«Боюсь, что будет не один десяток обвиняемых» — Медиазона
«Боюсь, что будет не один десяток обвиняемых»
КрымТексты
18 марта 2015, 11:36
1579 просмотров

Участники акции протеста у здания Верховной Рады Крыма в Симферополе, 26 февраля 2014 года. Фото: Artur Shvats / EPA / ТАСС

В Москве постепенно подходит к концу расследование дела так называемых «крымских террористов» — все обвиняемые, проукраинские активисты из Симферополя, содержатся в СИЗО «Лефортово», дело ведет ФСБ. В Крыму тем временем продолжают арестовывать тех, что не согласен с присоединением полуострова к России и не смог вписаться в новую политическую реальность.

«Дело 26 февраля»

Статьи: часть 1 статьи 212 УК РФ (организация массовых беспорядков); часть 2 статьи 212 УК РФ (участие в массовых беспорядках); статья 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

Обвиняемые: Ахтем Чийгоз, Эскендер Кантемиров, Эскендер Эмирвалиев, Тялят Юнусов.

Обвинение: участие в событиях у Верховной Рады Крыма 26 февраля 2014 года, когда демонстрация вылилась в столкновения и давку, в которой погибли два человека.

Утром 26 января 2015 года сотрудники ФСБ, полиции и Следственного комитета пришли с обыском в редакцию крымско-татарского телеканала ATR в Симферополе. К вечеру стало известно, что таким образом следователи решили изъять видеозаписи событий 26 февраля 2014 года перед зданием Верховной Рады Крыма, когда одновременные акции сторонников и противников присоединения Крыма к России переросли в столкновения идеологических противников, многие были ранены, а двое сторонников «Русского единства» погибли — одного задавили в толпе, а другой скончался от сердечного приступа. На следующий день здание Верховной Рады было захвачено неизвестными вооруженными людьми, а к 16 марта события завершились референдумом и присоединением полуострова к России. 

Позже по факту столкновений у Верховной Рады было возбуждено уголовное дело о причинении смерти по неосторожности (статья 109 УК РФ), однако привлечен по этой статье никто пока не был.

Через несколько дней после обысков на ATR глава прокуратуры Крыма Наталья Поклонская заявила о том, что она направила в Следственный комитет материалы для возбуждения уголовных дел «за действия экстремистского характера». По ее словам, в материалах содержится информация о преступлениях по части 2 статьи 280.1(публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России), части 1 статьи 212 (организация массовых беспорядков), части 2 статьи 239 (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан), части 2 статьи 282 (возбуждение ненависти либо вражды) и статьи 282.3 УК РФ (финансирование экстремистской деятельности).

На следующий день арестовали заместителя главы Меджлиса крымско-татарского народа Ахтема Чийгоза — его обвинили в организации массовых беспорядков (часть 1 статьи 212 УК). Следствие настаивает, что во время демонстрации 26 февраля «неустановленные лица, грубо нарушая общественный порядок и правила проведения массовых мероприятий, игнорируя законные требования представителей власти — сотрудников МВД республики Украины о прекращении противоправных действий, стали призывать присутствующих лиц крымско-татарской национальности к неподчинению законным требованиям представителей власти, применению насилия».

В результате вспыхнули «массовые беспорядки», в ходе которых было повреждено имущество, шесть человек получили телесные повреждения, а двое — погибли. Одним из подстрекателей к «массовым беспорядкам» якобы и был Чийгоз.

Защищающий Чийгоза адвокат Эмиль Курбединов говорит, что тот действительно был одним из организаторов мирного митинга — оповещал участников и координировал их, однако ни к каким массовым беспорядкам и нарушениям закона никого не призывал и не подталкивал.

Ахтем Чийгоз. Фото: Андрей Иглов / РИА Новости

«Он не признает своей вины и говорит, что все это надумано и политизировано», — поясняет адвокат.

Сейчас Ахтем Чийгоз находится в СИЗО Симферополя, туда же был помещен и задержанный вслед за ним татарин Эскендер Кантемиров — его обвинили как участника массовых беспорядков, однако какие-либо подробности обвинения пока неизвестны. Как объсняет Дмитрий Макаров из Крымской полевой миссии по правам человека, родные Кантемирова очень напуганы и не готовы общаться ни с прессой, ни с правозащитниками.

Еще один обвиняемый — Талят Юунусов — был арестован и помещен в СИЗО 13 марта. В тот же день стало известно, что с середины февраля под арестом по тем же обвинениям находится и 29-летний житель села Грушевка Эскендер Эмирвалиев. 

«Как сообщили близкие, следователи требуют чтобы Эскендер дал ложные показания против Ахтема Чийгоза, но Эскендер таких показаний не давал и не будет давать», — утверждает представитель Курултая крымских татар Заир Смедляев.

По сведениям Крымской полевой миссии, по «делу 26 февраля» уже были допрошены более 150 человек, и постоянно происходят новые допросы. Правозащитники называют дело «юридически ничем не обоснованным и политически мотивированным. Как и дело „3 мая“, оно направлено исключительно на преследование людей, несогласных с властью Крыма».

«Дело 3 мая»

Статьи: часть 1 статьи 318 УК РФ (примнение к представителю власти насилия, не опасного для жизни и здоровья); часть 2 статьи 318 УК РФ (применение опасного для здоровья представителя власти насилия); статья 322 УК РФ (незаконное пересечение границы).

Обвиняемые: Таир Смедляев, Муса Абкеримов, Рустам Абдурахманов, Эдем Эбулисов, Эдем Османов.

Обвинение: применение насилия к полицейскому 3 мая 2014 года во время встречи Мустафы Джемилева на границе.

3 мая 2014 года лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, которому в апреле российские власти запретили въезд в Крым в течение пяти лет, попробовал попасть на полуостров с территории Украины. На контрольно-пропускном пункте в Армянске встречать его собралось несколько тысяч татар. Они попытались перекрыть дорогу и провести Джемилева в живом коридоре, для чего прорвались на материк, то есть, с точки зрения российского правосудия, нарушили государственную границу. После акции российские правоохранительные органы возбудили уголовное дело о незаконном пересечении границы (статья 322 УК РФ).

По полуострову прокатилась волна обысков, однако первые задержания произошли только в ноябре — и уже по уголовному делу о применении насилия к представителям власти. В течение ноября-января пятеро молодых крымских татар — Таир Смедляев, Муса Абкеримов, Рустам Абдурахманов, Эдем Эбулисов и Эдем Османов — оказались с СИЗО.

Мустафа Джемилев (в центре) на пропускном пункте в Армянске, 3 мая 2015 года. Фото: Алексей Павлишак / ТАСС

По версии следствия, Смедляев, Абдурахманов, Эбулисов и Османов отталкивали и пихали сотрудника полиции, чтобы прорваться через выставленное оцепление (им предъявлена часть 1 статьи 318 УК РФ), а Абкеримов — бросил того же полицейского через бедро, повредив тому колено (его обвиняют по части 2 статьи 318 УК РФ). По словам адвоката Кубрединова, который в этом деле представляет интересы Смедляева и Османова, в деле фигурирует видеозапись, на которой запечатлены действия молодых людей. Сами они признают, что инцидент на границе имел место, но отрицают квалификацию своих действий и умысел на причинение вреда, поскольку сотрудники были одеты в украинскую форму, и ничто не выдавало в них российских полицейских.

Через некоторое время обвиняемых начали выпускать из СИЗО под поручительство советника полномочного представителя российского президента в Крыму Эскендера Билялова — такой договоренности с властями Крыма достигла Контактная группа, созданная после похищения в конце сентября молодых татар Исляма Джеппарова и Джевдета Ислямова.

«Мы раз в месяц встречаемся с главой республики, и на этих встречах нами было сделано предложение всех ребят по делу 3 мая отпустить под поручительство. В итоге Аксенов походатайствовал перед прокуратурой и Следственным комитетом, и в последующем всех обвиняемых под поручительство начали отпускать», — объясняет входящий в группу Эмиль Курбединов.

Последний из обвиняемых по «делу 3 мая» — Эдем Османов — был освободжен под поручительство в конце февраля. Расследование дела все еще продолжается, и когда оно может дойти до суда, пока неизвестно.

Дело «Хизб ут-Тахрир»

Статьи: часть 1 статьи 205.5 УК РФ (организация деятельности террористической организации); часть 2 статьи 205.5 УК РФ (участие в деятельности террористической организации). 

Обвиняемые: Руслан Зейтуллаев, Рустем Ваитов, Нури Примов 

Обвинение: организовали в Крыму ячейку мусульманской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которая запрещена в России как экстремистская организация; проводили собрания и вербовали новых членов

38-летний Нури Примов был среди той небольшой части крымских татар, которые выступали за присоединение к России и голосовали за это на референдуме. Одним из первых он получил российский паспорт, а спустя почти год — 23 января 2015-го— его задержали сотрудники ФСБ. 

Перед этим он работал на строительстве частного дома в окрестностях Севастополя вместе с 29-летним Русланом Зейтуллаевым и 28-летним Рустемом Ваитовым. Всех троих молодых людей обвинили в принадлежности к международной исламской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

На Украине «Хизб ут-Тахрир» был абсолютно легальной организацией, и ее идеологии придерживалось немало крымских татар. В России же Верховный суд еще в 2003 году признал «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией и запретил ее деятельность; российские мусульмане регулярно подвергаются уголовному преследованию по обвинениям в принадлежности к этой партии.

Руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский считает, что партия была запрещена с нарушениями российского законодательства, а сама причастность «Хизб ут-Тахрир» к террористической деятельности и идеологии ничем не подтверждена. «Партия принципиально не террористическая, это является фундаментальным ее основанием, на котором они разошлись, в частности, с "Братьями-мусульманами"», — говорит Верховский.

Нури Примов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

При этом эксперт называет правомерным возможный запрет действительно ведущей радикальную пропаганду «Хизб ут-Тахрир» как экстремистской организации и возможное преследование ее членов по экстремистским статьям. «Но когда их судят за вовлечение в террористическую деятельность или за подготовку к госперевороту, то это неправомерно, потому что они этого не делают», — объясняет Верховский. — Обвинение даже особо не пытается в таких делах доказывать, что они готовили теракт или обсуждали его, потому как считает, что раз партия запрещена как террористическая, то само членство в ней уже и есть террористическая деятельность».

Мать Нури Примова Раиса Примова рассказывала украинскому радио «Громадьске», что ее сын только недавно начал интересоваться исламом: «Изучал, как что делать правильно, ему нравилось, что должны соблюдать, нельзя грешить, нельзя никого обижать – это мировая религия, никому она ничего плохого не несет. Обвиняют в терроризме, какой терроризм, человек дом стоит, жениться хотел».

Примову и Ваитову были предъвлены обвинения в участии в деятельности признанной террористической организации (часть 2 статьи 205.5 УК РФ), которая предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. Зейтуллаева же обвиняют в организации ее деятельности (часть 1 статьи 205.5 УК РФ), ему грозит наказание вплоть до пожизненного заключения.

Адвокат Эмиль Курбединов, который защищает всех троих обвиняемых, говорит, что своей вины они не признают и отказываются сотрудничать со следствием, которое оказывает на них психологическое давление.

«Всех троих в СИЗО навещали сотрудники ФСБ, при этом ни адвоката не было, никого, — говорит Курбединов. — Они рассказали, что приходили двое фсбшников, один славянской внешности, другой восточной внешности, скорей всего из Башкирии или Татарстана. Вот они мариновали каждого, Примов Нури – его около трех часов мариновали, ему там плохо стало. По этому поводу меня ребята тоже просили написать жалобу. Говорили, что никто тебе не поможет, лучше признайся и возьми на себя всю вину».

По словам защитника, никаких следственных действий по делу не проводится, следователь не разрешает родным свидания с задержанными, а в самом предъявленном обвинении нет никакой конкретики, только общие формулировки вроде «вербовал новых членов» или «принимал участие в собраниях».

«Эти ребята – работяги, строители. То есть вы представляете себе будни этого террориста? Строит себе дом, кормит семью и вдруг оказывается террористом, — считает адвокат Курбединов. — Я думаю, что это только начало, это пробная партия. И боюсь, что будет не один десяток подобных обвиняемых».

Все материалы
Ещё 25 статей