Секс в колонии, побег в Москву и взятка ружьем. Невероятная история с участием замглавы саратовского УФСИН
Дима Швец
Секс в колонии, побег в Москву и взятка ружьем. Невероятная история с участием замглавы саратовского УФСИН
Тексты
7 марта 2018, 13:13
17692 просмотра

Радик Батраев (второй справа). Фото: ФСИН

Во вторник суд в Саратове вынес приговор бывшему замглавы регионального управления ФСИН Радику Батраеву, обвинявшемуся в получении взяток и злоупотреблении должностными полномочиями (часть 3 статьи 290 УК и часть 1 статьи 285). В будничной на первый взгляд истории Батраева есть все приметы остросюжетного жанра — жестокое убийство, секс, оружие, съемка со скрытой камеры и масса безумных деталей вроде побега из колонии ради встречи с сотрудниками центрального аппарата ФСБ. «Медиазона» предлагает читателям ознакомиться с хронологией дела, восстановленной по открытым источникам.

В сентябре 2004 года Саратовский областной суд приговорил 18-летнего уроженца Петровска Антона Бесчетнова к 18 годам лишения свободы. Юношу признали виновным в убийстве, совершенном с особой жестокостью, покушении на убийство малолетнего ребенка, разбое, краже и поджоге.

Согласно определению Верховного суда и пресс-релизу прокуратуры, 4 октября 2003 года юноша и его сообщник по фамилии Лазарев пробрались в частный дом и украли деньги. 21 октября Бесчетнов пришел к этому же дому со своим знакомым Дахиром Батчаевым, они позвонили в звонок, а открывшего дверь хозяина ударили бутылкой по голове и затащили внутрь. Здесь молодые люди связали жильца и его несовершеннолетнего сына и стали искать деньги. Не найдя ценностей, Батчаев развязал мальчика с тем, чтобы тот сам их принес; Бесчетнов в это время избивал отца ребенка. Не получив нужной суммы, налетчики решили убить мужчину и мальчика, введя им в вены воздух из шприца и остановив тем самым кровоток. «Не остановившись на достигнутом», отца мальчика затем изрезали ножом, а сильно избитого ребенка придавили кожаным креслом. После этого молодые люди подожгли дом, включили газ и ушли с места преступления. Начался пожар, мальчику удалось выбраться из огня — он выжил, хотя и получил множественные травмы.

Хотя в результате нападения погиб всего один человек, Бесчетного признали виновным по пунктам «а», «в», «ж», «д» и «з» статьи 105 УК (умышленное убийство двух и более людей, в том числе малолетнего, совершенное с особой жестокостью группой лиц из корыстных побуждений) , части 3 статьи 30, пунктам «д», «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК (покушение на убийство, совершенное с особой жестокостью группой лиц), пункту «в» части 4 статьи 162 УК (разбой с причинением тяжкого вреда здоровью), части 2 статьи 167 УК (уничтожение имущества путем поджога) и по части 3 статьи 158 УК (кража с незаконным проникновением в жилище).

Защита молодого человека настаивала, что он не отрицает вины, однако суд якобы положил в основу приговора недопустимые доказательства — признательные показания, полученные с «применением недозволенных методов ведения следствия». Адвокат просил смягчить приговор, поскольку на момент совершения преступления Бесчетнов был несовершеннолетним, но Верховный суд отклонил ходатайство.
Лазарева судили за кражу и соучастие в разбое и в том же 2004 году приговорили к пяти с половиной годам колонии общего режима. Дамир Батчаев находился в розыске, но позже был задержан. В октябре 2007 года он получил 19 лет колонии.

Осужденного Бесчетнова отправили отбывать наказание в ИК-23. С 2013 года этой колонией строгого режима руководил Радик Батраев. Местное издание «Взгляд-инфо» указывало, что заключенный происходил из весьма состоятельной семьи: отмечалось, что «близкие родственники Бесчетнова живут в Петровске и занимаются многопрофильным бизнесом, в том числе владеют кафе», а «за время отбывания наказания, с осени 2004 года, у него появились жена и дети».

По версии следствия, находясь в ИК-23, Бесчетнов как минимум дважды передавал Батраеву взятки через посредников: автомобильное оборудование стоимостью более 50 тысяч рублей в декабре 2014 года и 50 тысяч рублей — в феврале 2015-го. За это заключенному предоставлялись серьезные поблажки.

В частности, утверждает СК, молодому человеку разрешали свидания с женщинами «для оказания услуг интимного характера». Он жил в отдельном помещении, пользовался домашним кинотеатром и телефоном, носил полученную с воли одежду, беспрепятственно перемещался по территории и игнорировал проверки.

В октябре 2015 года, когда с момента приговора прошло 12 лет, Красноармейский городской суд Саратовской области удовлетворил ходатайство адвоката Бесчетнова и разрешил перевести молодого человека в колонию-поселение №11, которую, как утверждает «Взгляд-инфо», «в простонародье называют санаторием».

Позже, когда журналисты попытаются выяснить обстоятельства этого перевода, исполняющий обязанности руководителя регионального управления ФСИН Алексей Рязанцев скажет, что администрация колонии выступала против ходатайства, а в характеристике на Бесчетнова «содержался однозначный вывод о нецелесообразности удовлетворения» просьбы.

«Медиазоне» не удалось найти в открытом доступе определение районного суда, в котором бы подтверждалась позиция ФСИН. Председатель Саратовского облсуда Василий Тарасов, комментируя решение, отмечал, что оно было вынесено на основании статьи 78 УИК. Эта норма предполагает возможность перевода заключенного из колонии строгого режима в колонию-поселение, если он положительно характеризуется и отбыл не менее двух третей срока наказания.

В КП-11, по версии следствия, Бесчетнов продолжил давать взятки. Уже в декабре 2015-го, утверждают в региональном управлении СК, начальник учреждения Хусен Таов, «находясь в оружейном магазине на территории Волжского района города Саратова», лично получил от осужденного ружье и принадлежности к нему стоимостью более 30 тысяч рублей.

Два месяца спустя, в феврале, стало известно, что из колонии-поселения пропал заключенный. «В субботу, 13 февраля, осужденный был отпущен домой на краткосрочный отпуск в Петровск в связи с болезнью ребенка. В назначенный срок он не вернулся. Сейчас по данному факту проводится проверка. Побега не было», — отчитывался прокурор по надзору в исправительных учреждениях области Михаил Бровкин.

Когда в апреле того же года беглеца задержали в Москве, выяснилось, что пропал как раз Бесчетнов. Его сначала вернули в колонию-поселение, а позже перевели в колонию строгого режима. В мае 2015 года суд добавил ему год лишения свободы по части 2 статьи 314 УК (невозвращение в исправительное учреждение лица, осужденного к лишению свободы, которому разрешен выезд за пределы исправительного учреждения). Прокуратура тогда отмечала, что общий срок неотбытого наказания составлял пять лет и два месяца.

Через полгода начальник КП-11 Таов стал подозреваемым по делу о взятке, причем, как следует из приговора, заявление на него подали сам Бесчетнов и мать заключенного. Экс-главу исправительного учреждения отправили под домашний арест. Он признал вину, а в феврале публично выступил на «Открытом канале» в Youtube с разоблачением бывшего коллеги Батраева — тот к этому моменту уже год как пошел на повышение и служил теперь заместителем главы регионального управления ФСИН. Со слов Таова, именно Батраев поспособствовал переводу осужденного за убийство и разбой в ИК-11, где отбывали наказание осужденные в первый раз за преступления небольшой и средней тяжести — «воришки, наркоманы, алиментщики, аварийщики».

Таов представил довольно драматичную версию побега Бесчетнова. С его слов, когда молодого человека перевели в КП-11, он стал жаловаться на начальника ИК-23, откуда прибыл на поселение: родители, рассказывал заключенный, постоянно оказывали материальную поддержку Батраеву, но не получали взамен ничего. Бесчетнов, по словам Таова, так злился на начальника колонии, что твердо решили привлечь его к ответственности.

Как утверждал Таов, Бесчетнов договорился с бывшим заключенным, чтобы тот отвез его в Москву. В столице молодой человек «погулял, отдохнул, расслабился, потом сдался» — целью его поездки якобы была встреча с сотрудниками центрального аппарата ФСИН и ФСБ, которым осужденный хотел рассказать о нарушениях в ИК-23. Силовикам он, в частности, передал карту памяти с видеозаписями избиений, сделанными скрытой камерой в карантинном помещении. На четверых сотрудников колонии завели уголовные дела; в пресс-релизе СК утверждалось, что запись в ФСБ передали анонимно.

По версии следствия, 18 августа 2014 года сотрудники ИК-23 Евгений Курин, Максим Богачев, Константин Тупицын и Валерий Булынин избили в карантинном отделении четверых заключенных. В августе 2017 года Красноармейский городской суд признал служащих ФСИН виновными по пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия) и приговорил их к срокам от трех с половиной до четырех с половиной лет колонии общего режима. Все они отрицали вину.

На записи «Беспредел сотрудников УФСИН по Саратовской области ИК 23», запечатлевшей избиение заключенного, можно расслышать фамилию Тупицын. Даже если предположить, что на видео действительно показаны события в ИК-23, неясно, имеют ли они отношение к уголовному делу, по которому осудили четверых сотрудников колонии. Ведущий канала «Тюрьма Life» Алексей Кузнецов утверждал, что эти кадры снял завхоз карантина, сотрудничающий с администрацией.

Кроме того, Таов обвинил коллегу в получении взятки ружьем. В его версии события развивались так: когда Батраева в конце 2015 года назначили замглавы областного УФСИН, у него появилась «мания» отблагодарить своего начальника Александра Гнездилова. Тогда Батраев вспомнил о Бесчетнове и дал Таову поручение потребовать у обеспеченного осужденного ружье. Начальник колонии-поселения признает, что выполнил это указание и забрал оружие, которое позже вместе с коллегами подарил Гнездилову.

По словам Таова, во время поездки в Москву Бесчетнов рассказал силовикам о ружье, и началась проверка, по итогам которой он и стал фигурантом дела о взятке. Судя по записи «Открытого канала», бывший начальник КП-11 не держал зла на молодого человека: он даже назвал его молодцом и похвалил за хорошую память.

В марте 2017 года в Саратовской области произошли еще два примечательных события. Президент Владимир Путин отправил в отставку начальника местного УФСИН Гнездилова, а Батраева заподозрили в получении взятки от Бесчетнова в период, когда он еще руководил колонией строгого режима. При этом задекларированный доход Батраева за 2016 год, когда он был уже замначальника УФСИН, превысил 3 млн рублей; как отмечало издание «Четвертая власть», он был самым богатым сотрудником регионального главка.

Александр Гнездилов дважды заступал на должность главы саратовского управления ФСИН. В первый раз это произошло в 2010 году. Через четыре года работы его назначили исполняющим обязанности заместителя директора федеральной службы. «Коммерсант» связывал перевод в Москву из Саратова со смертью заключенного Артема Сотникова в ИК-13 в Энгельсе. После сообщения о гибели молодого человека Гнездилов призывал «не драматизировать ситуацию». «Сейчас отрабатывается версия, что посттравматический шок мог наступить в результате падения с лестницы, и у него был задет копчик», — подчеркивал он. Однако следствие и суд установили, что Сотникова до смерти запытали в штрафном изоляторе; он мучительно умирал в течение нескольких дней. Пятерых сотрудников ИК-13 тогда приговорили к срокам от девяти до 12,5 года лишения свободы.

В мае 2015 года Гнездилова опять назначили главой регионального управления ФСИН. После его отставки в 2017 году врио начальника областного главка стал его бывший заместитель Алексей Рязанцев, которого в своих обращениях упоминал Таов. Повышения Рязанцев так и не получил: в августе на должность назначили Геннадия Казакова, который до этого руководил воронежским управлением службы, а Рязанцев вновь стал заместителем.

После этого Таов выпустил еще одно обращение на «Открытом канале». Он уверял, будто предупреждал Гнездилова о готовящихся уголовных делах из-за проверок в ИК-23, но бывший начальник на очной ставке «все отрицал, все не помнит, все не знает». Помимо этого, Таов опять упомянул заключенного Бесчетнова: по его словам, молодой человек находится в ИК-10 строгого режима, где его не выпускают из ШИЗО за то, что он «посмел рассказать правду о преступных деяниях Батраева».

В апреле 2017 года Следственный комитет рапортовал: бывший начальник колонии-поселения использовал интернет и оказывал давление на свидетелей, поэтому его перевели из-под домашнего ареста в СИЗО. 14 июня Волжский районный суд Саратова приговорил Хусена Таоева к девяти месяцам лишения свободы, признав того виновным по части 2 статьи 290 УК (получение взятки в значительном размере). Через месяц, 20 июля, Таов скончался. По данным «Комсомольской правды», это произошло меньше чем через две недели после того, как осужденный бывший начальник колонии вышел на свободу и вернулся домой.

Процесс по делу Батраева, который также находился под домашним арестом, начался в Волжском районном суде Саратова в декабре 2017 года. Следственный комитет утверждает, что подсудимый «на протяжении всего следствия не признавал вину в инкриминируемом ему деянии, от дачи показаний отказывался».

Бывшего замначальника УФСИН обвинили в получении взятки в крупном размере и злоупотреблении полномочиями (часть 3 статьи 290 УК и часть 1 статьи 285 УК). Прокуратура запросила для него пять лет колонии и более 2 млн рублей штрафа.

Как передает «Взгляд-инфо», в прениях адвокат Вадим Трибунский говорил, что его подзащитный признал вину в получении взятки. «Этот случай единичный за весь двадцатилетний период его службы», — отметил юрист. Он настаивал, что заключенный Бесчетнов сам предлагал начальнику колонии материальную помощь, стремясь улучшить свое положение. Подсудимый в последнем слове сказал, что полностью признал вину и раскаивается, и попросил о снисхождении. Судья Виктор Кучко признал его виновным и назначил три года и три месяца колонии общего режима и штраф в размере 429 тысяч рублей.

СК в пресс-релизе, посвященном приговору, не упоминает приключения Бесчетнова и даже его фамилию, отмечая лишь, что следователи провели более 200 допросов свидетелей и 15 очных ставок, а объем уголовного дела составил 12 томов.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей