Дело об убийстве Немцова. День 20 — Медиазона
Дело об убийстве Немцова. День 20
24 ноября 2016, 11:21
4307 просмотров

Съемка с камеры наблюдения, установленной напротив ГУМа. Скриншот из материалов дела.

Коллегия присяжных в Московском окружном военном суде продолжает знакомиться с доказательствами обвинения. Стороны допросили Ксению Штыркину, бывшую девушку обвиняемого Шадида Губашева, после чего обвинение представило заседателям результаты биллинга его мобильного телефона.

10:29

Накануне в суде завершился допрос 32-летней Зарины Исоевой, которая была домработницей четверых подсудимых и их предполагаемого сообщника Руслана Геремеева. Последний и нанял девушку, чтобы та убиралась в квартире и готовила.

Сначала Исоева работала в квартире на Веерной, 3, но ближе к Новому 2015-му году круг ее обязанностей расширился — она стала убираться и в квартире на Веерной, 46, купленной на имя племянника Руслана Геремеева Артура. Чем занимался Руслан, свидетель не знала; на ее вопросы наниматель отвечал: «Меньше знаешь, крепче спишь». После этого Исоева перестала интересоваться родом занятий Геремеева; один-два раза в месяц он летал в Грозный. Кроме того, домработница запомнила, что Руслан Геремеев периодически посещал «Президент-отель».

Посмотрев видеозаписи с камеры наблюдения, установленной над подъездом дома Геремеева, Исоева опознала всех подсудимых кроме Хамзата Бахаева, которого она никогда не видела. Беслана Шаванова она однажды видела в одной из квартир, а позже узнала, что он подорвался при задержании.

В июле 2015 года свидетель не смогла опознать людей на представленных ей видеозаписях, но в ходе заседания уверенно сказала, что на них запечатлены Анзор Губашев и Беслан Шаванов. «Я опасалась за себя, за жизнь своих детей. Это был страх. Тогда я узнала их, что это были они. Но тогда я сказала, что не знаю их», — объяснила свидетель. По словам Исоевой, летом 2016 года ей позвонил мужчина с кавказским акцентом, который посоветовал уехать из Москвы, пригрозив в противном случае «пробить ей голову».

Кроме того, Исоева рассказала, что в феврале 2015 года в квартире на Веерной, 46 ей угрожал Руслан Геремеев, который пообещал, что «сломает ей ноги», если она узнает и расскажет что-то лишнее. При этом в квартире были Артур Геремеев, Заур Дадаев и Руслан Мухудинов.

По словам Исоевой, подсудимые при ней никогда не говорили о Борисе Немцове и не упоминали в разговорах издание Charlie Hebdo. «Я к ним хорошо отношусь до сих пор. Они ко мне хорошо относились. Не знаю, как сейчас», — подытожила свидетель.

Прокуроры также представили детализацию звонков с номера «Мегафона», который, по версии следствия, принадлежал Шадиду Губашеву. Сим-картой пользовался его брат Анзор. По данным биллинга, в конце февраля прошлого года этот абонент находился в непосредственной близости от дома Бориса Немцова.

11:25

Заседание начинается с получасовой задержкой. Прокурор Мария Семененко объясняет судье, что сегодня сторона обвинения планировала вызвать свидетеля Зарету Цакаеву — сотрудницу компании, через которую, по версии следствия, подсудимые покупали авиабилеты — однако в ответ поступила информация о том, что та «якобы свинкой болеет». Местоположение Цакаевой на сегодняшний день неизвестно, отмечает Семененко, поэтому обвинение предлагает допросить явившуюся в суд в качестве свидетеля Ксению Штыркину.

В зал входит девушка в бордовом пиджаке и называет данные о своей личности: Штыркина Ксения Анатольевна, 1986 года рождения, специалист по подбору персонала в ОАО КБ «Пойдем!».

11:38

— Подсудимых знаете? — спрашивает Штыркину судья Юрий Житников.

— Троих. Анзора, Хамзата и Шадида, — отвечает свидетельница. — С Шадидом у меня личные взаимоотношения, я с ним встречалась.

— Есть какая-то личная неприязнь?

— Нет, нормальные отношения.

Подсудимые улыбаются.

11:41

Вопросы задает прокурор Алексей Львович:

— Раз вы начали говорить про Шадида, расскажите, как познакомились?

— Познакомились давно, в селе Козино, у нас общая компания была, — растерянно отвечает девушка.

— Какой год примерно?

— Ну, 2011-й, 2010-й.

— А с Анзором?

— Он брат Шадида, я его видела периодически, мы там жили неподалеку.

— А о Хамзате Бахаеве что можете сказать?

— Знаю, что они жили вместе. Все эти ребята жили в Козино, все мы общались.

— А где они жили?

— Это был дом двухэтажный кирпичный в Козино. Обычный дом.

— Их собственность?

— Они снимали.

— Улица какая?

— У нас нет улиц.

11:47

Львович просит подробнее описать дом, в котором жили обвиняемые. Свидетель говорит, что на первом этаже находились прихожая, столовая, комната с кроватью, в которой спали братья Губашевы, и маленькая кухня. На втором этаже жил Бахаев, поэтому, говорит свидетель, она туда не заходила.

— А гости приезжали к ним?

— Приезжали, но я с гостями не знакома.

— Мужчины, женщины?

— И мужчины, и женщины.

— Национальность?

— Не знаю.

Отвечая на вопрос прокурора, Штыркина говорит, что Шадид ездил на автомобиле BMW. В начале осени 2014 года, вспоминает она, он водил модель темно-синего цвета, а затем — в конце октября или ноябре — поменял ее на черный. Кому принадлежала машина, девушка не знает, но ездил на ней один Шадид.

— С Анзором какие отношения были?

— Ну такие: «Привет, пока, как дела».

— А кем он работал?

— Он был охранником в магазине, кажется.

— У Анзора был автомобиль?

— Был. Отечественный, серебряный.

— Данный автомобиль — его собственность?

— Не знаю.

— Кто-то на нем кроме него ездил?

— При мне нет.

11:51

Теперь прокурор задает такие же вопросы о Бахаеве: он просит свидетельницу вспомнить, на каких машинах ездил обвиняемый. «Хамзата я видела на большом черном джипе, у кого он в собственности, не знала. Про него я знаю, что он был охранником в магазине, кажется, а потом стал работать в этих телекоммуникационных сетях, что-то такое, точно не знаю. Я так поняла, что вместе с Анзором они работали», — отвечает свидетель.

11:58

По словам Штыркиной, она знала номер телефона только одного из обвиняемых — Шадида.

— Они когда-нибудь говорили про Заура Дадаева?

— Шадид говорил, что это его троюродный брат.

— А подробнее?

— Ну, он просто говорил, что у него есть такой брат. Военный в Чечне, ну, либо в Ингушетии, точно не знаю.

— Где Анзор работал охранником?

— В магазине.

— В каком?

— Я не знаю.

— А где он находился?

— В Москве... Я так поняла, что да.

— А когда вам стало об этом известно [о том, что он работает охранником]?

— Ну, я разговаривала с Шадидом, спросила, как дела у Анзора, он вот так сказал.

— А вам известно, где Анзор жил в январе-феврале 2015 года?

— Нет... Ну, в селе Козино... И в Москве периодически оставался.

— Где в Москве?

— Не знаю. Я так поняла, что на квартире у знакомых.

— А Шадид не говорил, где она находится?

— Ну, улицу нет. Низ красной ветки метро.

— Шадид говорил, что за знакомые?

— Нет.

— А что Заур Дадаев в Москву переехал, вам Шадид говорил?

— Нет.

— Что вы помните о событиях 27 февраля 2015 года? Что вам запомнилось?

— Ну, обычный рабочий день.

— Где вы находились?

— Дома и на работе.

— Шадид где находился?

— Конкретно не знаю. Мы просто переписывались: как дела, что делаешь. Я не заостряла на этом внимание.

— Он уточнял, где он, с кем он?

— Я не помню.

— Вы его или Анзора, или Бахаева видели?

— Нет.

12:00

Прокурор Львович переходит к событиям 28 февраля.
— Я была на дне рождении в Козино, вечером Шадид меня забрал, ближе к восьми вечера, на своей BMW с номером 353.
— А Анзор где был?
— Не знаю.
— А Бахаев?
— Тоже не знаю.
— И что дальше, когда Шадид забрал?
— Он забрал, поехали домой ко мне, в Одинцово. Это, получается, была суббота, а первого числа, в воскресенье, мы поехали к моим друзьям, у них родилась дочка, мы давно договорились что поедем, и поехали — в Химки.
— А события 2 марта помните?
— Да, конечно. Я уехала на работу, Шадид поехал в Козино. То есть расстались мы около 8 утра. Шадид потом попозже позвонил и сказал, что он поехал домой.
— Куда?
— На родину, к родителям.
— Куда именно?
— Ну, в Чечне его родители живут.
— А ранее за эти выходные он говорил, что поедет?
— Нет. Но мы раньше это просто обсуждали.
— Что дословно он сказал?
— «Я поехал к маме, на родину».
— А на каком транспорте?
— На своей машине.
— Он добрался?
— Да, мы общались.

Львович интересуется, спрашивала ли свидетель своего молодого человека о том, чем он занимался 28 февраля.

— Он сказал, что проводил Анзора, что Анзор улетел домой, — отвечает она.
— А Шадид говорил, что он имел ввиду — «проводил»?
— Нет.
— Он говорил, что у него за дела на родине?
— Я не спрашивала.

Семененко просит свидетеля продиктовать номер телефона Шадида (8–926–894–81–15), а присяжных — записать его. Потом Штыркина называет второй номер своего приятеля (8–922–761–74–76), а гособвинитель несколько раз уточняет, уверена ли девушка, что правильно помнит номер. Штыркина не уверена. Семененко спрашивает, видела ли свидетельница Mercedes с номером 007. Та говорит, что никогда не видела.

12:10

— На BMW кто бывал за рулем, и кто вообще на ней ездил? — спрашивает прокурор Семененко.

— Шадид.

— Это с каким номером?

— 353.

— А Анзор?

— При мне нет.

— У Бахаева вы еще какие-то машины видели?

— У него была личная, но я не знаю... Я просто знаю, что она у него была личная [машина отечественного производства], а вот черная большая — она была рабочая. Может, я ее и видела, но это было давно... Хамзат в основном перемещался на черном джипе.

— А где он работал?

— Последнее время не знаю, но знаю, что давно — 2011 год — это были телекоммуникационные системы, связи, — взволнованно отвечает свидетель.

— А Шадид вам рассказывал, зачем они переехали в Козино?

— Переехали давно, лет 10-11 назад. Шадид работал на КАМАЗе, занимался грузоперевозками.

— До какого момента?

— Ну, до последнего.

— Это он вам говорил, или вы видели?

— Ну, я видела, там КАМАЗ стоял, у нас есть место для грузовых машин.

— Сколько он получал?

— Не знаю.

— Достаточно, чтобы BMW купить?

— Он в кредит взял.

— Чтобы взять, тоже нужна справка о доходах.

— Ну, он со своей знакомой взял справку.

— С какой?

— С бывшей девушки. Ну, и он еще свою старую машину продал же.

12:12

— Известно ли вам, пользовался ли Шадид интернетом? — вмешивается прокурор Львович.

— Конечно, мы общались через WhatsApp.

— А Губашев Анзор умел пользоваться интернетом?

— Думаю, да.

— Шадид Губашев был в гостях у Анзора Губашева в январе 2015 года?

— Да, они вместе с Анзором поехали в гости, я сказала — поеду на день рождения, а он сказал: а я тогда в гости.

— К кому он поехал?

— Не спрашивала.

— Как долго он там был?

— Ну, один вечер.

— Вы переписывались?

— Да. Ну, он сказал: «Сидим, общаемся, заказали суши, так здорово», — улыбается девушка.

— А они там вдвоем сидели?

— Я так поняла, что больше двух.

12:14

— Шадид сказал, что уехал 2 марта. А Бахаев где был — оставался или уехал? — интересуется Семененко.

— Я про него ничего не знаю.

— Шадид не рассказывал?

— Нет.

— Связывался ли при вас Шадид с Бахаевым?

— Не слышала.

12:17

Допрос Штыркиной продолжается:

— Слышали ли вы подозрительные разговоры с родственниками?

— Ну, он разговаривал с мамой, с сестрой... Что значит подозрительные? Обычные разговоры.

— До задержания Шадид вел подозрительный образ жизни?

— Нет.

— Оставался ли у вас Шадид дома и как часто?

— Оставался часто на выходные, иногда — по будням.

— Какие у него религиозные взгляды, умеренные?

— Ну, средние, так скажем. Ислам.

На этих словах Шадид Губашев в «аквариуме» улыбается.

12:19

Адвокат Бахаева Заур Садаханов спрашивает про расположение комнат в доме, где жили обвиняемые, затем интересуется, было ли это их единственное жилье. Свидетель говорит, что раньше они жили в другом месте, но ей неизвестно, где именно.

Адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов спрашивает, слышала ли Штыркина когда-нибудь выстрелы неподалеку от дома, который снимали ее молодой человек и его сожители.

— Ну, район, там где они жили — это очень богатый район, там ребята все ходят стрелять по бутылкам постоянно.

— Обсуждали ли они карикатуры на пророка?

— Нет, не слышала.

— Говорили ли они о политиках?

— Шадид — не говорил, про остальных не знаю.

12:24

Вопросы свидетелю задает сам Шадид Губашев. Перед этим он просит судью разрешения обращаться к ней на «ты».

— Когда я говорил про кредит?

— Со мной не обсуждал, я узнала потом.

— И я говорил, что взял кредит для покупки машины?

— Ну нет, на что конкретно — не говорил.

— А когда я купил машину?

— Не помню конкретно...

— Старую я продал летом, а новую купил в августе... Два месяца еще на велике катался. Говорил ли я, что моя мать живет в Чечне?

— Ну... Это само собой [подразумевалось]. На самом деле вроде бы нет.

— Ну так о чем я говорил, про Чечню или про Ингушетию? Это две разные республики все же.

— Сейчас я знаю, что сестра в Ингушетии, а мама в Чечне.

— Вот вспомни еще раз про день рождения, это я тебе говорил, что поехал в гости? Не волнуйся, подумай, еще раз.

— Ну да, ты сказал, что в гости.

— Последний вопрос: как у тебя дела? — улыбается подсудимый.

— Хорошо! — отвечает Штыркина.

12:27

Адвокат потерпевших Вадим Прохоров спрашивает, какой именно кредит брал подсудимый; свидетель отвечает, что это был кредит наличными. Защитник Садаханов уточняет, откуда ей это известно. Штыркина отвечает, что продолжает находиться в тесном контакте с родственниками Губашева, которые и уточнили ей эту деталь.

12:29

Семененко предлагает зачитать показания свидетеля, данные в ходе следствия. В целом они совпадают с сегодняшним рассказом Штыркиной, Семененко лишь отмечает отдельные фразы свидетеля, кажущиеся важными для гособвинения. Например, фразу «чем занимались Шадид и Анзор до того, как мы познакомились, я не знаю», прокурор повторяет дважды.

В своих показаниях свидетель говорит, что «Шадид добрый, мудрый и терпеливый, очень трепетно ко всем относится, работящий».

— Дальше идут характеристики личности, не имеющие отношения к делу. В общем, лучшие люди у нас находятся на скамье подсудимых! — смеется Семененко. Судья пытается сделать ей замечание, но прокурор отшучивается.

12:32

Согласно показаниям Штыркиной, Шадид пытался уехать в Ингушетию в начале декабря 2014 года, но не уехал, чтобы не пропустить день рожденья свидетельницы. В следующий раз он хотел уехать на Новый год, но снова не уехал, потому что она попросила его остаться. В итоге Губашев уехал 2 марта 2015-го на BMW с номером 353 — Семененко акцентирует на этом внимание.

Затем она зачитывает номера телефонов Губашева, которые свидетель продиктовала следователю в ходе следствия. «Первый номер абсолютно такой, какой она сейчас говорила, второй — я поэтому несколько раз спрашивала — отличается. Там в показаниях говорится, что последняя цифра "9", а сейчас свидетель несколько раз назвала цифру "6"», — объясняет прокурор присяжным.

Адвокаты начинают бурно возмущаться: из перепалки можно понять, что они недовольны тем, как Семененко просит обращать внимание на номера телефонов и указывает, на какие детали показаний стоит обращать внимание. Присяжных выводят из зала, перепалка продолжается. В пылу оживленной дискуссии Семененко говорит, глядя на адвоката Садаханова: «А вы вообще приводите сюда людей, которые на камеру снимают, да и свидетели из-за вас пропадают!». Вероятно, она имеет в виду чеченскую общественницу Хеду Саратову, которая накануне, по словам прокурора, пыталась снять присяжных на камеру мобильного телефона.

12:36

Защита довольно эмоционально указывает суду на некорректное, по мнению адвокатов, поведение гособвинителя. «Вот она [Семененко] когда объясняет присяжным, она жестикулирует, она объясняет им все, это нечестно!» — возмущается адвокат Муса Хадисов. Судья парирует тем, что жестикулировать УПК не запрещает.

— Ну она постоянно комментирует, когда на ноутбуке показывает!

— Муса Хадисович, я вам никогда не запрещал подходить и смотреть вместе с присяжными на ноутбуке. И вам не запрещаю комментировать материалы, — отвечает Семененко.

Приходит черед высказаться адвокату Садоханову. "Дело в том, что сейчас прокурор Семененко смотрела на меня, показывала на меня, когда говорила про съемку. Вчера у прокурора возник конфликт с общественницей Хедой Саратовой. Она уже направила жалобу в Генпрокуратуру в адрес прокурора Семененко. Кроме того, данный факт обсуждается с Федотовым из СПЧ. Это все произошло в коридоре, и непонятно, зачем эту тему развивать!» — возмущается он. Председательствующий соглашается с тем, что в зале заседаний не стоит обсуждать происходящее за его стенами.

Наконец, адвокат Марк Каверзин говорит о том, что у него есть «человеческая просьба» к Семененко: «Читать показания так, как они написаны на самом деле». Кто-то из адвокатов добавляет, что гособвинитель гипнотизирует присяжных. «Я никого не гипнотизирую, я говорю с определенной жестикуляцией и интонациями, и это не запрещено законом, я и в личном общении так же говорю!» — парирует Семененко.

Судья объявляет пятиминутный перерыв.

12:46

После прокурора адвокат потерпевших Вадим Прохоров просит дать ему возможность сделать заявление. «Мы не предвосхищаем виновность или невиновность подсудимых, но правда хотелось бы отметить: вчера свидетель заявила об угрозах, сегодня свидетель [Цакаева] не явилась, и ее местонахождение неизвестно. Отбор присяжных проводился тяжело, по разным поводам они брали самоотводы. А я напомню, что организаторы и заказчики преступления не находятся на скамье подсудимых. Целый ряд свидетелей находится под госзащитой. Поэтому хочу обратить внимание, что любой инцидент, любая вероятность воздействия на присяжных и на свидетелей — это очень серьезно, и на это нужно обращать внимание», — говорит он.

С ним не соглашается адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев. «Каждый раз судья спрашивает, оказывалось ли давление [на присяжных], перед началом каждого заседания. Ни один из присяжных об этом не говорил. Никаких угроз в отношении свидетелей и присяжных не поступало. А остальные детали технические, мы считаем, что это не должно выноситься на суд присяжных, мы не должны эти вопросы при присяжных обсуждать», — говорит он. «Можно ведь проверить по видеозаписи, кто вчера чем занимался», — добавляет адвокат Садаханов, возвращаясь к инциденту с правозащитницей Саратовой.

Судья вновь объявляет перерыв, на этот раз на час.

13:55

После перерыва заседание возобновляется, а вместе с ним и дискуссия между адвокатами подсудимых и прокурором Семененко. Защитник Цакаев просит судью довести до сведения присяжных, что их никто не снимал на видео и не угрожал им.

У Семененко в ответ заявление: «Вчера, это установленный факт, Саратова Хеда, которую привел адвокат Садаханов, сидела в мертвой зоне, где видео не снимают [камеры наблюдения], и пыталась снять присяжных, но не успела, потому что мы подошли. Я прошу не удовлетворять просьбу адвоката».

13:59

— Сейчас такая ситуация: как прокурор сама заявила, она [Хеда Саратова] не успела заснять, так как они подошли. Приставы проверили, там не было видео, — говорит адвокат Садаханов.

— Возражаю, такого вообще не было, не изъят же телефон! — парирует Семененко.

Судья отказывается делать какие-то объявления присяжным, поскольку, по его мнению, этим можно «достигнуть обратного эффекта»: присяжные не будут чувствовать себя в безопасности еще сильнее.

14:02

Адвокат Каверзин пытается убедить судью в том, что Семененко в присутствии присяжных сказала, будто их снимал кто-то из адвокатов, а не Хеда Саратова. «Присяжные пользуются интернетом, а в интернете описывается все, что тут происходит, поэтому нужно без прессы об этом сказать», — говорит адвокат.

Судья, вероятно, устал от этой дискуссии. «Вот у нас пресса присутствует в зале. Вот пресса и выкинет, уважаемый адвокат, ваши слова в интернет. Присяжные почитают — и успокоятся», — завершает ее председательствующий.

14:07

Присяжных возвращают в зал. Семененко продолжает читать показания Штыркиной, обращая внимание на то, что номер Шадида Губашева, который свидетельница называла следователям, кончается на «9» (8–922–761–74–79), а не на «6» (8–922–761–74–76), как сказала сегодня девушка. Также прокурор просит присяжных запомнить номер телефона самой Штыркиной.

14:09

Согласно показаниям Штыркиной, она не помнит, где 27 февраля 2015 года был Шадид Губашев. 28 февраля свидетельница была на дне рождения, откуда около 20:00 он ее забрал. «При этом он сказал, что его брат Анзор уехал в Ингушетию», и до 2 марта они вместе пробыли в Одинцово. В этот день, проснувшись, Штыркина поехала на работу, а Губашев — сначала на работу, а потом в Ингушетию.

«Про Дадаева Заура мне говорил Шадид. С его слов, он его троюродный брат. Подробно он о нем не говорил, но, насколько я знаю, он военный. В 2015 году он переехал в Москву, где и проживал до марта 2015 года», — читает показания Штыркиной гособвинитель.

Также из показаний следует, что Губашев рассказывал подруге, как в 2015 году был в гостях у Заура, там же находились Шадид, Анзор, Заур и «два Руслана».

«Он мусульманин, но о карикатурах на пророка Мухаммеда я никогда не слышала от него. Мне кажется, он не придавал этому значения», — говорится в показаниях Штыркиной.

14:14

— Известна ли вам его [Губашева] знакомая Светлана?

— Да, это его бывшая девушка, и я ревновала его к ней, — зачитывает вопросы следователя и ответы свидетеля Штыркиной прокурор. На лице Губашева в этот момент появляется улыбка.

В конце показаний Штыркиной говорится, что задержание Губашева она считает «ошибочным стечением обстоятельств».

Свидетель подтверждает свои показания, отмечая, что с номером телефона могла ошибиться. Семененко демонстрирует присяжным ее подпись под протоколом допроса.

14:17

Прокурор переходит к оглашению материалов дела. Он читает копию паспорта Анзора Губашева. На странице с пропиской — город Малгобек, улица Авдоева. Следом оглашается протокол обыска в жилище Анзора Губашева в Малгобеке. Там был изъят телефон Nokia. Семененко демонстрирует присяжным номер IMEI этого телефона.

14:25

Далее Семененко диктует номера телефонов Хамзата Бахаева (8-926-850-23-53) и Шадида Губашева (8-922-761-74-79) и просит присяжных записать их.

Следом оглашается протокол выемки предметов и документов, принадлежащих братьям Губашевым и изъятых при задержании 8 марта 2015 года . В нем упоминаются два телефона Nokia и телефон Sony XPeria, говорит Семененко.

В приложении к протоколу осмотра телефона, изъятого у Шадида Губашева, значится, что там записаны контакты «Беслан Алхаз» (Шаванов) — 8-928-088-30-30, а также «Анзор Брат» (8-925-913-03-32). Гособвинитель сравнивает эти номера с контактами, записанными в телефонах других обвиняемых, и снова делает акцент на номере Шадида (8-922-761-74-79). В какой-то момент она оглашает контакт, записанный в телефоне Шадида Губашева как «Ксюша»; свидетель подтверждает, что это ее номер.

«А теперь, уважаемые присяжные, детализация Губашева Шадида», — объявляет прокурор. Речь идет о номере 8-922-761-74-79. Прокурор вскрывает упаковку с диском, на котором содержится детализация соединений с этого номера в формате exel-таблицы. Таблица содержит информацию о соединениях абонента начиная с 1 октября 2014 года. «В начале была другая сим-карта в телефоне с этим же IMEI, а потом, с 1 октября, становится вот с тем номером, который нас интересует», — уточняет Семененко.

14:42

Гособвинитель показывает присяжным таблицу.

— Нас интересует один момент. Перевожу на 29 октября 2014 года. Сейчас я вам покажу табличку, чтобы было понятно, где находился абонент. Нас интересует сейчас место, где был абонент... Истринский район, поселок-резиденция «Бенилюкс»! — эффектно объявляет Семененко.

14:46

— Следующая строка в этой таблице. «15:14, 31 октября. Резиденция "Бенилюкс", Истринский район». Телефон Губашева Шадида, — продолжает Семененко.

14:48

5 ноября 2014 года, 15:10. «Ну то же самое — резиденция "Бенилюкс"!» — говорит прокурор.

«Что мы имеем? Три момента, когда Губашев Шадид был в месте, в котором Борис Ефимович, согласно показаниям его водителя Петухова, фактически проживал», — объясняет гособвинитель.

14:52

Теперь присяжные изучают авиабилеты. 26 февраля 2015 года Беслан Шаванов прилетел из Грозного во Внуково, демонстрирует Семененко коллегии вещественное доказательство и перематывает детализацию звонков Шадида Губашева на соответствующую дату.

«Ну и конечно же, нас интересует время прилета Беслана Шаванова, а также соединения с контактом, который был записан как "Беслан Алхаз". В 12:06 Шадид еще находится в районе улицы Матвеевская, а в 13:02 — в аэропорту Внуково. Он находится там до 13:37, последнее соединение. И дальше уже он поехал в сторону Мичуринского проспекта. Кстати, пожалуйста, обратите внимание — Нежинская улица, дом 17, от свидетеля Исоевой вы слышали уже этот адрес. Там находится бар "Цинк"», — рассказывает прокурор.

15:06

Теперь прокурор демонстрирует соединения «Беслана Алхаза», то есть Шаванова: из аэропорта Внуково он звонил абоненту 8-922-761-74-79, который находился в районе Матвеевской, то есть Шадиду Губашеву.

Дадаев в «аквариуме» недоволен качеством звука в зале: «Ничего не слышно, вы микрофон отключили! Вообще не понятно, что она говорит!».

Шадид Губашев: «Если можно, с начала, пожалуйста!»

«12:52 минуты — первое соединение Беслана Шаванова и Шадида Губашева в аэропорту Внуково, сразу по прилету», — продолжает Семененко.

15:07

— И уж тут как нельзя кстати виден телефон Заура, — говорит гособвинитель, показывая на детализацию. — То есть с Бесланом Шавановым сначала, а потом с Зауром Дадаевым [говорил Шадид].

15:10

У Семененко вопрос к свидетелю Штыркиной.

— А вы не знаете, что такое резиденция «Бенилюкс»?

— Нет, в первый раз слышу.

— Первый раз слышите? Спасибо.

15:17

Гособвинитель продолжает представлять вещественные доказательства. «А теперь 1 марта 2015 года Геремеев Руслан и Дадаев Заур улетают из Внуково в Грозный», — говорит Семененко, показывая авиабилеты.

«Мухудинов Руслан 2 марта — из Внуково в Грозный. Кстати, под номером 007, очень символично», — смеется прокурор.

15:32

Следующий вещдок — карточка учета транспортного средства с номером 353 от 2 марта, когда система слежения за дорожным движением зафиксировала машину Шадида Губашева на 111-м километре автотрассы «Дон». «3 марта проехал Губашев Шадид», — чеканит Семененко.

Далее оглашается протокол осмотра предметов, найденных в этой машине с номером 353. На машине следы коррозии; Семененко перечисляет пробы и смывы, которые были взяты с поверхностей автомобиля. В машине обнаружена начатая пачка аскорбиновой кислоты, носок черного цвета, шарф черно-белый, две косточки, предположительно — от фиников, джинсы, в кармане — гранула зеленого цвета, мужские шлепанцы, ботинки, электробритва и другие вещи, читает гособвинитель.

Судья объявляет перерыв до 15:45.

16:07

После перерыва оглашается заключение экспертов, изучавших предметы, найденные в BMW с номерами 353. На молекулярно-генетическую экспертизу их направляли в Институт криминалистики при Центре спецтехники ФСБ. На футболках и бейсболке специалисты обнаружили микрочастицы продуктов срабатывания капсуля патрона, читает Семененко.

— Теперь далее, уважаемые присяжные, детализация Бахаева Хамзата, — говорит она. Адвокат Садаханов смотрит в таблицу вместе с ней.

— Номер телефона — «Мегафон», 8-926-850-23-53, как вы и записывали с тех телефонов, которые были изъяты у подсудимых, — обращается к присяжным Семененко. — Итак, это детализация Бахаева Хамзата. Кстати, может сразу спросим? Ваш это номер телефона?

Подсудимый встает, кивает.

— Смотрим 1 марта 2015 года. 18:22. Бахаев Хамзат находится на железнодорожной станции Внуково. 1 марта в 16:51 — то есть до Внуково — где он был? Здесь указано, что улица Ивана Франко, дом 38, корпус 1.

Следом прокурор предлагает ознакомиться с передвижениями автомобиля ZAZ Chance за 26 февраля 2015 года. «Посмотрите, пожалуйста, 9:49 — улица Ивана Франко, дом 10. А как вы помните, автомобиль ZAZ был обнаружен в непосредственной близости от места убийства Бориса Ефимовича Немцова».

Эскерханов тем временем молится в клетке.

Теперь детализация телефона Хамзата Бахаева за 26 февраля. Семененко обращает внимание, где находился подсудимый в 16:50 и 21:29 — на улице Ивана Франко, 38.

16:23

— Вчера, как вы помните, мы исследовали детализацию на последние цифры 84, — обращается к присяжным Семененко и показывает им три телефона.

— 6 декабря у Анзора Губашева села батарея, и он вставил симку в другой телефон. Далее он положил его в куртку, куда еще? И забыл о нем, видимо. А 26 февраля у дома Немцова опять, видимо, села батарейка, и была опять переставлена сим-карта. И за счет того, что симка была вставлена, она зафиксировала следы, — напоминает прокурор.

Теперь она предлагает изучить номер 8-963-696-79-23.

Гособвинитель открывает детализацию с 21 февраля 2015 года.

— По этому телефону связывались в 23:30 27 февраля. Посмотрим, где он бывал, этот телефон. А бывал он на улице Татарская, на Овчинниковской набережной, на улице Пятницкая, а еще этот номер 22 февраля в 16:18 находится на улице Ивана Франко, и я вам сейчас покажу… 27 февраля в 21:52 — Красная площадь, затем 22 часа — Раушская набережная, 23:25 — также Раушская набережная.

Этот телефон включался 21, 23, 24, 26 и 27 февраля 2015 года, рассказывает Семененко. Включали его только в дневное время, с 14:00 до 20:00. Аппарат курсировал между Нежинской и Пятницкой улицами. Последний раз он включался в 13:31 27 февраля. В 17:42 был зафиксирован на Пятницкой, а в 21:52, как уже было сказано — на Красной площади.

На этом оглашение письменных доказательств на сегодня заканчивается, судья просит присяжных выйти из зала.

16:38

Когда заседатели выходят, адвокат Садаханов вновь берет слово. «Сегодня прокурор Семененко так много и классно рассказывала присяжным… У меня складывается мнение, что присяжные не понимают, о чем речь идет, потому что у прокурора Семененко такое словоблудие, операции с цифрами, но при этом она не может объяснить, кого конкретно она имеет ввиду, когда говорит, что сим-карту переставляли, никаких пояснений не дает», — говорит он. «Ну так это ж хорошо!», — под одобрительный смех прокуроров, отмечает адвокат Цакаев.

"Сим-карты не могут выбраться из одного телефона в другой. А значит что с ней произошло? Значит, наверное, поменяли?», — добавляет судья, — У нас есть гособвинители, они считают, что доказательства нужно представлять так, и это не противоречит УПК. Что касается замечаний по тому, что села батарейка, в принципе я согласен, но просто сейчас нужно было присяжных отпустить. Я обращу их внимание на это, в следующий вторник сразу начну с этого»

Следующее заседание по делу об убийстве Бориса Немцова начнется в 11:00 во вторник, 29 ноября.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей