Дело об убийстве Немцова. День 74
Дело об убийстве Немцова. День 74
21 июня 2017, 12:24
3521 просмотр

Фотография Бориса Немцова на акции 12 июня 2017 года в Москве. Фото: Владимир Андреев / URA.RU / ТАСС

В Московском окружном военном суде пятеро подсудимых по делу об убийстве Бориса Немцова выступили с последним словом. Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев обратились к присяжным. Все они отрицают свою причастность к убийству политика.

Cначала последние записи
10:57

На прошлом заседании из коллегии выбыл еще один присяжный — он попросил освободить его от обязанности быть присяжным, сославшись на «тяжелые семейные обстоятельства». В коллегии осталось 15 человек.

Стороны же выступили с репликами на выступления адвокатов и прокуроров в ходе прений. Первой к присяжным обратилась прокурор Мария Семененко, по ее словам, защитники допустили «искажение фактических обстоятельств дела, грубые попытки опорочить доказательства обвинения, признанные допустимыми». Прокуроры принесли в суд проволочный манекен, на котором, оспаривая доводы адвоката Каверзина, продемонстрировали свою трактовку ран на теле Немцова и того, как стрелял убийца. Она снова повторила свои доводы о признательных показаниях Дадаева и Губашева, напомнила проведенные по делу экспертизы и раскритиковала свидетелей защиты.

Говоря о заказчиках покушения, Семененко оговорилась, что Следственный комитет занимается поиском заказчиков и организаторов, «поверьте, очень успешно».

Адвокат Вадим Прохоров, представляющий семью Немцова, возмутился тем, что в прениях Шамсудин Цакаев сказал, будто Прохоров согласен с невиновностью его подзащитного Дадаева. «Мне это непонятно. Может, он спутал — я говорил о невиновности Бахаева. Что касается Заура Шариповича [Дадаева], как и Анзора Шахидовича [Губашева], я абсолютно убежден в их активной причастности к совершению данного преступления. В своих выступлениях в прениях я действительно обратил внимание, что, возможно, действительно, в некоторой степени недорасследовано распределение ролей между Зауром Дадаевым и Бесланом Шавановым», — объяснил Прохоров.

Его коллега Ольга Михайлова, говоря о Цакаеве, заметила, что защитник «воспользовался враньем», но не получил от этого, чего ожидал.

Адвокат Заурбек Садаханов, представляющий интересы Хамзата Бахаева, напомнил присяжным, что «обвинение не представило ни одного доказательства, опровергающего доказательства, которые подтверждают непричастность Бахаева»

Магомед Хадисов, защищающий Шадида Губашева, выступил в защиту своих свидетелей и доводов. Адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов заметил, что «в целом дело у меня вызывает сомнения», а подсудимым незачем было убивать Немцова, поскольку «чеченский народ не только уважал Немцова, Политковскую, они обожали их».

Артем Сарбашев, еще один защитник Анзора Губашева, попросил присяжных не верить обвинению и руководствоваться внутренним убеждением: «Потому что глас народа — это глас Божий».

«Я очень рада, что вы можете слышать, видеть. Вы видели, что происходило у нас в процессе, видели состязательность — была она у нас или не была», — обратилась к коллегии защитник Темирлана Эскерханова Анна Бюрчиева. Она напомнила, что ни один из свидетелей не указал на причастность Эскерханова к преступлению. По ее словам, прокуратура «предлагает признать моего подзащитного виновным только потому, что он с кем-то созванивался».

Адвокат Заура Дадаева Шамсудин Цакаев, извинившись перед Прохоровым, снова обратил внимание присяжных на то, как именно должны были производиться выстрелы в Немцова. Он вновь раскритиковал показания менеджера автосалона Трапезина, опознавшего в Дадаеве покупателя ZAZ Chance, и показания свидетеля Молодых, видевшего киллера на мосту.

«Это обвинение началось с обмана, с Трапезина началось и с обмана обвинение, которое хотело доказать, что 20-го числа Дадаев приезжал в Москву покупать машину. С гнусной лжи это обвинение началось», — утверждал защитник.

Его коллега Марк Каверзин, несколько раз повторив, что «был честен с присяжными», обратил их внимание на ZAZ Chance, номер которого на Большом Москворецком мосту, по его словам, четко не зафиксировала ни одна камера. «Экспертиза, которая подтверждала бы, что на мосту Дадаев — такой экспертизы нет. Есть только силуэт», — настаивал защитник.

«На ваше решение будет смотреть весь мир, — обратился Каверзин к присяжным, — не мы, не адвокаты, не прокуроры, а весь мир».

12:24

В зал вошли судья Юрий Житников и присяжные. Рядом с подсудимыми установили микрофон.

Судья спрашивает, не против ли Губашев продолжить в отсутствии адвоката Хадисова. Тот не против. Судья объясняет, что сейчас будут последние слова. Первым выступает Хамзат Бахаев.

— Добрый день, уважаемые присяжные, и все остальные. Не буду вас утомлять долгим разговором, я думаю, что вы все видели и слышали. Просто хотелось отметить несколько моментов: да, произошло ужасное убийство, ему нет оправдания, и не менее ужасно, с какой легкостью могут обвинить человека в убийстве. Это не менее ужасно. Второе — об убийстве я узнал 28 февраля 2015 года, когда я находился у себя дома, проснулся в обед, увидел по телевизору. Ни до 28-го, ни после 28-го, кто к этому причастен, кто совершил это убийство, я не знал. И кажется, что до сих пор не знаю, — говорит подсудимый.

Бахаев потирает бороду. Присяжные внимательно его слушают.

— Мы уже девять месяцев обсуждаем все. Моя непричастность к предъявленному мне обвинению была установлена совокупностью всех доказательств, которые мы тут слышали и исследовали. Что еще? Когда я выбирал суд присяжных, я понимал, знал и был уверен, что вы обычные граждане нашей страны. Вы за справедливость, которая была нарушена в отношении меня, я надеюсь, и от вас зависит судьба моя и моих детей. Они даже важнее, чем я сам для меня. Вам решать мою судьбу. Бог вам в помощь.

12:27

Теперь выступает Шадид Губашев.

— Добрый день, уважаемые присяжные. В первую очередь я хотел бы принести именно извинения потерпевшим. Я надеялся их увидеть в зале суда, принести соболезнования и извиниться за свои слова. Я не говорю, что меня заставили оправдывать себя, но я хотел бы извиниться перед ними. Я хотел сказать, что я не имею отношения к этому преступлению. Вы наверное это поняли, когда следили за этим делом. Я объяснял, кто мне дал эти показания, я не буду перечислять. Эти показания не соответствуют действительности. Я не знал этого человека, видел только по телевизору. Я еще когда находился дома, по ТВЦ видел, и слышал про убийство. Но кого убили, такой компьютерный момент я видел… Это еще я здесь находился, но никакого отношения не имел. Прошу передать дочери, матери, что извиняюсь, то что есть слова, и за своего брата… Потому что за свои слова, они не являются действительностью. Это все слова Федеральной службы безопасности. Господь свидетель, чьи это слова. Спасибо, что меня выслушали.

12:32

Шадид Губашев продолжает:

— Хочу начать с того момента, как государственное обвинение утверждает, что мы начали с конца сентября, что мы сплотилися… Вот эти фантазии… У меня словарный запас не такой развитый, как у некоторых… Что мы сплотились с Мухудиновым, Бахаевым, Шавановым, кто еще. Что Мухудинов предоставил нам жилье, где мы проживали, деревня Козино. Вот этот дом, я хочу сказать, я в этом доме с братом проживаю, с Бахаевым проживаю с 2009 года или с 2008-го. Разница есть, да? Как обвинение говорит — пять месяцев или сколько там, — и несколько лет. Шесть-семь лет. Мы его лично оплачивали, здесь есть в деле опять некоторые моменты, я должен ссылаться. Собственник говорит в показаниях с какого времени мы проживаем в этом доме, но это не показывалось тут. Так что, хочу сказать, что с этого времени мы проживали, именно в этом доме.

Подсудимый напомнил, что следователи связали его с Мухудиновым, Эскерхановым и Шавановым.

— С Эскерхановым я первый раз в суде познакомился, с Мухудиновым я вообще не виделся, не пересекался. Нет звонков, детализации. И с Темирланом я не виделся. С Шавановым я лично по просьбе Заура я не был знаком с этим человеком. Я не могу утверждать, но когда я встречал его до этого, я знаю, что я этого не видел человека. Лично только 26-го числа я встретил человека. Любой кто в зале сидит, я бы тоже встретил! Я на протяжении 10 лет многих встречал по просьбе. Попросили человека, машина есть — да встречу. У нас так принято. Привез, и больше я не видел этого человека, — торопливо говорит Губашев.

12:41

— Я с тем человеком созванивался? Не было у меня в телефоне записано номера, я лично на своей машине поехал. Я на следственном действии когда меня допрашивали, я объяснял, что не знал этого человека. Пользовался личным телефоном, поставил личную машину, на парковку, там созвонился опять… Я когда в аэропорт приехал, позвонил Дадаеву, объяснил, что я доехал, он мне продиктовал номер, я набрал, созвонился и объяснил тому человеку… Он сказал что да, приземлился, сейчас выйду. Как он вышел, мы пошли к машине, и привез. Когда он ехал, я спросил — ты торопишься? Нет, не тороплюсь. Я тогда заехал на Кунцевский рынок, забрал дворник… И все, я его на квартиру довез. После этого я с этим человеком созванивался пятого, когда узнал, что Дадаев пропал. Он сказал, я узнаю, я перезвоню. Он не перезвонил, я набрал — гудок шел, а он не берет. Я решил поехать с братом в Ингушетию, и шестого я там был, а 7-го в Москве оказался, – Губашев путанно объясняет присяжным зачем встречал Беслана Шаванова в аэропорту. — К чему я это говорю? Хочу сказать, не был я с Бесланом знаком, с Мухудиновым… Обвинение представило так, что многие соединения отсутствуют. Определенные моменты им нужны, они их распечатали и демонстрируют. В 15 00 я в деревне Козино, а через час в городе Одинцово. Ну не может быть такого, чтобы час у меня не было связи, потому что у меня стабильно интернет включен. Должен где-то биться телефон, тем более я по Whats App переписываюсь. Отсутствуют многие моменты.

12:49

Шадид Губашев продолжает указывать на недоработки следствия:

— Потом, с сентября мы планировали слежку, устанавливали, где проживает Немцов, да? Как я мог планировать, если Дадаев приехал 26 или 27 декабря, первый раз я этого человека увидел. И звонки эти… Когда я узнал, что Дом печати [в Грозном] захватывают, я звонил ему узнать, все ли в порядке. И как узнал, то больше не созванивался. Ну никак не с сентября это было, как следствие говорит, я первый раз его в декабре увидел. А тех Мухудиновых, я вообще не видел и не знал. А вот эти квартиры, дом 3, и дом 46 (на Веерной), я в эти квартиры попал 10-го, по-моему, января, а следствие говорит, что мы с сентября там находились, проживали. Как он мог мне предоставить, если я нахожусь у себя в деревне, я там работаю более 10 лет, на личной машине, занимаюсь перевозками, доставками, лично занимаюсь, там спокойно. И также я объяснял, у меня там в машине объявления нашли. Почему мою машину не проверили, по «Потоку», где она? Потому что если бы они проверили, видно было бы, что я нахожусь на «Камазе», а не слежу. Я еду по [трассе] М-4, фиксруется «Поток», также Немцова машина фиксируется, фиксируется ZAZ, почему тогда не показывают мой «Камаз»?

Видно, что присяжные заскучали.

— Я говорю в своих показаниях, что я сажусь в эту машину, в ZAZ, на переднее сидение. Я не говорю, что я сзади сажусь. И я хочу заметить, что показания когда даю, как следствие утверждает, добровольные признательные, но я там ничего не признаю, я объясняю, как и что было, так почему тогда я сажусь спереди, а мою генетику находят сзади? Че-то не сходится никак. Вот взять мою слюну, намазать — и вот моя генетика, тут ее можно найти. Это я сейчас знаю, а до этого не знал, потому что я ни разу не привлекался ни к административной [ответственности], ни сидевший. Это же государственное обвинение, оно от лица государства делает — пока мое государство, великое, как показывает, гуманное и все такое, на меня политческое убийство повесили. Этот человек политик, а я простой человек. Он, оказывается, был депутатом. А какое отношение может иметь камазист или вот который таксафоны устанавливает человек? Я согласен, чтобы статью поменяли на политическое. Вот как простого меня судят, мне дадут 10 лет, какая мне разница, а если будет политическое, это более подходит статья к этому человеку, хотя я не имею отношения к этому человеку, но эта статья больше подходит, это политическое убийство, это фсбшное убийство. До нашего задержания они узнали, что Заур — организатор, кто где проживал. Как узнали? Вот вчера адвокат вам показывал, что почти через месяц сделали детализацию. Видео тоже. Вам также экспертизу показывали в моей машине.

12:54

Шадид достал кипу бумаг. Вместе с братом и Дадаевым они читают обвинительное заключение, где говорится об изъятии автомобиля BMW. Он отмечает, что много времени прошло между задержанием и изъятием автомобиля. «Где он был в этом промежутке, где моя машина почти три месяца находилась, кто ей пользовался? За три месяца вы же можете? У меня вопрос стоит тогда, здесь эксперт утверждал, что месяц могут держаться следы пороха. Ну это вам уже решать, откуда эти продукты появились. На этих вещах мою генетику не нашли, хотя я знаю, эти вещи мои. Уважаемые присяжные, это мне подбросили все. Ну откуда появились продукты эти? Ну, это вам решать. Три месяца прошло, как изъяли машину. Это гособвинение предоставляло, как изъяли, все по закону происходило», — говорит он.

Подсудимый продолжает:

— В деле есть фсбшный сотрудник, который говорит, что 27-го мая машину нашли. На самом деле меня вытащили 6 марта из моей машины, как животное вытащили. Свидетели есть, много свидетелей… Дело возбудили, потом закрыли… Протокол составлен, что убили политика Немцова, машину бросил непонятно где, идем гуляем, нас задерживают… У меня же деньги должны быть, минимум 5 млн? Как я могу по обочине идти, если у меня денег столько?

13:01

— Когда матери моей Цакаев задал вопрос «Вы сами видели деньги у сыновей?», то она говорит «Нет, не видела». У меня свои карманные расходы, 50–60 тысяч, все до мелочи обчистили. 10 рублей у брата оставили в кармане! У мамы, у бабушки, у брата — все подчистую. Куда все это делось? Такие сотрудники ФСБ. Говорите, это я нуждался в деньгах, а получается, что сотрудники нуждались, — говорит Шадид Губашев.

— Я не отрицал и не буду, что я созванивался с Бахаевым, с братьями… Они могут меня хоть о чем попросить, но не про убийство. Я даже если услышу от них, я не одобрю это. Никто из них не привлекался ранее. Зачем мне соглашаться? Да, я работаю на своей машине. Вот 15 млн на 6 человек разделить, это сколько получается? Зачем мне эти деньги, если я сам работаю, а тут мне срок непонятный сидеть? – говори подсудимый и опять рассказывает про то, что не мог скрыться после убийства так «по-идиотски» — бросив машину и оставив зубную щетку. «Вам показывали, что моя машина двигалась за машиной Немцова? Нет, потому что этого не было. Показывали, что я находился рядом с машиной ZAZ? Нет, потому что этого не было», — говорит он.

13:05

«Я подчеркиваю, что это государственное обвинение. Потому что великая такая большая страна, которая должна защищать свой народ, убивает человека, и на своих же граждан вешает это зверское убийство. Прям перед Кремлем камазисты, непонятные колхозники убивают человека, на охраняемой территории. Вы представить себе это можете?» — обращается к присяжным Губашев.

Подсудимый задается вопросом, зачем Дадаеву приезжать в деревню Козино и учиться там стрелять, тренироваться, если он 11 лет служил. «Можете представить, мы стоим, стреляем, 190 метров от деревни, и никто ни участкового не вызывает, никого? Можете себе представить? Это все не имеет никакого отношения к делу, а они так показывает, как будто это доказательство», — говорит Губашев.

Он напоминает, что его удалили с процесса за ругань: «А как я должен себя вести? На весь мир меня обвиняют в преступлении, которое я не совершал. Когда здесь еще родные находятся. Я как должен, спокойно себя вести? Я думал, что в суд выйду, и тут все выяснится. Я претерпел пытки, унижения. И в суде я должен слушать эти театральные выступления которые все преподносят. Как я должен это выносить?».

13:11

Шадид Губашев говорит, что его удалили с процесса, потому что он говорил правду: «У меня своя правда, действительная правда, реальная правда…».

— Удалили тех присяжных, которые очень хорошо понимают, что мы не причастны к этому, — продолжает он и просит присяжных вспомнить, «как судья нас удалял, как нас пресекал, как гособвинению преимущество давал».

— ФСБ все это сделала. И пытается на нас это повесить. Вы также можете услышать когда-то, что нас где-то убили. Потому что недавно, именно этот прокурор, который вел дело, наш земляк умер, этот человек. Именно касается этого дела. По Политковской, которого вы осудили человека, умер этот человек!

Речь идет о гибели осужденного по делу об убийстве Анны Политковской Лом-Али Гайтукаева. Он отбывал наказание в колонии Вологодской области. Прокурор Мария Семененко непонимающе смотрит на подсудимого, судья просит его не говорить про другие уголовные дела.

— Если вы считаете, что не доказано, это на ваше усмотрение! – завершил свою речь Шадид Губашев.

13:17

Теперь выступает брат Шадида Анзор Губашев:

— Хотел бы обратить к стороне потерпевшей. Тут нет детей Немцова Бориса, матери. Поэтому обращаюсь к представителю убитого, чтобы вы передали соболезнования от нашего имени, от наших присутствующих, и сказали ей большое огромное спасибо, что вырастила такого сына, мужественного. Я это узнал, про этого человека, прочитав книгу здесь «Исповедь бунтаря». Он там не говорит про нас, он говорит о действующей власти, своих взглядах. Очень мужественный человек был, именно за мужество его и убили, это мое мнение.

Он говорит, что в первых показаниях это не он говорил про Немцова, «а те, кто их сочинил».

— Я и по шариату готов ответственность нести за то, в чем меня обвиняют, я готов нести ответственность за те вещи, которые совершал, но те показания, которые я дал 30 марта, это я бы рассказал, почему их дал, но сегодня мне не дадут этого сделать. Я был вынужден, так как я не видел никакого варианта, поэтому все это было сказано в адрес Бориса Немцова.

Подсудимый говорит очень быстро и эмоционально, жестикулируя рукой.

— Гособвинение начало демонстрировать: сидят подсудимые, уроженцы Чеченской республики. Ни один из нас не является уроженцем Чечни. Да, мы чеченцы по национальности, но граждане РФ, мусульмане. Я уроженец Ростовской области, остальные тоже не уроженцы Чеченской республики. Чтобы родиться в Чеченской республике, нужно было как минимум в 1991 году, а у нас самый младший 1983 года.

По словам Анзора Губашева, гособвинители пытались делать акцент на их национальности, потому что есть стереотип о том, что все чеченцы — нехорошие. «Но это не так, это просто манипулирование», — говорит подсудимый.

13:29

Анзор Губашев рассказывает, что они жили в Козино с братом и Бахаевым, и не скрывали этого: никто им этот дом не предоставлял, они сами его снимали. «Все показания, которые я давал, я давал с целью спасти своих братьев, а не потому, что я что-то сделал. Я этого преступления не совершал и не имею к нему никакого отношения», — говорит он и благодарит свою защиту.

Губашев подчеркивает, что он не пользовался никакими «боевыми трубками» и не жил в квартирах на Веерной, но пару раз заходил. Он отмечает, что нет ничего удвиительного в том, что он общался с Шадидом и Дадаевым. «Это мои братья», — напоминает он.

Подсудимый пытается своими словами пересказать, как следователи вышли на подозреваемых, но получается путано: «Это вам рассказывало гособвинеие, как следствие вышло на подсудимых. Вот вышло через трубки. Прежде чем выйти на главные трубки, были две боевые трубки уже выкинуты, потом появляется опять какая-то боевая трубка, именно эту трубку связвают с 6 декабрем, якобы я положил симкарту с номером на (03–32) в эту боевую, включил его, пользовался интернет… Якобы было, хотя на самом деле этого не было. Раз — и отключается это трубка, потом я эту трубку три месяца ношу с собой, где-то храню, ношу…».

13:41

Губашев зачитывает отрывки из выступления прокурора Семененко. Речь идет про обыск в Малгобеке, где обнаружены телефоны и сим-карта Шадида Губашева, где записан номер его брата.«Теперь к нему еще больше вопросов, с учетом записи из аэропорта», — читает о и продолжает эмоционально, что запись из аэропорта следователи получили только спустя два месяца, а в Малгобеке проживал его дядя.

«Когда мой дядя сказал, что это евошин телефон, обвинение сказало: да и бог с ними, евошин-не евошин, пусть остается со своими телефонами» — говорит Губашев. Затем он снова читает отрывок из прений, где говорится про номера в трубке, обнаруженной в Малгобеке.

13:49

— На мое заявление, чтобы вызывали Краснова, этого фсбшника, по-прежнему никто не отреагировал, даже независимый орган власти который обязан это сделать, — продолжает Губашев. Судья останавливает его, потому что он не должен ссылаться на свидетелей, которые не были допрошены в судебном заседании с присяжными. Тогда Губашев попытался рассказать о задержании и допросе, но судья снова его перебил.

— Подсудимый, советую вам не пререкаться со мной, — раздраженно говорит Житников в ответ на возмущение Губашева.

— Хорошо, спасибо.

Губашев продолжил:

— Спасибо вам, ваша честь. Также хочу обратить внимание, то что все тут допускалось, только допускалось с разрешения судьи, так как он решает, он закон здесь, по крайней мере, представляет. Он представляет орган власти, посредством этого органа власти, когда люди получают такие должностные полномочия, вы, наверное, видели, правильно ли он это использовал, вам это решать. То, что вы видели, вам это решать, а то, что вы объявите нас виновным, не виновным, меня это уже не волнует. Меня волнует, что мои родственники хотя бы, а не как гособвинение, почему этот человек был убит, увидели истину. Мое мнение, он был убит за то, что высказывал свое мнение государству.

Губашев заканчивает свое выступление.

— То, что с нами случится — Аллах знает. Я полностью полагаюсь на Всевышнего господа. Я сделал то, что от меня представлялось возможным, я все сделал. То, что там сложилась ситуация. 18-30 марта это не мои показани, я вынужден был их давать под диктовку, именно Краснов и полковник ФСБ. Я свое мнение высказал, я никакого отношения к этому преступлению не имею, вам хочу сказать большое спасибо. Я бы еще сказал много чего того, что тут узнал, но мне не дадут, нельзя говорить, как закон это предусматривает. Спасибо вам большое.

13:54

Теперь выступает Эскерханов. Он хромает, судья разрешает ему говорить сидя, но подсудимый все равно стоит.

— Спасибо за терпение, девять месяцев — это немалый срок. То, в чем меня обвиняют, это страшное преступление, но видит Всевышний, клянусь Аллахом, – подсудимый машет рукой вверх, — Я не совершал это преступление. Судьям дают приказ: виновен человек или не виновен, им нужно осудить. Это их работа, и я их не осуждаю. За все то время я верил, что у нас справедливые суд, что у нас правосудие. Но в последнее время узнал, что лживо, нагло, без разбора сажают людей, и я перестал верить государству. Поэтому я полностью доверяю вам, и мне жаль, что не все из вас тут присутствуют. Я знаю, что вы меня поймете. Я такой же человек как и вы. Потому что я душой всегда за свою страну, всегда за нее болел, и понимаю каждого человека как самого себя. Я 12 лет отдал своей стране, и я об этом не жалею. Если бы была возможность заново это сделать, я бы это сделал. Но я ушел, почему? Я объясню. В от именно из-за таких движений, когда это началось у нас. Я был честным человеком и дальше таким и останусь. Я никогда бы на такое преступление не пошел.

Подсудимый говорит, что он думал, что прокуроры за девять месяцев «хотя бы что-то смогут слепить, но они не смогли».

— Моя адвокат полностью показала суть картины. Но если они не посадят, им по шапке надают, это ежу ясно, — говорит Эскерханов. — С моим образованием, куда мне как Джеймс Бонд эти схемы делать, перебегать туда сюда? Я еле-еле русскому языку научился!

13:59

— Вот как я в Москву приехал, уволился, вышел на пенсию, есть очень много свидетелей, но суд не стал их допрашивать, хотя некоторые приезжали сюда. Судья просто отказал. Они после этого говорят: а кто вам мешал? Вот кто мешал, — говорит Эскерханов и показывает на судью. — До обычных, простых нормальных людей, добродушных и честных они не позволят донести никогда. Это система такая.

Подсудимый говорит, что не понимает, почему его разлучили с семьей.

— За эти два с половиной года я должен был кормить семью, слава богу у меня есть брат — у меня семеро детей! Это самое дорогое и самое святое что есть для меня. Они даже не представляют, эти люди, сколько они нанесли моей матери вреда, этими ложным обвинениями.

— Да, я виноват. В чем? В том, что я чеченец, – продолжает Эскерханов, — Но, извините, я не могу заново родиться. Как Всевышний создал, такой я и есть. Я глубоко верующий человек и я знаю, какой грех — убийство. Я верю в судный день, и он меня ждет.

Он рассказывает присяжным про сон, в котором он пытался пройти к матери, но ему помешала решетка.

— Я чист как слеза ангела, клянусь вам! Если бы они хоть что-то предоставили, я бы достойно это принял бы. Я могу поклясться на Коране. Я чист. Можете спросить любого мусульманина, может ли человек поклясться во лжи на коране? Не может, потому что он полностью свой род будет подставлять. Я готов поклясться, если вы попросите, я не совершал этого. Я просто хочу обнять свою мать, со своей семьей быть, — он закрывает лицо руками и садится.

14:05

Выступает Заур Дадаев:

— По делу мне нечего объяснять, адвокаты все объяснили.

Он рассказывает присяжным притчу о пророке Мухаммеде.

— Так вот я вам хочу сказать что не был я на этом преступлении, не совершал его, не был в организованной группе. Мне очень стыдно было за те показания, за свое малодушие. За мной никогда не числилось ни страха, ни измены, я был предан и до конца служил. Я не был преступником. Если бы я захотел быть преступником, я бы стал им, а не боевым офицером.

Дадаев говорит, что 11 лет работал «не за этот беспредел» и «прошел огонь, воду и медные трубы».

— Я от всего этого убежал, приехал в Москву, устроиться на юриста учиться. Проблема в чем, приехать в Москву, устроиться? Это преступление?

14:12

Дадаев вспоминает выступление адвоката Прохорова, который в ходе рассказывал об имаме Шамиле, который шел сдаваться и не обернулся на оклик со скалы, потому что в спину ему не стали бы стрелять. «Чеченцы не стреляют в спину. Мы не тот народ, который будем убивать так», — говорит Дадаев.

— Немцов был против этого беззакония, которое творится в данный момент. Я говорю не про страну сейчас, страна у нас хорошая, многонациональная, но он был против нынешнего беспредела, которое происходит в данном судебном заседании, — говорит Дадаев. Он обращается к Прохорову: «Убили вашего друга. Вся страна говорит, что эти люди невиновны. Вы же имели право ознакомиться со всеми делами, томами, вы могли же (как-то повлиять)? Вас интересует один Кадыров, но мы не Кадыров. Мы не приехали в Москву для преступления».

Дадаев поблагодарил присяжных: «Вам всем удачи желаю, здоровья, счастья, любви».

14:18

Житников объявил перерыв для присяжных до 22 июня, 14–00. Он объяснил, что для формирования опросного листа нужно время, мнение сторон и проект этого листа. Присяжные ушли, Житников зачитывает вопросы.

По эпизоду в отношении потерпевшего Немцова Б.Е.

1. Доказано ли, что 27 февраля 2015 года примерно в 23 часа 31 минуту на пешеходной дорожке Большого Москворецкого моста города Москвы, расположенной на правой стороне по направлению движения от площади Васильевский спуск в сторону улицы Малая Ордынка, в Немцова, находившегося примерно в 100 метрах от начала указанного моста были произведены не менее шести выстрелов из 9-мм огнестрельного оружия неустановленного образца, в результате чего ему были причинены не менее пяти огнестрельных ранений в область расположения жизненно важных органов: три сквозных приникающих огнестрельных ранения груди и живота, два слепых проникающих огнестрельных ранения груди и живота, от четырех из которых Немцов скончался на месте?

2. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Губашевым Анзором, Губашевым Шадидом, Эскерхановым, Бахаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Дадаев, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске и иных лиц, за обещанное денежное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, для чего вступил в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственные связи, с четким распределением ролей между собой и имеющих единую цель, с соблюдением мер конспирации и следуя согласно единому плану, по согласованию с другими участниками группы, совершил следующие действия:

— установил образ жизни Немцова, места его проживания и частого пребывания, осуществлял за ним скрытое наблюдение, выбрал способ и место лишения жизни, подобрал соответствующее оружие, транспорт, средства связи, заранее определил способы и маршруты отхода с места происшествия, приобрел оружие и боеприпасы к нему;

— не позднее 21 января 2015 года в городе Москве приобрел для соучастников мобильные телефоны с сим-картами операторов сотовой связи ПАО «Вымпелком» (Билайн), имеющие абонентские номера 8-963-696-79-23 и 8-963-696-79-84;

— не позднее 27 февраля 2015 года без соответствующего разрешения приготовил не менее одиннадцати 9-мм патронов, 6 из которых хранил в Москве, а 5 в республике Ингушетия, город Малгобек. до момента из изъятия в ходе обыска 07.03.2015;

— На автомобиле, принадлежащем лицу, находившемуся в розыске, марки «Мерседес-Бенц МЛ 300 4 МАТИК», государственный регистрационный знак «А 007 АР 199 РУС» перемещался, а также перевозил соучастников в городе Москве и Московской области, вел скрытое наблюдение за Немцовым, в том числе с помощью сети «Интернет» и с помощью приобретенного им и Губашевым Анзором автомобиля ZAZ Chance, государственный регистрационный знак «Т 694 КЕ 190 РУС», передавал участникам группы необходимые сведения для осуществления задуманного по отношению к лишению жизни Немцова;

— около 11 часов 27 февраля 2015 года имея при себе 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца, переданное ему лицом, находящимся в розыске, а также не менее шести 9-мм патронов, действия вместе с Губашевым Анзором и другим лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, на автомобиле ZAZ Chance, государственный регистрационный знак «Т 694 КЕ190 РУС», прибыл к дому №3 по улице Малая Ордынка города Москвы, по месту проживания Немцова, где скрытно наблюдал за этим домом, после чего примерно в 21 час 45 минут этого же дня проследовал вместе с Губашевым Анзором и другим лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, за Немцовым к месту его встречи со своей знакомой к Главному универсальному магазину (ГУМ), где продолжил наблюдение за потерпевшим;

— после того, как Немцов и его знакомая покинули здание ГУМа и направились в сторону своего дома, после получения от соучастников заранее оговоренного сигнала о маршруте движения и возможности лишения жизни потерпевшего, проследовал за Немцовым и его знакомой от Красной площади в сторону Большого Москворецкого моста, где примерно в 32 часа 31 минуту из имеющегося у него пистолета произвел в Немцова не менее 6 выстрелов, причинив ему не совместимые с жизнью телесные повреждения, от которых Немцов скончался на месте; после чего с Губашевым Анзором и лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, имея при себе огнестрельное оружие, скрылся на автомобиле ZAZ Chance с места происшествия?

3. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то виновен ли Дадаев в совершении этих действий?

4. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Дадаев снисхождения?

5. Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Дадаевым, Губашевым Шадидом, Эскерхановым, Бахаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Губашев Анзор, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске и иных лиц за обещанное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, вступив в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственные связи, с четким распределением ролей между собой и имеющих единую цель, с соблюдением мер конспирации и следуя согласно единому плану, по согласованию с другими участниками группы, совершил следующие действия:

— установил образ жизни Немцова, места его проживания и частого пребывания, осуществлял за ним скрытое наблюдение, выбрал способ и место нападения, подобрал соответствующее оружие, транспорт, средства связи, заранее определил способы и маршруты отхода с места происшествия, приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, по договоренности с другими участниками группы, вел скрытое наблюдение за Немцовым, в том числе с помощью сети «Интернет» и с помощью приобретенного им и Дадаевым автомобиля ZAZ Chance, государственный регистрационный знак «Т 694 КЕ 190 РУС», передавал участникам группы необходимые сведения для лишения жизни Немцова;

— около 11 часов 27 февраля 2015 года, действия вместе с Дадаевым, имевшим при себе 9-мм огнестрельное оружие, а также не менее шести 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ), а также другим лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, управляя автомобилем ZAZ Chance, государственный регистрационный знак «Т 694 КЕ 190 РУС», прибыл к дому №3 по улице Малая Ордынка города Москвы, по месту проживания Немцова, где скрытно наблюдал за этим домом, после чего примерно в 21 час 45 минут этого же дня проследовал вместе с Дадаевым и другим лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, за Немцовым к месту его встречи со своей знакомой к Главному универсальному магазину (ГУМ), где продолжил наблюдение за потерпевшим;

— после того, как Немцов и его знакомая покинули здание ГУМа и направились в сторону своего дома, вместе с другим лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью подал заранее оговоренный сигнал о маршруте движения и возможности лишения жизни потерпевшего и, находясь лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, в автомобиле ZAZ Chance наблюдал за прилегающей к месту совершения преступления территорией с целью своевременного предупреждения о возникновении опасности других членов группы, которая могла им помешать выполнить задуманное по лишению жизни Немцова и с целью возможности незамедлительно скрыться с места преступления после лишения жизни Немцова.

— по исполнению задуманного относительно лишения жизни Немцова вместе с Дадаевым, имеющим при себе огнестрельное оружие, и лицом, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с его смертью, скрылся на автомобиле ZAZ Chance с места происшествия?

6. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то виновен ли Губашев Анзор в совершении этих действий?

7. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Губашев Анзор снисхождения?

8. Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Дадаевым, Губашевым Анзором, Эскерхановым, Бахаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Губашев Шадид, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске и иных лиц за обещанное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, вступив в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственны связи, с четким распределением ролей между собой и имеющих единую цель, с соблюдением мер конспирации и следуя согласно единому плану, по согласованию с другими участниками группы, совершил следующие действия:

— установил образ жизни Немцова, места его проживания и частого пребывания, осуществлял за ним скрытое наблюдение, выбрал способ и место лишения жизни, подобрал соответствующее оружие, транспорт, средства связи, заранее определил способы и маршрут отхода с места происшествия;

— по договоренности с другими участниками группы на автомобиле, принадлежащем ему, марки «BMW – 320 ИА», государственный регистрационный знак «А 353 ЕТ 197 РУС», перемещался, а также перевозил соучастников в городе Москве и Московской области, вел скрытое наблюдение за Немцовым, в том числе с помощью сети «Интернет» и автомобиля ZAZ Chance, государственный регистрационный знак «Т 694 КЕ 190 РУС» и передавал участникам группы необходимые сведения для лишения жизни Немцова;

— в составе группы лиц, объединившихся для лишения жизни Немцова, оказывал помощь в сокрытии Дадаева, Губашева Анзора и лица, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, по исполнению задуманного от правоохранительных органов, предоставив жилье для временного проживания, перевозил на автомобилях, находящихся в пользовании членов группы, способствовал их выезду за пределы московского региона для предотвращения их задержания?

9. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то виновен ли Губашев Шадид в совершении действий, признанных доказанными?

10. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Губашев Шадид снисхождения?

11. Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Дадаевым, Губашевым Анзором, Губашевым Шадидом, Басаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Эскерханов, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске, и иных лиц за обещанное денежное вознаграждение сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, вступил в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственные связи, с четким распределением ролей между собой и имеющих единую цель, с соблюдением мер конспирации и, следуя согласно единому плану по согласованию с другими участниками группы, совершил следующие действия:

— установил образ жизни Немцова, места его проживания и частого пребывания, осуществлял за ним скрытое наблюдение, выбрал способ и место нападения, подобрал соответствующее оружие, транспорт, средства связи, заранее определил способы и маршруты отхода с места происшествия, приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы к нему;

— на автомобиле, принадлежащем лицу, находящемуся в розыске, марки «Мерседес-Бенц МЛ 300 4 МАТИК», государственный регистрационный знак «А 007 АР 199 РУС» перемещался, а также перевозил соучастников в городе Москве и Московской области, вел скрытое наблюдение за Немцовым, осуществляя сбор информации о Немцова, в том числе с помощью сети «Интернет», предавал участникам группы необходимые сведения для лишения жизни Немцова;

— в составе группы лиц, объединившихся для совершения задуманного, оказывал помощь соучастникам в сокрытии Дадаева, Губашева Анзора и лица, отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, после лишения жизни Немцова от правоохранительных органов, предоставив жилье для временного проживания, перевозил на автомобилях, находящихся в пользовании членов группы, способствовал их выезду за пределы московского региона для предотвращения их задержания?

12. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то виновен ли Эскерханов в совершении действий, признанных доказанными?

13. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Эскерханов снисхождения?

14. Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Дадаевым, Губашевым Анзором, Губашевым Шадидом, Эскерхановым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Бахаев, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске, и иных лиц за обещанное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, вступив в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и с четким распределением ролей и имеющих единую цель, с соблюдением мер конспирации и следуя согласно единому плану, по согласованию своих действий и функций с другими участниками группы, а его конкретные действия выразились в следующем:

— установил образ жизни Немцова, места его проживания и частого пребывания, осуществлял за ним скрытое наблюдение, выбрал способ и место лишения жизни, подобрал соответствующее оружие, транспорт, средства связи, заранее определил способы и маршрут отхода с места происшествия, приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы к ним и предпринял меры сокрытия;

— на автомобиле, принадлежащем ему, марки «ЛАДА 217230 ЛАДА ПРИОРА», государственный регистрационный знак «Р 717 КН 190 РУС» перемещался, а также перевозил соучастников в городе Москве и Московской области;

— предоставил соучастникам жилище для их временного проживания и сокрытия на период подготовки и осуществления задуманного, расположенное по адресу: Московская область, Одинцовский район, деревня Козино, д. 10 б;

— осуществлял сбор информации о Немцове, в том числе с помощью сети «Интернет»;

— передавал участникам группы необходимые сведения о Немцове для осуществления задуманного;

— в составе группы лиц, объединившихся для лишения жизни Немцова, оказывал помощь соучастникам в сокрытии Дадаева, Губашева Анзора и лица, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью,после осуществления задуманного, от правоохранительных органов, перевозил их на автомобилях, находящихся в пользовании членов группы по Москве и Московской области, способствовал их выезду за пределы московского региона для предотвращения их задержания?

15. Если на предыдущий вопрос дан положительный ответ, то виновен ли Бахаев в совершении действий, признанных доказанными?

16. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Бахаев снисхождения?

По эпизоду в отношении оружия и боеприпасов:

17. Виновен ли Дадаев в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова, в городе Москве в неустановленном месте, у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения приобрел пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 11 пригодных для стрельбы 9-мм патронов, являющихся боеприпасами к пистолету Макарова (ПМ), после чего 5 патронов так же без соответствующего разрешения хранил по месту жительства по адресу: Республика Ингушетия, город Малгобек, улица Шоссейная, д. 9, до момента их изъятия 7 марта 2015 года сотрудниками правоохранительных органов, а 6 патронов перевез в Москву, после чего в период до 27 февраля 2015 года без соответствующего разрешения хранил в неустановленном месте пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов к пистолету Макарова (МП), являющихся боеприпасами, а также перевозил их в салоне автомобиля «ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS», носил при себе в городе Москве, в том числе, когда примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы при лишении жизни Немцова, произошедшего на пешеходной дорожке Большого Москворецкого моста Москвы, а после лишения жизни Немцова, скрывая следы содеянного, перевез вышеуказанное оружие в салоне автомашины ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS» с места происшествия?

18. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Дадаев снисхождения?

19. Виновен ли Губашев Анзор в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова, в городе Москве приобрел в неустановленном месте, у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов, являющихся боеприпасами к пистолету Макарова (ПМ), хранил их совместно с соучастниками в неустановленном месте, перевозил в салоне автомобиля «ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS», а также носил при себе в городе Москве, в том числе до момента, когда примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года один из соучастников применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы при лишении жизни Немцова, а после лишения жизни Немцова, скрывая следы содеянного, перевез вышеуказанное оружие в салоне автомашины ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS» с места происшествия?

20. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Губашев Анзор снисхождения?

21. Виновен ли Губашев Шадид в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова, в городе Москве приобрел в неустановленном месте, у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ), являющихся боеприпасами, и так же без соответствующего разрешения хранил их совместно с соучастниками в неустановленном месте, перевозил в салоне автомобиля «ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS», а также носил при себе в городе Москве, в том числе до момента, когда примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года один из соучастников применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы при лишении жизни Немцова?

22. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Губашев Шадид снисхождения?

23. Виновен ли Эскерханов в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова, в городе Москве приобрел в неустановленном месте, у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ), являющихся боеприпасами, и без соответствующего разрешения совместно с соучастниками хранил их в неустановленном месте, перевозил в салоне автомобиля «ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS», а также носил при себе в городе Москве, в том числе до момента, когда примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года один из соучастников применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы при лишении жизни Немцова?

24. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Эскерханов снисхождения?

25. Виновен ли Бахаев в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова, в городе Москве приобрел в неустановленном месте, у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения пригодное для стрельбы 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ), являющихся боеприпасами, и без соответствующего разрешения совместно с соучастниками хранил их в неустановленном месте, перевозил в салоне автомобиля «ЗАЗ-СЕНС TF698P», государственный регистрационный знак «Т649КЕ/190RUS», а также носил при себе в городе Москве, в том числе до момента, когда примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года один из соучастников применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы при лишении жизни Немцова?

26. Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Бахаев снисхождения?

Исправлено 22 июня, 12:08 Уточнены формулировки вопросов, подготовленных судьей для обсуждения. Исправлена опечатка, в которой говорилось о «шести пистолетах» вместо «шести патронов».

14:51

Судья Житников предлагает объявить перерыв для того, чтобы стороны могли подготовить замечания и предложения по вопросам в письменной форме. Прокурор Антуан Богданов встал с ходатайством о продлении меры пресечения подсудимым в виде заключения под стражу до 30 сентября 2017 года. Основания для ареста не отпали: подсудимые скрылись из региона, предприняли меры для конспирации, а неизбрание своевременной меры пресечения для одного из участников привело к тому, что он до сих пор не найден и не привлечен к уголовной ответственности. Прокуроры поддерживают коллегу, адвокаты потерпевших оставляют на усмотрение суда.

Адвокаты подсудимых говорят, что они возражают против ареста. Адвокат Анна Бюрчиева напоминает, что мера пресечения истекает 30 июня, а процесс подходит к концу. Она отмечает, что у ее подзащитного Эскерханова семеро детей и уезжать он не станет.

— Я конечно понимаю, что никогда не было такого, чтобы меняли меру пресечения перед вердиктом.

— Никогда не было такого, да? — спрашивает Житников.

— Ну не было!

— Я просто не знаю!

Другие адвокаты поддерживают коллегу: они наперебой начали говорить, что совершенно очевидно, что подсудимые не причастны к преступлениям, арест в СИЗО был не мотивирован и даже адвокат потерпевших заявляет об отсутствии доказательств вины Бахаева.

— Я бы хотел попросить у вас — удивите весь мир, откажите в этом ходатайстве! – обратился к судье Дадаев. Житников объявил перерыв до 16:30.

16:27

Заседание продолжилось. Житников, выслушав мнения сторон по поводу ходатайства о продлении предварительного срока заключения, продлил арест до трех месяцев, то есть до 30 сентября. Заседание продолжится в четверг, в 11:00.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей