Выруби его полностью! Зажигательная смесь против защитников леса в подмосковном Жуковском — Медиазона
Выруби его полностью! Зажигательная смесь против защитников леса в подмосковном Жуковском
Тексты
13 июля 2016, 11:18
4254 просмотра

Фото: Федор Карпов

За прошедший месяц в подмосковном Жуковском от рук неизвестных пострадали сразу несколько экологических активистов, борющихся с незаконной вырубкой деревьев под застройку: двоим из них сожгли машины, еще одной защитнице леса под окна дома бросили бутылку с зажигательной смесью. Городские власти поводов для беспокойства пока не видят, однако потерпевшие уверены — их пытаются запугать.

Около четырех утра 15 июня неизвестные бросили бутылку с горючей жидкостью под окна квартиры жуковской активистки Ольги Деевой, проживающей на первом этаже многоквартирного дома. Услышав хлопок, от которого сработали сигнализации припаркованных во дворе автомобилей, она выглянула в окно и увидела на асфальте осколки. Разбившаяся бутылка, как оказалось, была обмотана изолентой и толстым слоем ткани, пропитанной растворителем. Впрочем, возгорания не произошло — по словам прибывших на вызов Деевой полицейских, неизвестные не стали поджигать пропитанную горючей жидкостью ткань. По мнению активистки, нападавшие целились в окно, но промахнулись, и бутылка угодила в оконную раму.

Спустя полторы недели, 27 июня, в Жуковском сгорел Ford Focus, принадлежащий экологу и члену общественной организации «Любимый город» Михаилу Юрицину. По словам активиста, около трех часов ночи он услышал громкий звук бьющегося стекла, выглянул в окно и увидел, как загорелся его автомобиль. Потушить его общественник не успел, машина сгорела полностью, припаркованные рядом — пострадали, но не так сильно: пожарные приехали быстро.

Кроме того, в ночь на 7 июля сгорел автомобиль депутата Светланы Безлепкиной, представляющий в городском совете Жуковского партию «Яблоко». Машина была зарегистрирована на невестку депутата, однако Безлепкина часто ей пользовалась.

«Да, я пользовалась этой машиной, меня на ней возили по делам, если надо было, и все об этом знают. Циничнее ничего было придумать нельзя: в этот день у моего брата и невестки была свадьба. После празднования в кафе они приехали домой, поставили автомобиль рядом с домом, и ночью его сожгли. Потом приехали полицейские, записали показания и все. Ничего особенно не осматривали. А с другой стороны, чего еще ждать от полиции, охранявшей вырубку леса в свое время», — рассказала Безлепкина.

Подозрительное происшествие в тот же день случилось и с лидером жуковского «Яблока» Федором Карповым: неизвестные подожгли брошенный автомобиль, который незадолго до этого оставили у ворот его гаража. «Бесхозная машина каталась по двору две недели, потом оказалась у меня перед воротами. Я ее аккуратно спихнул в сторону от ворот, а в день, когда я был на суде по поводу незаконного строительства в лесу, она сгорела», — излагает последовательность событий Карпов.

Все пострадавшие, кроме Карпова, являются заявителями иска против администрации города и предпринимательницы Ирины Городновой, получившей право на строительство дома быта на улице Нижегородская и детского центра на улице Семашко. Оба выделенных под застройку участка расположены в лесу в черте города.

За сохранность зеленых массивов Жуковского местные жители начали активно бороться в 2012 году, когда власти объявили о старте строительства подъездной автодороги от трассы М-5 «Урал», проходящей через Цаговский лес. После того, как рабочие приступили к вырубке на площади 12 гектаров, в городе начались массовые акции протеста, в лесу появился лагерь активистов, впоследствии разогнанный сотрудникам ЧОП. При этом протестующие предлагали несколько альтернативных вариантов строительства дороги. Через несколько месяцев в конфликт вмешался Сергей Шойгу, только что назначенный на пост губернатора Московской области. Он критиковал действия жуковских властей, говорил о необходимости диалога с обществом, однако заявления чиновника ситуацию не изменили — подъездная дорога к городу была построена через лес.

Плакат в лагере защитников Цаговского леса в Жуковском, май 2012 года. Фото: Артем Житенев / РИА Новости

Спустя год после начала конфликта из-за вырубки в Цаговском лесу свой пост покинул глава города Александр Бобовников, подавший в отставку после встречи с Андреем Воробьевым, сменившем Шойгу на посту губернатора Подмосковья. На должность Бобовникова был избран Андрей Войтюк. В 2013 году протесты против вырубки деревьев в Жуковском продолжились: оказалось, что городские власти сдали в долгосрочную аренду лесные участки. 50 соток леса были отданы под строительство дома быта на улице Нижегородской, еще один участок площадью 60 соток — под строительство досугового центра в лесу возле железнодорожной станции. Активисты вступили в долгую судебную тяжбу с администрацией города и потенциальным застройщиком.

«По документам получается следующая история: в 2010 году предварительное разрешение на аренду участка получила глава ООО "Стимул-К" Наталья Лебедева. Так вот, сама Лебедева говорит, что в 2010 году в Жуковском она не была и никакого заявления об аренде не подписывала. В 2012 году она от этой фирмы решила избавиться и передала ее другому человеку, чтобы он ее закрыл. А он не стал закрывать и, по всей видимости, использовал. Затем участок этот был передан Городновой», — рассказывает Ольга Деева. По ее словам, на самом деле разрешение на аренду земли, по всей видимости, было выдано Станиславом Сукновым — заместителем Бобовникова, пару месяцев исполнявшим обязанности мэра города в 2013 году. «Мы пытаемся доказать в суде, что никакого предварительного согласования об аренде земли не было — документы составлены задним числом, чтобы не противоречить принятому в 2012 году Генплану», — объясняет Деева.

Сейчас права на аренду лесных участков принадлежат бизнесмену Ирине Городновой. При этом жуковские активисты опасаются, что власти в обход составленного в 2012 году Генплана могут изменить назначение лесных участков и таким образом разрешить строить на них жилые дома и торговые центры. Именно так в итоге произошло с участком на улице Нижегородской: без проведения публичных слушаний и без участия городских депутатов Жуковский городской суд поменял назначение территориальной зоны — с рекреационной на жилую и пригодную для застройки. Вслед за разрешением на строительство Городнова получила от городских властей и разрешение на вырубку сухостоя. Однако, по словам Деевой, уничтожая мертвые деревья, рабочие вырубили и здоровые сосны.

«Когда это выяснилось, Городнова начала хлопать глазами: "Не знаю, как такое получилось, я вообще была за границей". Саму вырубку охраняли сотрудники полиции. В итоге "черных лесорубов" не нашли и не наказали, но из-за того, что эта история так нашумела, ввести в эксплуатацию построенный на участке дом быта Городнова не смогла — на основании этого нарушения городские власти через суд расторгли договор аренды земельного участка», — рассказывает Деева.

На этот раз обратиться в суд пришлось самой Городновой. Она потребовала признать ее право собственности на построенный дом быта, и в октябре 2015 года Жуковский городской суд удовлетворил ее исковое требование. Активисты просили администрацию города подать апелляцию на это решение, однако местные власти так этого и не сделали. «Администрация это решение опротестовывать не стала, они даже не смогли пояснить, почему. Поэтому теперь мы сами ходим на судебные разбирательства», — объясняет депутат Безлепкина. Рассмотрение апелляции назначено на 25 июля.

Статус второго лесного участка, на котором фирма Городновой планировала построить досуговый центр, пока не изменился — это по-прежнему рекреационная зона, где запрещено возводить какие-либо строения. Однако феврале 2015 года на месте планируемой вырубки активисты обнаружили большие круглые отверстия в коре сосен, сделанные, предположительно, дрелью. Всего таким образом было повреждено 78 деревьев, каждое из которых местные жители пометили зеленой краской и сфотографировали, после чего написали заявление в полицию. По итогам проверки в возбуждении дела об административном правонарушении им было отказано — сотрудники отдела экологии и землепользования технологий Жуковского заверили, что угрозы ослабления и гибели деревьев нет. Сейчас многие из поврежденных сосен, росших на территории участка, предназначенного для застройки, уже погибли. Деревья, считают защитники леса, были испорчены намеренно — таким образом застройщик хотел избавиться от деревьев, мешающих ему начать работы.

По словам Валентина Пономаря, представляющего интересы Городновой в суде, сейчас земельный участок, арендованный под строительство досугового центра, никем и никак не используется.

«Скоро, уже в 2017 году, договор аренды закончится. За это время город должен выдать разрешение на строительство. Сейчас его нет, как нет и плана по постройке детского центра», — пояснил «Медиазоне» представитель Городновой. По его словам, без разрешения компания-застройщик не может начать строительство в зоне зеленых насаждений. При этом выдать такое разрешение городские власти не могут из-за статуса земельного участка. Пономарь не смог объяснить, зачем его наниматель заключил договор с городом на таких условиях.

Глава Жуковского Андрей Войтюк в разговоре с «Медиазоной» сообщил, что он не в курсе поджогов автомобилей городских активистов, хотя о бутылке с зажигательной смесью, брошенной в окно Деевой, слышал. «Я вам так скажу: если бы они хотели ее поджечь, то подожгли бы», — прокомментировал инцидент мэр. Он также выразил готовность встретиться с пострадавшими от рук злоумышленников городскими активистами.

«Они, если захотят, могут встретиться со мной и поговорить, но пока ко мне никто не обращался», — сообщил Войтюк.

Безлепкина уверена, что поджоги машин так и не будут расследованы. «Сейчас речь идет о запугивании, но никто не знает, как в итоге далеко это может зайти. Родственники наши боятся, просят не ходить на суды, они опасаются, что им может грозить опасность», — говорит депутат.

Дело о бутылке с зажигательной смесью, брошенной в окно Деевой, передано участковому. «Я ходила к нему, но, по всей видимости, никаких сложных телодвижений по этому поводу они совершать не собираются — ущерба нет, здоровью или жилищу вред не причинен. Поэтому не исключаю, что работа будет строится по принципу: "Нет тела — нет дела"», — допускает активистка.

Все материалы
Ещё 25 статей