Дело об убийстве Немцова. День 50
Дело об убийстве Немцова. День 50
29 марта 2017, 11:58
2173 просмотра

Фото: Александр Коряков / Коммерсант

Коллегию присяжных неожиданно покинул старшина, который на прошлой неделе рассказывал, что с ним пытался поговорить родственник подсудимого Хамзата Бахаева. Тем временем подсудимые по делу об убийстве Бориса Немцова и их защитники попросили судью перенести заседания на следующую неделю: из-за длинных очередей и жеребьевок в СИЗО «Лефортово» адвокаты не могли пообщаться со своими подзащитными и согласовать позицию по допросу. Суд дал им время до 5 апреля.

Cначала последние записи
11:11

На прошлом заседании судья отказал адвокату Каверзину в ходатайстве об оглашении показаний свидетелей Калугина, проезжавшего по Большому Москворецкому мосту, и Моргачевой, рассказывавшей о продаже ZAZ Chance. Затем адвокат Муса Хадисов заявил ходатайство об исследовании рапорта о задержании Шадида Губашева и других документов, а также о вызове в суд следователя Краснова и полицейских, принимавших участие в задержании его подзащитного. Сторона потерпевших поддержала ходатайство. «У нас у самих есть ряд вопросов. Например, в части прискорбного отсутствия на скамье подсудимых Руслана Геремеева», — говорил адвокат Вадим Прохоров. Однако судья просьбу не удовлетворил.

Затем стороны определили порядок допроса подсудимых (уже тогда Темирлан Эскерханов сообщил, что показания давать не собирается). Анзор Губашев снова стал рассказывать об угрозах от задержавших его людей и пытках, однако судья остановил его и посоветовал обратиться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы.

По ходатайству гособвинения на прошлом заседании прошел повторный допрос начальника одного из управлений «Мосгортелекома» Ефима Сергеева. Несмотря на просьбу прокурора Семененко, тот не стал делать выводы о прерывистости записи с камеры на Веерной, 3, сославшись на нехватку технических средств для этого. После допроса Сергеева присяжным была продемонстрирована выписка со счета Шадида Губашева в «Кредит Евробанке», на котором не нашлось крупной суммы денег.

Наконец, стороны перешли к допросу первого подсудимого — Бахаева. Он говорил, что не имеет никакого отношения к преступлению и не был знаком ни с Артуром и Русланом Геремеевыми, ни с Русланом Мухудиновым и Бесланом Шавановым.

11:58

Перед началом заседания подсудимые Эскерханов и Дадаев в «аквариуме» увлеченно рассматривают какие-то фотографии. Видно, что на снимках много людей.

В зал вошел судья Юрий Житников. Он спрашивает у подсудимого Шадида Губашева, желает ли тот дать показания сегодня.

— Сейчас посоветуюсь с, как вы там называете, подельниками, защитой, — отвечает подсудимый.

— Посоветуйтесь.

Пока же есть ходатайство у адвоката Заура Дадаева Марка Каверзина, он просит о назначении найденного эксперта по видеозаписям, о котором он вчера упоминал. Защитник также хочет представить присяжным некое заключение специалиста Юрия Макеева, ранее выступавшего в суде.

Прокурор Мария Семененко возражает. Судья отказывает в ходатайстве.

12:06

У адвоката Каверзина есть еще ходатайство о назначении экспертизы, «раз уж суд не признает сделанное специалистом заключение». Речь идет о разговоре, записанном на видеорегистраторе Калугина, где четко слышно, что кто-то идет за Немцовым и следит за ним.

—То есть данные люди обладают информацией об убийстве Немцова, там идет разговор между мужчиной и женщиной, что она наблюдала за Немцовым и видела, как он стрелял, — говорит защитник.

Днем ранее на суде изучили запись переговоров, зафиксированных видеорегистратором. В суде видео показывали без звука, и расшифровку слов, которые там каким-то образом прозвучали, сделал по просьбе защиты все тот же специалист Макеев. Он утверждает, что на записи звучит диалог: мужской голос и женский с украинским акцентом.

— Ща он стрелял и ранил его, в ногу, — говорит мужской голос.

— Вообще клиент куда-то торопился, спешил, открыл.

— Вообще-то малость задремал, ты же следишь за ним.

— Вообще ничего страшного, я же за ним шла.

— Хорошо, целую.

«Значит, какие-то люди следили за Немцовым и возможно причастны к его убийству», — говорит адвокат. Разговор происходит через несколько минут после убийства.

Каверзин просит провести экспертизу этой записи. Адвокат Шамсуддин Цакаев напоминает, что во время следствия свидетель Молодых рассказывал о двух женщинах, которых он видел на мосту сразу после покушения, и которые были испуганы.

Ранее защита утверждала, что две неизвестных женщины, которые стали свидетельницами убийства российского оппозиционера на Большом Москворецком мосту, могли сопровождать политика от самого Bosco cafe в ГУМе, в котором он ужинал за полчаса до гибели. Адвокаты называли их сотрудницами оперативно-поисковых подразделений, однако следствие обратилось с запросами в ФСБ и МВД и получило ответ, что скрытое наблюдение за Борисом Немцовым 27 февраля вообще не осуществлялось.

12:14

Гособвинение возражает против назначения такой экспертизы.

— Защита сейчас ссылается на слова свидетеля Макеева, что там были какие-то звуки, которые он так интерпретировал, — замечает Семененко, но, напоминает она, суд уже выяснил, что у специалиста нет достаточной квалификацией. Все эти моменты уже были проверены следствием на начальном этапе, и не нашли подтверждения, считает прокурор.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров поддерживает назначение экспертизы, но «по другим причинам». Он замечает, что не все причастные к преступлению сидят на скамье подсудимых и нужно проверить, кто же следил за политиком — спецслужбы ли или «выходцы из той же республики».

Судья Житников в удовлетворении ходатайства отказывает, отмечая, что сама запись с видеорегистратора Калугина отнесена судом к числу доказательств, которые не подтверждают или не опровергают виновность подсудимых.

12:17

Каверзин рассказывает судье, что попасть в СИЗО «Лефортово» из-за длинных очередей и жеребьевок очень сложно, и просит судью дать им возможность конфиденциально пообщаться с подзащитными перед тем, как они будут давать показания.

Другие адвокаты тоже просят возможности наедине согласовать позиции с подзащитными. Защитник Анзора Губашева Муса Хадисов просит перерыв на неделю для этого.

Прокурор Семененко возражает: по ее словам, предложение адвокатов — это злоупотребление процессуальными правами, она говорит, что процесс идет уже несколько месяцев и длинный перерыв в заседаниях уже был. Представители потерпевших поддерживают ходатайство: «Действительно, права подсудимых должны быть соблюдены. Попасть в "Лефортово" очень сложно, я могу подтвердить».

— Я правильно понимаю, что вы сегодня не желаете давать показания? — уточняет судья у Шадида Губашева.

Тот длинно отвечает, что ему надо подготовиться и посоветоваться с адвокатом. Так же отвечают остальные подсудимые. Пристав приглашает в зал присяжных.

12:19

Судья дежурно спрашивает, пытался ли кто-то заговаривать с присяжными или повлиять на них. Присяжные молчат. Судья объявляет, что вчера поступило заявление от старшины присяжных Приемского с просьбой освободить его от обязанностей по семейным обстоятельствам.

23 марта старшина рассказал, что с ним в метро попытался заговорить о деле мужчина, представившийся родственником Хамзата Бахаева, однако тогда он заверил, что этот инцидент не повлияет на его объективность при рассмотрении дела и остался в коллегии.

В коллегию вводится присяжный №16 Светлана Паршина. Теперь присяжные должны выбрать нового старшину, объясняет Житников.

Всего в коллегии осталось 18 присяжных. Судья напоминает им о полномочиях и обязанностях старшины коллегии. Коллегия из 12 основных присяжных уходит в совещательную комнату избирать старшину, запасные остаются в зале.

— Процесс уже к концу подходит, а у нас стол все не починили, так и шатается, — ворчит адвокат Анна Бюрчиева.

— Да и страна у нас та же осталась, — отвечает ей судья.

12:29

Присяжные избрали себе старшину. Житников говорит, что в связи с установленным порядком предлагает дать показания Шадиду Губашеву. Тот удивленно повторяет, что должен посоветоваться с адвокатом. «Понятно», — говорит судья. Такой же вопрос он задает остальным подсудимым. Все они просят время, чтобы посоветоваться с защитниками.

Судья объявляет, что, поскольку четверо подсудимых пока не готовы давать показания, сейчас стороны буду обсуждать процессуальные вопросы. Присяжные выходят.

12:36

Житников читает заявление от Заура Дадаева, где он просит суд направить в СИЗО сообщение, что суд не против, чтобы Дадаев получил письма и подписал доверенность на представление его интересов юристами «Комитета по предотвращению пыток». Потому что СИЗО почему-то пересылает эти сообщения в суд и не выдает Дадаеву.

Судья говорит, что в УПК не предусмотрено таких обращений руководству СИЗО, и он не имеет возможности выполнить его просьбу.

Адвокаты говорят, что если суд не пояснит администрации СИЗО, что он не против передачи писем подсудимому, «Лефортово» никогда не даст возможность подписать и отправить доверенность «Комитету против пыток».

— Ну вы обратитесь к руководству изолятора, пусть они направят бумагу, я им отвечу, — предлагает Житников.

12:39

Тем временем прокурор Мария Семененко «в связи с отказом подсудимых от дачи показаний» ходатайствует об оглашении показаний, данных ими во время следствия. Она перечисляет тома и страницы из дела, на которых находятся эти протоколы допросов, проверок показаний на месте, и видеозаписи следственных действий, все это обвинение хочет продемонстрировать присяжным.

12:44

Адвокат потерпевших Ольга Михайлова говорит, что, на ее взгляд, не было отказа от дачи показаний, наоборот, подсудимые выразили такое желание и попросили разумный срок на подготовку. Пока она просит в этом ходатайстве отказать.

Судья объявляет, что в ходатайстве защитников о перерыве для подготовки перед допросами он отказывает. «Проблемы, которые у вас существуют с доступом к подсудимым, они, конечно, существенны, но это не причина для того, чтобы объявлять перерыв», — говорит Житников. По его словам, максимум, что он может предоставить, это время поговорить в зале суда в присутствии приставов.

12:47

Адвокат Каверзин эмоционально объясняет судье, что здесь невозможно конфиденциально побеседовать, и что это не прихоть адвокатов, это объективная невозможность раньше попасть в изолятор.

— Мы не можем туда физически попасть! Никак, нас не пустят, как нам зайти, скажите, как? — обращается он к Житникову.

Адвокат Цакаев напоминает, что «когда была необходимость для государства», суд объявил перерыв на целый месяц, и все защитники «вошли в положение, мы вас поняли» и ничего не возражали.

Судья спрашивает у адвокатов о нужных сроках. Те объясняют, что в пятницу в «Лефортово» проходит жеребьевка на следующую неделю. Адвокаты смогут, вероятно, попасть тогда во вторник-среду и сразу после визита к подзащитным они готовы продолжать. Защитники обещают попробовать договориться и поменяться днями с другими адвокатами.

12:51

Адвокат Вадим Прохоров говорит, что право на защиту надо все-таки соблюдать, и напоминает, что дело-то в любом случае дойдет до ЕСПЧ, и тогда придется отвечать за нарушение прав со стороны государства, неважно, будет ли виноват в этом конкретный судья или руководитель изолятора.

— Вы поклеп на государство-то не возводите, — бурчит Житников.

Все адвокаты поддерживают просьбу освободить следующую неделю для общения с подсудимыми.

В итоге судья решил объявить перерыв на несколько дней.

— Давайте прервемся до 5 числа, продолжим пятого, — заключил он.

По его просьбе в зал пригласили присяжных. Житников сообщил им, что на сегодня все, следующее заседание с ними будет в 11 утра 5 апреля.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей