Суд над министром Улюкаевым. День третий
Суд над министром Улюкаевым. День третий
5 сентября 2017, 10:21
18075 просмотров

Алексей Улюкаев (в центре) в Замоскворецком суде, 1 сентября 2017 года. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

В Замоскворецком районном суде Москвы продолжают рассматривать дело экс-главы Министерства экономического развития Алексея Улюкаева, обвиняемого в вымогательстве взятки у главы «Роснефти» Игоря Сечина. Суд допросил бывшую подчиненную Улюкаева, а затем прокурор зачитал расшифровку разговора Улюкаева с Игорем Сечиным в день задержания министра. Полностью расшифровку можно прочитать здесь.

Cначала последние записи
9:42

На прошлом заседании суд допросил двоих свидетелей обвинения. Первым выступил топ-менеджер «Роснефти» Андрей Баранов, занимающий пост директора департамента отношений с инвесторами нефтегазовой компании. По словам Баранова, «Роснефть» изначально не собиралась принимать участие в приватизации «Башнефти», но, получив письмо, которое было разослано потенциальным инвесторам, изучила вопрос и высказала свою заинтересованность, как и компания «Лукойл». Представители последней предложили цену за акции на уровне января 2016 года, хотя к этому моменту — июлю 2016 года — капитализация «Башнефти» выросла вдвое.

Намерение «Роснефти» участвовать в покупке акций освещалось в СМИ. В конце июля — начале августа, по словам свидетеля, в российских изданиях «пошел целый ряд комментариев» со ссылкой на Минэкономразвития о том, что «Роснефть» как компания, которая хочет участвовать в покупке пакета «Башнефть», не является надлежащим покупателем в связи с тем, что частично контролируется государством. Об этом, в частности, говорил сам Улюкаев. После этого «Роснефть» направила министру письмо, в котором пыталась объяснить, что является надлежащим покупателем акций компании «Башнефть», и убедить, что компания эффективнее других участников рынка. Тем не менее, сделка была приостановлена. Никаких официальных уведомлений от Минэкономразвития компания Баранова не получала. Прокурор поинтересовался, могла ли позиция Улюкаева повлиять на приостановку сделки. «Наверное, да, могла», — ответил свидетель, пояснив, что это его мнение.

Уже в сентябре сотрудники «Роснефти» узнали из СМИ, что Улюкаев назвал их компанию «надлежащим покупателем». «То есть фактически позиция полностью поменялась», — объяснил Баранов. 12 октября, во время проведения одного из крупнейших форумов «Россия зовет», «Роснефтью» был подписан договор о покупке акций. Гособвинитель спросил, что, по мнению свидетеля, заставило Улюкаева поменять свое мнение о сделке «Роснефти», но по требованию защиты вопрос был снят. Прокуроры настояли, чтобы в суде огласили показания Баранова, которые он дал на следствии. В разговоре со следователями он говорил, что у него сложилось такое мнение, «что Улюкаев искал различные варианты исключить участие нашей компании в данной сделке». После оглашения показаний свидетеля отпустили.

Затем на процессе выступила директор департамента Минэкономразвития Оксана Тарасенко. Она призналась, что ее тоже удивили заявления Улюкаева о том, что «Роснефть» является «ненадлежащим покупателем» «Башнефти».

10 августа свидетель подготовила проект доклада, где в том числе было прописано, что участие «Роснефти» позволит максимизировать стоимость пакета, что законодательного запрета на участие компании нет. Позиция департамента Тарасенко сводилась к тому, что законодательство не ограничивает участие «Роснефти» в сделке, если не введены дополнительные ограничения. В докладе указывалось, что «установление дополнительных критериев для сделки требует анализа».

Улюкаев, по словам Тарасенко, прочитал проект доклада и внес в него некоторые изменения: вычеркнул фразы о том, что дополнительные критерии потребуют дополнительного анализа влияния на бюджет и то, что участие «Роснефти» создаст конкурентный стимул. «Это были важные фразы, которые должны были остаться, или они были непринципиальные?» — уточнил прокурор. Свидетель ответила: скорее, да.

По словам Тарасенко, Улюкаев не обсуждал с ней позицию по сделке «Роснефти» с «Башнефтью». Все его комментарии по этому вопросу свидетель узнавала из СМИ.

— Вам поступали какие-то указания от министра Улюкаева по затягиванию процесса сделки? — спросила у свидетеля адвокат Виктория Бурковская.

— Нет.

Защитница Улюкаева также поинтересовалась, повлияли ли вычеркнутые фразы на окончательное решение по приватизационной сделке. По словам свидетеля, было слишком рано для сделки — «другая стадия была».

