Дело бухгалтера «Седьмой студии» Масляевой. Особый порядок
Дело бухгалтера «Седьмой студии» Масляевой. Особый порядок
11 апреля 2019, 10:33
10 298

Нина Масляева. Фото: Александр Вильф / РИА Новости

Мещанский районный суд Москвы начал рассматривать уголовное дело бывшего бухгалтера АНО «Седьмая студия» Нины Масляевой, которая единственная из всех фигурантов дела о мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК) признала вину; в связи с этим дело начали рассматривать в особом порядке. Масляеву как ключевого свидетеля обвинения уже допросили в ходе процесса режисера Кирилла Серебренникова, экс-сотрудницы министерства культуры Софьи Апфельбаум, бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского и гендиректора организации Юрия Итина. В ходе заседания по делу Масляевой судья Изотова неожиданно указала на нарушения в обвинительном заключении, совпадающем у всех фигурантов дословно, и решила вернуть дело в прокуратуру.

Читать в хронологическом порядке
10:19

О возбуждении уголовного дела по следам проекта по популяризации театрального искусства «Платформа» Кирилла Серебренникова Следственный комитет сообщил 23 мая 2017 года. Тогда же прошли обыски в «Гоголь-центре», где режиссер работает художественным руководителем и на базе которого работала актерская труппа, дома у Серебренникова и экс-главы департамента Минкультуры Софьи Апфельбаум. К тому моменту проект «Платформа» уже давно завершился.

Вскоре после обысков была отправлена под арест бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева; сам Серебренников оставался в статусе свидетеля до конца августа, когда его задержали в Петербурге, конвоировали в Москву и поместили под домашний арест.

Нина Масляева почти сразу дала признательные показания и вышла из СИЗО в октябре. Дело в отношении нее выделили в отдельное производство.

По версии следствия, Юрий Итин и Кирилл Серебренников, зная о том, что на проект «Платформа» выделят деньги из бюджета, договорились их похитить и собрали организованную группу, к участию в которой привлекли своих знакомых: Алексея Малобродского, Екатерину Воронову, Нину Масляеву и Софью Апфельбаум. Далее они якобы составляли заведомо недостоверные списки мероприятий, а полученные деньги Масляева обналичивала через своих знакомых предпринимателей.

10:19

На процессе Серебренникова и остальных обвиняемых Нину Масляеву допросили в январе. Допрос занял два заседания, в ходе которых бывшая глава бухгалтерского отдела рассказала про работу в «Седьмой студии».

Масляева говорила, что «сблизилась» с Юрием Итиным во время работы в театре «Модерн», и тот позвал ее на проект «Платформа» Кирилла Серебренникова. На встрече с с Серебренниковым и Алексеем Малобродским те якобы рассказали, что для проекта понадобится много наличных денег и пообещали, что можно будет «хорошо заработать». Масляева согласилась заниматься обналичиванием денег, потребовав себе зарплату в 150 тысяч рублей и право нанимать помощников.

Часть денег, говорила она, снимали со счета через карту «Альфа-банка» и складывали в сейф в офисе «Седьмой студии»; «черную кассу» якобы вела сотрудница кадровой службы Лариса Войкина. Обналичиванием занимались проходящие по делу свидетелями предприниматели Валерий Синельников и Валерий Педченко, которые выводили деньги через свои фирмы за процент.

На протяжении допроса Масляева в различных выражениях настаивала, что не помнит точных сумм, дат и подробностей финансовых операций: «забыла документацию в "Седьмой студии" как страшный сон». При этом Масляева последовательно настаивала на том, что, обналичивая деньги и фальсифицируя отчетность, она выполняла распоряжения руководства «Седьмой студии».

10:33

В зал заходит судья Татьяна Изотова, которая открывает заседание. Она устанавливет личность подсудимой: Масляева Нина Леонидовна, родилась 17 февраля 1951 года, зарегистрирована в Брянске, живет в Москве на улице Металлургов, образование высшее. Она вдова, несовершеннолетних детей нет.

На вопрос судьи о судимости Масляева отвечает отрицательно, хотя была осуждена в ноябре 2010 года Советским районным судом Брянска.

Интересы Масляевой представляет адвокат Юрий Ефименко. Обвинение — прокурор Ирина Дидова.

В зале находятся свыше двух десятков слушателей.

10:34

Адвокат Ефименко первым заявляет ходатайство. Он просит закрыть заседание в связи с тем, что в ходе рассмотрения дела будут «всплывать вопросы личного характера».

Прокурор не возражает: если у подсудимой есть личные вопросы, которые она хочет сообщить суду, заседание можно закрыть.

Судья Изотова уходит на решение.

10:39

Судья возвращается через десять минут и объявляет, что в ходатайстве защиты отказано: заявленные адвокатом основания не предусматривают рассмотрение дела в закрытом заседании.

10:43

Прокурор начинает читать обвинительное заключение, которое дословно совпадает с обвинительным заключением, оглашавшимся на процессе Серебренникова.

В 2011 году, но не позднее 24 марта, Кирилл Серебренников разработал экспериментальный проект «Платформа», предполагавший многолетнее создание и демонстрацию под его руководством театральных, музыкальных и иных произведений, финансируемых за счет бюджета.

Участвуя в обсуждении проекта «Платформа» с Министерством культуры, Серебренников договорился с Софьей Апфельбаум об учреждении автономной некоммерческой организации «Седьмая студия». Руководить «Седьмой студией» Серебренников предложил Юрию Итину.

16 мая того же года Серебренников учредил «Седьмую студию», Итина избрали директором и единоличным исполнительным органом организации. В соответствии с уставом, «Седьмая студия» подотчетна учредителю, поэтому Серебренников также на постоянной основе выполнял в ней организационно-распорядительные функции.

В период с 16 мая по 1 августа Итин и Серебренников, зная о том, что на проект «Платформа» выделят деньги, договорились их похитить. Они создали организованную группу, к участию в которой привлекли своих знакомых — Алексея Малобродского, Екатерину Воронову, Нину Масляеву и Софью Апфельбаум. Подсудимые распределили между собой роли и договорились сделать заведомо недостоверный список мероприятий, полученные деньги перечислять на счета подконтрольных юрлиц и обналичивать, а также предоставлять в Минкульт неверную отчетность.

10:50

Прокурор Дидова продолжает читать обвинительное заключение, которое по-прежнему дословно повторяет заключение по Серебренникову.

Апфельбаум, согласно отведенной роли, должна была отвечать за заключение контракта, выделение средств и отсутствие контроля со стороны Минкульта. Воронова выполняла по указаниям Серебренникова и Малобродского функции продюсера «Седьмой студии» и участвовала в финансово-хозяйственной деятельности; Малобродский ей содействовал. Масляева, будучи главным бухгалтером, выполняла организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Апфельбаум поручила главному специалисту-эксперту отдела театрального искусства из Минкульта Соколовой, которая не была осведомлена о преступном характере поручения, разработать и согласовать с Малобродским конкурсную документацию по проекту «Платформа» для того, чтобы у «Седьмой студии» было преимущество. Соколова выполнила поручение и включила в техзадание условие о проведении 10 показов детских и молодежных спектаклей, среди которых был спектакль «Охота на Снарка» по мотивам поэмы Льюиса Кэролла. Спектакль был придуман молодыми артистами и композиторами «Мастерской Кирилла Серебренникова», что создало «Седьмой студии» преимущества.

Проект технического задания конкурса был передан консультанту координационно-аналитического отдела департамента Минкульта (какого, не уточняется) Махмутовой, которая разместила его на сайте госзакупок. Стоимость контракта составляла 10 млн рублей.

Затем Масляева отнесла в Минкульт заявку на участие в конкурсе. «Седьмая студия» была признана единственным участником торгов и 2 сентября 2011 года выиграла их.

11:07

Следующая часть обвинительного заключения касается событий, которые, по мнению следствия, происходили после заключения госконтракта с «Седьмой студией»:

В период со 2 сентября по 20 декабря 2011 года Масляева передала сотруднице министерства культуры Соколовой подписанные Итиным промежуточные акты сдачи-приемки оказанных услуг на 3 млн и 6 млн рублей, а также на 700 тысяч и 300 тысяч рублей. В актах содержались в том числе сведения о том, что работы по госконтракту выполнял индивидуальный предприниматель (ИП) Синельников. На самом деле такой работы не проводилось.

Апфельбаум знала о том, что отчетная документация содержит недостоверные сведения, но приняла их и ввела в заблуждение своего начальника, директора департамента [современного искусства и международных культурных связей] Алексея Шалашова. Затем Апфельбаум в период с 14 сентября по 29 декабря обманула должностных лиц Департамента экономики и финансов Минкульта Назарову и Морину, которые, рассмотрев акты сдачи-приемки изготовили и направили в Федеральное казначейство заявки на кассовый расход на сумму, указанную в отчетах — 3 млн и 6 млн рублей, а также 700 тысяч и 300 тысяч рублей.

До 30 декабря в несколько траншей деньги поступили на счет «Седьмой студии». Затем по указанию Серебренникова 1,6 млн рублей были переведены на счет Синельникова. Не зная о преступных планах обвиняемых, в тот же период предприниматель по указанию Масляевой обналичил эти средства и отдал ей; та передала их остальным подсудимым. Деньги были присвоены.

11:34

Тем временем журналист «Настоящего времени» Алексей Александров описывает внешний вид Масляевой.

Нина Масляева сейчас выглядит совсем не так, как на первых судах по делу «Седьмой студии». У нее завитые крашеные кудри,...

Posted by Aleksey Aleksandrov on Thursday, April 11, 2019

11:43

Представительница обвинения продолжает читать, переходя к действиям «Седьмой студии» в 2012 году:

Не позднее 27 февраля 2012 года Серебренников с другими обвиняемыми разработал план финансирования «Платформы» на год, который подразумевал выделение 67,9 млн рублей. Апфельбаум обеспечила согласование проекта, а после подписания документов направила проект в Департамент экономики и финансов Минкульта упомянутым ранее сотрудницам Назаровой и Мориной. Не зная о преступных планах обвиняемых, 6 марта они изготовили и направили в Федеральное казначейство заявку на кассовый расход на сумму в 40 млн рублей.

В период с 16 марта по 30 мая обвиняемые перечислили 4 млн 795 тысяч рублей Синельникову, который вновь их обналичил. В период с 20 марта по 28 мая Масляева изготовила отчет об использовании средств, Апфельбаум приняла его без проведения необходимой проверки.

Далее все повторялось по аналогичной схеме: Апфельбаум подписала отчеты и направила их в финансовый департамент, 30 мая «Седьмой студии» перечислили еще 20 млн рублей. Со дня перечисления денег до 3 июля 3,3 млн рублей были обналичены через Синельникова, Масляева отчиталась, Апфельбаум отчет приняла.

Затем в августе следующий платеж — 10 млн рублей; 3 млн 145 тысяч 900 рублей были обналичены через знакомых Масляевой по фамилиям Педченко и Дорошенко и подконтрольное им ООО «Маркетгрупп», еще 4 млн 170 тысяч 500 рублей обналичил Синельников.

11:55

Далее прокурор переходит к обвинениям по событиям 2013 года:

Не позднее 14 февраля Серебренников разработал план финансирования на 2013 год, подразумевавший выделение 70 млн рублей; план был подписан.

Апфельбаум ввела в заблуждение заместителя директора Департамента экономики и финансов Минкультуры Ольгу Генерозову и заместителя начальника отдела бухгалтерского учета и отчетности данного департамента Савельеву. 21 февраля они направили «Седьмой студии» 40 млн рублей. 4 млн 170 тысяч рублей были обналичены через Синельникова, 6 млн 430 тысяч — через Педченко и Дорошенко и их ООО «Премиум». 815 тысяч обналичили через ИП Артемову, 350 тысяч— через Филимонову (ООО «Актив Эйм»), 1,6 млн — через Иванову (ООО «Нескучный сад»), 11 млн 559 тысяч — через подконтрольное членам организованной группы ООО УК «Проект 02».

6 млн 557 тысяч были обналичены через другую фирму Педченко и Дорошенко ООО «Рилком». 1,6 млн было перечислено Ивановой (ООО «Кино и Театр»), которая подконтрольна членам преступной группы. 2 млн 450 тысяч 350 рублей обналичили через ООО «Соло Студио», также принадлежащее Педченко и Дорошенко.

До 24 мая Масляева изготовила отчет, Апфельбаум его приняла. Затем она направила документы, позволяющие выделить проекту еще 20 млн; 29 мая сумма поступила на счета «Седьмой студии».

Часть этой суммы также была обналичена и похищена: 1 млн 634 тысячи рублей — через Синельникова, 575 тысяч — через Филимонову и ООО «Актив Эйм», 4 млн 142 тысячи — через Педченко и Дорошенко (ООО «Премиум»).

1,3 млн были переведены Ивановой (ООО «Кино и Театр»). Та перевела 2 млн 845 тыс (вероятно, эта сумма включает в себя упомянутый двумя абзацами ранее перевод на счет Ивановой 1,6 млн рублей, а также новый транш в 1,3 млн рублей минус проценты — МЗ) на счет ООО «Премиум», затем деньги обналичили. 1 млн 625 тысяч были обналичены через УК «Проект 02», 2 млн 284 тысячи — через ООО «Рилком» Педченко и Дорошенко, еще 727 тысяч — через их же «Соло Студио».

Как и ранее, Масляева изготовила отчет, Апфельбаум его приняла и направила документы на следующий транш в 10 млн рублей; деньги поступили «Седьмой студии» 28 августа.

12:36

Наконец, прокурор переходит к 2014 году:

1 февраля было подписано соглашение на 2014 год, подразумевавшее выделение 66,5 млн рублей. 13 февраля 40 млн рублей поступили на счет «Седьмой студии».

Часть денег была обналичена и похищена: 724 тысячи 574 рубля перевели в наличность через Филимонову (ООО «Актив Эйм»), 5 млн 813 тыс — через подконтрольный обвиняемым ООО «Бизнесальянс», 804 тысячи — через ИП Артемову, 4 млн 70 тысяч — через подконтрольный обвиняемым ООО «Горизонт», 10 млн 192 тысячи 130 рублей — через подконтрольный ООО «Инфостиль», 5 млн 248 тысяч— через ИП Синельникова, 10 млн 386 тысяч 635 рублей — через подконтрольный ООО «Профконсалтинг». Аналогично предыдущим годам, Масляева написала отчет, Апфельбаум его приняла.

2 июня пришел второй перевод от Минкульта в 20 млн рублей. 244 тысячи обналичили через Филимонову (ООО «Актив Эйм»), 1 млн 522 тысячи — через ООО «Дизайн групп» Педченко и Дорошенко, 3 млн 715 тысяч — через подконтрольный ООО «Инфостиль», 2 млн 565 тысяч — через Синельникова, 5 млн 620 тысяч — через подконтрольный ООО «Профконсалтинг», 4 млн 100 тысяч 500 рублей — через ООО «Иствест» Педченко и Дорошенко.

27 августа «Седьмой студии» пришел последний перевод в 6,5 млн рублей. 660 тысяч были обналичены через ИП Синельникова, 1 млн 784 тысячи — через ИП Артемову.

12:38

Всего обвиняемые похитили 133 млн 237 тысяч 920 рублей. Масляева, заключает представительница прокуратуры, совершила преступление, предусмотренное частью 4 статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере).

Масляева полностью признала вину, заключила сделку со следствием и дала подробные показания против остальных фигурантов. Прокурор подчеркивает, что благодаря ее показаниям были возбуждены уголовные дела.

12:46

Масляева встает и подтверждает, что признает вину, согласна с предъявленным обвинением. Ей предлагают дать показания. Она отвечает, что волнуется, и просит читать по бумажке.

«Я полностью признаю себя виновной. С 2011 по 2014 год работала в "Седьмой студии", выполняла все указания других обвиняемых, обналичивала в огромных количествах деньги. Как и планировалось обвиняемыми, часть денег были похищены. Я принимала участие в хищении с остальными и получала вознаграждение, выполняя указания», — зачитывает Масляева.

Бывшая бухгалтер говорит, что для сокрытия хищений в «Седьмой студии» вели подставную отчетность. Она подчеркивает, что Апфельбаум была в курсе всего происходящего, так как поддерживала близкие отношения с Итиным, Малобродским и Серебренниковым.

По подсчетам Масляевой, похищены были более 130 млн рублей. «В ходе следствия другие обвиняемые пытались довести до следствия и до общественности, что я похитила, но ни один главный бухгалтер не обналичивает без указания руководства, — заочно отвечает она другим фигурантам дела. — Прошу не заблуждаться по этому поводу. Я виновна лишь в том что оказывала содействие в хищении денег, прошу суд отнестись снисходительно».

12:58

Судья спрашивает у Масляевой, как именно в «Седьмой студии» обналичивали деньги. Она отвечает, что это производилось через фирмы знакомых обнальщиков. Ей знакомы Синельников и Педченко, остальные фирмы привлекали Екатерина Воронова, Алексей Малобродский и Юрий Итин. Об остальных фирмах узнала в ходе следствия.

Бухгалтер продолжает, что выполняла указания Серебренникова, Итина и Малобродского: они давали название проекта, фирмы, которым должны были прийти деньги, переводом денег занималась Элеонора Филимонова, фиктивные договоры заключали генпродюсеры: «Мне дублировалось это, я составляла финансовые отчеты».

— Вы процент за обнал выплачивали? — спрашивает судья.

— От 9 до 12 процентов в зависимости от требования фирмы.

— Вы лично брали денежные средства?

— Только вознаграждения в конверте. 150 тысяч рублей ежемесячно за период с 2012 по октябрь 2014 года.

— Каким образом поступали деньги на расчетный счет «Седьмой студии»?

— Из Минкульта.

— Как это оформлялось?

— Перед началом финансирования в каждом году заключалось соглашение. Там были написаны все спектакли, составлялся план. Потом оно утверждалось, и поэтапно выделяли деньги — три этапа в году.

Масляева по просьбе судьи вновь рассказывает про этапы финансирования: «Была разработана такая схема Малобродским, что проект будет вести тот или иной продюсер. На его имя перечисляли деньги, потом обналичивали и привозились в "Седьмую студию". Затем шла схема занятых актеров, постановщиков, художников, [которым платили наличными], чтобы уйти от налогов».

13:01

Судья Изотова спрашивает у подсудимой про ее собственное вознаграждение. Та объясняет, что получала неофициальную зарплату; официальная зарплата была прописана в ведомости, была в 3-4 раза меньше, и ее никто не получал.

Судья просит рассказать про хищение 133 млн рублей, и Масляева вновь рассказывает про обналичивание. Она говорит, что деньги уходили буквально за один день, а отчетности по ним никто не предоставлял.

— То есть вам не известно, кто похитил указанную сумму? — спрашивает Изотова.

— Нет. Я могу только за свою зарплату отвечать.

Далее по инициативе судьи участники заседания обсуждают вопрос о возвращении дела прокурору. Судья просит высказаться представительницу обвинения, та просит 10 минут на подготовку.

13:12

Перерыв прекращается, и слово берет представительница прокуратуры Ирина Дидова.

— Чтобы ответить на поставленный вопрос [о возвращении дела прокурору], я хочу уточнить основание.

— В соответствии со статьей 237 УПК (возвращение уголовного дела прокурору — МЗ), — отвечает ей судья.

— Там достаточно много оснований. Одно из них, например, обвинительное заключение [составлено] с ошибками. Не усматриваю оснований, прошу не возвращать.

Масляева и ее адвокат оставляют решение по этому вопросу на усмотрение суда.

Судья Изотова уходит в совещательную комнату, решение по вопросу о возвращении дела прокурору она огласит в 15:00.

15:04

Судья Татьяна Изотова возвращается в зал и объявляет свое решение. Она говорит, что уголовное дело Масляевой будет возвращено прокурору в связи с нарушениями, и зачитывает постановление.

В документе судья пересказала ход сегодняшнего заседания, указала, что в обвинительном заключении были допущены нарушения и добавила, что было нарушено право Масляевой на защиту. Изотова оставила ей меру пресечения в виде домашнего ареста до 19 июля.

Заседание суда завершается.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей