Неделя полицейского насилия. Ласточка, удар в живот, несильный хруст локтя
Дима Швец|Елизавета Пестова
Неделя полицейского насилия. Ласточка, удар в живот, несильный хруст локтя
7 572

Задержание на акции 10 августа в Москве. Фото: Юрий Кочетков / EPA / ТАСС

​Полицейское насилие на акциях протеста становится рутинным. Семь лет назад избиение демонстрантов на Болотной площади вызвало шок. В 2019 году почти каждый несогласованный выход граждан на улицу заканчивается жестоким разгоном, а счет пострадавшим от силовиков после крупных митингов в Москве идет на десятки. Чтобы зафиксировать этот важный этап в отношениях власти и общества, «Медиазона» в течение недели рассказывает о людях, избитых и покалеченных во время мирных собраний и шествий, право на которые гарантировано Конституцией.

Николай Андреичев, 36 лет

Где и когда получил травмы: 27 июля на Страстном бульваре. 

Как это было: «Повернули на Петровку, ближе к памятнику Высоцкому, там уже автозак стоял. Они выбежали — второй оперативный полк [МВД] — за нами. Я побежал в сторону Страстного бульвара, где находится городская дума. И я чувствую такой удар в шею. Я вот уже фактически сознание потерял. Я замедлил ход и остановился, потому что я чувствовал, что меня шатает уже от этого удара. Тут же меня положили на землю, скрутили… Сначала двое [схватили за руки], потом еще двое за ноги. И когда меня несли, один, с левой стороны, мне скрутил [руку] так, что получился перелом. Я испытал очень сильную боль, услышал несильный хруст в районе левого локтя. Я очень громко закричал от боли, как не кричал никогда раньше, и стал говорить, что мне больно.

Меня в автозак занесли. Я уже не чувствовал боли, потому что у меня состояние шоковое было. У меня отобрали телефон. По приезде в ОВД "Тверской", я сразу потребовал скорую помощь. Мне и так уже плохо было, кружилась голова, подташнивало немного. Скорая приехала где-то через 30 минут. Сначала сотрудники [полиции] не реагировали на мои требования, вообще никак. Когда уже увидели другие задержанные, они сказали: "Ну человеку вообще-то плохо, вызовите скорую!". Такой маленький бунт устроили. Все-таки вызвали».

Повреждения: Закрытый перелом наружного надмыщелка левого плеча без смещения отломков. Спустя месяц после травмы Андреичев все еще ходит в гипсе.

Что стало с избитым: Из отдела полиции его увезли в первую городскую больницу имени Пирогова. 21 августа Тверской районный суд оштрафовал Андреичева на 10 тысяч рублей по части 6.1 статьи 20.2 КоАП (участие в акции, повлекшее транспортные помехи).

Как наказали избивавших: Никак. Андреичев подал заявление об избиении полицейскими в Следственный комитет, но ответа до сих пор не получил.

Константин Михайлов, 28 лет

Где и когда избит: 10 августа на улице Маросейка.

Как это было: «Один из сотрудников ОМОНа схватил меня за руку, потом мгновенно присоединились иные сотрудники ОМОНа и в грубой форме попытались скрутить меня. Я не сопротивлялся, при резком захвате меня за руку успел громко произнести слово "Отпускай". Мне начали заламывать руки и пытались прижать к земле, а затем я услышал как один из сотрудников скомандовал: "Ласточкой его". Меня скрутили и понесли три или четыре сотрудника ОМОНа, я кричал "Отпускай", "Россия будет свободной" и "Мы вернемся" в какой-то момент меня ударили тупым предметом в левую часть туловища.

Меня с чрезмерным усердием и резкостью, которая не требовалась в этот момент, поставили на ноги и с силой, выкручивая обе руки за спину, резко ударили левой частью головы в решетку радиатора автозака. Потом один из сотрудников ОМОНа, держа одной рукой мою голову прижатой к автозаку, ударил меня по левой ноге, чтобы сделать мою стойку шире, а потом по правой, при этом левая часть лица резко сместилась ниже по решетке радиатора».

Повреждения: Травма коленного сустава и связок, ушибы, гематомы и ссадины на голове, шее, плече и лопатке.

Что стало с избитым: Вечером Михайлова отпустили из ОВД «Даниловский» с протоколом по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение правил проведения массового мероприятия), а 14 августа Симоновский районный суд оштрафовал его на 12 тысяч рублей.

Как наказали избивавших: Никак. Следственный комитет до сих пор даже не ответил на заявление Михайлова. 

Дарья Сосновская, 26 лет

Где и когда избита: 10 августа на улице Забелина. Она вышла из продуктового магазина.

Как это было: «Получается, когда они меня хватали, я согнулась, и у меня упали очки. Я начала кричать, чтобы они взяли мои очки: "Очки, очки, возьмите мои очки!". Пока они меня вели, очень сильно заламывали мне руку, я попросила, чтобы были немножечко понежнее. И получается такой момент: мы идем-идем-идем, он то ли спотыкается, то ли еще что-то, у него падает то ли дубинка из рук, и потом, соответственно, он меня [бьет].

Это дико неприятно. У меня как-то сразу свело все, я не могла вздохнуть, как-то замкнулось все вот здесь вот. Печень, ребра. А потом меня уже начали за шею хватать, я получила чем-то от кого-то удар по голове, меня начали хватать за ноги, чтобы занести вперед. И когда меня вроде как-то просто затолкали туда, там еще стоял полицейский — и, получается, я падала на него. А там еще ступеньки высокие, я еще там ударилась».

Повреждения: Сотрясение мозга, закрытая черепно-мозговая травма, ушибы мягких тканей головы и грудной клетки.

Что стало с избитой: Сосновскую доставили в ОВД «Таганский», где продержали до вечера, а потом отпустили с протоколом по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение правил проведения массового мероприятия). Таганский районный суд Москвы не стал рассматривал этот протокол и вернул его в полицию.

Как наказали избивавших: Никак. Девушка подала в Следственный комитет жалобу на действия полицейских, одна ответа до сих пор не получила. МВД объявило, что проводит проверку, однако до сих не отчиталось о ее результатах.

Петр Хромов, 31 год

Где и когда избит: 3 августа на Трубной площади. Хромов был там в качестве наблюдателя от Московской Хельсинкской группы (МХГ).

Как это было: «Мы находились в самом центре площади, где там вход в метро. Наблюдали, что происходит. В какой-то момент я наблюдаю, что прямо на меня идут два сотрудника полиции в масках. При этом у меня на груди бейджик. Они мне ни слова не поясняют, просто встают по бокам от меня, заламывают мне руки, нагибают корпус и ведут в сторону автозака. А справа точно такие же события происходят с моим коллегой Георгием Ивановым.

Петр Хромов и Георгий Иванов. Фото предоставлено Петром Хромовым

Я поясняю, что я наблюдательный участник мероприятия, и, во-вторых, какие основания для моего задержания и применения физсилы? На что сотрудник, находящийся слева, применил болевой прием в виде залома руки в локте. Я этими действиями возмутился, ну, я же спокойно иду. На что сотрудник повернул голову и еще раз применил такой загиб».

Повреждения: Растяжение связки и ушиб левого локтевого сустава.

Что стало с избитым: Хромова обыскали и завели в автозак, откуда он сообщил о своем задержании главе МХГ Светлане Астраханцевой. Примерно через полчаса его освободили без составления административного протокола.

Как наказали избивавших: Никак. Хромов подал заявление в Следственный комитет, на него до сих пор не ответили.

Редактор: Егор Сковорода

Ещё 25 статей