После допроса свидетелей адвокаты попросили судью не назначать заседания раньше, чем на 11 часов утра — такое расписание мешает Улюкаеву гулять в разрешенное ему судом время. Однако судья Лариса Семенова в этой просьбе отказала и назначила все заседания в сентябре на 10 часов утра.

10:21

Улюкаев пришел на заседание в черной куртке и рубашке в мелкую синюю клетку. Рядом с ним за столом сидят адвокаты Джаредан Квеидзе, Виктория Бурковская, Тимофей Гриднев и Лариса Каштанова.

Судья Лариса Семенова вошла в зал. Как и в прошлый раз, она начала заседание с обсуждения поступивших в суд заявок СМИ на съемку. Она перечисляет издания, а потом прерывается.

— Так, а куда вы столько лавочек наставили? — недовольно спрашивает судья секретаря и кивает в сторону зала. Секретарь что-то тихо отвечает. Семенова спрашивает стороны о мнении по поводу заявок. Прокуроры по-прежнему против съемки заседания, Улюкаев и адвокаты оставляют решение на усмотрение суда. Семенова отказывает в съемке.

10:26

Прокурор Борис Непорожный просит допросить свидетеля обвинения. В зал заходит высокая девушка с длинными темными волосами в синей блузке и черных строгих брюках. Она встает за кафедру и представляется — Москвитина Юлия Николаевна, 1992 года рождения, место рождения — Москва. Работает в Министерстве экономического развития на должности ведущего советника департамента корпоративного управления. Пока свидетель расписывается, судья снова что-то недовольно высказывает секретарю и машет в сторону зала.

Прокурор Непорожный приступил к допросу.

— Какую должность занимаете и что входит в ваши обязанности?

— На должности ведущего советника с лета 2016 года.

Она участвует в подготовке докладов правительству и президенту, а также ответов на обращения граждан.

— Что вам известно о приватизации акций «Башнефть» и участии в этом компании «Роснефть»?

Москвитина рассказывает, что она готовила доклад о приватизации в правительство.

10:34

— Началось с февраля 2016 года, когда было совещание у главы государства, в ходе которого министерству было поручено провести отбор банков, которые сопровождали бы сделку, — говорит свидетель. В итоге агентом был выбран «ВТБ-Капитал», вспоминает она.

По словам Москвитиной, отбор состоял из двух этапов: по первому была определена тройка лидеров, а во втором большее количество баллов набрал «ВТБ-Капитал».

— Какой был итоговый документ, который вы подготавливали на этой стадии?

— Был подготовлен проект распоряжения правительства. Это было летом, я только помню, что оно вышло 15 июня [2016 года].

В распоряжении говорилось, что правительство привлекает «ВТБ-Капитал».

— Какое было определно вознаграждение для агента?

— 1% от суммы сделки.

— Что вам известно о заключении агентского договора?

— Агентские договоры стандартной формы разрабатывались. Условия там были стандартные, что агент обязуется начать поиск инвесторов, составить отчет, в котором будет представлен способ отчуждения акций, а впоследствии он будет заниматься отчуждением акций.

Способ отчуждения акций – это продажа стратегическому инвестору, уточняет свидетель по просьбе прокурора. Сроки проведения были определены, но свидетель точно не может вспомнить их.

Прокурор интересуется, был ли в отчете «ВТБ-Капитал» список возможных покупателей.

— Там был приведен перечень потенциальных покупателей, «Газпром» был, «Роснефть», «Лукойл». Ведущие все компании.

Позже этот отчет направили в правительство, говорит Москвитина.

10:38

— В докладе правительства шла речь о соответствии либо несоответствии условий, которые предлагались агентом, закону о приватизации? — уточняет прокурор.

— Насколько я помню, в том отчете там ничего про это не было, там были критерии…

Прокурор интересуется поручением Дворковича.

— Да, это было поручение на обращение «Роснефти».

— Что указывалось дословно помните?

— Я помню, что была резолюция президента: «Прошу рассмотреть». На что Дворкович наложил свою резолюцию.

Вице-премьер просил рассмотреть участие «Роснефти», исходя из нецелесообразности участия госкомпаний в сделке, добавляет свидетель.

После этого свидетель участвовала в подготовке доклада правительству.

— К какому выводу вы пришли в министерстве?

— Мы пришли к выводу, что на законодательном уровне ограничений на участие «Роснефти» нет.

— Что вам известно о позиции министра экономического развития Улюкаева по этому поводу? Может, слышали его выступления в СМИ?

— Только то, что в СМИ, слышала. Это было где-то в августе. СМИ писали, что вроде министр высказался на тему того, что «Роснефть» не должна участвовать в этой сделке.

— А почему?

— Вот этого я не знаю.

— По результатам выполнения поручения Дворковича какой был и когда подготовлен доклад в правительство?

— Доклад был 10 августа.

— Вы готовили проект доклада?

— Да. Мы указывали, что учли все разные аспекты…

— А можете более четко вспомнить, что именно там указывалось?

— Мы точно писали, что ограничения не распространяются на нашу сделку. Мы писали, что у нас еще одна сделка в перспективе, это продажа акций «Роснефти».

Как припоминает свидетель, в отчете также указывалось, что для бюджета будет лучше, если пакет акций «Роснефти» продадут, после того как компания приобретет акции «Башнефти».

10:43

Прокурор интересуется, все ли осталось в докладе или министр что-то вычеркивал.

— Доклад правился, но что конкретно, я сейчас не могу сказать.

— А ваш руководитель, руководитель департамента Тарасенко, те формулировки, которые вы озвучили, пропустила?

— Да.

Адвокаты просят свидетеля говорить громче.

— Основные моменты остались в варианте, который ушел Улюкаеву?

— Вы про проект доклада?

— Про проект доклада.

— Да, остались.

После повторного вопроса свидетель говорит, что затрудняется ответить.

— После того как министр Улюкаев прочел доклад и завизировал его — вы видели проект доклада?

— Да.

— Он вычеркнул те фразы, о которых вы говорили, или они остались?

— Остались.

— Вы помните или не помните?

Теперь свидетель говорит, что не помнит.

— Что происходило дальше в августе 2016 года? Какие поступали поручения из правительства?

По словам Москвитиной, поступило поручение Дмитрия Медведева о дополнительной проработке сделки с участием «ВТБ-Капитал».

10:49

В сентябре свидетель с коллегами начала готовить документы для отчуждения акций «Башнефти».

— Вы получали и запрашивали у «ВТБ-Капитала» информацию о тех предложениях, которые поступали от покупателей?

— Было письмо в адрес ВТБ, я его готовила. Мы спросили у агента, какие есть заявки в рамках этой сделки, на что получили ответ, что есть единственная заявка от «Роснефти».

— Вам известно, какое было предложение от «Роснефти»?

— Нет.

Также свидетель готовила проект распоряжения об отчуждении акций «Башнефти» за 329 млрд рублей. В документе указывалось, что агент получает 1% от сделки. Позже документ направили в правительство и распоряжение было опубликовано.

У прокуроров больше нет вопросов. Теперь вопросы Москвитиной задает адвокат бывшего министра Тимофей Гриднев.

— Вы знакомились с отчетом, который был подготовлен первый раз банком «ВТБ-Капитал»?

— Да.

— «Роснефть» была указана в качестве потенциальных покупателей акций «Башнефти»?

— Насколько я помню, была указана.

Порядковый номер она вспомнить не может.

— В этом отчете агент вводил дополнительные критерии отбора участников, в том числе устанавливались ограничения на участие в приватизации «Башнефти» компаний, прямо или косвенно контролируемых государством?

— Исходя из практики, как правило, накладываются общие критерии. Там были приведены критерии для инвесторов, кто может выступать стратегическим инвестором.

Свидетель не может точно сказать, был ли критерий, названный Гридневым.

10:52

— Росимущество по данному вопросу направляло в Минэкономразвития свое мнение относительно возможности участия косвенно контролируемых государством компаний в приватизации «Башнефти»?

— Там была сформулирована позиция Росимущества. Это было обычное письмо.

— Вы не помните, кто подписал это письмо?

— Подписал начальник управления регистрации Столяров.

— А какова была позиция Росимущества по поводу поручения Дворковича от 27 августа 2016 года касательно приватизации «Башнефти»?

— Позиция заключалась в том, что законодательных ограничений нет, но они могут быть наложены отдельным актом правительства.

— Получали ли вы при подготовке докладов в правительство мнение Минэнерго?

— Да, была позиция [Алексея] Текслера.

— Кто такой Текслер?

— Первый заместитель министра энергетики.

— Какова была его позиция?

Минэнерго называло участие «Роснефти» в сделке нецелесообразным.

Гриднев вспоминает, что в поручении Дворковича говорилось: «исходя из нецелесообразности» участия госкомпаний в сделке. Он интересуется, означало ли это, что Дворкович считал нецелесообразным участие «Роснефти» в сделке. По просьбе прокурора вопрос снимается.

10:56

— На совещаниях когда-либо обсуждался вопрос об установлении дополнительных критериев, исключающих участие компаний, прямо или косвенных подконтрольных государству в участии в приватизаций «Башнефти»? — спрашивает Гриднев.

— Нет.

— Что вам известно об обращении президента Башкортостана к правительству РФ о намерении продать пакет акций «Башнефти»?

— Я помню, что было такое обращение, но подробностей не помню.

Отвечая на вопрос Гриднева, Москвитина говорит, что не видела документов о приостановке сделки по приватизации «Башнефти».

11:00

Вопросы свидетелю задает адвокат Каштанова:

— За время вашей работы по подготовке документов для приватизации «Башнефти» какие-то письмо от «Роснефти» вам поступали?

— Да, поступали. Во-первых, это письмо, которое было приложено к поручению Дворковича. Это письмо президенту. И было еще дополнительное письмо в министерство.

— А что это за письмо было?

— Они подробно писали, как хотели участвовать в сделке, и о предстоящей сделке.

На вопрос адвоката Москвитина говорит, что письмо «Роснефти» не требовало ответа, министерство только должно было подготовить свою позицию по нему.

Теперь Бурковская. Интересуется приватизацией «Алросы» — свидетель занималась и этой сделкой.

— Процесс подготовки приватизации «Башнефти» был таким же стандартным, как процесс подготовки приватизации других компаний? «Алросы»?

— Мы готовили акты, как этого требовал регламент правительства.

— А кто имел право решать, давать ответ на письмо «Роснефти» или не давать? – спрашивает у свидетеля прокурор.

— Ну, смотрите. Когда поступает какое-то поручение, то в нем указывается ответственный исполнитель и соисполнитель. Это регламент правительства РФ 260. В рамках вот этой разбивки нам было представлено письмо «Роснефти».

— Давайте с самого начала. На чье имя было адресовано письмо?

— Я не помню.

— Письмо поступило не вам? А как вы принимаете решение отвечать или нет?

Свидетель говорит, что только руководство может поручить ей отвечать на какое-либо письмо. В частности, ее непосредственный начальник Безменов, который, в свою очередь, получает поручения от Тарасенко. Адвокат Гриднев протестует против следующего вопроса прокурора к свидетелю. Судья отклоняет вопрос обвинителя о том, кто дает поручения Тарасенко.

11:10

Непорожный ходатайствует об оглашении протокола допроса Москвитиной, поскольку он нашел противоречия в ее показаниях. Гриднев не видит противоречий. Все адвокаты просят отказать в ходатайстве, но судья его удовлетворяет.

Согласно протоколу допроса Москвитиной от 10 февраля 2017 года, свидетель говорила, что в докладе ее департамента была информация о том, что «Роснефть» не подпадает под ограничения и может участвовать в приватизации «Башнефти». 26 августа министр Улюкаев публично заявлял, что «Роснефть» — ненадлежащий покупатель пакета акций «Башнефти».

— Где противоречия здесь, интересно? — шепотом спрашивает адвокат Гриднев.

— Ваша честь, там из зала реплики какие-то, сделанные непонятно кем, — говорит прокурор.

После этого судья угрожает за следующую реплику удалить представителей прессы из зала.

11:17

На допросе Москвитина говорила, что некоторые фразы из подготовленного ее департаментом доклада были вычеркнуты по решению Улюкаева. По какой причине он их вычеркнул, свидетель не могла тогда сказать. Свидетель подтверждает показания, данные на следствии.

Вопрос у прокурора Филиппчука:

— Вправе ли был Улюкаев вносить изменения в текст подписываемого им документа?

— Тот документ, который уходит, это его позиция по тому или иному вопросу. Безусловно, он был вправе.

— Известен ли вам термин – «обязывающее предложение»?

— Да.

— Что он означает?

— Мы запрашивали у агента информацию о поступивших обязывающих предложениях. Это значит, что это должны быть предложения от компаний, инвесторов, которые готовы купить эти акции, и что они подтверждают эту готовность и ни при каких других условиях не откажутся от покупки. То есть это их окончательное предложение.

11:20

Адвокат Бурковская:

— Вот те формулировки, которые были вычеркнуты из доклада, каким-либо образом оказывали влияние на основной вывод этого доклада о том, что отсутствуют ограничения на участие подконтрольных государству или государственных компаний в приватизации ПАО «Башнефть»?

— Я сейчас не готова ответить на этот вопрос.

Адвокат Каштанова:

— За время вашей работы в министерстве Алексей Валентинович правил какие-либо еще документы, которые вы готовили?

Прокурор протестует, поскольку это выходит за рамки обвинения. Судья принимает протест.

Адвокат Бурковская комментирует и говорит, что следователь допрашивал свидетеля о приватизации «Алросы», но судья делает ей замечание за реплику с места. Тогда Каштанова спрашивает, правил ли Улюкаев какие-либо документы при приватизации «Алросы». Свидетель не помнит.

Вопросов к Москвитиной у сторон больше нет, ее отпускают.

— У нас еще будут доказательства, мы просим перерыв на 15 минут, — говорит прокурор. Гриднев интересуется, доказательства или свидетели. «По порядку свидетели, но будут доказательства», — улыбаясь, говорит судья и уходит.

11:53

Судья вернулась. Прокурор Непорожный просит поменять порядок исследования доказательств и перейти сегодня к исследованию материалов дела. Адвокат Гриднев возражает и считает, что изменение порядка не имеет оснований по УПК. Коллеги поддерживают Гриднева. Судья удовлетворяет ходатайство прокурора, поскольку сторона обвинения, как и защита, может менять порядок представления доказательств.

В зал принесли две коробки с документами. Гриднев встает с места и говорит, что, согласно 285 статье УПК, прокурор должен заявить ходатайство об оглашении конкретных документов. Гриднев просит прокурора заявить ходатайство, в котором он скажет, какие листы хочет огласить. Непорожный говорит, что защитник не может ходатайствовать о недопустимости доказательства, до того как его огласят.

— Вопрос не в этом, вы должны нам сообщить, что вы собираетесь оглашать, — говорит Гриднев, добавляя, что он имеет право высказать мнение по ходатайству, а затем судья должна вынести определение по ходатайству.

Прокурор просит назвать норму закона, которая обязывает прокурора называть страницы и заявлять ходатайство об этом. Завязывается перепалка между прокурором и Гридневым, судья их прерывает. Семенова уточняет у Гриднева, выступил ли он с ходатайством или репликой. Адвокат говорит, что это ходатайство.

Адвокаты солидарны с коллегой. Филиппчук не видит неудобства для защиты при оглашении прокурором материалов, поскольку будут упомянуты страницы. Судья отказывает в удовлетворении ходатайства Гриднева.

11:58

Прокурор начал читать документы. Первым он огласил заявление главе ФСБ Александру Бортникову от Олега Феоктистова, руководителя службы безопасности «Роснефти». От Сечина он узнал, что Улюкаев вымогал у него 2 млн долларов за положительную оценку сделки «Роснефти» с «Башнефтью». Улюкаев якобы дал понять, что в случае отказа будет мешать работе «Роснефти».

В этом же заявлении Феоктистова есть такая фраза: «С учетом изложенного даем согласие на участие в оперативных мероприятиях». Под ней стоит подпись Игоря Сечина.

Гриднев хочет обратить на что-то внимание в этом документе. Судья говорит, что адвокат сможет это сделать, когда будет выступать защита. Потом судья уточняет, что хочет сделать адвокат — обратить внимание? Гриднев подтверждает. Он отмечает, что заявление подписано Феоктистовым, а не Сечиным. Прокурор отвечает, что документ подписан и Феоктистовым, и Сечиным. Судья соглашается с прокурором и считает, что Гриднев высказывает оценку, которую можно высказывать только на прениях.

12:06

Теперь прокурор оглашает «рапорт о совершенном преступлении» от 14 ноября начальнику службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Ивану Ткачеву. В нем говорится, что по поручению правительства «ВТБ-Капитал» подготовил отчет по готовящейся сделке по приватизации акций «Башнефти». Среди заявок на участие в сделке было письмо «Роснефти». 10 октября Дмитрий Медведев подписал распоряжение, одобряющее предложение Минэкономразвития об отчуждении акций «Башнефти» в пользу «Роснефти».

В неустановленное время Улюкаев обратился к Сечину с требованием передать ему 2 млн долларов «за оказанное содействие» в принятии распоряжения от 10 октября, говорится в документа. 14 ноября 2016 года в Москве в офисе «Роснефти» Улюкаев получил от Сечина взятку в ходе следственного эксперимента в размере 2 млн долларов, что соответствует особо крупному размеру. В заключение в рапорте говорится о квалификации действий Улюкаева в соответствии с Уголовным кодексом.

12:16

Прокурор перешел к акту осмотра, составленного сотрудником управления «К» ФСБ Калиниченко. В нем он отчитался о получении меченых денег от Феоктистова. Калиниченко в присутствии понятых изучил купюры. Они были упакованы в сумку, при этом спецпрепаратом обработаны были не только купюры, но и сама сумка. Адвокат Каштанова просит назвать имена специалистов и понятых, но прокурор говорит, что он не обязан называть их данные.

Эксперимент проходил в офисе «Роснефти». Встреча Сечина и Улюкаева прошла под аудио- и видеонаблюдением, «противоправная деятельность Улюкаева была пресечена», говорится в документе.

— Ваша честь, как мы должны относиться к этому документу — как к полностью оглашенному или частично? Я имею в виду, мы можем ссылаться на него в дальнейшем? — интересуется Гриднев. В итоге он обращает внимание на формулировку «место совершения преступления».

12:26

Непорожный оглашает протокол осмотра места происшествия от 14 ноября 2016 года. Инспектор управления «К» СЭБ ФСБ Калугин прибыл в офис «Роснефти» в присутствии понятых для осмотра с участием Улюкаева и его водителя Макарова, эксперта Института криминалистики ФСБ, оперативников СЭБ ФСБ. При осмотре специалисты использовали ультрафиолетовый осветитель и машинки для пересчета денег.

Прокурор снова читает описание события преступления: в 17:25 при выезде со внутреннего двора «Роснефти» был припаркован автомобиль Улюкаева, в котором были министр и его водитель Макаров. Когда они выезжали, автомобиль блокировали сотрудники ФСБ.

При осмотре машины Улюкаева в багажнике была обнаружена сумка. На вопрос, что в сумке, министр ответил, что в багажнике лежит «подарок, бутылка хорошего вина». Министр уточнил, что получил ее от Сечина, он сам ее положил в багажник. После этого пальцы Улюкаева и Макарова осмотрели в лучах ультрафиолетового света. У министра и у водителя были на руках интенсивные следы. Макаров объяснил, что поправил сумку из салона.

Ключ от сумки был в кармане у Улюкаева, он сам его достал из кармана пиджака. Улюкаев сказал, что ключ передал ему Сечин. На нем тоже были следы спецвещества. В сумке было 20 пачек по сто купюр, по 100 долларов в каждой пачке. Еще было 30 полимерных упаковок, в которых тоже были деньги — 180 пачек по 100 долларов. Общая сумма — 2 млн долларов.

12:35

Прокурор перечисляет предметы, которые забрали с места происшествия: это, в том числе, конверты с надписями «сухой смыв», конверт с брелоком и ключом, сумка. Улюкаев позже уточнил, что не помнит — ставил ли он сам сумку в багажник, но он точно касался ее ручек. «Когда ставил корзину с… В общем корзину с чем-то», — так и не разобрав почерк Улюкаева, читает прокурор.

В рапорте следователя от 15 ноября говорится о признаках получения взятки (часть 6 статьи 290 УК). Адвокат Каштанова обращает внимание, что в документе говорится, будто бы Улюкаев начал вымогать взятку в октябре-ноябре 2016 года в Москве.

Непорожный берет следующий том.

12:41

Оглашаются материалы из второго тома. Прокурор Павел Филиппчук зачитывает данные с копии паспорта Улюкаева, «семейное положение — женат, двое детей». Среди документов — копия указа президента от 24 июня 2013 года о назначении Улюкаева на должность министром экономического развития; диплом кандидата наук от 1983 года, согласно которому Улюкаеву присвоена степень кандидата экономических наук; аттестат доцента от 1987 года, согласно которому Улюкаеву присвоено звание доцент по кафедре политической экономии; диплом доктора экономических наук от 1998 года, а также копия аттестата профессора — Улюкаеву на основании решения Минобрнауки 2004 года присвоено звание профессора по кафедре общей экономики, а также диплом о высшем образовании по специальности «экономист» с отличием, выданный Улюкаеву в МГУ.

Филиппчук зачитывает копию благодарности Федерального собрания РФ, а именно комитета по вопросам собственности «за существенный вклад в развитие законодательства РФ» от 2015 года.

12:45

Гособвинитель зачитывает характеристику от председателя правления «Роснано» Анатолия Чубайса на Улюкаева: министр характеризуется исключительно с положительной стороны и как талантливый специалист; приводятся данные из его биографии и сведения о наградах. «Улюкаев исключительно порядочный человек, чьи слова никогда не расходятся с делом», — говорится в характеристике.

Прокурор оглашает характеристику от председателя наблюдательного совета Костина от 15 ноября 2016 года на Улюкаева. Он также положительно характеризовал министра. Теперь положительная характеристика от президента РСПП Шохина также от 15 ноября 2016 года.

Характеристика ОВД района Раменки в отношении Улюкаева: сведений о привлечении министра к административной ответственности нет, компрометирующих материалов в ОВД тоже нет. Справки из психоневрологического диспансера № 2 и наркологического диспансера — там на учете он не состоит, судимостей нет.

12:54

Прокурор читает запрос в информационный центр ГУВД Москвы о наличии сведений о привлечении к уголовной ответственности Улюкаева. Таких сведений нет, за исключением данных о деле, которое рассматривается судом сейчас.

Затем он оглашает сопроводительное письмо из аппарата правительства в адрес СК, в котором направлена копия личного дела Улюкаева. Они занимают 100 страниц в материалах дела. В них в том числе автобиография, анкета со сведениями о местах обучения и работы Улюкаева, копия диплома с отличием, диплом кандидата экономических наук, аттестат доцента.

Филиппчук продолжает перечислять имеющиеся материалы: письмо зампреда правительства с просьбой оформить Улюкаева на должность советника правительства экономическим советником, распоряжение о назначении Улюкаева советником, почетная грамота от правительства от 2001 года, объявление благодарности президента Улюкаеву, письмо президента с ходатайством об объявлении благодарности Улюкаеву и другие.

В третьем томе имеется свидетельство о рождении у Улюкаева сына в 2005 году и дочери в 2010 году, а также приказ федеральной службы кадастра и картографии о награждении медалью «За заслуги» и указ президента о награждении госнаградами за большой вклад в подготовку договора о Евразийском экономическом союзе.

13:08

Непорожный перешел к пятому тому и зачитывает справку об ОРМ «Наблюдение», согласно которой оперативник управления «К» СЭБ ФСБ Калиниченко получил две аудиозаписи разговора Сечина и Улюкаева во время передачи взятки. Разговор проходил 14 ноября 2016 года во внутреннем дворе офиса «Роснефти». Адвокат Каштанова обращает внимание, что разговор не оглашен, чтобы у защиты потом была возможность огласить разговор.

Акт осмотра и возврата техники, в котором говорится, что у Сечина было устройство для аудиофиксации и повреждений на нем нет. Он зачитывает расшифровку. Полностью расшифровку можно прочитать здесь.

Сечин: Скажи Шокиной, пускай корзинку в 206-ю поставит и чай приготовит пока. Да все отлично. Слушай, а ты без куртки?

Улюкаев: Да.

Сечин: Как ты ходишь вообще так?

Улюкаев: А?

Сечин: Надо курточку какую-то.

Улюкаев: Не надо, не надо, зачем.

Сечин: Да?

Улюкаев: Конечно.

Сечин: Ну одну секунду, ладно, вы посидите пока.

Улюкаев: ...

Сечин: Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули выполнение поручения, ну в командировках были.

Улюкаев: Конечно.

Сечин: Да, пока туда-сюда, собрали объем. Ну можешь, считай, задание выполнено.

Улюкаев: Да.

Сечин: Утепляюсь.

Улюкаев что-то неразборчиво говорит.

Сечин: Да не говори.

Улюкаев: Надо узнать, когда машина и это самое, когда короткая дистанция.

Сечин: Ну да.

13:14

Улюкаев: Слушай, а нефть тут будет иранская?

Сечин: Этот проект уникальный для рынка.

Улюкаев: Это первая такая крупная попытка, это никому не удавалось - говорит Улюкаев.

Сечин: Да, это правда. У нас это зависит от оборудования, штата.

Сечин: Иран будет увеличивать, они уже сейчас 3,9...

Улюкаев: Ну они вроде на 4 готовы замораживаться.

Теперь Сечин и Улюкаев переходят к обсуждению сланцевой нефти.

Сечин: Лукавство сейчас поддержать сланцевую нефть.

Улюкаев: Угу.

13:17

Прокурор очень тихо читает расшифровку. Кто-то из слушателей попросил читать громче, судья сделала ему замечание. Прокурор продолжает читать.

Улюкаев: Нельзя остановить этот процесс

Сечин: Ну как.

Улюкаев: Ну если падает, ты что в убыток это себе будешь делать?

Сечин: Ну да. <...> Леша, ты на нас не обижайся за эти затяжки. Я аж почувствовал, как заштормило.

13:22

Сечин: Да, я буду в Лиме.

Улюкаев: Да, я тоже буду. А до этого я встречаюсь с (неразборчиво).

Сечин: Да-да-да.

Улюкаев: Ну, так они шаги делают.

Сечин: Леша, ну спасибо большое, не задерживаю тебя, у тебя сложный график.

Улюкаев: Да, еще на курсы заскочу по пути домой.

Адвокат Квеидзе хотела что-то спросить, поскольку плохо слышно, но прокурор ее оборвал: «Можно я закончу?». Непорожный заново читает расшифровку

Улюкаев: Не надо (говорит, видимо, «про курточку»)

Сечин: Ну ладно секунду посиди пока... Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули поручения. Мы в командировке были, пока туда-сюда выполнили объем. Вот. Забирай, клади и пойдем, вот ключ на всякий пожарный.

Прокуроры выделили последние слова.

Сечин: Корзиночку забери.

Улюкаев: Угу.

Сечин: До свидания.

13:32

Квеидзе напоминает судье, что она заявляла ходатайство об исключении этого доказательства как недопустимого. Адвокат Бурковская обращает внимание на одну фразу Сечина: «Да ну работаем, пока не расслабляемся, я с точностью пока ничего не говорю, хотим выполнить задание».

Прокурор оглашает протокол осмотра предметов, это еще один диск, признанный вещдоком. Справка ОРМ от Калиниченко. Протокол осмотра предметов от 8 декабря 2016 года - диск, представленный ФСБ. На нем аудио- и видеозапись от 14 ноября. Аудиозапись начинается со слов: «Скажи Шокиной пусть поставит корзинку...» и заканчивается словами: «Пойдем кофе попьем».

Теперь гособвинитель читает постановление Московского областного суда, разрешающее начальнику СЭБ ФСБ прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи. Постановление Московского областного суда от 17 февраля 2017 года о рассекречивании предыдущего постановления.

13:33

Рапорт Калиниченко, согласно которому получена запись телефонного разговора между Сечиным и Улюкаевым от 14 ноября.

Секретарь в приемной Сечина: Игорь Иванович, сейчас вас соединяю.

Сечин: Алексей Валентинович, дорогой!

Улюкаев: Игорь Иванович, как я рад тебя слышать!

Они кратко упоминают возможную встречу в Лиме.

Сечин: Еще масса вопросов накопилась там и по совету директоров и по всему.

Улюкаев: Ну, так давай обсудим.

Сечин приглашает Улюкаева приехать в компанию, поскольку у него много дел.

Улюкаев: Да, с удовольствием посмотрю компанию.

Сечин: У меня сейчас большие переговоры часа на два, в 16:30 можно?

Улюкаев: Вполне.

Они договариваются на 17:00. В 17:30 Улюкаева задержали с мечеными купюрами.

На заседании объявлен перерыв. В перерыве адвокат Виктория Бурковская сказала, что Улюкаев был уверен, что Сечин передал ему корзину с фруктами и вином, а в сумке должны были быть колбаски.

13:58

Судья вернулась. Прокурор продолжает читать психолого-лингвистическую экспертизу.

Экспертов попросили ответить, кому принадлежат голоса на записи, есть ли голос и устная речь Улюкаева, есть ли монтаж. Специалисты считают, что устная речь Улюкаева есть, а признаков монтажа не имеется.

14:16

Прокурор снова перечитывает расшифровку разговора Сечина и Улюкаева перед задержанием министра. Они говорят о нефтяном рынке, «Роснефти», налоговой нагрузке, геологоразведке и замещении. «Там нужно бурить и качать, воду заливать, — говорил Сечин. — Нельзя останавливать процесс».

— Я, в общем, пока ничего говорить не хочу, но настойчиво работаем, чтобы задание выполнить полностью, — говорил Улюкаеву Сечин. Министр говорит о сотрудничестве с японцами. Сечин — о корейцах и китайцах, заключая, что у японцев можно чему-то поучиться.

«Сечин: Ну ладно, хэ с ним», — читает прокурор. Адвокаты и слушатели смеются.

Улюкаев собирается садиться в машину. «Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули поручения. Мы в командировке были, пока туда-сюда выполнили объем. Вот. Забирай, клади и пойдем, вот ключ на всякий пожарный», - снова читает слова Сечина прокурор. Слышен звук застежки, шорох одежды. Какой-то мужчина просит принести чай. Он же говорит по телефону.

14:28

Всего в деле фигурируют три аудиозаписи разговора Сечина и Улюкаева, все они, судя по всему, были записаны на разные устройства.

Прокурор зачитывает экспертизу Института криминалистики ФСБ по телефонному разговору. Их попросили ответить на вопросы, каково дословное содержание разговора с фонограммы, имеются ли голос и устная речь Улюкаева, имеются ли признаки монтажа. По мнению специалистов, речь и голос принадлежат Улюкаеву, признаков монтажа нет.

14:40

Оглашается еще одна экспертиза, которую проводила организация «Южный центр», в исследовании принимали участие психолог и лингвист. Вопросы: каковы темы разговора Улюкаева и Сечина на фонограмме аудио- и видеоносителя; имелась ли между ними договоренность о встрече в офисе «Роснефти»; имелась ли недосказанность между ними; имеются ли вербальные и невербальные признаки естественности или неестественности в поведении Улюкаева при получении корзины и сумки.

14:43

Выводы экспертов были следующими:

— Разговор на аудио- и видеозаписи объединены одними темами; основной разговор — обсуждение поручения с передачей предметов Улюкаеву. Они обсуждают взаимодействие в ситуации выполнения поручения. Основной предмет разговора — предмет и содержание деятельности нефтяных компаний, критерии деятельности нефтяных компаний, действия компании Сечина;

— В поведении Сечина и Улюкаева есть лингвистические признаки понимания и участия во взаимодействии, а также предварительных договоренностей «выполнения поручения» и передачи каких-то предметов;

— В некоторых высказываниях Сечина содержатся элементы недосказанности: об инициаторе и выполнении поручения, о передаче предметов; Улюкаев демонстрирует реакции внимания и понимания этих высказываний. При этом Улюкаев не стремится придать их разговору более открытый характер;

— В ситуациях, зафиксированных в записях, в разговорах о деятельности компаний и передаче предметов Улюкаев ведет себя естественно для этой ситуации.

На этом заседание окончено. Суд продолжится 7 сентября.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей