Три дела депутата Азизова — Медиазона
Три дела депутата Азизова
Тексты
10 августа 2016, 11:49
5890 просмотров

Вид на центр Южно-Сахалинска. Фото: Сергей Красноухов / ТАСС

После того, как сахалинский депутат Юрий Азизов оказался в СИЗО по обвинению в даче взятки губернатору Хорошавину, компаньоны разворовали его компанию, а подрядчик, вызвавшийся помочь семье арестанта, подвел его под новое уголовное дело. 

Первый по списку

Уголовное дело против депутата городской Думы Южно-Сахалинска Юрия Азизова возбудили 24 февраля 2016 года — спустя почти год после того, как оперативники ФСБ задержали губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. Азизова обвинили в передаче губернатору взятки в особо крупном размере (часть 5 статьи 291 УК) и отправили в СИЗО.

По версии следствия, в 2014 году депутат передал «организованной группе лиц, руководимой губернатором Сахалинской области Хорошавиным А.В.», 10 млн рублей — такова была плата за содействие на очередных выборах в Гордуму.

Азизов признал вину. «На меня вышел бывший мэр города Южно-Сахалинска Андрей Игоревич Лобкин. Я в то время (2009-20014) был депутатом тогда еще городского собрания Южно-Сахалинска 4-го созыва по единому списку от партии "Единая Россия". Он предложил стать депутатом 5-го созыва по одномандатному округу. Стоимость "входного билета" он озвучил — 10 млн рублей. Обоснованием этой суммы было озвучено — партийная касса для проведения выборов. Я сначала отказался, но мне он дал понять, что в случае отказа работать на Сахалине будет проблематично. Зная о возможных проблемах со стороны руководства города и области, я согласился с озвученной суммой», — рассказал Азизов «Медиазоне».

При этом, отметил он, городская Дума Южно-Сахалинска подконтрольна властям региона; все решения по земельным и финансовым вопросам местные депутаты принимали только после одобрения на областном уровне. «Практически все зависело от решения областной Думы — для нас она ассоциировалась с губернатором, то есть как он скажет, так и будет», — говорит Азизов.

В деле о взятке Хорошавину кроме него фигурируют еще 19 депутатов Гордумы. Их имена назвал бывший мэр Южно-Сахалинска, впоследствии — директор городского аэропорта Андрей Лобкин. Сейчас он находится в США на лечении. Через адвоката беглый экс-чиновник передал следователю свои показания, содержавшие, в частности, список замешанных в коррупционных схемах депутатов и суммы взяток. Эти показания были оглашены в суде на заседании по избранию меры пресечения Азизову.

По информации его адвоката Андрея Головко, о других депутатах Гордумы — правда, без указания фамилий — говорится и в показаниях обвиняемых и свидетелей из числа сотрудников администрации Сахалинской области.

Сам Азизов полагает, что дело возбудили именно против него, поскольку в списке Лобкина он значился первым. «По списку первый, думаю, поэтому. На самом деле я им (СК — МЗ) нужен был для задержания по другим статьям, по которым мера пресечения без лишения свободы. Арест был связан со статьей по взятке губернатору, но в СК объяснили, что отпустят меня только после явки с повинной по этой статье и еще по двум эпизодам, не связанным с этим делом. Обещали сразу выпустить под подписку о невыезде, — говорит Азизов. — Как только меня посадили, сразу многие депутаты сами пошли в СК давать показания».

При этом об уголовном преследовании этих депутатов не сообщалось. «Никто из них, насколько нам известно, не был ни арестован, ни привлечен к уголовной ответственности. Хотя формально они делали все то же самое», — отмечает адвокат Головко.

Азизов рассказал адвокату, что ему и другим депутатам обещали помочь в избирательной кампании — оплатить агитацию и работу политтехнологов. «Насколько я понимаю, часть денег из этих фондов тратилась на избирательную кампанию. Какая часть, я не могу сказать. Думаю, значительная. Какая-то часть, вероятно, могла оседать в карманах заинтересованных лиц из группы Хорошавина», — полагает адвокат.

Делом Азизова занимается сахалинское управление Следственного комитета, а дела посредников и Хорошавина ведет Главное следственное управление СК России. «Что в этом деле происходит, мы знаем только из прессы», — отмечает Головко. Адвокатам неизвестно даже, проходит ли обвиняемым по этому делу бывший мэр Лобкин, которому передал деньги Азизов.

Защитники депутата настаивают, что тот стал жертвой вымогателей. «В данном случае имело место вымогательство. По нашей информации, Лобкин прямо сказал Азизову: "Если ты не заплатишь эти деньги, то тебе здесь, на Сахалине, не работать"», — подчеркивает адвокат Валерий Прилепский.

Азизов 12 лет занимается бизнесом, основной его актив — компания «Сахалин-Строй-Механизация» (ССМ). «Я являюсь фактическим учредителем строительной компании. Одновременно заместителем генерального директора. Зарплата мне в думе не платится. Из 26 депутатов только два (председатель и заместитель) получают зарплату и работают в думе, остальные на освобожденной основе занимаются либо собственным бизнесом, либо руководят муниципальными предприятиями», — рассказал «Медиазоне» депутат.

Компания Азизова регулярно получала госконтракты, например, на строительство здания городского и военного судов Южно-Сахалинска, а также музыкальной школы. По данным местного издания АСТВ, за 2015 год «Сахалин-Строй-Механизация» заключила с властями контрактов на 28 млн рублей.

Юрий Азизов (в центре) с коллективом компании «Сахалин-Строй-Механизация». Фото: hskr.su

Компаньоны

21 марта на Азизова завели второе уголовное дело — по статье об уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (пункт «б» части 2 статьи 199 УК). Следователи полагают, что депутат, будучи фактическим руководителем «Сахалин-Строй-Механизации», предоставил в налоговую службу за 2014 год и первое полугодие 2015-го ложные сведения, не доплатив 68 млн рублей налогов.

По словам адвокатов, ложные данные в налоговую действительно предоставлялись — но происходило это в тот период, когда компанией руководили наемные менеджеры. Сейчас по делу проводится экспертиза, назначенная следователем. В случае выявления задолженности Азизов намерен ее погасить; в таком случае уголовное дело может быть прекращено. «Но там идет речь примерно о 60 миллионах. Азизов говорит: "Я реально их никак не потяну, особенно в той ситуации, когда у меня все украли", — подчеркивает адвокат Прилепский — Можно сказать, его полностью разули, раздели его компаньоны».

Сам депутат связывает свое второе дело с действиями гендиректора «Сахалин-Строй-Механизации» Леонида Деменчекова и коммерческого директора компании Дмитрия Панскова. По словам депутата, Демченков и Пансков расхищали его бизнес, были заинтересованы в том, чтобы он оставался в СИЗО и давали против него показания.

«За время моего пребывания в СИЗО компания оказалась разграбленной, ни разу за время моего отсутствия не выплачивалась заработная плата, не обслуживались кредиты, контрактные обязательства, дебиторская задолженность, не посещались судебные заседания, где Общество выступало истцом, либо ответчиком. В настоящий момент из компании выведены все активы на подконтрольные фирмы Панскова и Демченкова», — рассказывает Азизов.

Депутат утверждает, что двое управленцев в кабинете у следователя требовали передать им бизнес. «Пансков и Демченков угрожали моей семье и предлагали отдать бизнес, отправить [с Сахалина] жену, лишь бы не мешала. Даже деньги предлагали ей на дорогу и для поступления старшей дочери в университет, а мне — немного посидеть, пока они "разберутся с налогами"», — недоумевает депутат.

Адвокат Головко рассказывает, что Азизов отошел от управления компанией около двух лет назад, передав свои полномочия Демченкову и Панскову: «Все непосредственные решения принимались этими двумя лицами». По словам защитника, депутат принял такое решение в связи с реорганизацией компании; кроме того, он хотел отдохнуть и больше времени проводить с семьей.

«При руководстве компанией Демченковым Азизову сообщали, что все прекрасно. Когда он содержался под стражей, стала поступать информация о расхищении имущества. Еще до освобождения (Азизова — МЗ) директора были уволены, — продолжает адвокат. — Мы сейчас понимаем, что они действовали умышленно с целью завладеть имуществом. Они направленно разваливали деятельность [фирмы]».

«Сахалин-Строй-Механизация» прекратила строительство музыкальной школы по госконтракту. Росла задолженность по зарплате перед сотрудниками компании. На момент ареста Азизова в штате числились 250 работников. «Они просто бросили платить зарплату <…> себе выплачивали большие премии», — описывает адвокат управленческий стиль Демченкова и Панскова.

Сам Азизов также говорил «Медиазоне» о злоупотреблениях менеджеров после его ареста: «Из бизнеса практически ничего не осталась! Разворовано более чем на 100 млн рублей ТМЦ (товарно-материальных ценностей — МЗ), переписаны в компаниях учредители и навешаны для банкротства долги на основную компанию более 50 млн рублей, в том числе 25 млн рублей зарплаты. Не платились долги, разорваны все контракты, выгнаны сотрудники, умеющие работать, а сам финансовый директор жил в гостинице в номере за 15 тысяч в сутки и летал в Москву раз в месяц бизнес-классом».

Юрий Азизов. Фото: hskr.su

Подрядчик

18 апреля Азизов стал фигурантом третьего уголовного дела. Теперь депутата обвинили в приготовлении к даче взятки (часть 1 статьи 30, часть 3 статьи 291 УК) сотруднику СИЗО-1 Южно-Сахалинска — он якобы собирался заплатить тюремщику 120 тысяч рублей, чтобы в его камере появился телевизор, холодильник и мобильный телефон. Оперативным сопровождением дела занимается ФСБ.

«Следствие по уголовному делу продолжается. В его рамках исследуются и проверяются все доводы стороны защиты, в том числе и относительно того, что в отношении Азизова Ю.А. со стороны сотрудников ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Сахалинской области имело место вымогательство взятки», — сказано в ответе сахалинского управления СК на запрос «Медиазоны».

Сам депутат говорит, что пытался получить телевизор и холодильник законным путем. «Передать телевизор и холодильник я просил как гуманитарную помощь, об этом написано в моих, позже изъятых, письмах. Но как раз практика в сахалинском СИЗО [такая], что кроме передачи телевизора и холодильника надо сверху дать что-то. Один сосед передавал два телевизора и два холодильника, второй сверху машину стройматериалов передал, а мне озвучили 120 тысяч рублей. Я отказался», — уверяет Азизов.

Пресс-служба управления ФСИН по Сахалинской области утверждает, что Азизов никогда не обращался к администрации СИЗО по поводу передачи ему холодильника и телевизора в качестве гуманитарной помощи.

Распоряжение ФСИН от 30 сентября 2014 года действительно позволяет принимать такую технику в качестве благотворительных пожертвований. Впрочем, документ запрещает передавать их адресно конкретным арестантам — распределением имущества занимается администрация учреждения. Иными словами, предметы, переданные родственниками подследственного, не обязательно попадают именно в его камеру.

Азизову в СИЗО передали два телевизора и два холодильника, но ни один из них не достался депутату, которого содержали в одиночной камере.

При этом адвокаты отмечают двусмысленную роль, которую сыграл в истории с техникой подрядчик Азизова на строительстве здания суда — Андрей Замощ. Именно по его заявлению на депутата завели третье дело. «Вызвался помогать некий подрядчик по строительству. Он взялся передавать продуктовые и вещевые передачи Азизову в СИЗО. Когда стал вопрос о передаче телевизора и холодильника, Замощ сообщил, что сотрудники СИЗО требуют вознаграждение за передачу Азизову бытовой техники», — рассказывает Андрей Головко.

Подрядчик сказал супруге Азизова Веронике, что для того, чтобы техника досталась арестованному депутату, необходимо заплатить 120 тысяч рублей. При этом доподлинно неизвестно, вправду ли это предложение исходило от сотрудников ФСИН, подчеркивают адвокаты.

«Но факт тот, что ему было отказано. Сказали, что ничего не надо. Никаких фактов, что Азизов или его супруга просит передать ему приборы бытовые и за это предлагает передать деньги, точно нет», — настаивает защитник Головко.

Вероника Азизова рассказала адвокату, что Замощ предложил помочь с передачей, поскольку ранее сам содержался в СИЗО и «знает, что и как надо делать». По словам Азизовой, он обещал выяснить детали у знакомых сотрудников ФСИН и намекал, что отказ платить может навлечь неприятности на ее супруга. После этого Азизова обратилась к члену ОНК Юрию Сироткину, который убедил ее, что на безопасности депутата отказ платить деньги за передачу никак не скажется.

Тогда подрядчик рассказал Азизовой, что вопрос с деньгами он уже «решил» с гендиректором «Сахалин-Строй-Механизации» Демченковым. Последний, поговорив с супругой владельца компании, пообещал ей, что не будет платить Замощу, и подрядчик в итоге написал заявление о явке с повинной в ФСБ, что освободило его от уголовной ответственности.

Защитники отмечают, что у компании Азизова есть долг перед подрядчиком. «Может быть, Замощу показалось, что он заслуживает того, чтобы получить какие-то деньги с него. Может быть, поэтому и пытался таким образом с него получить», — рассуждает адвокат Прилепский о возможных мотивах подрядчика.

В настоящее время следователем назначена судебно-лингвистическая экспертиза переписки депутата, его супруги и гендиректора Демченкова. Главный вопрос, поставленный перед экспертами: содержится ли в письмах информация о намерении Азизова дать взятку сотрудникам ФСИН за пользование мобильной связью?

Адвокат Прилепский скептически воспринимает работу следователей по третьему делу его клиента: «Там обвинение крайне слабое». По словам защитника, в переписке Азизов высказывается против взятки. В конце августа следователь намерен передать это дело в суд.

Семья Азизовых. Фото: hskr.su

После СИЗО

13 июля Сахалинский областной суд при рассмотрении апелляционной жалобы защиты на арест Азизова смягчил ему меру пресечения и отпустил депутата из-под стражи под залог в 10 млн рублей.

Как предполагает адвокат Андрей Головко, суд услышал доводы защиты, заявившей, что во время заключения Азизова его бизнес разрушают компаньоны. «Этим, наверное, никого не удивишь. Сплошь и рядом имущество арестованных коммерсантов подвергается расхищению, растаскивается, но в нашем случае доводы были услышаны», — считает адвокат.

Кроме того, полагает Головко, судьи обратили внимание на то, что другие депутаты, которые, согласно показаниям фигурантов дела Хорошавина, давали взятки губернатору, остаются на свободе: «Вполне вероятно, что суд понимал всю абсурдность ситуации. Если действия Азизова настолько общественно опасны, что его арестовали, почему с такими же действиями остальные депутаты не арестованы, а участвуют в заседаниях думы?».

В суде адвокаты также ссылались на слова президента Владимира Путина, который на последнем петербургском международном экономическом форуме предложил привлекать к ответственности силовиков, допускающих разорение бизнеса подследственных. «Мы апеллировали к данной позиции Путина. Ситуация ровно наша», — говорит Головко.

Вероника Азизова, которая сейчас занимает должность гендиректора «Сахалин-Строй-Механизация», и ее супруг подали в МВД и СК десять заявлений с требованием привлечь Демченкова и Панскова к уголовной ответственности. Они обвиняют менеджеров в выводе средств, переводе на компанию депутата долгов, передаче посторонним лицам прав на технику и исчезновении около двух десятков автомобилей.

Первое заявление супруги подали 1 июля, последнее — 9 августа; пока ни по одному из них не вынесено решений о возбуждении уголовного дела.

«У компаний Азизовых было право требования крупных сумм по выполненным работам, по определенным организациям. Демченков и Пансков переуступили право требования в интересах своих компаний. Проще говоря, они расхищали активы, которые имеют стоимость, перетаскивали их в свои компании, а все проблемы, все долги оставались на компаниях Азизовых. Сейчас они пытаются как-то эту всю ситуацию остановить, отмотать назад, вернуть активы», — рассказывает адвокат Головко.

В июле Веронику Азизову, которая ехала на личном автомобиле, остановил инспектор ГИБДД. Он сообщил ей, что машина находится в угоне. Выяснилось, что, пока депутат был в СИЗО, автомобиль его жены переписали на Демченкова. Затем он переоформил машину на третье лицо.

Для передачи автомобиля в собственность Демченкову при сделке в ГИБДД должна была присутствовать сама Азизова, говорит Андрей Головко; скорее всего, ее подпись в документах подделали. На опросе у следователя МВД Южно-Сахалинска Демченков утверждал, что переоформил машину по просьбе супруги депутата, это подтвердил механик «Сахалин-Строй-Механизации». На основании этих показаний управление МВД Южно-Сахалинска отказало в возбуждении уголовного дела.

Демченкова в настоящее время обвиняют в невыплате зарплаты сотрудникам компании (часть 2 статьи 145 УК) и злоупотреблении полномочиями (статья 201 УК). Второе обвинение связано с продажей за 300 тысяч рублей трех грузовиков, которые изначально были куплены фирмой Азизова за 12 млн рублей.

После освобождения депутат не встречался с уже бывшими директорами «Сахалин-Строй-Механизации», поскольку опасается провокаций, которые могут привести к ужесточению меры пресечения.

Однажды о себе напомнил подрядчик Андрей Замощ, прислав Веронике Азизовой сообщение с кадром из фильма «Джентльмена удачи», на котором герой Евгения Леонова рвет на себе майку. Изображение сопровождалось лаконичным текстом: «Верните деньги».

На прошлой неделе на Сахалине побывал заместитель генпрокурора Юрий Гулягин. Узнав о визите высокопоставленного чиновника, Вероника Азизова добилась у него личного приема. «Никто не ожидал. Я быстро собралась и набросала в двух предложениях жалобу. Отвезла ее, попала на прием к замгенпрокурора. Он выслушал меня, сказал: "Посидите, подождите". После этого собрал совещание, где дал мне возможность выступить, я выступила, и что-то они должны думать, делать», — пересказывает адвокат Прилепский слова супруги депутата.

Азизов пока остается депутатом городской Думы, но допускает, что откажется от мандата. Сейчас он пытается восстановить свой бизнес.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей