Или полное прекращение работы криптовалют в России. Почему ЦБ решил запретить биткоины
Давид Френкель|Александр Бородихин|Олег Зурман
Или полное прекращение работы криптовалют в России. Почему ЦБ решил запретить биткоины
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Инженер в машинном зале дата-центра майнинг фермы в Братске. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

20 января Центробанк выступил с неожиданно резким заявлением по криптовалютам, предложив полностью запретить операции с ними для российских граждан и организаций. 36-страничному докладу об угрозах криптовалют предшествовало сообщение Bloomberg, что инициатива о запрете якобы исходила от ФСБ, которая таким образом пытается отрезать от донатов оппозицию и организации, объявленные «иностранными агентами». Почему ЦБ решил положить конец набирающей популярность технологии и при чем здесь Илон Маск — в материале «Медиазоны».

Доклад ЦБ о «системных угрозах»

«Широкое распространение криптовалют создает значительные риски для российского финансового рынка, — говорится в документе под названием "Криптовалюты: тренды, риски, меры". — При отсутствии ограничений и дальнейшем росте объемов инвестирования в криптовалюты российскими гражданами, масштабном вовлечении в рынок банков и других финансовых организаций, риски, присущие этой деятельности, могут усиливаться и нести системные угрозы».

Опасности криптовалют перечисляются ниже: это угроза для благосостояния граждан, финансовой стабильности страны в целом и растущая популярность для финансирования криминальной деятельности.

Финансовое благополучие россиян ЦБ ставит на первое место и пишет о «возможности полной потери вложений в криптовалюты» по сравнению с обычными: их курсы слишком нестабильны и зависят от информационного фона, концентрация в руках небольшого числа состоятельных людей позволяет им манипулировать рынком, а также повышает риск создания финансовых пирамид. Чтобы проиллюстрировать этот тезис, ЦБ ссылается на исследование, сравнивающее цену биткоина с заявлениями Илона Маска и его компании по производству электромобилей Tesla.

Не менее опасным следствием популяризации криптовалют в ЦБ считают «подрыв денежного обращения и утраты суверенитета национальной валюты», который приведет к падению курса рубля, оттоку капитала, риску снижения вложений в реальный сектор экономики и снижению финансовой устойчивости банков.

Преступной деятельности ЦБ уделяет меньше внимания, но подчеркивает, что «на текущий момент не существует подходов, позволяющих деанонимизировать всех участников операций с криптовалютами» — это позволяет, в частности, использовать биткоины в качестве средства оплаты за наркотики в даркнете.

Наконец, ЦБ также обеспокоен негативным влиянием майнинга, «способствующему увеличению углеродного следа», на окружающую среду. Причина увеличения выбросов — рост энергопотребления в регионах с дешевыми тарифами на электричество, отмечают в ЦБ: «Такие тренды повышают риск существенных нагрузок на электросети и возникновения чрезвычайных ситуаций».

Недоволен ЦБ и взлетевшими из-за майнинга ценами на компьютерные видеокарты — спрос на графические процессоры для производства криптовалюты «стал одним из факторов дефицита полупроводников» и «оказывает дополнительное инфляционное давление в мировой экономике».

В связи с этим Центробанк предлагает действовать жестко: «Статус российского рубля, который не является резервной валютой, не позволяет применять в России мягкий подход и игнорировать нарастание рисков».

ЦБ хочет ввести ответственность за операции с криптовалютой для российских налоговых резидентов, запрет на ее обращение и обмен в России, а также выработать механизмы деанонимизации конкретных операций и владельцев валюты, которые запрет будут нарушать. Наконец, финансовым организациям предлагается запретить инвестиции в криптовалюты и любые операций с ней в России.

Наказание за майнинг

Глава департамента финансовой стабильности регулятора Елизавета Данилова, выступая после публикации доклада, подчеркнула, что об уголовной ответственности за майнинг и прочие нарушения речь пока не идет: «Мы видим ответственность все-таки в виде штрафов».

«Можно предположить, что это будет конфискация плюс штраф в размере незаконной операции, — рассуждает адвокат "Сетевых свобод" Станислав Селезнев. — Никакой уголовки не нужно с такими санкциями».

По словам Даниловой, ЦБ не предлагает наказывать за владение криптовалютами, но хочет запретить использование российской финансовой инфраструктуры для ее приобретения, чтобы снизить ее популярность. Запрет NFT — получившего распространение в прошлом году метода шифрования уникальности цифровых объектов — пока регулятором не обсуждается.

«Предложение ЦБ — это шаг назад, — уверен адвокат в области киберправа Саркис Дарбинян. — ЦБ показывает, что он является среди государственных органов главным противником [криптовалют] — почему до сих пор и не были созданы белые правила для криптобизнеса. Я думаю, эта история продолжится. Ни один российский банк и финансовый институт не рискнет иметь дело с криптой, но сам по себе рынок не рассосется, он продолжит существовать в серой зоне — до тех пор, пока не будет принято какое-то политическое решение: либо дать нормальные правила для регулирования и жизни криптовалютных проектов, либо это все отправляется в цифровой андеграунд».

Станислав Селезнев предполагает, что власти будут отслеживать и анализировать платежи между физлицами и предпринимателями при помощи нейросетевых алгоритмов.

«Во-первых, киберкриминалистические методы отслеживания платежей при помощи самых популярных токенов уже существуют и активно совершенствуются, — говорит он. — Во-вторых, последние несколько лет ЦБ активно выявлял крупнейшие обменники, обещая им легализацию, то есть отправные точки для исследования уже есть. В-третьих, часть транзакций с уже введенными в оборот токенами действительно затруднительно отследить, но приобретение новых токенов на территории РФ вполне возможно выявлять».

Селезнев добавляет, что в предложениях регулятора речь идет о «резидентах Российской Федерации», то есть «даже выехав за границу менее, чем на 183 дня (в это время статус налогового резидента РФ сохраняется), и совершив операцию с криптовалютами, гражданин формально нарушит предлагаемый ЦБ запрет».

Сотрудники в цехе сборки ферм для майнинга криптовалют на территории технополиса «Москва». Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Как ЦБ связан с криптой?

Считается, что криптовалюты полностью анонимны. Например, Bitcoin и Ethereum никак не идентифицируют владельцев аккаунтов, однако эти системы устроены так, что текущее состояние всех кошельков и все операции между ними — публичны. Зная адрес чьего-то кошелька, можно узнать его текущий баланс, а также с каких аккаунтов, когда и сколько переводилось денег, а также куда они выводились.

Для сохранения анонимности пользователям официально рекомендуется при разных платежах использовать новые аккаунты или проводить операции через специальные кошельки, которые собирают переводы от большого числа людей, а затем другими суммами пересылают обратно, но уже на новые. Естественно, в таком случае есть риск, что владелец промежуточного кошелька-миксера обманет своих клиентов.

Центробанк же считает такие методы анонимизации потенциально криминальными — они «дают возможность как мошенникам, так и торговцам запрещенными товарами и услугами значительно усложнять работу правоохранительных органов».

Хотя сами кошельки анонимны, любое взаимодействие с реальным миром создает угрозу вычислить владельца, а заодно и все его операции. На пути от получения криптовалюты до оплаты услуг есть много нюансов.

Самый надежный способ получить криптовалюту, не сообщая никому свое имя, — непосредственно намайнить, получив сгенерированную сумму на анонимный кошелек на своем компьютере от самой системы. Сегодня для подавляющего большинства пользователей этот вариант не имеет смысла — хэшрейт, то есть вычислительные мощности, требуемые для создания «новых денег», за десятилетие серьезно вырос из-за появления новых мощных устройств и подключения новых майнеров. Теперь для майнинга требуются мощные видеокарты, которые из-за популярности криптовалют уже стали дефицитом по всему миру.

Помимо майнинга криптовалюту можно купить (за обычные деньги на любой из многочисленных бирж) или обменять через специальные сайты-обменники. Однако в момент такой покупки российскому банку — а следовательно и ЦБ — становится известно, что на адрес биржи или обменника был совершен перевод. Биржи могут сотрудничать с властями и сообщать номер кошелька покупателя, либо номер кошелька могут вычислить по времени перевода и сумме. Крупнейшая биржа Binance уже заявила, что готова к диалогу с властями.

Альтернативный способ покупки предлагают сервисы вроде LocalBitcoins: пользователи сами договариваются между собой о сделке, а для банка перевод реальных денег будет выглядеть как обычный перевод между случайными людьми. LocalBitcoins заблокирован в России с 2016 года по решению петербургского суда за размещение информации о валюте, которая «не обеспечена реальной стоимостью, не содержит информации о ее держателях».

Те же самые проблемы возникают и при необходимости продать криптовалюту, то есть обналичить ее. В некоторых странах существуют банкоматы, позволяющие обменять криптовалюты сразу на наличные, однако в России немногие существовавшие «криптоматы» изымались полицией по требованию ЦБ.

Проблемы остаются и при попытке купить что-то в реальном мире с помощью криптовалюты — сам факт покупки, став публично известным, дает возможность связать дату и сумму с операциями в блокчейне и вычислить по цепочке участников сделки.

Реакция сообщества

«Что теперь будет? Те пацаны, у которых прям мощности серьезные, уедут просто в Казахстан, как это сделали китайцы», — считает калининградец Игорь Фролов, несколько лет занимающийся майнингом.

Он уверен, что контролировать мелкие майнинговые фермы власти не будут, но не исключает, что теперь они займутся крупными игроками: «Пацаны майнят в гараже — и будут майнить. Те, кто ворует электричество, будут его дальше воровать. Возможно, прижмут тех, кто в промышленных масштабах майнит, но это, опять же, под силовиками. Ты либо банкир, типа "Сбербанка", либо силовик — другой опции у тебя просто нету. Думаю, простого смертного майнера, с не очень большими мощностями, это никак не затронет».

Фролов напоминает, что в 2017 году в России предлагали запретить «квартирный майнинг», ссылаясь на правила пожарной безопасности, однако закон так и не приняли: «Это все тогда помусолили, и все заглохло. Я так понимаю, зондировали, может, почву».

Сотрудник майнинг-фермы, инженер по сетям Андрей Игнатов считает, что в России невозможно заблокировать или уничтожить рынок криптовалют. «В Китае это получилось потому, что они ограничены великим китайским файерволом. Закрыть крупных майнеров там очень просто. В России с крупными майнерами понятно, что их можно регулировать, но не думаю, что Россия пойдет на такие радикальные меры относительно крупных компаний, занимающихся майнингом».

При этом, отмечает Игнатов, даже китайским властям не удалось справиться с «домашними майнерами». «И если в Китае не смогли, то не думаю, что в России этим будут плотно заниматься», — считает он.

Ему вторит и майнер-любитель из Подмосковья Сергей Дегтярев: «Инициатива, конечно, хреновая. Но что они хотят, запретить полностью майнинг и криптовалюты? Да не получится у них».

Дегтярев убежден, что у государства просто нет механизма, который смог бы как-то повлиять на рынок криптовалюты и майнинга, но если власти все же начнут преследовать майнеров, то те просто уйдут в даркнет.

Эксперт в области блокчейна и криптовалют Егор Виноградов считает заявления Центробанка «какой-то риторикой», которая к реальными изменениям на рынке не приведет. В профессиональным сообществе над заявлениями регулятора лишь «поприкалывались», а среди майнеров, по словам Виноградова, никакой паники нет.

«Набиуллина всегда против, и она частенько делает такие заявления. Понятно, что они сейчас использовали красную тряпку в лице финансирования какой-то там оппозиции, короче, бред очередной», — объясняет Виноградов.

Он говорит, что не представляет, как в принципе можно ограничить транзакции и сделки между участниками криптовалютного рынка.

«Если только какие-то обменники закрывать. Ну появятся другие. Я не совсем понимаю, как это можно ограничить. На мой взгляд, это какая-то риторика, кто-то политические баллы набирает. Все как обычно у нас в стране, все закрыть, запретить, ничего не развивать».

Редактор: Мария Климова

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей