Выдворение Феруза. Апелляция в Мосгорсуде. День второй
Выдворение Феруза. Апелляция в Мосгорсуде. День второй
8 августа 2017, 10:01
2306 просмотров

Али Феруз, 7 августа 2017 года. Фото: Антон Карлинер / Медиазона

Мосгорсуд приостановил решение Басманного суда о выдворении внештатного корреспондента «Новой газеты» Али Феруза из России в Узбекистан на основании уведомления ЕСПЧ о недопустимости выдворения журналиста. До окончательного решения Европейского суда останется в специальном учреждении для временного содержания иностранных граждан. Феруз просил российские власти об убежище, а затем о статусе беженца, поскольку опасается преследования спецслужбами в Узбекистане.

11:15

11:03

11:01

Адвокат Шишов объясняет, что Феруза могут выпустить из СУВСИГа раньше решения ЕСПЧ, если российские власти предоставят ему статус беженца. Представитель Феруза отмечает, что решения ЕСПЧ можно ждать год.

10:54

Судья Панкова вернулась в зал. Она постановила решение Басманного суда изменить, дополнив резолютивную часть. Исполнение решения о выдворении журналиста приостановить на основании уведомления ЕСПЧ, говорит Панкова, а в течение судебного разбирательства Феруза содержать в СУВСИГе.

Как уточняет адвокат Филипп Шишов, суд постановил содержать Феруз в СУВСИГе до окончательного решения ЕСПЧ.

10:51

10:46

Адвокат Хаймович пообещал не повторяться и прокомментировал справку, согласно которой Нурматов не обращался за убежищем в главное управление МВД по Москве: журналист обращался не в московское управление, а в подмосковное. Затем он пересказывает решение ЕСПЧ и называет неисполнимым решение Басманного суда.

Судья Ольга Панкова уходит на решение в совещательную комнату.

В зал зашли операторы телеканалов и фотографы.

10:44

Судья Панкова переходит к исследованию материалов дела. Она перечисляет документы о запросах об убежище, справку из «Новой газеты», справку о последнем въезде в Россию, дактилоскопическую карту, копию паспорта матери, «гарантийное письмо» из «Новой» и обязательство о месте проживания, которое дал главный редактор. Дальше идут сведения о том, что Феруз не обращался в ГУ МВД по Москве за убежищем, данные о его узбекском гражданстве и документы, которые приобщили сегодня.

«Прений как таковых у нас в кодексе не предусмотрено, что хочет добавить Нурматов?», — спрашивает судья.

Журналист начинает говорить о допросе его матери: «Я постоянно поддерживаю с ней связь и до этого не раз помогал по возможности, за свет ей несколько раз высылал деньги». Он объясняет, что не мог к ней приехать: обещал, что приедет, когда получит статус беженца. Нурматов вспоминает, что однажды не мог приютить мать у себя: у них прервался контакт на 2–3 дня.

10:39

Адвокат Хаймович спрашивает, сколько денег собрал Нурматов для своей матери. Та говорит — 30–40 тысяч рублей, но около 60 тысяч не хватило.

— Когда в Узбекистан уехал из России, чем занимался?

— Учеба была, учился.

— Знаете ли вы, почему он боится возвращаться в Узбекистан?

— Ну это со слов жены. Он-то ничего не говорит. Мы ничего не понимали, думали, что он неагрессивный, отлично учился в школе, непьющий, некурящий, драться вообще не может.

— А почему все-таки не хочет возвращаться?

— Ну, потому что его избили, это жена сказала.

— Знали о том, что он паспорт потерял?

— Знала.

— Он сказал?

— Не он.

— Знали, что в Москве он обращался в органы власти, чтобы ему помогли?

— Да. Я говорю, давай пойдем в Госдуму! Не хочет.

Допрос свидетеля окончен, судья говорит ей, что она может сесть, Нурматова благодарит.

10:34

Дальше она на вопросы судьи рассказывает, что родилась в России, уехала в Узбекистан с мужем и прожила там 44 года, а потом вернулась в республику Алтай. Сейчас живет там в частном доме с внуками.

— Еще дети где живут?

— Одна девочка живет в Таджикистане.

— А другие дети имеют российское гражданство? Кроме сына.

— Он тоже захотел, но потерял паспорт.

Нурматова рассказывает, что сын уезжал в Узбекистан учиться.

— Когда вернулся?

— Со слов жены поверите? Остался работать, у меня операция была на сердце…

— Так когда они вернулись? В республику Алтай. Почему?

— Да сына, говорит, избили. Он пришел утром и говорит «быстро, быстро собирайся» и уехали к жене в Ош, Киргизию

— А к вам они когда приехали? А жена где?

— Вот приехали. А жена в Турции.

— Сколько он у вас жил?

— Мало жил, потом в Москву уехал.

Пожилая женщина рассказывает, что Али нечасто приезжал к ней, но помогал ей, оплатил офтальмологическую операцию. Она хвалит сына за работу кондитером: «А потом он сказал, что хорошую работу нашел, какая-то газета». В издании Феруз проработал около года, он не приезжал к матери, но она сама навещала его в Москве: «останавливалась везде, на Казанском вокзале бывало», в комнате матери и ребенка, а в июне жила у сына.

10:25

Теперь судья Панкова переходит к допросу Зои Нурматовой.

— Чуть-чуть постоять сможете? — спрашивает судья и предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

— Нет, я не буду, — обещает Нурматова.

Она говорит, что плохо видит, ставить подпись ей помогает журналист «Новой газеты» Елена Костюченко.

— Я попрошу вас ответить на несколько вопросов. В зале присутствует ваш сын, да?

— Да, это мой.

— Сколько всего у вас детей?

— Было 10, сейчас пять

— Все из пятерых детей, которые живут в России, являются гражданами Узбекистана?

— Нет, они на России.

10:24

Судья пересказывает позицию защиты: Нурматов работает в «Новой газете», он обращался за статусом беженца и предоставлением убежища, отказы не вступили в законную силу и будут обжалованы, журналист считает, что выдворять в Узбекистан его нельзя, поскольку его семья живет в России. «Возвращение в Республику Узбекистан невозможно в связи с тем, что он может быть подвергнут там преследованиям — его подвергали вербовке спецслужбы Узбекистана, а также в связи с его сексуальной ориентацией», — говорит судья и уточняет у адвокатов, правильно ли она пересказала их позицию.

10:21

Защитник Шишов ходатайствует о допросе матери журналиста Зои Васильевны Нурматовой. Он повторяет вчерашний тезис, что выдворение возможно только при соблюдении баланса публичного и частного интересов и что в ситуации Нурматова этого делать нельзя.

«Первостепенными задачами административного законодательства является охрана личности», — подчеркивает юрист.

Судья удовлетворяет его ходатайство, просит паспорт матери журналиста и говорит, что ей нужно покинуть зал до допроса. Пожилая женщина встает и выходит.

10:20

Адвокат Хаймович просит приобщить к материалам решения миграционных органов, которые запрашивала судья, решение ЕСПЧ и письмо из «Новой газеты» о том, что Нурматов — ценный сотрудник.

10:14

У здания суда сегодня снова проходят одиночные пикеты в поддержку Феруза.

Тем временем в зал заходит судья Панкова. У сторон нет отводов судье. Она снова разъясняет процессуальные права.

10:01

В суд доставили Али Феруза, он жмет руки знакомым, улыбается. На заседание приехала его мать Зоя Нурматова. Также сегодня пришли представители Франции, Финляндии, Латвии и Евросоюза.

Адвокат Даниил Хаймович напоминает, что судья просила предоставить сегодня: перевод решение ЕСПЧ, три решения по прошениям Феруза об убежище и жалобы на них.

9:57

Вчера, 7 августа, судья Ольга Панкова в Мосгорсуде начала рассматривать жалобу внештатного корреспондента «Новой газеты» Али Феруза на постановление судьи Басманного суда Артура Карпова, которое предполагает выдворение журналиста из России в Узбекистан.

Представители Феруза Даниил Хаймович и Филипп Шишов просили суд прекратить административное дело о нарушении иностранным гражданином правил пребывания в России (часть 3.1 статьи 18.8 КоАП).

Юрист Хаймович настаивал, что состава правонарушения нет, поскольку на момент задержания Феруз находился в процессе получения убежища и имел законные основания находится в России. Также представитель Феруза отмечал, что его выдворение нарушит статьи 2 и 3 Конвенции о защите прав и свобод — возвращение Узбекистан угрожает жизни и здоровью журналиста. Третий аргумент юриста — в России живут мать, брат и сестра Феруза, которые имеют российское гражданство. Хаймович напомнил и об уведомлении ЕСПЧ, которое запрещает выдворять Феруза.

Также юристы представили в суд письмо из некоей третьей страны, готовой принять Феруза. Защитники просили судью не называть эту страну в целях безопасности.

Судья отложила заседание, чтобы предоставить защите время на сбор недостающих документов и перевод уведомления ЕСПЧ с английского на русский.

Все материалы
Ещё 25 статей