Дело об убийстве Немцова. День 49
Дело об убийстве Немцова. День 49
28 марта 2017, 11:19
2136 просмотров

Фото: Павел Головкин / AP / ТАСС

Сторона защиты заканчивает представлять свои доказательства на процессе по убийству оппозиционного политика Бориса Немцова. Судья Житников продлил обвиняемым меру пресечения и отказал в очередном ходатайстве о вызове в суд следователя Игоря Краснова и оперативников ФСБ, участвовавших в задержании подсудимых. Сегодня начался допрос подсудимых — первым выступил Бахаев.

11:15

На прошлое заседание не пришли два свидетеля, вызванные в суд. Адвокат Марк Каверзин в очередной раз попытался заявить ходатайство об исключении из материалов дела комплексной экспертизы института криминалистики ФСБ по гильзам. Судья Житников в этом ходатайстве отказал, после чего Кавезрин попросил назначить проведение новой экспертизы по гильзам. Обвинение выступило против, хотя адвокат потерпевших Вадим Прохоров не возражал против новой экспертизы. Судья сказал, что рассмотрит это ходатайство позднее.

Старшина присяжных рассказал, что в метро с ним пытались заговорить о ходе процесса: неизвестный якобы представился знакомым родственников обвиняемого Бахаева. На вопрос судьи, может ли это событие повлиять на его отношение к подсудимым, присяжный ответил отрицательно. Защитники назвали этот инцидент в метро провокацией.

В конце заседания гособвинение заявило ходатайство о продлении меры пресечения обвиняемым, однако судья перенес его разрешение.

11:24

Войдя в зал, судья Житников зачитывает свое решение по заявленному на прошлом заседании ходатайству о продлении меры пресечения для обвиняемых. Он удовлетворяет ходатайство и перечисляет основания для этого. Мера пресечения в виде заключения под стражу продлена до 30 июня.

11:47

Каверзин ходатайствует об оглашении показаний свидетелей Калугина и Моргачевой, которые так и не пришли в суд. Житников кратко пересказывает протоколы: Калугин говорил, что проезжал по мосту в 23:35, а Моргачева рассказывала о продаже ZAZ Chance. Также адвокат хочет показать присяжным видео с регистратора на автомобиле Калугина. Семененко возражает против удовлетворения ходатайства. Она отмечает, что на записи указано время 00:35 — Каверзин ранее говорил, что время на регистраторе указано на час позже действительного.

Также прокурор выступает против оглашения показаний двух свидетелей, поскольку они не имеют отношения ко времени совершения преступления. Семененко подчеркивает, что Калугин проезжал по мосту через 4 минуты после убийства Немцова. «Это не доказывает, кто причастен к совершению убийства», — говорит прокурор.

Каверзин слушает прокурора стоя. Моргачева работала в компании «Автоальянс», продолжает Семененко. Покупателя машины ZAZ Chance свидетель не помнит. Семененко заключает, что гособвинение против демонстрации записи с регистратора и оглашения показаний указанных свидетелей. Адвокат потерпевших Вадим Прохоров оставляет разрешение ходатайства на усмотрение суда. Каверзин просит слово, но судья отказывает ему и отклоняет ходатайство адвоката.

11:59

«Есть ли у сторон доказательства, которые они готовы предъявить суду с участием присяжных заседателей?» — спрашивает судья. Каверзин, в свою очередь, спрашивает, вызывал ли суд на сегодня Калугина и Моргачеву. Житников говорит, что их не вызывали.

Житников предлагает адвокатам подсудимых определить порядок их допроса. Каверзин отвечает, что их устроит тот же порядок, в котором они представляли доказательства. Однако адвокат Муса Хадисов говорит, что вместе со своим напарником и подзащитным ждет результата портретной экспертизы по записям с камер. Помимо этого, он хотел бы предоставить суду без присяжных справку о здоровье подзащитного и заявить еще два ходатайства: первое — об исследовании поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, рапорта о задержании Шадида Губашева, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в июле 2015 года и справки из СИЗО-2; второе — о вызове следователя Краснова в качестве свидетеля для проверки информации о принуждении Губашева к даче ложных показаний после задержания и в СИЗО весной 2015 года. Защитники поддерживают. У Шамсудина Цакаева дополнение: он говорит, что будет ходатайствовать об исключении части доказательств и поэтому просит вызвать названных сотрудников — Краснова и двух полицейских.

Дополнение Анзора Губашева: «Все мои показания диктовали Краснов и эфэсбэшник, это без защитников было. Есть свидетели нашего задержания. Все мои показания именно они мне давали — Краснов и эфэсбэшник». Он просит вызвать Краснова, «эфэсбэшника», двоих полицейских, видевших задержание, и участкового.

Семененко замечает, что в деле нет протоколов допросов этих людей, и настаивает на том, что всех обвиняемых допрашивали в присутствии защитников. Прокурор просит отклонить ходатайство.

Вадим Прохоров поддерживает вызов следователей. «У нас у самих есть ряд вопросов. Например, в части прискорбного отсутствия на скамье подсудимых Руслана Геремеева», — добавляет адвокат.

Судья отказывает в удовлетворении ходатайства.

12:20

Стороны определяют порядок допроса подсудимых: Хамзат Бахаев, затем Шадид Губашев, Анзор Губашев, Темирлан Эскерханов и Заур Дадаев. Но Эскерханов говорит, что не будет давать показания. Судья отвечает, что это его право.

Теперь Каверзин говорит о непонятных звуках при прослушивании файла с регистратора. Он обратился в центр независимой экспертизы «Версия», специалистам которой поставил вопросы: есть ли признаки монтажа на записи; есть ли голос, не относящийся к аудиоточке; из какого устройства, идет голос; можно ли составить стенограмму.

На записи звучит диалог: мужской голос и женский с украинским акцентом.

— Ща он стрелял и ранил его, в ногу, — говорит мужской голос.

— Вообще клиент куда-то торопился, спешил, открыл.

— Вообще-то малость задремал, ты же следишь за ним.

— Вообще ничего страшного, я же за ним шла.

— Хорошо, целую.

Каверзин говорит, что это звук из радиопереговоров и просит приобщить это заключение. У Семененко после ознакомления с документом есть возражение: «Даже говорить об этом ничего не будем, потому что заключение специалиста сделано в ноябре 2016 года лицом с просроченным удостоверением, которое действительно до 9 июня 2016 года. Если человек не понимает, что у него просрочено удостоверение, какие выводы о звуках он может делать. Тем более мы видели этого человека, он немного неадекватен». Прокурор имеет ввиду специалиста Юрия Макеева, который уже выступал в суде. Вадим Прохоров не возражает против приобщения документа. Судья приобщает его.

12:32

Адвокат Магомед Хадисов говорит о дополнении у его подзащитного. Он перечисляет материалы дела: выписку из банка о счете Шадида Губашева, постановление об отказе в удовлетворении неназванного им ходатайства и экспертизу по семенам, обнаруженным в Козино. Семененко говорит, что экспертизу уже оглашали, Магомед Хадисов настаивает, что ее еще не зачитывали. Прокурор листает материалы дела.

Тем временем Анзор Губашев в связи с отказом по ходатайству Мусы Хадисова вновь говорит об угрозах от задержавших его людей, которые говорили, что убили Беслана Шаванова и могут убить братьев Анзора. В СК его представлял адвокат по назначению Аркадий Остапчук и он видел, что Анзора привели в мешке, говорит подсудимый. В здании ведомства ему якобы угрожал и следователь Краснов: по словам Губашева, он сказал, что отказ давать показания «плохо скажется на его братьях».

— Губашев Анзор, а зачем вы это рассказываете суду? — спрашивает Житников.

— Как зачем? Я до этого на каждом продлении говорил суду...

Житников перебивает Анзора и говорит, что в этом судебном заседании не рассматривают преступления других лиц. «С этим заявлением обращайтесь в правоохранительные органы, а мне это рассказывать не надо!» — строго говорит судья.

Он спрашивает Семененко, готова ли она выступить со своей позицией по ходатайству Хадисова. Анзор Губашев параллельно продолжает говорить, Житников просит его прекратить и снова обращается к прокурору. У нее нет возражений по экспертизе.

Хадисов добавляет, что помимо указанных ранее документов он хочет огласить сейчас протокол об окончании следственного действия с заявлением Губашева о самооговоре и оговоре его брата, поскольку Шадид будет ссылаться на них в прениях. При этом об их оглашении при присяжных речи не идет.

Семененко отмечает, что эти документы не подлежат оглашению в присутствии присяжных, добавляя, что в этих же документах есть заявление об отказе Шадида от адвоката Магомеда Хадисова. Защитник говорит, что это Шадид тоже объяснит, но позднее. Прокурор возражает против оглашения этих документов. Судья объявляет тридцатиминутный перерыв на ознакомление с документами.

13:23

Судья вернулся в зал, он вновь перечисляет документы, заявленные в ходатайстве Хадисова. Он спрашивает у адвоката, зачем нужно зачитывать экспертизу по семенам. Защитник поясняет, что он хочет объяснить присяжным, что это за семена, поскольку после оглашения протокола обыска, в котором они указаны, присяжным демонстрировали фотографии Шадида Губашева, на которых он «что-то курит». Житников разрешает огласить только справку о счете подсудимого, а в оглашении экспертизы по семянам отказывает, поскольку это не относится к обвинению.

Судья сообщает, что присяжные находятся на обеде, и спрашивает, сколько времени нужно на обед участникам процесса. Отвечая на вопрос адвоката Каверзина, Житников говорит, что сегодня заседателям лишь покажут справку о счете Шадида Губашева. Адвокат просит разрешить ему покинуть заседание сейчас, поскольку у него идут предварительные слушания в другом суде.

Семененко выходит с ходатайством «додопросить» свидетеля Ефима Сергеева, присутствовавшего при изъятии камеры с подъезда на Веерной, 43. Шадид Губашев просит приобщить ответ начальника следственной группы Тутевича, в котором говорилось, что вещи, изъятые из его машины, не были исследованы экспертом,чтобы в последующем он мог обратить на это внимание присяжных.

Пока они читают документ, Каверзин просит приобщить его возражения, которые он в очередной раз не зачитывает. Судья приобщает.

Семененко просит отказать Шадиду Губашеву в приобщении ответа. Она добавляет, что если вещи из его машины не принадлежат Дадаеву, достаточно будет лишь его слов об этом. Судья не разрешает огласить ответ в присутствии присяжных.

13:37

В зал входит начальник одного из управлений «Мосгортелекома» Ефим Сергеев. Семененко зачитывает ответ из «Мосгортелекома», согласно которому предоставить информацию о работоспособности камеры у подъезда дома 3 на Веерной улице за 27 февраля невозможно. Также в ответе говорится, что на Большом Москворецком мосту установлена одна камера ЦОДД, в период с 27 по 28 февраля видеоизображений с камеры в единый центр хранения данных не поступало.

— Скажите, вот вы же лично компетентны высказаться об этом, в этот период времени на Веерной, 3 имелась прерывистость записи?

— Мне был предоставлен файл длительностью 84 часа. Все это было передано в рамках протокола выемки, — говорит свидетель. Он добавляет, что у него нет технических средств, чтобы ответить на вопрос прокурора.

Вопрос задает адвокат Прохоров.

— Там говорится, что одна камера подведомственная. Мне хотелось бы узнать ваше мнение — а чьи там все же камеры, фэсэошные?

— Я не обладаю такой информацией.

Защитники и подсудимые задают уточняющие вопросы. На вопросы Дадаева Сергеев говорит, что по этому видео может дать заключение о том, что оно длится 84 часа. Технических средств, чтобы определить, были ли прерывания, у него нет, нужна техническая экспертиза, повторяет свидетель. Его отпускают, судья приобщает ответ «Мосгортелекома» и информацию по госконтракту. Приставы приглашают присяжных.

13:57

Присяжные входят в зал. «Я бы хотел представить вашему вниманию выписку из "Кредит Евробанка", которая принадлежит Шадиду Губашеву», — говорит адвокат Магомед Хадисов. Он напоминает, что в обвинительном заключении утверждается, что за убийство Немцова подсудимым заплатили деньги.

Адвокат показывает выписку. Присяжные внимательно разглядывают ее.

Хадисов спрашивает подзащитного:

— Вы ранее свидетелю Тымко говорили, что он вам давал денежные средства на покупку автомобиля BMW? В связи с чем он давал вам деньги, имея кредит в банке, позволявший купить машину?

— Я как нашел машину, мне надо было, чтобы рассчитаться, снять деньги с карточки. А я не мог снять все деньги с карточки своей. И я взял у знакомого деньги, сказал, что потом верну. У меня с карточки в день только 50 тысяч можно снимать.

— Ясно.

Адвокат настаивает, что «никакой речи о крупной сумме не идет». При этом он не уточнил, какую сумму перевел Шадиду Тымко. На допросе сам Тымко говорил, что одалживал около 150 тысяч рублей.

14:00

Житников вновь возвращается к вопросу о порядке допроса подсудимых: Бахаев, Губашев Шадид, Губашев Анзор, Эскерханов и Дадаев. Первым допросят Бахаева.

«Я хотел бы начать с того, что к этому преступлению не имею никакого отношения и отвечу на все вопросы искренне», — говорит он.

— Скажите, пожалуйста, Хамзат Алиевич, вы знакомы с Геремеевым Русланом? — спрашивает его адвокат Заурбек Садаханов.

— Нет, даже впервые слышу фамилию. Никогда не виделся и не общался.

— Вы знакомы с Геремеевым Артуром?

— Нет.

— Вы знакомы с Мухудиновым Русланом?

— Нет. Никогда не виделся и не общался.

Также подсудимый отвечает на вопрос про Беслана Шаванова, затем отмечает, что до задержания он не общался с Зауром Дадаевым, а с Анзором Губашевым не созванивался «где-то с лета 2014 года».

— Вас просил кто-то оказать помощь в совершении преступления, а именно в убийстве Бориса Ефимовича Немцова?

— Нет, конечно.

На вопрос адвоката, вел ли Бахаев за ним слежку, тоже отвечает отрицательно.

— Вы предоставляли подсудимым или лицам, причастным к совершению преступления, жилище по адресу Московская область, Одинцовский район, деревня Козино, дом 10? Проживание или сокрытие?

— Нет, ни первое, ни второе.

— Незаконным оборотом оружия когда-нибудь занимались?

— Нет, никогда не занимался.

— А до вашего задержания у вас была информация о том, кто, где, когда готовит и готовит ли вообще, и совершал ли убийство Бориса Ефимовича Немцова?

— Нет, конечно.

14:19

Садаханов просит разрешение задать вопросы другим подсудимым. Судья не против.

Первым адвокат спрашивает Дадаева:

— До вашего задержания общались с Хамзатом Алиевичем?

— Один раз видел, но не общался.

— Где, когда?

— Это когда я после Нового года приехал в Козино. При входе в дом, он, кажется, заезжал или уезжал. Поздоровались.

— А собирал ли и передавал ли вам Хамзат Алиевич информацию о Борисе Немцове? — уточняет адвокат, напоминая, что его клиента обвиняют в слежке за политиком через интернет.

— Я Хамзата один раз только видел. Никакой информации он не передавал, никакой связи через интернет с ним не было.

— Есть такая необходимость, чтобы за вас кто-то искал информацию через интернет?

— Нет такой необходимости, — говорит Дадаев. Он добавляет, что нет никаких доказательств того, что он вообще имеет отношение к этому преступлению и сбору информации за Немцовым.

— Вы просили Бахаева осуществлять слежку за Немцовым Борисом Ефимовичем?

— Никогда я не просил.

— Перевозил ли Хамзат Алиевич вас с осени 2014 года на принадлежащем ему автомобиле?

— Хамзат меня не перевозил, я никакой связи с ним не имел.

Дадаев также говорит, что никогда не жил в доме Бахаева и Губашевых.

— То есть вы не были на втором этаже [где живет Бахаев]?

— Был, когда пожар тушили.

Теперь адвокат задает те же вопросы Анзору Губашеву. Старшина коллегии присяжных просит передать записку судье.

Губашева Бахаев тоже на своей машине не возил. «По-моему, в этом доме мы жили с 2008 года. А до этого жили в соседнем доме», — говорит Губашев.

Судье передают еще одну записку. Адвокат задает те же вопросы Шадиду Губашеву. Шадид говорит, что если ему нужно было найти информацию по работе в интернете, это делала его девушка, с которой он жил с 2008 года. «Ее я сюда тянуть не стал, в этот беспредел», — говорит он о процессе.

Адвокат задает подсудимым одинаковые вопросы: «Совершил ли Бахаев, охваченный единым умыслом с вами, совместно в составе организованной преступной группы незаконный оборот оружия? Совершил ли Бахаев, охваченный единым умыслом с вами, совместно в составе организованной преступной группы убийство Немцова?». Подсудимые отвечают отрицательно.

Эскерханова адвокат спросил лишь, знал ли тот Бахаева. Подсудимый сказал, что не знал его до задержания.

14:36

Адвокат спросил Бахаева, как он приехал в Москву. Тот кратко рассказал, что приехал в Подмосковье в 2006 году, когда туда переехал его дядя Талхигов.

Теперь вопросы задает Семененко. Бахаев поясняет ей, что в 2006 году он приехал не в тот дом, в котором он жил по соседству с Губашевыми. С ними он заселился туда только в 2008 году, а до этого жил отдельно. С братьями он общался не часто, поскольку работал «с утра до ночи». Виделись они обычно, когда уходили на работу.

В декабре 2014 года Бахаев приобрел Ладу 715. Семененко интересуется, пользовался ли ей кто-то еще, подвозил ли Бахаев на ней кого-то. «Никто кроме меня», — говорит подсудимый.

На машине Mercedes с номером 777 в деревню иногда приезжал Заур Дадаев, он садился на водительское место, продолжает Бахаев отвечать на вопросы Семененко. Летом 2014-го, когда Губашев купил себе BMW, Бахаев «прокатился» на его машине. Семененко интересуется машиной ZAZ Chance.

«Я даже не слышал, что такие машины были. Я помню, когда маленький был, "Запорожец"», — говорит Бахаев.

Семененко возвращается к Mercedes с номером 777. Она выясняет, когда Бахаев видел машину. Тот отвечает, что видел ее дважды, не раньше 3 января 2015 года.

27 февраля 2015 года «в 10-м часу» Бахаев, по его словам, выехал из деревни в Москву — встретить жену у станции метро Кунцевская. Обычно супруга ездила на электричке до станции Рабочий поселок, где ее встречал муж, но в этот раз не успевала на поезд.

— Ну примерно во сколько?

— Ближе к 12.

Затем супруги поехали на улицу Ивана Франко. Бахаев оставался в квартире на улице Ивана Франко до 1 марта, на улицу он не выходил. Супруга выходила в магазин.

Днем 1 марта он поехал в деревню Козино, перед этим заехал к знакомому Жене. Когда Бахаев вернулся домой в Козино, ему позвонили и попросили «подвезти одного человека». Он объясняет, что в то время остался без работы и поэтому разместил на сайте «Работа.ру» объявление о том, что готов заниматься частным извозом. Его знакомый таксист иногда переводил своих клиентов на Бахаева. Так случилось и в этот раз.

Подсудимый отвез клиента в Абабурово и снова вернулся домой. Точное время, когда он приехал в Козино, Бахаев назвать не может. Семененко интересуется, как часто он видел Губашева. Она добавляет, что ее интересует 27 февраля. «Я его не видел», — говорит Бахаев. Шадида он периодически встречал, иногда на дороге, когда тот ехал на КАМАЗе, говорит подсудимый.

14:57

Прокурор спрашивает, не сообщал ли Шадид о том, что Анзор улетел из Москвы. Бахаев говорит, что не видел Шадида ни 27, ни 28 февраля.

Теперь Семененко просит пояснить, знал ли он о вылете 1 марта в Грозный Дадаева и Геремеева: «в тот момент, когда вы были во Внуково». Садаханов встает и просит не вводить в заблуждение присяжных. Ранее он отмечал, что в детализации номера Бахаева Внуково указано примерно в шесть часов вечера, а Дадаев и Геремеев улетели в два часа.

Семененко спрашивает, был ли Бахаев в Козино с 1 марта до задержания. Тот отвечает утвердительно.

Бахаев на вопросы о Шадиде говорит, что только на ознакомлении с материалами дела узнал, что тот уехал домой 1 марта. До этого он думал, что Шадид уехал 2 марта — в тот день он созванивался с ним, чтобы узнать, внесет ли он свою часть платы за аренду дома. По телефону Шадид сказал, что едет на два-три дня домой.

5 марта Бахаеву звонил дядя Шадида, который спрашивал номер его автомобиля, говорит свидетель. Тогда же он рассказал, что Губашева «забрали эфэсбэшники».

7 марта после обеда он лег спать и проснулся от грохота на первом этаже, где взломали дверь. Затем ворвавшиеся в дом люди поднялись к нему на второй этаж и постучали. Судья прерывает его рассказ и просит продолжить отвечать на вопросы. Бахаев добавляет, что после этого его отвезли в прокуратуру.

Теперь Семененко спрашивает Бахаева о расположении Веерной. Подсудимый говорит, что не знает, где это. «Как же вы занимались частным извозом?» — удивляется Семененко.

Теперь прокурор просит объяснить первое включение одной из «боевых трубок» 22 февраля на улице Ивана Франко. Бахаев параллельно прокурору говорит: «Не спрашивайте меня о деле». Тогда Семененко просит объяснить, почему местонахождение трубки Бахаева совпадает с местонахождением Mercedes 16 января, 21 января и 6 февраля. Вопрос остается без ответа.

Адвокат Ольга Михайлова спрашивает, передавал ли Бахаев кому-то сим-карты, оформленные на него. Бахаев говорит, что не покупал сим-карты без оформления, только по своему паспорту — для Шадида, жены и детей, которые приезжали летом.

Он уточняет, что знаком с Дадаевым с малых лет, «когда они с отцом жили в Ставрополе». «У нас разница 13 лет. Как обычно у нас в деревне бывает, 80% русского населения, нас мало. Когда там свадьба или похороны, такие моменты, мы встречались», — вспоминает он. Также они жили в одной деревне в Ингушетии. С Дадаевым они дальние родственники. «Мой отец и его отец были двоюродными или троюродными братьями», — поясняет Бахаев.

Михайлова также спрашивает, как получилось, что Бахаев не видел Анзора Губашева полтора месяца до убийства. Подсудимый говорит, что мог не видеть его и по два, и по четыре месяца. Иногда он видел его машину у дома.

Михайлова просит уточнить, куда 1 марта Бахаев возил клиента из Горок-10. Тот говорит, что в деревню, не доезжая до Внуковского шоссе.

— Значит вы с Анзором по телефону не разговаривали вообще? — спрашивает судья.

— Нет.

На вопрос судьи он уточняет, что 2 марта Шадид сам позвонил ему.

— Вы говорили, что Дадаев приезжал в деревню Козино на Mercedes. А на других машинах он не приезжал?

— Других машин я не видел.

Житников попросил объяснить, как доехать от Козино до улицы Ивана Франко. Бахаев говорит, что ехал через Рублевское шоссе, а затем через Можайское.

15:08

Теперь судья интересуется, был ли Бахаев в деревне за пределами дома. Подсудимый сразу говорит о том, что найденные окурки и гильзы, о которых прежде говорило гособвинение, нашли в 200 метрах от деревни, а не именно от его дома, где иногда собирались компании, говорит подсудимый.

Львович интересуется, были ли 1 марта в деревне припаркованы автомобили Анзора и Шадида. «По-моему, не было. Процентов 70, что не было», — говорит Бахаев.

Прокурор интересуется, с кем приезжал Дадаев в Козино. По словам Бахаева, Дадаев приезжал один. В один из визитов его до машины провожал Анзор Губашев, но уехал ли он затем с Дадаевым, Бахаев не знает.

Львович просит прокомментировать показания супруги, утверждавшей, что Бахаев не занимался частным извозом. «Она не может такое сказать. Она знала, куда я еду», — немного растерянно говорит Бахаев.

Семененко просит прояснить противоречие: 1 марта он ехал с Ивана Франко во Внуково, а теперь говорит, что в тот день он подвозил клиента из Горок-10. Семененко замечает, что об этом он ни разу не говорил на следствии. Бахаев раздраженно парирует: «За год ко мне ни разу не пришел следователь». Подсудимый добавляет, что он не говорил раньше, что ехал во Внуково с улицы Ивана Франко — так говорила только прокурор.

Михайлова просит снова объяснить, как на него вышел клиент из Горок-10. Бахаев рассказывает, что просил знакомых таксистов переводить на него клиентов, которых они не хотят везти или им неудобно отвозить в это время. 1 марта знакомый предложил ему забрать клиента в Горках-10 и он согласился. Клиента он забрал у торгового центра.

15:29

Семененко просит разрешить зачитать показания Бахаева, которые он давал на следствии. На время обсуждения этого ходатайства присяжные покидают зал. По просьбе Садаханова прокурор перечисляет противоречия, из-за которых она хочет зачитать протокол допроса.

После того, как чтение списка заканчивается, Садаханов отмечает, что Семененко не пояснила, в чем именно заключаются противоречия. Цакаев поддерживает Садаханова, а Хадисов просит внести в протокол, что жена Бахаева подтверждала, что он занимался частным извозом, но стеснялся этого.

Житников просит перечислить ему листы из дела с показаниями Бахаева, которые прокурор хочет огласить. Судья не понимает, где в них можно обнаружить серьезные противоречия.

Прокурор подходит к судье и показывает ему нужные показания: в частности, он говорил, что «Шадид в последнее время не работал», а на заседании сказал, что тот работал до отъезда домой в марте. Судья удовлетворяет ходатайство частично — только по одному листу.

Присяжные вновь входят в зал. Семененко зачитывает показания от 8 марта 2015 года. «[Данные,] конечно же, с участием адвоката», — добавляет прокурор. Бахаев тогда сказал, что последнее время Шадид сидел дома, потому что не было заказов. О делах Анзора он не знал.

Семененко спрашивает Бахаева, каким показаниям нужно верить. Подсудимый говорит, что в январе-феврале заказов всегда мало, а летом «кипит работа». Теперь прокурор просит объяснить, почему Бахаев сегодня впервые рассказал о поездке с клиентом в деревню на Внуковском шоссе.

Бахаев вместо прямого ответа, говорит, что не имел отношения к убийству и его дела не имели к нему отношения. На вопрос, почему он был в тот день во Внуково, Бахаев говорит, что к этой деревне может проехать только через Внуково. Семененко настаивает, что деревня появилась после того, как прокуроры на карте показали, что от улицы Ивана Франко до Козино можно ехать и не через Внуково.

На этом допрос закончен. Следующее заседание состоится завтра в 11:00.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей