177. Судимость в рассрочку — Медиазона
177. Судимость в рассрочку
УКТексты
18 ноября 2016, 12:07
33235 просмотров

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Как просроченный кредит превращается в уголовное дело, могут ли арестовать за неуплату и переходят ли долги по наследству. «Медиазона» рассказывает о судебной практике по статье 177 Уголовного кодекса — «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».

В 2012 году супруги-предприниматели из Миасса взяли в банке 4 млн рублей на развитие бизнеса. Кредит оформил на себя муж, а жена и ее мать-пенсионерка выступили поручителями. В феврале 2014 года судебные приставы начали исполнительное производство: ни основной долг, ни проценты по этому кредиту заемщик не платил, и банк в конце концов подал иск в суд. Производство, на развитие которого потратили взятую у банка сумму, так и не заработало.

У самого бизнесмена не оказалось в собственности ничего, кроме недостроенных зданий прогоревшего предприятия; не имел он и постоянных доходов. Единственным плательщиком по кредиту оказалась поручительница-теща: с ее счета каждый месяц списывали половину пенсии.

Счет жены предпринимателя тоже заблокировали, но отменили блокировку, когда она сообщила, что получает на него только детское пособие. Летом 2015 года выяснилось, что это не так — супруга бизнесмена-должника получала на этот счет деньги, заработанные продажей и продвижением биодобавок. Поскольку ни копейки из этой суммы не перечислялось на погашение просроченного кредита, жительница Миасса стала обвиняемой уже по уголовному делу. Ей вменили статью 177 Уголовного кодекса — «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности». Максимальное наказание по этой статье составляет два года лишения свободы.

Сколько надо задолжать?

Уголовная ответственность по статье 177 наступает при долге более 2 млн 250 тысяч рублей — такой размер ущерба, согласно действующей редакции УК, считается крупным. Сумма увеличилась в июле 2016 года — раньше достаточно было задолжать 1,5 млн рублей, а до декабря 2012 года — 250 тысяч рублей.

Уголовное дело могут завести не только за просроченные платежи банку, но и за другие долги, объясняет старший партнер адвокатской коллегии «Железников и партнеры» Роман Щербинин: кредиторская задолженность — это «любой вид неисполненного обязательства должника перед кредитором, включая денежное обязательство, возникающее из любых видов гражданских договоров (купли-продажи, кредита, подряда, оказания услуг и так далее)». Фигурантом такого уголовного дела может стать либо топ-менеджер организации-должника, либо обычный человек, «физическое лицо» — как занимающийся предпринимательством, так и взявший кредит на личные нужды.

На поручителя по кредиту тоже ложится ответственность — либо солидарная, либо субсидиарная: иными словами, поручитель должен платить долг или вместе с заемщиком, или вместо него. Если сумма задолженности больше 2,25 млн рублей, и поручитель не принимает никаких мер, чтобы ее погасить, фигурантом уголовного дела может стать он, а не тот, кто брал деньги.

Если кредит не выплачивается, банк или другой кредитор, как правило, подает иск в суд — и в этом случае речь пока идет не об уголовном преследовании, а о гражданском разбирательстве. В суде неплатежеспособный ответчик может даже оспорить часть требуемой суммы, в противном случае суд обяжет его выплатить и всю сумму долга, и проценты, и пени, и штрафы накопившиеся за годы просроченных платежей. При этом ни о какой судимости речи не идет, а сумма не может продолжать расти — должник обязан заплатить ровно столько, сколько указано в судебном решении.

После вступления решения в силу служба судебных приставов начинает исполнительное производство: оценивает имущество должника, удерживает с него половину «белой» зарплаты на погашение кредита и тому подобное. Если у приставов или взыскателя — то есть у того, кто давал деньги в долг, — есть сведения, что на самом деле у неплательщика имеются доходы, но он их скрывает, может быть возбуждено уголовное дело.

При этом дело не могут возбудить за неуплату по нескольким мелким кредитам, подчеркивает адвокат Щербинин: «Нужно, чтобы сумма 2,25 млн рублей была постановлена к взысканию одним судебным актом, вступившим в законную силу. Наличие у одного взыскателя нескольких решений суда и, как следствие, нескольких исполнительных листов в отношении одного должника, пусть даже объединенных в сводное исполнительное производство и образующих сумму 2,25 млн рублей или больше, не дают оснований для привлечения должника к ответственности по уголовному закону».

Какой неплательщик — злостный?

На жителя Ставрополья, не отдавшего кредит за ВАЗ-21124, возбудили уголовное дело, когда выяснилось, что у него есть счет в банке, на который регулярно приходят какие-то суммы денег, но должник их сразу снимает, чтобы приставы не успели заблокировать счет. Клиент «Сбербанка» из Ханты-Мансийского автономного округа, не отдавший 500 тысяч рублей, стал фигурантом дела по статье 177 после того, как приставы узнали, что он уже несколько месяцев работает и получает зарплату, а кредит не выплачивает. Предпринимателю из Иваново предъявили обвинение после того, как он втайне от приставов отдал часть арестованного за долги товара своему знакомому, которому тоже был должен денег.

«Закон не определяет, что такое злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, — говорит адвокат Щербинин. — На практике сложилось понимание, что оценить поведение должника именно как злостное уклонение, можно, если у него есть имущество, которым он может свободно распоряжаться, в том числе погасить долг, однако он умышленно, в нарушение судебного решения, упорно не делает этого».

Злостные уклонисты от выплаты долга по кредиту открывают новые банковские счета и скрывают их; продают машины и квартиры, но не отдают вырученные деньги в счет долга; подают декларации о «нулевых» доходах от предпринимательской деятельности, скрывая реальное положение вещей; «дарят» имущество родственникам и близким друзьям; сообщают о выдуманных несчастных случаях (пожарах, наводнениях, угонах и ограблениях).

Минимальный или предельный срок, за который обычный неплательщик превращается в злостного, в законе не прописан: продолжительность неуплаты долга должна учитываться в совокупности с другими фактами, говорит адвокат. Уголовное дело нельзя возбудить на того, кто просто год не платит по кредиту, хотя суд обязал его сделать это. Необходимо доказать, что должник препятствует приставам, пытающимся получить его имущество, а также неоднократно предупреждался об уголовной ответственности.

При чем тут коллекторы?

Предупреждение об уголовной ответственности, иногда в форме запугивания и угроз, берут на себя коллекторские агентства — организации, которым передают сведения о должнике банки или другие кредиторы и задачей которых является сбор информации о наличии у должника средств для погашения задолженности, а также убеждение заемщика вернуть долг.

Работа коллекторских агентств является легальной деятельностью — до тех пор, пока их сотрудники держатся в рамках действующих законов, что им удается далеко не всегда. Летом этого года восемь лет колонии получил коллектор из Ульяновска Дмитрий Ермилов, бросивший в окно должнице коктейль «Молотова». При пожаре получили ожоги двухлетний сын женщины и ее пожилой отец. В Челябинске против коллекторов возбудили дело о доведении до самоубийства: после их звонка задолжавшая микрокредитной организации Фарида Ибрагимова выпила уксусную кислоту. Жительница Нижнего Новгорода сообщила, что коллекторы повесили ее собаку. Полиция Екатеринбурга расследует дело в отношении коллекторов, избивших пенсионерку.

Впрочем, ни в одном из этих дел перспективы уголовного разбирательства по статье 177 против должника и не было: все жертвы перечисленных коллекторов брали деньги в так называемых микрокредитных организациях, по пять-семь тысяч рублей под очень высокий процент, и за несколько месяцев оказывались должны десятки и сотни тысяч рублей.

С 1 января 2017 года напор коллекторов будет сдерживать не только Уголовный кодекс: вступает в силу закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности». Он запрещает не только применять физическую силу и запугивать, но и, например, звонить должнику по ночам и чаще двух раз в неделю. Кроме того, запрещается вводить должника в заблуждение: соблюдая эту норму, коллекторы не смогут угрожать неплательщику уголовным делом, если в отношении него еще нет судебного решения или его долг меньше 2 млн рублей.

Непосредственно на применение статьи 177 новый закон особого влияния не окажет, так как касается прежде всего досудебного взыскания долгов, говорит генеральный директор «Центра развития коллекторства» Дмитрий Жданухин. «После решения суда и при обнаружении признаков злостного уклонения коллекторы чаще всего действуют как представители взыскателя — такие же, как другие юристы. Специфика может быть только в более развернутом использовании сыскной компетенции для сбора информации о возможном уклонении», — объясняет юрист.

Жданухин с 2007 года занимается корпоративным коллекторством: взыскивает средства не с частных лиц, а с руководителей компаний — бенефициаров особо крупных должников. В случае с компаниями, уклонение от долгов происходит с помощью перерегистрации компаний в другом регионе; с помощью замены всего руководства, включая гендиректора и учредителей; «переброски» основной деятельности на другие организации холдинга или группы компаний.

Гендиректор «Центра развития коллекторства» убежден, что в нынешней ситуации, когда ежегодно растет число невозвращенных кредитов (а в случае с компаниями речь идет о сотнях миллионов рублей), рано говорить о декриминализации или смягчении ответственности по статье 177. (В апреле этого года депутаты обсуждали возможность убрать из санкции этой статьи лишение свободы, ранее звучали предложения вовсе исключить ее из Уголовного кодекса).

«Многим схемам недобросовестных должников надо противодействовать именно уголовно-правовым инструментарием, — подчеркивает Жданухин. — Более того, мне кажется, что было бы правильно снизить размер задолженности и уклонения для привлечения к уголовной ответственности граждан — сейчас он 2,25 млн, а изначально был 250 тысяч рублей».

Могут ли арестовать за долги?

Расследованием дел по статье 177 занимается дознаватель Федеральной службы судебных приставов. Возбудить дело могут по заявлению пострадавшего кредитора (банка или частного лица), но это не обязательное условие — в случаях, когда факт уклонения от выплаты кредита выявили сами приставы, заявления не требуется.

Подозреваемого по уголовному делу могут даже задержать, но на практике этого почти никогда не происходит, говорит адвокат Щербинин. Наиболее распространенная мера пресечения — подписка о невыезде, но закон позволяет дознавателю и отпустить обвиняемого под денежный залог, и ходатайствовать перед судом о домашнем аресте. В СИЗО не посадят: «УПК прямо запрещает применять к подозреваемому или обвиняемому по статье 177 УК такую меру пресечения как заключение под стражу», — подчеркивает адвокат.

Избежать уголовной ответственности после того, как дело уже возбуждено, можно, написав явку с повинной и начав выплачивать кредит. Так поступила жительница Петрозаводска, которая взяла в кредит более 3 млн рублей, чтобы купить квартиру в строящемся доме. Застройщик обанкротился, дольщикам полагалась компенсация, получив которую женщина могла бы выплатить часть долга, но эти средства она потратила на другие цели. Из зарплаты заемщица тоже не платила, хотя была вполне официально трудоустроена. Но во время расследования она заплатила десятую часть суммы — более 300 тысяч рублей — и передала приставам сведения как о своих доходах, так и о зарплатном счете мужа (он выступал поручителем). В мае 2012 года дело прекратили «в связи с деятельным раскаянием».

Сколько дадут в суде?

В 2005 году «Уральский завод экспериментальных сплавов» взял в «Внешторгбанке» кредит — 700 тысяч долларов. Поручителями выступили шесть человек, в том числе гендиректор и соучредитель завода Александр Морозов. Через год завод обанкротился, и обязательства по выплате его долгов легли на поручителей. После всех судебных процедур они начали платить — все, кроме Морозова. Через три года на него завели уголовное дело, так как приставы выяснили, что у бывшего гендиректора УЗЭС был постоянный заработок, а также доля в квартире, которую он переоформил на родственников. В январе 2010 года Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга приговорил Морозова к пяти месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Уралец стал одним из девяти приговоренных к реальному лишению свободы по статье 177 в 2010 году. Всего в 2010 году по этой статье осудили 239 человек. Оправдали троих.

В последующие годы и общее число осужденных за уклонение от выплаты кредита, и количество приговоров к лишению свободы уменьшилось: в 2011 году осудили 159 человек, из них двое получили реальные сроки; в 2012 году — 115 человек (в колонию не отправили никого); в 2013 году — 137 человек, из них только один был осужден к лишению свободы; в 2014 — 143 осужденных, к реальным срокам не приговаривали никого.

Чаще всего суды избирают для обвиняемого по 177 статье наказание «рублем» — в виде обязательных работ или штрафа. Из 163 осужденных в 2015 году 53 человека приговорили к обязательным работам, 33 человека были оштрафованы, трое осуждены условно, один приговорен к реальному лишению свободы, еще троих освободили от наказания. Почти половина признанных виновными по статье 177 — 70 человек — попали под амнистию. Двое были оправданы.

За первые полгода 2016 года, сообщает Судебный департамент при Верховном суде, за злостное уклонение от выплаты кредитов суды приговорили 79 человек. Один человек получил условный срок, остальные — исправительные и обязательные работы, а также штрафы — от 5 тысяч до 300 тысяч рублей.

Приговор суда, даже если он связан с выплатой денег или обязательными работами, не освобождает осужденного от обязательств по кредиту — платить все равно придется: «Соответствующие суммы вычитаются из зарплаты осужденного или иного его дохода, а также взыскание может быть обращено на его имущество в обычном порядке, — говорит гендиректор «Центра развития коллекторства» Жданухин. — Кроме того, в некоторых случаях злоумышленник соглашается с обвинением, компенсирует ущерб на стадии судебного разбирательства и получает минимальное наказание».

Переходят ли долги по наследству?

Если человек набрал кредитов, не платил по ним и умер, банки и другие кредиторы не теряют надежду получить свои деньги назад, хотя бы частично: обязательства переходят по наследству вместе с собственностью. К счастью для наследников, взыскать с них могут не больше, чем они получили: если долг составляет 5 млн рублей, а оставленная в наследство квартира стоит 3 млн рублей, доплачивать 2 млн из своего кармана не придется, но квартиру придется отдать.

«В здравом уме ни один наследник не примет в качестве наследства исключительно долги», — говорит адвокат Щербинин, но призывает внимательно относиться к принятию наследства, если известно, что умерший брал кредиты и не платил их, но судебного решения по этим долгам еще не вынесено: «Теоретически возможно, что после получения наследником наследства кредитор наследодателя обратится к наследнику с иском, суд его требование удовлетворит, и у наследника сформируется кредиторская задолженность». После вступления решения в силу наследник должен будет платить, а если решит уклониться, вполне может стать обвиняемым по статье 177.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей