Даниль, Даниль и компания. Нападения на адвокатов, поджоги, наркоторговля и другие приемы борьбы силовиков Татарстана
Никита Сологуб|Елизавета Пестова
Даниль, Даниль и компания. Нападения на адвокатов, поджоги, наркоторговля и другие приемы борьбы силовиков Татарстана
СлучаиТексты
26 июля 2017, 13:03
15354 просмотра

Даниль Закиров. Фото: evening-kazan.ru

16 июля в Набережных Челнах задержали начальника отдела по борьбе с организованной преступностью Даниля Закирова и его подчиненного Даниля Шакирова. Суд отказался отправлять подозреваемых в вымогательстве и злоупотреблении полномочиями полицейских под арест, но на следующий день следователи задержали Закирова и Шакирова снова — теперь они заявляют о травле со стороны ФСБ и СК. Дело Закирова и Шакирова — удачный повод, чтобы напомнить о богатой традиции межведомственных войн в Татарстане.

ФСКН против ОБНОНа

Первый виток открытого противостояния между силовыми ведомствами Татарстана пришелся на осень 2013 года. Тогда приехавшие из Москвы сотрудники СК и управления собственной безопасности МВД задержали начальника казанской полиции Руслана Халимдарова. 37-летнего полицейского заподозрили в превышении должностных полномочий, незаконном обороте наркотиков и воспрепятствовании правосудию. Вместе с Халимдаровым москвичи при поддержке республиканских следователей задержали и троих сотрудников отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) — начальника отдела по Татарстану Андрея Алексеева, начальника казанского управления Дмитрия Андриенко и старшего оперативника Марата Садыхова. По версии следователей, 6 апреля 2013 года полицейские проникли в дом местного жителя Олега Кучаева и подбросили ему наркотики, чтобы затем изъять их и улучшить показатели работы отдела. Сам Кучаев, которого в ФСКН обвиняли в наркоторговле, активно изобличал обноновцев — это было условием его досудебного соглашения со следствием, благодаря которому предполагаемый дилер должен был получить минимальный срок.

После задержания полицейских СК ходатайствовал об аресте, однако казанский суд отказал в этом. Спустя месяц, в конце декабря 2013 года, СК предъявил фигурантам дела обвинения и вновь попросил арестовать их. Андриенко и Садыхова суд согласился поместить под домашний арест, а Халимдарова и Алексеева снова отказался отправлять в СИЗО, признав постановление о возбуждении дела в их отношении незаконным и вернув его в прокуратуру.

Местная «Бизнес-газета» писала, что дело против Халимдарова и его коллег — проявление «скрытого противостояния» республиканских управлений МВД и ФСКН. Идание ссылалось на видео, обнародованное защитой полицейских: на съемке Кучаев рассказывал, как сотрудники ФСКН «в борьбе за результативность искусственно создают и "крышуют" группировки, которые занимаются сбытом наркотиков в особо крупных размерах». Позже в суде Кучаев говорил, что находился под «постоянным тотальным контролем» наркополицейских и оговорил сотрудников ОБНОН. В конце 2014 года он получил 12 лет и восемь месяцев особого режима, несмотря на особый порядок судебного рассмотрения.

В феврале 2014 года дело ОБНОН передали в ГСУ СК по Москве. 19 августа Басманный суд Москвы «в условиях особой секретности» арестовал всех обвиняемых. Лишь через год ведомство отчиталось о завершении расследования: Халимдаров с коллегами вернулся из московского следственного изолятора в Казань, а 111 томов уголовного дела поступили в Верховный суд Татарстана. Предполагалось, что дело будет рассматриваться в закрытом режиме из-за наличия гостайны в части материалов. Слушания должны были начаться в августе, но уже 2 сентября Верховный суд вернул материалы в прокуратуру для устранения нарушений, обязав ведомство снять с дела гриф «секретно».

Тогда же из СИЗО вышли все обвиняемые, кроме Халимдарова — его этапировали в Москву и выпустили из изолятора №6, у ворот которого высокопоставленного полицейского вновь задержали. После допроса в СК ему предъявили новое обвинение — на этот раз в похищении человека.

По версии следователей, летом 2005 года сотрудники казанской полиции приехали в казахстанский Костанай, купили там почти девять с половиной килограммов гашиша и вывезли через границу местного жителя Сумбата Оганова, которого позже обвинили в контрабанде наркотиков. Его приговорили к 13 годам колонии. Спустя 10 лет, в 2015 году, дело Оганова, который все это время настаивал на своей невиновности, отправили на пересмотр и сократили ему срок до восьми лет; он вышел на свободу и вернулся на родину.

В августе 2016 года Верховный суд по просьбе Александра Бастрыкина решил перенести рассмотрение дела ОБНОН из Казани в Москву, усомнившись в объективности татарстанских судов, которые последовательно отказывались арестовывать местных силовиков и рассматривать их резонансное дело. В итоге дело поступило в Московский областной суд, который тут же засекретил процесс. Сейчас суд продолжается.

Руслан Халимдаров. Фото: kazanfirst.ru

Бизнесмены

После этого противостояние между республиканским МВД и судами с одной стороны, а с другой — ФСБ и СК неизбежно должно было вылиться в очередной конфликт, объясняет «Медиазоне» координатор правозащитной организации «Зона Права» Булат Мухамеджанов. Поводом для нового витка ведомственной войны послужили бизнес-разногласия двух бизнесменов из Набережных Челнов — связанного с мэрией города гендиректора компании «ХК "СОЮЗ"» Дамира Бибишева и мелкого предпринимателя Ленара Миргалиева.

В 2015 году Бибишев получил по акту выбора участок со сквером напротив мэрии города. Там он решил построить объект площадью 7,7 тысяч квадратных метров. Официально здание называлось выставочным центром. Расположенный рядом небольшой торговый павильон «Аю» принадлежал Миргалиеву; ларек мешал устроить выход из нового центра в подземный переход возле остановки. «Поскольку, по слухам, этот бизнесмен в тесном контакте с местными властями, он начал чинить препятствия Миргалиеву — началось с того, что павильону подкопали фундамент, а закончилось исками в суды со стороны исполкома, который является собственником земли. Когда Миргалиев обратился напрямую к влиятельному Бибишеву и спросил, зачем тот это делает, тот пообещал оставить его в покое за вознаграждение в 5 млн рублей», — рассказывает адвокат Ирина Хрунова, представляющая интересы Миргалиева.

В конце 2015 года Бибишева задержали по подозрению в вымогательстве 22 млн рублей вместе с Олегом Гордевичем, более известным как криминальный авторитет Пеликан из группировки «27-й комплекс». Как объясняет адвокат, узнав об этом, предприниматель явился в следственный отдел, чтобы дать показания о том, как Бибишев вымогал деньги у него самого. В результате челнинское управление МВД завело на Миргалиева шесть уголовных дел, первым из которых стало дело о мошенничестве на сумму около 80 тысяч рублей.

Офис

«Конечно, это был вздор, потому что Миргалиев — человек состоятельный, и такую сумму мог просто достать из кармана. К нему приезжают на обыск, при котором находят патроны и наркотики. Но при этом сам он при обыске не присутствует, а решает отправиться в Адвокатскую палату Набережных Челнов», — вспоминает Хрунова.

По пути автомобиль Миргалиева пыталась остановить группа людей в штатском, на одного из которых бизнесмен совершил наезд, по его словам — незначительный. Добравшись до адвокатской палаты, он стал обсуждать ситуацию с юристами. В этот момент в здание ворвался наряд ОМОН вместе с оперативниками челнинского отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБОП). Силовики, говорит Хрунова, положили «мордой в пол не только Миргалиева, но и самих адвокатов».

«В момент нападения мы находились в кабинете, залетели сотрудники, положили на пол, применили спецсредства, мне нанесли удар в лоб, после чего перевернули, стали бить ногами, <....> ударом ноги перевернули, сбили со стула. Сотрудники ОБОП наносили [удары] по телу ногами, били головой об пол. Мы получили многочисленные ссадины, синяки, у одного из потерпевших по уголовному делу были сломаны несколько ребер. Никакого сопротивления мы не оказывали», — рассказал «Медиазоне» один из пострадавших адвокатов.

Спустя несколько дней, вспоминает Хрунова, дело в отношении Миргалиева было передано в следственный отдел СК, который прекратил уголовное преследование бизнесмена. Потерпевшие адвокаты стали писать жалобы, а через три месяца на их офис было совершено нападение: тогда неизвестные пронесли в здание баллон с газом, обложили его тряпками и подожгли. В результате адвокаты оценили ущерб в 5 млн рублей, а полиция возбудила дело по статье об умышленном повреждении имущества. Подозреваемых в нем по-прежнему нет.

Позже на допросе вызвавший ОМОН в адвокатскую палату глава местного ОБОП Даниль Закиров объяснил свое решение так: «Миргалиев сбежал с места происшествия, сбил сотрудника полиции и является участником ОПС "29-й комплекс"». Между тем, на момент нападения дело в отношении Миргалиева уже было передано в СК, который по итогам проверки снял с него все обвинения, в том числе и в наезде на полицейского.

Сейчас Миргалиев не является фигурантом ни одного уголовного дела. По данным «Реального времени», ФСБ даже направила в СК справку, опровергающую принадлежность бизнесмена к криминалитету: «Участником ОПС "29-й комплекс" не является». По делу же о нападении на адвокатский офис судят лишь двоих оперативников, подчиненных Закирову, а участвовавшие в операции бойцы ОМОН проходят по делу свидетелями — следователь посчитал, что те лишь выполняли приказ, и не могли быть осведомлены о его незаконном характере.

Даниль Шакиров. Фото: Inkazan.ru

«Купец». Обвинения

16 июля начальника отдела по борьбе с организованной преступностью МВД Набережных Челнов Даниля Закирова и его подчиненного Даниля Шакирова задержали по подозрению в вымогательстве, превышении полномочий и злоупотреблении ими. Первоначально суд отказался их арестовать, но следователи СК повторно задержали полицейских уже на следующий день — к обвинению в отношении Закирова добавился еще один эпизод. В результате его подчиненный остался под подпиской о невыезде, а сам начальник ОБОП решением Советского районного суда Казани отправился под домашний арест.

Первый эпизод в деле против высокопоставленных полицейских относится к сентябрю 2014 года. По версии следствия, Шакиров и другие неустановленные полицейские задержали в родном городе главы ОБОП Мензелинске бизнесмена и владельца небольшого торгового центра «Купец» Олега Бармашова. После задержания предпринимателя избили, требуя признательных показаний по делу о вымогательстве и мошенничестве; речь шла о махинациях при сделке по обмену частного дома на двухкомнатную квартиру. Потом Закиров и Шакиров стали вымогать у него 5 млн рублей и требовали передать права на торговый центр в обмен на освобождение из-под стражи.

«Закиров потребовал от Шакирова и других подчиненных полицейских, чтобы они принудили Бармашова продать торговый дом "Купец" и дать признательные показания в ряде преступлений. 2 сентября 2014 года в помещении одного из служебных кабинетов здания отдела МВД по Менделеевскому район Шакиров и другие неустановленные сотрудники полиции из отдела по борьбе с организованной преступностью, следуя указанию Закирова с целью получения от Бармашова признательных показаний и получения согласия отдать торговый дом, переоформив на указанное ими лицо, применили в отношении Бармашова необоснованную физическую силу, причинив ему травмы в виде ссадин в области лица, грудной клетки, поверхностных ран правой и левой конечности. Со 2 сентября по 30 октября 2014 года Закиров, Шакиров и другие неустановленные сотрудники полиции неоднократно вымогали у Бормашова денежные средства на сумму не менее 5 млн рублей, и требовали передать им торговый дом "Купец" за освобождение из-под стражи, а также под угрозой его убийства и применения насилия».

Из выступления следователя Алии Мухъяровой на втором заседании по избранию меры пресечения Закирову и Шакирову.

Как рассказала «Медиазоне» супруга Бармашова Наиля Набиуллина, незадолго до задержания к нему дважды подходили неизвестные люди, в том числе отец Закирова, сам владеющий в Мензелинске бизнесом, и требовали продать «по дешевке» торговый центр, угрожая неприятностями в случае отказа. По ее словам, во время задержания Бармашова избивали сначала в «Купце», а потом в местном отделении полиции, которое располагается в нескольких десятках метров от ТЦ. Полицейские подвешивали предпринимателя за наручники, выбили ему зубы, пинали ботинками по лицу и «отбили все кишки», вспоминает Набиуллина. Впоследствии суд признал Бармашова виновным в мошенничестве и приговорил к восьми с половиной годам колонии строгого режима. Набиуллина настаивает, что пытки и уголовное дело против ее мужа инициировал Даниль Закиров и его заместители.

По данным местных СМИ, Закиров занимается борьбой с оргпреступностью в Набережных Челнах с 1999 года. Он участвовал в кампаниях по ликвидации группировок «Двадцатьдевятников», «Тагирьяновских», «Тридцатников», «Боксеров». Награжден медалями «За отличие в охране общественного порядка», «За доблесть в службе», «За боевое содружество», «За отличие в службе» 1-й, 2-й и 3-й степеней. Был признан лучшим сотрудником службы криминальной полиции и почетным сотрудником МВД по Татарстану.

Булат Мухамеджанов напоминает, что пик карьеры Закирова пришелся на годы, когда республиканское МВД воглавлял Асгат Сафаров. «То есть "Дальний", все это было при нем. Пытки ему были не по наслышке знакомы, скажем так. Это старая школа», — добавляет правозащитник.

Эпизод, благодаря которому Закирова все же удалось отправить под домашний арест, касается поджога здания адвокатской палаты Набережных Челнов. Хотя подозреваемых в деле нет, следователь Мухъярова рассказала в суде, что Закиров решил улучшить показатели работы отдела и вменить совершение поджога «заведомо невиновному лицу». Для этого 16 декабря 2016 года он встретился в кабинете ОБОП с осужденным Хасьяновым и, «используя свои полномочия, уговорил его подыскать среди других осужденных человека, который согласился бы признать вину в совершении данного преступления». Таким человеком стал бывший заключенный Шайхильисламов. В ходе следующей встречи, говорилось в его показаниях, Закиров угрожал ему незаконным привлечением к уголовной ответственности за оборот наркотиков или оружия.

Как вспоминает Хрунова, доказать этот эпизод удалось благодаря результатам оперативной прослушки телефона Закирова. «Это разговор между начальником ОБОП и мужчиной неким: там видно, что он этого мужчину раскручивал на то, чтобы тот взял на себя нападение на офис адвоката, этот поджог, или еще кого-то из своих ранее судимых подыскал, кто бы взял на себя ответственность», — рассказывает адвокат.

Еще один эпизод касается наркотиков и патронов, подброшенных местным жителям Казаряну и Салахову, которые в деле обозначены как предприниматели, занимающиеся частными перевозками. Оба были осуждены и получили по три года колонии. Между тем «Реальное время» со ссылкой на материалы дела пишет, что, по данным ФСБ, изъятые у Салахова патроны уже «изымались данными сотрудниками полиции в других случаях», а наркотические вещества из кармана Казаряна «длительное время не поставляются на наркорынок Набережных Челнов», а ранее изымались «только сотрудниками отдела полиции "Комсомольский"».

«Бизнес-Газете» местные таксисты рассказали, что Салахов и Казарян пытались «захватить» одно из популярных направлений, требуя дань с каждой машины. После этого Салахов и Казарян якобы пришли на местный вокзал «с подкреплением», однако таксисты вызвали полицию из Комсомольского ОП. «Поняв, что от полиции ничего не добиться, при очередном ЧП таксисты позвонили по номеру 112 и сообщили о нападении на автовокзал, после чего их вызвали в ФСБ, и все 30 водителей писали объяснительные о текущих событиях. Интересно, что и после этого дело не сдвинулось», — сообщает издание. В результате таксисты якобы обратились в ОБОП, где подчиненный Закирова Шакиров, выслушав водителей, возбудил уголовное дело. Один из таксистов утверждает, что Салахов, находившийся под условным сроком, ходил отмечаться в полицию «под руку с сотрудником ФСБ». «И вот он, разыскиваемый преступник, приходит отмечаться в полицию как условно осужденный, тут бы на него и наручники надеть! Но рядом стоит человек с корочкой ФСБ и задержать его не дает. Из-за этого опера в итоге вынуждены были задержать его дома. Почему ФСБ его тогда охраняла, мы не знаем, но бегал Салахов долго, месяца три-четыре» — излагает издание версию одного из таксистов.

Мотивы

В ходе заседания по избранию меры пресечения Закиров потребовал отстранить следователя Замараева от расследования, утверждая, что сотрудники ФСБ и СК устроили «травлю» ОБОП, и объявил голодовку. По словам Закирова, Замараев мстит ему за нелицеприятные высказывания о профессионализме следователя: глава ОБОП был недоволен работой коллеги из СК — например, делом ОПГ «Боксеры», пятеро осужденных по которому впоследствии были оправданы. «А люди пять лет сидели ни за что. Он был награжден госнаградой. Я ему сказал, что, если он настоящий офицер, он должен сдать эту награду», — говорил Закиров.

Помимо этого, Закиров напомнил, что именно его отдел раскрывал преступления, связанные с организацией нелегального игорного бизнеса и проституции, «а не ФСБ, которые должны были этим заниматься». «От генералов они получили выговоры, и не простили нам это. Мы стали неугодны, мы стали не нужны. Мы всегда работали и ни у кого на поводу не шли. Такие дела идут давно, и за то время, что на нас идет давление, никогда такого не было. Это не наши методы работы. Я разочаровался в нашей правоохранительной системе, в том, как шьются дела», — сказал он.

Все материалы
Ещё 25 статей