«Алло, полиция? Это Косая Гора». Почему в двух уголовных делах о массовом убийстве на окраине Тулы указано разное время преступления — Медиазона
«Алло, полиция? Это Косая Гора». Почему в двух уголовных делах о массовом убийстве на окраине Тулы указано разное время преступления
Тексты
19 сентября 2016, 9:33
17960 просмотров

Могилы жертв убийства в поселке Косая Гора, июнь 2015 года. Фото: Сергей Карпов / Медиазона

В пятницу, 16 сентября Центральный районный суд Тулы вернул в прокуратуру дело полицейского Сергея Песенникова. Тот обвиняется в халатности: по версии следствия, в 2015 году сотрудник МВД из-за «небрежного отношения» к работе не предотвратил массовое убийство в поселке Косая Гора. Песенников своей вины не признает, а его защитник настаивает: для спасения жертв полицейский сделал все, что мог — однако было уже слишком поздно.

Около 03:30 30 мая 2015 года на телефон УМВД по Туле поступил звонок. Трубку снял инженер-электронщик Сергей Песенников, подменявший в ту ночь оперативного дежурного.

— Алло, полиция? Это Косая Гора, у нас Орловское шоссе. Здесь убили бабушку, — говорил детский голос. На записи (есть в распоряжении «Медиазоны») слышен фон этого разговора: детский крик и плач.

— Что сделали?

— Убили бабушку.

— Орловское шоссе, дом?

— 26.

— Дом частный или квартира?

— Частный, частный…

— А кто убил бабушку?

— Пацан, дядя. Быстрее, он еще там! — расплакался ребенок. Другой плачущий голос, звучавший фоном, сорвался на истошные вопли.

— Как фамилия твоя?

Звонившая девочка представилась — А. (согласно требованиям федерального закона «О персональных данных» имена несовершеннолетних потерпевших не могут быть раскрыты без их согласия). Полицейский продолжал задавать уточняющие вопросы.

— А как он ее… Чем он ее?

— Ножом.

— Ножом?

— И скорую, и скорую!

Звонок внезапно оборвался. Песенников связался с территориальным отделом полиции. В 03:34 он дозвонился до косогорской дежурной части, разговор продолжался чуть больше двух минут.

— Полиция, Косая Гора, Дикарев. Чем помочь?

— Смотрите, Орловское шоссе, 26 — это ваш частный дом?

— Щас, погоди, по карте гляну.

— Срочно, там вроде как убийство.

— Не пугай. Орловское, Орловское…Щас, щас, щас… Пушкина, Пушкина… ***шкина… Так… Сейчас, секунду, я у дежурного спрошу (Дикарев отходит от телефона; слышно, как он переговаривается с коллегой). Да, наш.

— В общем, Орловское шоссе, 26…

— Щас, щас, щас… Сейчас найду, погоди... Так… Ага...

— …26, вызывала А., девочка.

— Ага.

— В общем, дядя зарезал бабушку, она сообщила. Говорит, скорую нужно, все такое. Сейчас я в скорую позвоню.

— Бабушку… А телефон?

Песенников продиктовал номер, с которого звонила девочка, повесил трубку, вызвал наряд скорой помощи и попытался дозвониться до ребенка. Дикарев тем временем связался с оперативниками, дежурившими в микрорайоне Косая Гора.

— Алло, Серег?

— А?

— У нас там, передали, убийство, *****. Доедете, на ***?

— На адрес? Убийство?

— Да-да.

— А где там?

— Орловское шоссе, 26.

— А что там, подробности неизвестны?

— Неизвестны, но вот надо доехать и узнать, что там.

— Ну сейчас доедем.

Дикарев созвонился с оперативниками в 03:39. Уже через десять минут, в 03:49, они по телефону доложили о задержании подозреваемого.

«Был как бешеный человек»

Убийство в доме 26 по Орловскому шоссе в микрорайоне Косая Гора стало одним из самых громких преступлений, совершенных в Туле за последние годы. В ночь на 30 мая 2015 года рабочий из Узбекистана Сирожиддин Шералиев зарезал кухонным ножом пять человек: 49-летнюю Елену, ее 29-летнюю дочь Надежду и троих внуков — девочек 11 и девяти лет и пятилетнего мальчика.

Шералиев познакомился с Надеждой в ноябре 2013 года. По его словам, уже в день знакомства молодая женщина позвала его домой, представила своей матери и детям, предложила остаться на ночь, а «утром сказала, что он может приходить, когда захочет». В 2015 году Надежда, рассказывал Шералиев, встретила другого мужчину — Аскара Бобониезова. Сам рабочий вскоре тоже нашел новую подругу; тем не менее, они продолжили встречаться и иногда выпивали вместе.

29 мая 2015 года 30-летний Шералиев пришел в дом Надежды с подарками: алкоголем для хозяйки и мобильным телефоном для ее старшей дочери А. За стол в тот вечер сели вчетвером — Шералиев, Елена, Надежда и Бобониезов. Застолье затянулось допоздна, гостю предложили остаться ночевать. Ночью Шералиев захотел пить и проснулся; проснулась и Надежда. Они занялись сексом, выпили еще и снова уснули. Через некоторое время Шералиев проснулся окончательно.

«Просто открыл глаза и пошел убивать», — пытался позже объяснить он свои действия. Первой жертвой убийцы стала Елена, которая, по его словам, почему-то недолюбливала приятеля дочери. Взяв нож, Шералиев подошел к постели спящей женщины и нанес ей несколько ударов в грудь и шею. Проснувшись, она начала кричать. На крики в комнату бабушки прибежал семилетний С. Шералиев ударил мальчика ножом в грудь. Ребенок попытался спрятаться в комнате матери, но гость последовал за ним. Он нанес множество ножевых ранений Надежде, ее сыну и Бобониезову. Последний сумел высвободиться из-под сидевшего на нем верхом убийцы и выбраться из комнаты. Шералиев, оценив состояние Бобониезова, решил, что раненый не представляет опасности, и не стал его догонять. Оставив Надежду и ее сына истекать кровью, мужчина зашел в комнату, где прятались Т. и П. На глазах у сестры он прижал голову мальчика к дивану и стал бить его ножом. Затем он убил Т.

Сирожиддин Шералиев. Фото Дмитрия Дзюбина / myslo.ru

«Не знаю, почему убивал детей, был как бешеный человек», — признал потом Шералиев.

Тем временем А., спрятавшись в ванной, звонила в полицию. «Я сказал ей снимать штаны. Зачем — не знаю. Я ничего с ней не делал», — утверждал Шералиев. Однако, по данным следствия, перед смертью девочка была изнасилована. После полового акта убийца нанес ей 16 ножевых ранений.

Расправившись с семьей, Шералиев смыл кровь с ножа и принял душ. Тут он вспомнил про Бобониезова. Убийца вышел из дома как раз в тот момент, когда перед ним остановился полицейский автомобиль. «Задержали его, когда он ******* [улепетывал]. Один вон в крови сидит, другой наутек бросился», — рассказывал в ту ночь косогорскому дежурному Дикареву оперативник, приехавший на вызов.

Из их разговора понятно, что полицейский еще не заходил в дом.

Отставки и облавы. Реакция

В первые минуты после задержания Шералиев кричал, что никого не убивал. Затем, уже в разговоре со следователем, сознался в убийствах, хотя и отметил, что нанес жертвам всего по одному удару ножом.

Прибывшие по вызову Песенникова врачи успели оказать помощь Бобониезову и еще одному выжившему — семилетнему сыну Надежды. Мальчик был тяжело ранен и находился без сознания: у него насчитали не менее пяти ножевых ранений в грудь и спину, лицо и шея были изрезаны.

Ветхий деревянный дом, где Надежда проживала с детьми и матерью, стоит на углу. Никто из соседей в ту ночь не слышал криков. Некоторые вспоминали громкий лай собаки, сидевшей на цепи возле крыльца.

Шералиеву были предъявлены обвинения в убийстве пяти человек, в том числе несовершеннолетних, с целью сокрытия преступления сексуального характера (пункты «а», «в», «к» части 2 статьи 105 УК). Также он обвиняется в покушении на убийство (часть 3 статьи 30, пункты «а», «в», «к» части 2 статьи 105 УК) и насильственных действиях сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (пункт «б» части 4 статьи 132 УК). Кроме того, рабочего обвинили в краже мобильного телефона Бобониезова (часть 3 статьи 30, часть 1 статьи 158 УК).

За громким убийством на Косой Горе последовала демонстративно жесткая реакция местных властей. Свой пост покинула детский омбудсмен Тульской области Инна Щербакова. На встрече с тульским губернатором Владимиром Груздевым она говорила, что в происшедшем, возможно, и нет ее прямой вины, однако она считает трагедию своей «недоработкой». Щербакова была назначена заместителем министра труда и социальной защиты Тульской области, сейчас она возглавляет департамент социальной политики. Сам Груздев заверил, что взял расследование убийства под личный контроль; рассуждая о причинах подобных преступлений, он упоминал «неполные семьи» и нелегальную миграцию.

И действительно, в первые недели после убийства полицейские проводили показательные рейды — Шералиев, как стало известно, жил и работал в пригороде Тулы нелегально: его приютила местная жительница, которой уроженец Узбекистана помогал ухаживать за скотом. В последствии она была оштрафована за организацию незаконной миграции.

Кроме того, через пару дней после начала расследования СК возбудил уголовное дело о халатности (статья 293 УК) против сотрудников УМВД Тулы, действия которых следователи характеризовали как «способствующие совершению убийства».

Фигурантами дела о халатности стали и сотрудники Тульской коррекционной школы-интерната 7-го вида, в которой на пятидневке учились обе убитые девочки. К матери и бабушке они должны были приезжать только на выходные, однако в пятницу, когда произошло убийство, оказались дома. В результате скандала директор учебного заведения был уволен «по соглашению сторон», после этого замяли и дело против его подчиненных.

Дело об убийстве. Шералиев

В первые дни после задержания Шералиев просил перевести его в одиночку: якобы опасался расправы сокамерников. В ходе судебного процесса он, наоборот, заявил, что хочет вернуться в общую камеру. «Будем разговаривать, веселее будет», — говорил он в суде, объясняя: попроситься в одиночную камеру его заставили полицейские.

Уголовное дело о массовом убийстве, насчитывающее 16 томов, судья Тульского областного суда Марианна Болдова начала рассматривать 8 июня 2016 года. Обвинение по делу представил главный прокурор Тульской области Александр Козлов.

К началу слушаний Сирожиддин Шералиев направил судье письменную жалобу. «Меня заставили признать убийство умышленным. Но я не согласился. Буду говорить, как есть. Я никого умышленно не убивал. Не знаю, что со мной произошло. Наверное, много выпил. С этой семьей я был в хороших отношениях», — настаивал подсудимый. Вину он признал лишь частично — отказался от эпизодов с изнасилованием убитой им в ванной 11-летней А. и кражей телефона Бобониезова. Сознаться в этих преступлениях, заявил Шералиев, полицейские побоями вынудили его сразу после задержания.

По итогам психологической экспертизы специалисты диагностировали у Шералиева «расстройство личности смешанного типа», отметив, однако, что о психическом заболевании речи не идет. Кроме того, психиатры пришли к заключению, что в момент убийства подсудимый не находился в состоянии аффекта. Обвиняемый утверждал, что убить семью ему приказали голоса, но специалисты ему не поверили.

Косвенными причинами эксцесса могли стать тяжелое детство обвиняемого и злоупотребление спиртными напитками, считают эксперты. Так, Шералиев рассказывал психиатрам, что в детстве отец заставил его убить собаку, которую они потом съели всей семьей. Отец обвиняемого в своих показаниях это отрицал: «Он никогда не мучил и не убивал животных, — рассказывал следствию Шералиев-старший. — В детстве у него была собака, с которой он играл».

Каждой из своих жертв убийца наносил многочисленные удары ножом. На голове и груди Надежды эксперты насчитали не менее восьми колото-резаных ран; повреждены были не только мягкие ткани и внутренние органы, но и кости черепа и скелета. С такой же жестокостью Шералиев расправился с остальными членами семьи; больше всего ранений получили девочки — А. и Т.

Выжившего мальчика взяли под опеку двоюродная сестра погибшей Надежды Анастасия и ее муж, сотрудник полиции. Супруги живут в одном из удаленных городов Тульской области. В 2015 году в качестве материальной помощи районная администрация выделила семье 50 тысяч рублей из резервного фонда.

«Здоровье мальчика в норме. Остались только шрамы. Психологи посоветовали не вспоминать пережитое и не разговаривать на эти темы», — говорит Анастасия. Ребенка попытались допросить на закрытом заседании, но мальчику стало плохо. Из здания суда его увезли на скорой помощи.

Шералиев подчеркивал, что проблемы с алкоголем начались у него в 2006 году. Виноватыми в этом он считает родителей — безработный отец якобы постоянно требовал, чтобы сын отправлял ему деньги. Сам обвиняемый, по его словам, мечтал накопить на дом, однако весь заработок приходилось отдавать семье. «С 6 мая 2006 года я начал пить водку утром, в обед и вечером», — объяснил обвиняемый в суде. В ночь перед убийством Шералиев и его жертвы, по словам выжившего Бобониезова, выпили две бутылки водки, пять литров пива и полтора литра самогона.

28 июня Тульский областной суд направил обвиняемого в громком убийстве на психолого-психиатрическую экспертизу в стационаре. С тех пор Шералиев находится на обследовании в московском Центре имени В.П.Сербского. Экспертам предстоит ответить на несколько вопросов: страдает ли Шералиев психическим расстройством, может ли он осознавать последствия своих действий, есть ли у него склонность к педофилии, и находился ли он в состоянии аффекта в момент совершения преступления. Судебный процесс продолжится после возвращения обвиняемого из Москвы.

Дело о халатности. Песенников

Сергей Песенников. Фото: myslo.ru

Фигурантом еще одного дела, возбужденного после убийства на Косой Горе, стал 24-летний полицейский Сергей Песенников, принявший 30 мая 2015 года звонок 11-летней А. — в августе к рассмотрению материалов приступила судья Центрального суда Тулы Юлия Воеводина.

Песенников окончил Московский университет МВД и некоторое время проработал участковым в Зареченском районе Тулы. В конце января 2015 года он устроился на должность инженера-электронщика в УМВД города. Список его должностных обязанностей оказался неожиданно широк: с середины апреля по октябрь молодой полицейский должен был заменять помощника оперативного дежурного, уехавшую в командировку, а значит — принимать и регистрировать сообщения о преступлениях, а также передавать полученную информацию в дежурные части. Утром 29 мая 2015 года он заступил на суточное дежурство.

Песенникову были предъявлены обвинения в халатности. По версии следствия, полицейский имел «реальную возможность» сообщить дежурному отдела на Косой Горе Дикареву об угрозе жизни и здоровью звонившего ребенка: для этого он должен был сказать, что предполагаемый убийца все еще находится в доме. Кроме того, Песенников не выяснил у девочки «полные данные об обстоятельствах преступления»: не уточнил, сколько ей лет, и где именно находится убийца, а также не спросил о его особых приметах, чем нанес «существенный вред».

Действия обвиняемого, считают в СК, повлекли «общественно опасные последствия»; Песенников «небрежно отнесся к исполнению своих обязанностей», в связи с чем дежурный косогорского отдела Дикарев не организовал незамедлительный выезд патрульно-постового наряда на место происшествия. Таким образом, права жертв Шералиева были нарушены, говорится в обвинительном заключении. С Песенникова взяли подписку о невыезде.

Начальство вступилось за молодого сотрудника. 2 июня прошлого года пресс-служба областного УМВД в специальном релизе отмечала, что «оперативное и профессиональное реагирование» Песенникова позволило полицейским быстро найти и задержать убийцу. «Благодаря грамотным и высокопрофессиональным действиям оперативного дежурного по управлению нарядами УМВД России по городу Туле лейтенанта полиции Сергея Песенникова удалось спасти ребенка и мужчину, а также "по горячим следам" задержать подозреваемого в совершении убийства пяти человек, в том числе троих несовершеннолетних», — подчеркивали в главке.

Интересы полицейского в суде представляет адвокат Сергей Зубарев. Стороны уже успели изучить письменные доказательства по делу, когда защитник указал судье и прокурору на существенные расхождения в двух уголовных делах об убийстве на Косой Горе.

«Мы обнаружили, что в предъявленном Шералиеву обвинении время убийства отличается от того времени, которое указано следователем в обвинении, предъявленном Песенникову», — говорит адвокат. По его словам, в материалах дела Шералиева говорится, что тот начал убивать женщин и детей в 02:30, в то время как согласно делу Песенникова убийца начал совершать преступление примерно в 03:36. «Если верить обвинительному заключению по делу против Шералиева, то с момента звонка девочки в полицию оставалось совсем немного времени до того, как преступник разделался со всей семьей. В любом случае, сотрудники полиции на место преступления бы не успели, поскольку они прибывают на машине и телепортироваться еще не могут. Так или иначе, расхождений по времени в этих делах быть не может — истина-то всегда одна», — рассуждает Зубарев. Дела об убийстве и халатности вели два разных следователя и это — серьезная ошибка следствия, говорит он.

«Но если уж какая-то "гениальная голова" решила эти два дела рассматривать по отдельности, то нужно дождаться, пока дело об убийстве будет рассмотрено и приговор вступит в законную силу. Тогда это будут факты объективной действительности, которыми можно оперировать. Тогда и можно сделать вывод, есть ли тут халатность или нет», — убежден адвокат Песенникова.

Претензии защиты касались и формулировки «существенный вред» в обвинительном заключении, которая, по мнению Зубарева, слишком размыта.

«Понятие "существенность" — это как последствия, да? То есть с Песенниковым должны были действия какие-то совершиться. Так о каких последствиях мы говорим, если моему подзащитному не вменяется смерть потерпевших? В чем тогда существенность вреда в данном случае? В обвинительном заключении также говорится о "подрыве авторитета государственных органов". Такие формулировки были характерны для советских времен. А уже в 2000-х Верховный суд разъяснил, что "подрыв авторитета" не является существенным вредом. С 2009 года, когда состоялся очередной пленум Верховного суда, это понятие вообще исчезло», — отмечает адвокат.

Защитник подал ходатайство о возвращении дела против Песенникова в прокуратуру для устранения несоответствий и 16 сентября Центральный суд Тулы это ходатайство удовлетворил. По мнению суда, указанная следствием формулировка обвинения «не содержит всех сведений о существе обвинения». Прокуратура должна уточнить время и обстоятельства совершения Песенниковым преступления.

«Кроме этого, не указано, в чем конкретно выразилось существенное нарушение прав и законных интересов потерпевших», — отмечается в судебном постановлении.

«Песенников проработал в УМВД недолго и никогда ранее не принимал сообщения об убийстве. Кто пострадал от действий моего подзащитного? Потерпевшие попросили рассматривать дело без них, но вот Аскар Бобониезов, посетивший одно из заседаний, заявил, что полицейские спасли ему жизнь, и попросил снять с Песенникова обвинения в халатности. Также и в показаниях выжившего мальчика, рассказавшего, что его спасли доктора. А кто их вызвал? Мой подзащитный», — указывает адвокат Зубарев.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей