«Ты меня не знаешь и не видел». Во Всеволожске судят юношу по прозвищу Биг Ланч, который ездил в штаб Навального в Москве
Саша Богино
«Ты меня не знаешь и не видел». Во Всеволожске судят юношу по прозвищу Биг Ланч, который ездил в штаб Навального в Москве
НавальныйТексты
24 октября 2017, 14:14
27081 просмотр

Михаил Мельников. Фото с личной страницы «ВКонтакте»

Вместе с Алексеем Щербаковым, который утверждает, что Николай Ляскин сам просил ударить его трубой по голове, в московский штаб Навального приходил человек по прозвищу «Биг Ланч» — им оказался Михаил Мельников, 24-летний сирота из деревни Хапо-Ое в Ленинградской области. По словам Мельникова, Щербаков позвал его в Москву «устанавливать лоджии», но вместо этого отправил «работать» в штаб Навального. Сейчас во Всеволожске Мельникова судят за кражу из коммунальной квартиры. Саша Богино побывала в суде и увидела запутавшегося подростка, которого даже судья называет «чудом в перьях».

Вечером 15 сентября неизвестный ударил металлической трубой по голове Николая Ляскина, координатора предвыборного штаба Алексея Навального в Москве. Через четыре дня полиция объявила о задержании нападавшего — Алексея Щербакова, приехавшего из Всеволожска в Ленинградской области. На допросе Щербаков заявил, что Ляскин сам попросил его инсценировать нападение на одного из волонтеров и на самого Ляскина. За это оппозиционер якобы передал ему в качестве задатка «два Хабаровска» — то есть две пятитысячные купюры.

В отношении Щербакова возбудили уголовное дело о хулиганстве (часть 1 статьи 213 УК). Во время опознания задержанный угрожал Николаю Ляскину, который не смог узнать в нем нападавшего. Через 48 часов Щербакова отпустили из отдела полиции — при этом неизвестно, предъявили ли ему обвинения, и брали ли с него подписку о невыезде. Приехавший к нему из Петербурга адвокат Инна Духовская не комментирует правовой статус своего клиента. Судя по странице «ВКонтакте», Щербаков сейчас спокойно живет в деревне Хапо-Ое в Ленинградской области.

Волонтеры штаба стали вспоминать всех приходивших в штаб странных незнакомцев и просматривать фотографии со своих мероприятий — обнаружилось, что Щербаков появился еще в конце августа и настоятельно добивался личной встречи с Ляскиным. Одновременно с Щербаковым в штабе крутился странный молодой человек, который активно предлагал волонтерам свою помощь — его имя было неизвестно, и волонтеры называли его «Биг Ланч» по нику в телеграме. После нападения на Ляскина он в штабе не появлялся.

«Медиазона» уже подробно восстанавливала хронологию всех событий — от появления в штабе Щербакова и Биг Ланча до обвинения Ляскина в организации нападения на самого себя. Позже «Медиазона» узнала, что Биг Ланч — это 24-летний Михаил Мельников, который приехал в Москву из Всеволожска вместе с Алексеем Щербаковым. Как и Щербаков, Мельников уже судим, и сейчас во Всеволожске суд рассматривает дело о совершенной им в коммунальной квартире краже. Саша Богино отправилась на суд к Биг Ланчу и поговорила с ним о поездке в московский штаб Навального.

«Чудо в перьях». Кража в коммуналке

Всеволожск — небольшой город в семи километрах от границы Петербурга. Всеволожский городской суд — трехэтажное кирпичное здание, вход в него завален опавшими листьями, которые никто не убирает. 17 октября здесь начали рассматривать дело Михаила Мельникова, которого обвиняют в том, что он украл драгоценности и мелкую технику у жительницы коммуналки (пункт «а» части 3 статьи 158 УК).

На заседание Мишка Мельников, как он сам себя называет, пришел сильно заранее, и долго мялся у входа. Когда заседание началось, оказалось, что из документов у него с собой только СНИЛС и ИНН, а паспорт он забыл у друга в машине несколько дней назад.

Мишка рассказывает судье, что живет в поселке Хапо-Ое со своей девушкой Татьяной и ребенком: «Вряд ли мой, но вырастил как моего. Может, и мой, это не доказано еще. Но похож на меня». Работает Мельников на «шинке», где ставит колеса — пока что неофициально. Судья Светлана Колокольчикова — женщина средних лет с короткими темными волосами — строго смотрит на него:

— У кого работаете?

— У Андрея.

— Это ИП или что это такое?

— ИП, наверное.

— ИП кого?

— Я не знаю.

— Работаю, сам не знаю, где, — вздыхает судья.

У Мельникова есть судимость, но она уже погашена: 25 марта 2009 года Ленинградский областной суд приговорил его к пяти с половиной годам условно по статьям об умышленном уничтожении чужого имущества, разбое и покушении на убийство двух и более человек, совершенном группой лиц (пункт «в» части 4 статьи 162, часть 3 статьи 30, пункты «а» и «ж» части 2 статьи 105, часть 2 статьи 167 УК).

— Да я тама... Друга спас, — бормочет Мишка. — Хорошо учился...

— Причем тут «хорошо учился»? — строго спрашивает судья. — Там статья 105, часть вторая, группой лиц, пункт «ж» еще! Кто вас судил?

— Это был в городе суд, он долго-долго длился.

— Областной суд, значит. А кто судил?

— А я уже не помню.

Судья Колокольчикова упоминает и еще одно уголовное дело против Мельникова — об оскорблении полицейского (статья 319 УК).

— Было такое?

— Да, было. Но я уже разобрался. Попросил прощения. Там просто такое произошло: у меня портфель документов целый остался на лавочке, а милиция меня забрала. Я просил меня отпустить и забрать портфель, но…

— С делом-то что?

— Все нормально, примирение.

Как выяснилось, дело за примирением сторон все же не закрыли, суд признал Мельникова виновным и оштрафовал на 10 тысяч рублей.

Его интересы представляет государственный адвокат Николай Заверский — полный седой мужчина с усами. Он следит за процессом с откровенным безразличием и лишь изредка произносит пару фраз. Мишка говорит, что обвинительное заключение по делу о краже он получил пару месяцев назад и оно валяется у него дома.

Судья разъясняет Мельникову его права и замечает, что если он полностью признает свою вину, дело будет рассмотрено в особом порядке — без исследования доказательств. Мишка соглашается, и прокурор Ольга Шмакова оглашает обвинение, согласно которому Мельников украл из комнаты в коммунальной квартире два золотых кольца, латунное кольцо, три серебряных кольца, три серебряных цепочки, два мобильных телефона и игровую приставку. Общая стоимость украденного — 15 тысяч рублей.

— Вам понятно обвинение? — спрашивает судья.

— Я это все отдал, — тут же отвечает подсудимый.

Своей вины он не отрицает. Прокурор негромко зачитывает постановления о привлечении Мельникова к административной ответственности за мелкое хулиганство и появление пьяным в общественных местах. Отвечая на вопрос своего адвоката, подсудимый повторяет, что вернул все похищенное, кроме латунного колечка — оно потерялось где-то у него дома. Кольцо стоило 500 рублей: судья интересуется, возместил ли он ущерб.

— Ну да, — негромко отвечает Мишка. — Я попросил прощения. С шоколадкой пришел.

Судья спрашивает, почему Мельников решился на кражу, какие у него были проблемы, связано ли это с алкоголем или наркотиками? Подсудимый уверяет, что наркотики не употребляет, «только травку попробовал год назад».

— Какую травку? — уточняет судья.

— Не знаю, обычную, — рассеянно говорит Мельников.

Он рассказывает, что после работы бывает, выпьет бутылочку пива. Больше пить не хочет — он устал, много проблем. Мишка рассказывает о себе: раньше у него была «нормальная работа» на заводе, но он ее потерял. Потом работал в универсамах, помогал одной женщине на даче. Постоянная работа у него «в принципе есть — без этого никак». Ребенку его девушки чуть больше пяти лет. Ребенка отдали в садик, поэтому девушку он «думает отдать работать в магазин».

— Девушке лет-то сколько? Сама не может в магазин отдаться? — ехидно спрашивает судья.

— Двадцать четыре, — негромко отвечает Мельников. — Ей там будет хорошо работать. И я буду знать, где она постоянно.

— А так вы не знаете, где она постоянно?

— Нет, знаю. Она постоянно дома.

Родителей у Мельникова нет, есть брат и две сестры.

— Родители умерли?

Мишка молчит. Судья с сочувствием вздыхает.

— Зачем воровали-то все эти вещи? Не злоупотребляете наркотиками, не злоупотребляете алкоголем. Девушка. Ребенок. Работаете.

— Ну, в тот раз был поддатый, пьяный, когда это совершил…

— Если вы выпьете еще раз спиртное, вы снова полезете кому-нибудь в квартиру?

— Нет. Я уже вырос, обо всем подумал, и мне хочется, чтобы у меня и окружающих людей было все хорошо.

Прокурор просит суд запросить недавний приговор суда по статье 319 УК. Мельников объясняет, что потерпевший полицейский согласился на примирение, но в суд не пришел, поэтому Мишке выписали штраф и сказали оплатить его в течение сорока дней. Неожиданно он замечает, что приговор от 16 октября лежит у него во внутреннем кармане куртки. Судья называет подсудимого «чудом в перьях». Все смеются, а сам Мельников встает и смущенно говорит, что «очень виноват». Прокурор снимает свое ходатайство и спрашивает, как быстро Мельников собирается оплатить штраф.

— Ну, как заработаю, — пожимает плечами он. — Я так понял, там первый взнос хотя бы пять тысяч.

— У вас какой размер заработной платы? — уточняет судья.

— Двадцать пять где-то получаю. У меня выходит двадцать пять-тридцать. Но это сейчас еще мало машин едет.

— Ежедневно работаете?

— Вообще да. Должен ежедневно. Вот уже второй день не выхожу на работу.

Защитник Мельникова впервые за долгое время напоминает о своем присутствии в зале и предлагает отложить заседание, чтобы подсудимый успел оплатить штраф. Судья соглашается.

— Извините, пожалуйста, товарищ судья, — заикаясь, бормочет Мишка. — Сделайте, пожалуйста, как было бы лучше. Я не могу попасть в тюрьму. Мне очень жалко и Таню, и ребенка.

— Почему это вы не можете попасть в тюрьму? Очень даже можете! — строго говорит судья.

— Я могу, я это чувствую, — соглашается Мельников. — Но не хочу очень. Это было очень глупо с моей стороны. И я все отдал.

— Мельников, вы знаете, вчера вынесли приговор. Я понимаю, что вчера было шестнадцатое, а сегодня семнадцатое, но, тем не менее, вам нужно изыскать деньги. Занять у кого-то, еще каким-то образом это сделать. Штраф заплатить.

— Я заработаю, — тихо обещает Мишка.

Судья вспоминает потерянное кольцо за пятьсот рублей и напоминает: очень важно, чтобы потерпевшая не имела к Мишке никаких претензий, потому что преступление тяжкое.

— И судимость у вас погашенная, но груз хороший за плечами, — возмущенно добавляет она. — И мнение потерпевшей, по телефону мы с ней разговаривали — о том, что с вас толку никакого нет и не будет! Что фактически равносильно тому, что она считает необходимым лишение свободы.

Мельников просит дать ему побольше времени на оплату штрафа, но судья беспокоится, как бы он не совершил за это время что-то еще. Мельников клянется, что у него сейчас весь день занят, а если есть свободное время, то он помогает знакомой — она хорошо знала его покойных родителей и содержит два магазина. Заседание судья откладывает до 7 ноября.

Алексей Щербаков. Фото: личная страница ВКонтакте

«Ты меня не знаешь и не видел». Поездка в штаб Навального

Мишка Мельников охотно рассказывает, как ездил в Москву с Алексеем Щербаковым, но все-таки просит не фотографировать его. По словам Мельникова, сейчас Щербаков спокойно живет в той же деревне Хапо-Ое (на своей странице «ВКонтакте» тот и правда постоянно выкладывает фото с такой геометкой).

«Я его недавно видел, дня три назад. Он проживает тоже в Хапо-Ое, вот его не было и он появился. Дал мне по лицу и сказал, что, если что, если будут какие-то дела, в нашем присутствии, если будут интересоваться — ты меня не знаешь и не видел», — говорит Мельников, показывая, куда его ударил Щербаков. Своего знакомого он описывает как неприятного человека с несколькими судимостями, имеющего репутацию деревенского алкоголика и наркомана.

Мельников рассказывает, что в конце августа Щербаков предложил ему поехать на заработки в Москву, где они должны были «устанавливать лоджии» — за пару недель работы Щербаков пообещал около 50 тысяч рублей. Девушка и знакомые отговаривали его, признается Мишка, но ему хотелось заработать денег.

Оба они поселились в общежитии в подмосковном Реутове, рассказывает Мельников, там пару дней он ждал, пока ему дадут работу по установке лоджий. Все это время он ничего не делал, поэтому сразу согласился, когда Щербаков предложил «подзаработать» волонтером в московском штабе оппозиционера Алексея Навального. По словам Мельникова, он «немножко» интересовался личностью политика — смотрел несколько видео с ним, в том числе и то, где «Медведев замки строит». Мнение о Навальном у Мишки осталось «нормальное»: он верит, что «может быть, что-то и было бы лучше».

В штабе он «работал» неделю или две. Как вспоминали волонтеры, у них складывалось впечатление, что Мельников «вообще не знает ничего ни о кандидате, за которого агитирует, ни о его программе». Сам он рассказывает, что в эти дни часто ходил есть в столовую вместе с Щербаковым, которому кто-то дал деньги на еду. От Мельникова требовались только фотографии, подтверждающие, что он «работает в этом штабе и помогает».

Все это время Мельников ждал, пока появится нормальная работа, и каждый день звонил своей девушке. Щербаков, по его словам, жил в другом корпусе общежития, и Мишка его практически не видел. Однажды рано утром Щербаков разбудил его и сказал собираться: в тот же день Мишка уехал домой, а его знакомый остался в Москве. Какого именно числа это произошло, Мельников вспомнить не может.

Уже дома он узнал, что вместе с Щербаковым «попали в новости», где упоминался и его ник «Биг Ланч». Мишка уверяет, что не знает никаких подробностей нападения на Ляскина — и очень удивился, когда прочел в интернете, что Щербакову заплатили за нападение. По его словам, о подобных планах Щербаков ему никогда не говорил. Мишка переживает, что попал в подобную историю.

«[В Москве] я практически не видел, чего он делает. Я так понял, ему дали больше денег. Он такой там, одетый был весь. Я не мог с ним общаться. Он такой, ну, противный человек», — вспоминает он Щербакова.

Все материалы
Ещё 25 статей