Общее значит ничье. Почему в России рушатся дома, падают лифты и ничего не меняется — Медиазона
Общее значит ничье. Почему в России рушатся дома, падают лифты и ничего не меняется
МонологиТексты
8 июня 2016, 11:10
5913 просмотров

Елена Белоусова. Фото: Сергей Карпов / Медиазона

Элитные дома, в которых рассыпаются перекрытия, лифты-беспризорники и воровство управляющих компаний. «Медиазона» поговорила о состоянии дел в коммунальном хозяйстве с общественным защитником Еленой Белоусовой, которая уже несколько лет представляет в судах интересы собственников квартир.

В начале июня в Междуреченске Кемеровской области обрушился целый подъезд жилого пятиэтажного дома. Под завалами погибли два человека, трое пострадали и оказались в больнице. Следователи возбудили уголовное дело по части 1 статьи 216 УК (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ), а суд арестовал собственника помещения и рабочих, делавших ремонт на первом этаже здания. После инцидента чиновники из соседних регионов пообещали ввести контроль за перепланировками в жилых помещениях, однако пояснили, что для этого необходимо разработать соответствующий «план мероприятий».

Общественный защитник Елена Белоусова рассказывает, зачем жильцам домов следить за состоянием общего имущества и почему за них этого никто не сделает.

Дома: перепланировка и новостройки

По ситуации в Междуреченске можно понять, как улучшение условий проживания по своему разумению приводит к плачевному результату. Очевидно, что человек, не являющийся специалистом в строительстве, просто не может знать всех норм и правил по перепланировке квартиры. Проконтролировать его действия очень сложно. Да никто особо и не собирается контролировать.

Иногда даже действия профессиональных строителей могут привести к несчастным случаям, в том числе и к обрушениям зданий. В России таких примеров хватает.

18 июля 2013 года в Барнауле обрушилась стена трехэтажного жилого дома, в результате чего погибли мужчина и женщина 60 и 64 лет. Дом был признан аварийным за год до обрушения. По факту гибели людей при обрушении возбуждено уголовное дело. Также было возбуждено уголовное дело по факту халатности со стороны должностных лиц.

Похожий случай произошел в двухэтажном четырехподъездном жилом доме в городе Кунгур Пермского края. Погибли двое детей — брат и сестра. Впоследствии стало известно, что обрушившийся дом признали ветхим больше 30 лет назад — после паводка в 1979 году.

Проектировщики зданий учитывают, что в конструкции домов все взаимосвязано и, если эксплуатация здания идет без нарушения требований СНиПов, то безопасность жильцам гарантирована на длительный расчетный период, выданный проектировщиками. А вот из-за незаконной перепланировки квартиры в доме появляются слабые звенья, дом становится аварийным и вероятность обрушения здания повышается в разы.

Фото: Сергей Карпов / Медиазона

Часто в жилых зданиях на первых этажах располагаются административные помещения, офисы компаний, магазины. Безответственное отношение некоторых руководителей предприятий, желание непременно сделать свой «фирменный» дизайн как будто затмевают им разум и здравый смысл.

В 2012 году в Таганроге Ростовской области произошло обрушение строившегося многоквартирного жилого дома — под обломками межэтажных плит перекрытий, колонн, наружных стен и лестничных маршей погибли пятеро рабочих, еще 15 получили различные травмы.

В январе 2011 года под завалами дома в центре Ярославля погибла женщина. Оказалось, что в ходе перепланировки одной из квартир жилого дома была снесена несущая стена. Из 18-ти квартир семь были полностью разрушены.

Обрушение офисного здания в Красноярске в 2009 году в результате перепланировки на первом и втором этажах привело к смерти четырех человек. Люди погибли под завалами обрушившихся перекрытий.

Статистики незаконной перепланировки никто не знает. Однако многие люди замечают появление трещин в стенах и плитах перекрытия — это повод озаботиться состоянием дома. Случалось, что бдительность жильцов, соседей тех, кто норовит снести все преграды для своих дизайнерских фантазий, позволяла вовремя среагировать на опасность.

Например, в Нижнем Новгороде жильцы одного из домов сделали слишком широкий проем между комнатой и кухней. Нагрузка на оставленную часть стены резко возросла и превысила допустимую норму. По сигналу соседей, заметивших неладное, в дело вмешалась администрация города, и собственник был вынужден быстро заделать проем.

Разумеется, кроме обрушения зданий есть и мелкие неприятности, порождаемые несанкционированной перепланировкой помещений: значительно осложняется процесс оформления купли-продажи, обмена недвижимости. Всего этого можно избежать, если просто взять за правило: все изменения в планировке должны быть согласованы со специалистами и вовремя оформлены документально. Если жить по законам, уважать себя и других людей, как это делается в развитых цивилизованных странах, то все будет хорошо.

Отдельная история у нас с новостройками. Там вообще можно столкнуться с тем, что построены они некачественно. Пора научиться быть ответственным собственником, тем более, если ты собственник квартиры в новостройке и заплатил сумасшедшие деньги за недвижимость. Но все ведутся только на пафосный внешний вид дома, не разбираясь особенно, что там у него внутри.

Лифты: ничья ответственность

Нынешняя законотворческая деятельность в стране как будто бы заключается в том, чтобы взять нормальный закон и просто его испоганить. В 2013 году лифты постановлением правительства вывели из прямого контроля государства. Раньше был штат инспекторов, которые контролировали техническое состояние того или иного лифта, кто имеет допуск к его обслуживанию, где этот человек учился. А потом на территории Таможенного союза (Россия, Белоруссия, Казахстан) ввели европейскую систему регулирования. Теперь у нас есть регламент, где все очень обтекаемо написано: лифт надо эксплуатировать, допускать к нему квалифицированный персонал и осуществлять техобслуживание. Но не прописывается, кто конкретно за что отвечает.

Фото: Сергей Карпов / Медиазона

По идее, каждая страна должна помимо общего регламента ввести собственные методики контроля. Но у нас такой методики до сих пор нет. При этом наши партнеры сохранили за своими лифтовыми хозяйствами госконтроль: в Белоруссии этим занимается Белнадзор, в Казахстане — МЧС. Там лифт признан опасным объектом, что означает особые требования к обучению специалистов и контроль проверок, там до сих пор выдают лицензии на обслуживание лифтов, поэтому в этих странах нет такой ужасающей статистики, как в России. А у нас лифты выведены из перечня оборудования повышенной опасности. Сегодня лифты приравняли чуть ли не к бытовому прибору. И за несоблюдение добровольных стандартов не привлечешь. Максимум — штрафы.

В начале июня при падении лифта в бизнес-центре «Офис Плаза» на Мытной улице в Москве погиб подсобный рабочий компании «Лифт-строй». 38-летний уроженец Узбекистана занимался демонтажными работами, когда трос оборвался и лифт упал в шахту. Мужчина скончался на месте. Его тело нашли лишь спустя три часа после инцидента.

У нас в договорах с любой управляющей компанией прописаны цели ее работы, везде они одни и те же: создание безопасных и благоприятных условий проживания. Казалось бы, именно компания несет ответственность за инциденты в жилых домах. На деле происходит иначе: управляющая компания приходит на дом и у нее есть целый список аффилированных организаций, с которыми она заключила договоры. В частности, среди них есть организация, которая обслуживает лифты.

Раньше таких компаний было сравнительно мало, теперь их сотни, это стало бизнесом, — только в Москве более 300 фирм. Они приходят на аукционы, сбивают цены, но, получив заказ, нацелены не на обеспечение безопасности жителей домов, а в первую очередь на зарабатывание больших денег. Еще важная деталь: тендеры на техническое обслуживание лифтов выигрывают компании, предложившие минимальную цену. При этом никак не регламентируется наличие необходимой материально-технической базы, запасных частей, квалифицированного и обученного персонала, аварийной службы в зоне доступности. Практика заключения договоров на техническое обслуживание лифтов сроком на один год, в погоне за минимальной ценой, приводит к постоянной ротации лифтообслуживающих компаний. В результате добросовестные компании становятся неконкурентоспособными, по сравнению с компаниями, которые осуществляют техническое обслуживание лишь на бумаге.

У таких организаций нет цели следить за лифтами, они хотят заработать как можно больше. Как это сделать? А вот поменьше потратить на подготовку специалистов, например: у их сотрудников может даже не быть специального образования.

На моей практике было, что Ростехнадзор запрещал управляющей компании пользоваться услугами неквалифицированного персонала. Другими словами запрещал рабочим, не прошедшим специального обучения, ремонтировать лифты в жилом доме. Но ведь у управляющей компании другого персонала и нет. Поэтому их рабочие как ковырялись в лифтах, так и продолжат. Или, скажем, предписывается компании починить все в лифты в доме. Это что значит? Значит, что пока их не починят, лифты вообще должны стоять на приколе.

В январе 2016 года в одном из корпусов элитного жилого комплекса «Алые Паруса» в результате технической неисправности и разлома кабины лифта погибла 36-летняя жительница дома Ирина Володина. Женщина провалилась в шахту с высоты седьмого этажа и от полученных травм скончалась на месте.

По данным следствия, электромеханик компании «Лифтгаранта» Алексей Белоусов незадолго до трагедии выполнял работы по техническому обслуживанию лифта и лифтового оборудования. Ему предъявлено обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека (часть 2 статьи 238 УК). Электромеханик с января находится под арестом. После проведенной проверки Ростехнадзор признал большинство лифтов жилого комплекса «Алые паруса» находящимися в аварийном состоянии.

С окончанием советских времен средства на подготовку электромехаников по лифтам выдавать перестали, а сама профессия перестала быть престижной. Ежемесячное техническое обслуживание лифтов в подавляющем большинстве осуществляется только на бумаге: когда на одного электромеханика по лифтам приходится 100–200 лифтов, ежемесячное техническое обслуживание невозможно. Лифтообслуживающие компании снижают свои расходы за счёт увеличения нагрузки — количества лифтов на одного электромеханика и расходы на зарплату в целом. Арестованный по «Алым парусам» лифтер, конечно, оказался крайним в этом деле. Весьма вероятно, что теперь его посадят, а организации, которая отвечала за техобслуживание, ничего не будет в итоге. Хотя его работу должен был кто-то проконтролировать.

Фото: Сергей Карпов / Медиазона
Комитет по аналитике и статистике Национального лифтового союза пытается собирать информацию обо всех несчастных случаях, произошедших в лифтах с 2005 года включительно. В своей статистике организация опирается на случаи, подробности которых приводились в СМИ.

Так, по данным компании, в 2014 году в России в лифтах погибли не менее 12 человек, в 2015 — не менее восьми, а с начала нынешнего года — не менее семи человек, примерно столько же людей за полгода получили травмы.

Между тем, по данным информационного портала Prolift, сейчас в жилом и нежилом фонде в эксплуатации находится около 500 тысяч лифтов, 35% из которых давно подлежат замене.

Из-за чрезмерного количества лифтов на одного электромеханика, низкой квалификации, пренебрежения и незнания правил техники безопасности, утраты ответственности и контроля, качество технического обслуживания и уровень технического состояния лифтов катастрофически упали. Как следствие — возросшее количество несчастных случаев с пассажирами лифтов.

С другой стороны, система контроля практически отсутствует. Слишком все заорганизовано: чтобы провести проверку и остановить лифт, который даже технически неисправен или не отвечает ряду требований Ростехнадзора, нужно запрашивать разрешение прокуратуры или суда. Сам по себе Ростехнадзор внезапно прийти с планово-предупредительной проверкой не может. А значит, проверка может пройти только после того, как что-то случится.

19 декабря прошлого года в результате обрыва лифтового троса в Москве погиб 10-месячный младенец – когда семейная пара заходила с коляской в лифт, трос оборвался, а коляска с ребенком оказалась зажата в дверях. В результате расследования были задержаны сотрудники компании МОС ОТИС – электромеханик Алексей Гончаренко и старший производитель работ Алексей Титов.

Против государственного бюджетного учреждения «Жилищник» и компании по техническому обслуживанию лифтов МОС ОТИС было возбуждено уголовное дело. Как пояснили в Генпрокуратуре, трагедия произошла вследствие ненадлежащего оказания услуг по техническому обслуживанию лифтов и лифтового оборудования.

Даже если Ростехнадзор после жалобы жильцов многоквартирного дома провел проверку, составил акт, где перечислил нарушения, допущенные управляющей компанией, и направил ей предписание с требованием их устранить — то контролировать, как управляющая компания выполнила это предписание, просто некому. Кроме самих жителей, конечно.

Именно жители ежедневно пользуются лифтами и знают про них все: где что скрипит или скрежещет, где лифты постоянно зависают между этажами или что кнопка вызова диспетчера давно не работает. В моей практике был случай, когда лифт практически вылетел на чердак дома, и если бы не было крыши, то улетел бы и выше. Шокирует то, что, даже побывав в такой опасной ситуации, среднестатистический россиянин, после того, как его вызволили из лифта, никуда не обращается с жалобой. А ведь в Уголовном кодексе есть 238-ая статья — «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Поэтому логично не ждать трагического исхода, а обращаться в прокуратуру при любом инциденте с лифтами, даже если причиненный вред здоровью минимален.

Собственники жилья: «Это меня не касается»

Сегодня сфера ЖКХ считается одной из проблемных. Но причина этого не только в неэффективности некоторых управляющих организаций, низкой компетенции отдельных руководителей ТСЖ, УК и так далее. Причина еще и в том, что подавляющее число жителей домов относятся к самим зданиям как к чему-то постороннему: «Это меня не касается, пусть власти сами решают, что и когда проверять или ремонтировать».

За время своей практики я пообщалась с большим количеством управляющих компаний и, честно говоря, недоумеваю, кому люди доверяют свою жизнь и самое дорогое имущество. Когда человек покупает автомобиль, он его обожает: он его чистит, моет, возит на техобслуживание. Потому что четко понимает, что завтра он на этой машине сам поедет, повезет свою любимую жену и двоих детей. Он за них отвечает. Но почему он также не относится к своему дому? Это же какой-то психологический казус.

Я уже много лет представляю интересы жильцов одного дома в поселке Ильинский. Ситуация в нем фантастическая: дом снаружи очень модный, но внутри там фактически все сыплется. К нему не подведен газ, не работают лифты, за которые, кстати, ежемесячно собирают по 660 рублей с каждой квартиры. Управляющая компания разворовала деньги на диспетчерскую систему дома, еще и оформила на себя общедомовое имущество.

Фото: Сергей Карпов / Медиазона

Дом сдали в эксплуатацию в 2007 году, в нем начали покупать квартиры. Я сужусь с этой компанией уже семь лет, и они не разу не представили технические паспорта лифтов. Они вообще по бумагам не вводили их в эксплуатацию, вот так вышло. В этом доме, к счастью, живут особенно принципиальные собственники, которые в какой-то момент перестали управляющей компании платить. А за что ей платить восемь тысяч рублей в месяц, если ничего не работает, никаких бумаг вообще нет? В результате суд взыскал с моих поручителей 18 тысяч рублей, хотя общая сумма долга перед управляющей компанией составила 90 тысяч рублей. Просто компания не смогла доказать, что она в полной мере предоставила жильцам дома те услуги, которые должна была предоставить по договору.

Вообще все и всегда зависит от людей. Собственниками машины люди научились быть, теперь надо учиться быть собственником квартиры. Первым делом выбрать себе управляющую компанию и не отдавать свою собственность под опеку управляющей компании застройщика, потому что на деле она занимается только тем, что препятствует оформлению актов о строительных недостатках, а такие недостатки сейчас есть в каждом новом доме. Не надо бояться подавать в суд — судиться эти организации не умеют вообще. Пишите заявления в надзорные органы и помните, что если компания не выполняет предписания Ростехнадзора, то ее нужно менять.

В начале 2016 года я организовала «Школу ЖКХ» для жителей Жуковского: рассказывала, какие права они имеют, учила общаться с управляющими компаниями и чиновниками. Я поручила своим как бы ученикам пройтись по району и найти дом, в котором все хорошо устроено. И представляете — мы нашли такой дом! Причем то, что в нем все в порядке, нам говорили разные источники. Оказалось, что там, во-первых, жильцы выбрали ТСЖ как форму правления, а во-вторых, выбрали женщину, которая лучше всех себя зарекомендовала. То ли у нее самый чистый подъезд был, то ли цветочки она у дома сажала — не важно. Она не отличалась каким-то там экономическим образованием, просто ей было не все равно. Сейчас она растит троих маленьких детей и руководит ТСЖ. Она получает зарплату от собственников, а в доме все просто идеально. Это вам не директор управляющей компании, который на «Лексусе» катается. Вот что такое самоорганизация.

«Школа ЖКХ» вообще была полезным опытом, кто туда только не приходил. Все приходят со своими проблемами, но решать их самостоятельно люди пока не готовы. Одна пенсионерка пришла с жалобой: у нее из-под крана вода шла маслянистая. Под моим руководством написала она пару обращений, а потом ситуация с водой исправилась — и она перестала жалобы писать. И таких много было. То есть люди готовы свои локальные проблемы решать, а глобальные не хотят.

Люди часто не хотят собираться на собрания, не хотят собирать подписи. Им трудно понять, что они могут и должны заставлять компанию отчитываться о текущем ремонте. Но это нормально. На какие материалы были потрачены ваши деньги? Какие работы проводились? Почему тогда сумма на текущий ремонт из месяца в месяц одинаковая? Как такое может быть? Должна быть полная подотчетность. Все привыкли, что нас контролируют, а должны мы контролировать. Все это касается борьбы за дороги, за общественный транспорт, детские площадки или аптеки в шаговой доступности. Это все вопросы благоустройства. У нас все прописано в законах, нужно просто уметь ими пользоваться, проявлять заинтересованность.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей