невозможность доставления Дурицкой на заседание. Судья объясняет: «Ну родственники Молодых отказались телеграмму принимать, а с Украиной — ну там понятно все, и телеграммы, и письма международные отправляли, никаких ответов нет».

12:44

Адвокат Садаханов спрашивает о генерал-майоре Игоре Краснове, которого ранее вызывали в суд по ходатайству защиты. Он руководил следственной группой по делу об убийстве Немцова до середины мая 2015 года.

— Поскольку ходатайство, по которому он вызывался, было по поводу процессуального документа — там было непонятно, осматривал он вещдоки или нет —а следователь, входившая в состав следственной группы, объяснила этот момент суду, на сегодняшний момент вызывать Краснова в суд оснований нет. Он не свидетель, но если будет ходатайство для его вызова, будет удовлетворено судом — то почему бы и нет, — говорит судья.

Заседание закончено. Рассмотрение дела продолжится во вторник, 15 ноября.

Все материалы
Ещё 25 статей