«Пензенское дело» в Петербурге. День 21
«Пензенское дело» в Петербурге. День 21
4 июня 2020, 10:21
1 879

Юлий Бояршинов в суде. Фото: Давид Френкель / Медиазона

2-й Западный окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге продолжает рассматривать дело об «участии в террористическом сообществе "Сеть"» (часть 2 статьи 205.4 УК). Подсудимые — 25-летний Виктор Филинков и 28-летний Юлий Бояршинов. На заседании состоялся повторный допрос Бояршинова.

Читать в хронологическом порядке
10:25

На прошлом заседании, 3 июня, по видеоконферецсвязи допросили только свидетеля защиты Михаила Кулькова, приговоренного к десяти годам колонии по «пензенскому делу».

Кульков рассказал, что до суда над ним не был знаком с фигурантами «пензенского дела» из Петербурга Игорем Шишкиным, Юлием Бояршиновым и Виктором Филинковым.

Свидетель также рассказал, что до своего задержания не видел документов «Свод "Сети"» и «Протокол съезда», которые, по мнению следствия, доказывают существование террористической организации. Он также сообщил суду, что никогда не переписывался с Филинковым в интернете.

Следующими в тот день планировали допросить еще двух осужденных по «пензенскому делу» Василия Куксова и Андрея Чернова, а также обвиняемого Юлия Бояршинова, но, по словам судьи, не смогли это организовать из-за технических неполадок с видеоконференцсвязью.

10:26

Сегодня пройдет повторный допрос Юлия Бояршинова, полностью признавшего вину. Он поддерживает показания, которые дал ранее.

В июле 2016 года, говорит подсудимый, знакомые из Пензы позвали его на встречу в лесной массив, где были Шишкин, Егор, Полина, из Пензы — Антон и Павел (Дмитрий Пчелинцев и Максим Иванкин), а также люди, которых он не запомнил. На встрече были дискуссии по поводу событий в Украине, гипотетического переворота в России, усиления ультраправых, самообороны.

Проводились тренировки, потому что у молодых людей из Пензы были соответствующие навыки, занятия со страйкбольным оружием. Демонстрировался документ, который называется «Сеть», было несколько страниц (всего их было 20), описывались цели и задачи, предлагалась наладить организацию для тренировок. В тот момент Бояршинов не заметил никаких призывов к свержению власти, на встрече читался только небольшой отрывок, Бояршинов к нему относился несерьезно, но уже на следствии он изучил документ и понял, что в нем есть призывы к свержению строя.

10:33

В документе описывались 5 специальностей, каждый выбрал себе одну, по которой, как предполагалось, он будет учиться. Бояршинов стал сапером — аналог армейского инженера. Еще были медик — им стал Шишкин, связной, Аксенова стала связисткой.

Были выбраны названия для ячеек «Иордан» и 5.11.

Бояршинов говорит, что часто использовал имя Юра, потому что собственное Юлий ему не нравилось, их часто путали. На встрече с пензенскими знакомыми использовались псевдонимы, это было распространенной практикой — иногородцам не доверяли, Бояршинов вообще их не знал. Аксенова называлась Олей, Бояршинов думал, что это ее настоящее имя.

10:43

Всего было три встречи: вторая в июле того же года в Московской области с теми же участниками, плюс девушкой Таней под псевдонимом Ада и Гришей; из Пензы было примерно четыре человека, в том числе Пчелинцев и Иванкин. Было много тренировок и какие-то неформальные дискуссии. «Свод» обсуждался, но больше он обсуждался на третьей встрече.

Она прошла в феврале 2017 года, в петербургской квартире, с теми же участниками и еще 1-2 людьми из Москвы, длилась она несколько дней, перед встречей в мессенджер ему прислали какие-то вопросы, но Бояршинов ничего не ответил.

— Хочу еще отметить, что на тех двух встречах никаких обсуждений террористических актов не было, — говорит он.

Обсуждался «Свод "Сети"», некоторые высказывались за более активные действия, свержение власти в России, применение насильственных действий, говорит подсудимый. Для себя он отметил, что раньше таких разговоров не было, а теперь появились. Обсуждение шло прямым текстом, Филинков, по его словам, на этой встрече был — раньше он встречал Филинкова на полигоне в Ольгино и на двух встречах в Петербурге для тренировок.

На вопрос адвоката Алексея Царева, имел ли Филинков отношение к «Сети», Бояршинов отвечает: «Так как он присутствовал на встрече, я сделал вывод, что да».

Название группы Филинкова он не знает, обсуждались ли названия — не помнит, но в протоколе они были, так что, видимо — да.

10:50

Документ «Положение», продолжает обвиняемый, похож на то, что пензенцы называли «Сводом», а протокол «Сети» был похож на те вопросы, которые он получил до встречи. Точно он этого сказать не может — серьезно к документам не относился.

На 6-й Советской улице он очищал крышу дома от снега, на чердаке обнаружил тайник, в нем среди прочих предметов была банка с порохом, так что Бояршинов взял ее себе, потому что это «что-то экзотичное, чего бы я не смог найти в обычной жизни». Никакой цели использовать ее не было.

В январе 2018 года он узнал о задержании ребят из Пензы, пошел избавиться от этой банки с порохом и был задержан сотрудниками полиции.

Когда Бояршинова звали на съезд, уверяет он, ему не говорили, о чем он будет. Потом уже он узнал, что целью «Сети» было свержение власти насильственными действиями, о чем сожалеет, потому что идеологию такую не разделял, никогда не поддерживал насильственные действия.

Далее идет рассказ о плохих условиях в СИЗО в Горелово, Бояршинов подчеркивает, что тренировался для самообороны, а тренировки по саперному делу не проводил.

Судья уточняет, сам ли он выбрал роль сапера?

— Мой выбор был по остаточному принципу, было пять вариантов, четверо выбрали, остался сапер, в принципе, мне технические вещи интересны.

10:53

Вопросы задает подсудимый Виктор Филинков.

— Ты понял, что находишься в террористическом сообществе на этапе следствия?

— Да.

— С какого года ты используешь псевдоним Юра?

— Минимум с 2010 года.

— Иерархически кто над тобой стоял, приказы [отдавал], может?

— Иерархии или дисциплины у нас не было, приказы [отдавать] было просто невозможно.

— Была ли причиной твоих ужасных условий недача показаний?

— Показания давал добровольно, условия были у всех кошмарные.

Адвокат Филинкова Черкасов:

— На встрече в Приозерском районе кто доводил до вас содержание «Свода»?

Бояршинов отвечает, что кто-то из Пензы достал на встрече документ и зачитал фрагменты. Документ был напечатан, запомнить его не было возможности, его передавали по кругу, у каждого была возможность посмотреть.

— Мне запомнилось, что он был такой несерьезный и незаконченный, скорее заготовка, чем законченный манифест или текст.

Утверждать, что это был тот же текст, что и в материалах дела, Бояршинов не может. На встрече в 2017 году он появлялся и уходил, потому что она проходила рядом с его домом. Что там происходило, пока его не было, он не знает.

11:03

— Почему в ходе допроса в суде ранее вы ничего не пояснили, что получили вопросы перед встречей? — спрашивает Черкасов.

— Меня никто не спрашивал.

— А на следствии давали показания в этой части?

— Не помню.

Черкасов спрашивает про разговор в конвойном помещении, когда Бояршинов сказал, что за отказ давать показания оперативнику ФСБ Константину Бондареву его заставят делать тысячу отжиманий.

— Взаимодействия с сотрудниками СИЗО-6 строились на полном подчинении. Нужно было подписывать любые документы не читая, я был с этим несогласен. В камере были специальные спортивные люди, которые работали на оперативный состав СИЗО.

Адвокат Черкасов спрашивает, почему Бояршинов связал насилие и отказ в сотрудничестве с оперативниками? Потому что эти события были последовательны, объясняет Бояршинов.

Прокурор теперь уточняет, действительно ли на записи из материалов дела говорили Бояршинов и Филинков, не было ли никого третьего — подсудимый все подтверждает. Дальше прокурор интересуется, как связаны саперное дело и самооборона и просит говорить громче: «Тут очень плохо слышно».

11:09

— Стояла ли программа Jabber? — интересуется прокурор.

— Да. Программа не Jabber, а это протокол, какая программа стояла, не помню, наверно Pidgin, это мессенджер.

— Что-то типа вотсаппа?

— Можно и так сказать.

— А программа предполагает, что ее невозможно взломать? Или она удаляет сообщения?

— Можно ее так использовать, можно использовать end-to-end шифрование.

— А вы сами ее поставили?

— Это предустановленная программа в операционной системе Linux.

Бояршинов объясняет, что такое операционная система Linux.

Прокурор уточняет, кто прислал документ с протоколом — Бояршинов не помнит, кто-то из ребят, может быть Аксенова, но это не точно.

11:11

Судья спрашивает, принимал ли участие в обсуждениях Бояршинов — да, отдельного доклада не делал. Роль Филинкова аналогичная, докладов не было, был какой-то вопрос, его все коллективно обсуждали. Кто-то из ребят, видимо, заранее их аккумулировал, ни Бояршинов, ни Филинков вопросы не ставили на обсуждение, кто ставил — не помнит.

Филинков, продолжает он, на собрании делал все то же, что и другие, с докладом не выступал, особой инициативы не проявлял, присутствовал, в дискуссиях участвовал, на вопросы отвечал, от разговоров не увиливал.

11:17

Адвокат Черкасов спрашивает, был ли на встрече регламент или просто каждый высказывался по мере желания — если несколько человек хотели сказать, они это показывали и по очереди говорили. Заранее обусловленного регламента Бояршинов не помнит.

Филинков начинает вопрос с «если бы» судья просит задавать вопросы в другой форме.

— Когда у кого-то из дискутирующих возникал вопрос, который бы он хотел обсудить, он ставил его на обсуждение?

Судьи говорят, что Бояршинов уже отвечал, и просят назвать имена тех, кто ставил вопросы. Бояршинов поправляет судей, говорит, что на встрече были девушки, а ставить вопросы мог любой участник.

Джаббером, продолжает Бояршинов, он пользуется уже лет десять, а Линуксом — с тех пор, как закончил школу.

11:21

По просьбе прокурора читаются ранние показания Бояршинова о том, что протокол вела Аксенова и кто-то еще, обязательств на себя он не брал. Судья замечает, что противоречий не видит.

Прокурор:

— Тут указывается про некий час «Ч», про который вы в показаниях не говорили, что это?

— Гипотетическое начало беспорядков в России, которое произойдет без нашего участия. Я почему занялся тренировками — я думал, что может случиться что-то. Независимо от нас.

По просьбе прокурора объявляется десятиминутный перерыв. «По техническим причинам, мне надо», — говорит он.

11:46

Заседание возобновляется, прокурор читает про тренировки с макетами АК, спрашивает, стреляющий ли был макет. 

— Не стреляет, видимо, сделан из бракованного автомата, ничего не может делать, — объясняет Юлий Бояршинов.

Далее прокурор читает про банку с порохом, которую Бояршинов решил спрятать — в показаниях он говорил, что собирался от нее избавиться.

— У вас познания какие-то были, почему вы решили, что в [банке] порох, — спрашивает судья.
— Там была заводская упаковка с этикеткой. Придя домой, я некоторое количество сжег его и убедился еще больше.
— Как долго он у вас находился?
— Дома зиму 15-16 года и до задержания.

На этом допрос Бояршинова заканчивается, объявляется 10-минутный перерыв. Один из его защитников Алексей Царев по разрешению суда покидает зал, поскольку у него назначено другое заседание.

12:04

После возобновления заседания судья объявляет, что на этой неделе допросить свидетелей уже не получится.

После этого рассматривается вопрос о продлении меры пресечения подсудимым — прокурор просит продлить аресты Филинкову и Бояршинову на три месяца.

Защита просит избрать иную меру пресечения. Адвокат Черкасов против продления ареста, поскольку рассмотрение дела уже находится в финальной стадии, и Филинков не сможет оказать на свидетелей какое-либо воздействие. Общественная защитница Евгения Кулакова обращает внимание суда на то, что из-за пандемии закрыты границы, и у Филинкова нет документов, чтобы скрыться.

Защитница Бояршинова Ольга Кривонос просит избрать в отношении подзащитного меру в виде запрета определенных действий с проживанием по месту регистрации.

Суд удаляется в совещательную комнату.

12:41

Судьи возвращаются и объявляют о своем решении: срок ареста Филинкову и Бояршинову продлен на три месяца, до 11 сентября, как и просило обвинение.

Зачитывая решение, судья Кривошеев упомянул «устойчивые связи» Филинкова с супругой, а также оговорился, что тот обвиняется в совершении «преступления против общественной опасности... безопасности».

12:55

Адвокат Черкасов заявляет два ходатайства: первое — о приобщении к материалам дела текста его ходатайства с выдержками из фонограммы разговора Филинкова-Бояршинова, второе — об истребовании материалов прокурорской проверки.

По обоим ходатайствам суд отказывает.

13:03

Суд объявляет в заседании перерыв до 15 часов 15 июня. За это время будет организован допрос двух сотрудников ФСБ из Пензы, Валерия Токарева и Вячеслава Шепелева, петербургского оперативника Константина Бондарева и двоих осужденных по «пензенскому делу». Также судья просит стороны подготовиться к прениям, отказ от выступления в которых «будет воспринят как злоупотребление».

После выступления судьи адвокат Черкасов говорит, что на 16 июня у него назначено заседание в Пскове. Судья возмущается: «Вы не могли их предупредить?». После этого судьи уходят, пообещав сообщить дату позднее, но не уточняют, состоится ли заседание 15 июня.

Участники процесса ждут в коридоре.

13:17

После некоторой задержки в зал заседаний возвращается один судья Кривошеев, который поясняет, что в процессе в Пскове участвуют еще двое адвокатов, и Черкасов успеет туда добраться. Таким образом, следующее заседание состоится 15 июня.

Ещё 25 статей