Конец «дела 26 февраля». Что нужно знать о суде над участниками столкновений у Верховной Рады Крыма в 2014 году
Анна Козкина
Конец «дела 26 февраля». Что нужно знать о суде над участниками столкновений у Верховной Рады Крыма в 2014 году
КрымТексты
19 июня 2018, 13:21
2752 просмотра

Столкновения перед зданием Верховной Рады Крыма, 26 февраля 2014 года. Фото: Алексей Павлишак / ТАСС

Центральный районный суд Симферополя вынес приговор пяти крымским татарам, обвинявшимся в участии в столкновениях у Верховной Рады Крыма 26 февраля 2014 года. Они получили от 3,5 до 4,5 года лишения свободы условно. Дело рассматривалось в суде больше полутора лет, за это время замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз был осужден, помилован и фактически выслан из страны. Сам Меджлис в России признали экстремистской организацией и запретили. «Медиазона» рассказывает самое важное, что нужно знать о «деле 26 февраля».

26 февраля 2014 года у здания Верховной Рады Крыма одновременно прошли митинги противников и сторонников присоединения полуострова к России. Такое решение Рада должна была обсуждать в тот день, и протестующие пытались помешать заседанию. Большинство сторонников сохранения Крыма в составе Украины составляли тогда крымские татары. Демонстрация переросла в столкновения между протестующими — от травм, полученных в давке, погиб один человек; еще один умер от сердечного приступа; всего пострадали от 30 до 79 человек. На следующий же день здание Верховной Рады было захвачено вооруженными людьми без опознавательных знаков, на нем подняли российский флаг.

Уголовное дело по факту этих событий возбудили лишь год спустя. 26 января 2015 года Следственный комитет сообщил, что дело возбуждено по статье 109 УК (причинение смерти по неосторожности), указав, что во время столкновений пострадали представители власти и пророссийские активисты из «Русского единства». О пострадавших проукраинских активистах не упоминалось. Позже всем фигурантам дела предъявили обвинения в организации или участии в массовых беспорядках (часть 1 и 2 статьи 212 УК), а 109-ю статью никому не вменили.

В качестве оппонентов пророссийских активистов СК назвал лишь крымских татар — обвиняемыми по этому делу стали только они. По версии следствия, Ахтем Чийгоз в тот день призывал крымских татар не подчиняться требованиям силовиков и нападать на оппонентов, чему они якобы последовали. При этом СК в своих релизах не объяснял, почему российские следователи возбудили дело по событиям, происходившим на полуострове до референдума — то есть в то время, когда в Крыму не могли действовать российские законы.

Возбудить дело о событиях, происходивших на полуострове до присоединения к России, СК позволило наличие среди потерпевших двоих россиян, объяснял правозащитный центр «Мемориал». «В числе 79 потерпевших оказались минимум два человека, которые на дату событий были гражданами РФ. Мы полагаем, что эта конструкция создана искусственно для масштабного политического преследования, — подчеркивали правозащитники. — Во-первых, оба потерпевших россиянина не обращались за медицинской помощью и реальность нанесенного им вреда вызывает сомнения (в целом, это касается более половины потерпевших). Во-вторых, российское следствие обвиняет фигурантов и в нанесении ущерба украинскому органу власти (предполагаемый погром в здании Верховного Совета Крыма), и в неповиновении требованиям представителей украинского МВД, и даже в нарушении украинского законодательства о митингах, что указывает на полное игнорирование следствием суверенитета Украины».

Обвиняемыми по «делу 26 февраля» с конца января по апрель 2015 года стали восемь крымских татар — Ахтем Чийгоз, Али Асанов, Мустафа Дегерменджи, Эскендер Кантемиров, Эскендер Эмирвалиев, Арсен Юнусов, Эскендер Небиев и Талят Юнусов. 50-летний Чийгоз тогда был заместителем председателя Меджлиса крымскотатарского народа, который позже запретит российский суд. Кроме того, Эскендер Небиев, оператор крымскотатарского телеканала ATR, как утверждала редакция, находился у Верховного Совета как журналист, а не участник акции. В апреле 2015-го телеканал ATR прекратил вещание на полуострове.

Двое обвиняемых — Эскендер Небиев и Талят Юнусов — полностью признали свою вину. Еще в августе 2015 года прокурор Поклонская сообщила, что некоторые фигуранты дела заключили соглашение, которое предполагает признание вины и помощь в раскрытии преступления. Их имена прокурор не назвала. В октябре того же года в Симферополе суд приговорил к 2,5 годам условного срока Небиева, признав его участником массовых беспорядков (часть 2 статьи 212 УК). Судья Юрий Гулевич на заседании упомянул, что подсудимый дал показания в отношении организаторов беспорядков. В декабре 3,5 года условно по такому же обвинению получил Талят Юнусов.

Основное «дело 26 февраля» направили в суд со второй попытки. В феврале 2016 года Верховный суд Крыма провел пять заседаний по делу, однако вернул его на доследование из-за нарушений: отсутствия в материалах обвинения личных данных потерпевших и конкретных сведений о повреждениях, а также перечня уничтоженного или поврежденного имущества. Прокурор Наталья Поклонская, выступавшая на процессе обвинителем, называла решение незаконным и необоснованным, но вышестоящая инстанция отклонила ее жалобу. Суд снова принял дело к рассмотрению только в июле 2016 года.

Верховный суд Крыма разделил рассмотрение дела на две части — одного из лидеров Меджлиса Ахтема Чийгоза решили судить отдельно от остальных фигурантов. Судья объяснил это тем, что Чийгоза обвиняют в особо тяжком преступлении — организации массовых беспорядков (часть 1 статьи 212 УК), а остальных — только в участии в беспорядках (часть 2 статьи 212 УК), квалифицируемом как тяжкое преступление. Процесс над Чийгозом шел в Верховном суде республики, а над остальными обвиняемыми — в Центральном районном суде Симферополя.

В апреле 2016 года Верховный суд Крыма признал Меджлис экстремистской организацией и запретил его деятельность на территории России. Это решение подтвердил Верховный суд России. Прокурор Наталья Поклонская требовала запретить Меджлис, утверждая, что он сотрудничает с движением «Хизб ут-Тахрир», признанным в России террористической организацией, а до этого легально существовавшим в Украине. Также прокурор обвиняла Меджлис в «антироссийской деятельности».

Еще летом 2014 года главе Меджлиса крымскотатарского народа Рефату Чубарову и его предшественнику Мустафе Джемилеву запретили въезд в Россию, с тех пор они не могут попасть в Крым. Против Чубарова в России возбудили два уголовных дела за призывы к сепаратизму (части 1 и 2 статьи 280.1 УК). Весной 2016-го завели на еще одного зампредседателя Меджлиса Ильми Умерова. Его обвинили в призывах к сепаратизму за высказывания в эфире телеканала ATR. Умеров получил два года колонии-поселения, но вскоре был помилован.

Правозащитный центр «Мемориал» еще в феврале 2016 года признал политзаключенными троих фигурантов «дела 26 февраля» — Чийгоза, Асанова и Дегерменджи. В то время они находились в СИЗО Симферополя, остальные обвиняемые — под подпиской о невыезде. «Мы сомневаемся в организованном характере насилия, которое происходило на площадке перед Верховным Советом Крыма, — подчеркивали правозащитники. — По нашему мнению, обвинения в "организации давки" являются спекуляцией: давка в центре толпы одинаково опасна обеим сторонам конфликта, это следствие конфликта. Также сомнителен факт массового умышленного распыления газа по чьей-либо команде: опять же, оно угрожало бы всем присутствующим на площадке. Показания свидетелей (в том числе секретных), говорящие о причастности Чийгоза к этой гипотетической организации беспорядков, выглядят противоречиво и часто неправдоподобно: например, Сергей Аксенов говорит о том, что Чийгоз в мегафон призывал к миру, а без мегафона тихо отдавал команды о применении насилия. Однако в таком случае непонятно, как он был услышан в сильном шуме».

В «Мемориале» отмечали, что следователи проигнорировали видеозаписи, на которых Чийгоз призывает собравшихся успокоиться и пытается разнять дерущихся. Правозащитники указывали также на политический мотив дела, поскольку преследованию подверглись только крымские татары, поддержавшие протесты в Киеве, хотя насилию 26 февраля подверглись как сторонники, так и противники присоединения Крыма к России: «Более того, захват административного здания, вменяемый фигурантам, был повторен в ту же ночь неизвестными людьми в масках, но рассматривается российскими властями не как повод для уголовного преследования, а как подготовка к "легитимному" референдуму».

В сентябре 2017 года Верховный суд Крыма приговорил Чийгоза к восьми годам колонии, признав его виновным в организации беспорядков — он якобы призвал крымских татар вытеснить оппонентов с территории Верховного Совета «путем избиений и создания давки». В ходе процесса подсудимого и его адвоката Николая Полозова удаляли из зала. Дело рассматривали около года, всего прошло 154 заседания.

«Обвинение базируется не на фактах, а на предположениях, домыслах и политической заинтересованности, — говорил адвокат Полозов. — В сухом остатке обвинение базируется лишь на показаниях трех засекреченных свидетелей и показаниях Эйваза Умерова, известного своей ненавистью к Меджлису и лично к Ахтему Чийгозу. Показания остальных 215 лиц <...>, вещественные доказательства, письменные доказательства полностью опровергают предъявленное обвинение».

Через полтора месяца после приговора Чийгоза помиловали вместе с осужденным за призывы к сеператизму Ильми Умеровым. Обоих доставили в Анапу на самолете, откуда они потом вылетели в Анкару. Один из лидеров крымских татар Мустафа Джемилев говорил, что это произошло благодаря договоренностям, достигнутым во время визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Украину. При этом осужденные не просили президента России Владимира Путина о помиловании — такое письмо направил глава Духовного управления мусульман Крыма Эмирали Аблаев.

В конце апреля прокурор запросил условные сроки пяти последним обвиняемым по «делу 26 февраля»: по 5 лет для Асанова и Дегерменджи и по 3,5 года для Кантемирова, Юнусова и Эмирваиева. Прокурор просил суд назначить каждому из них по три года испытательного срока. Все подсудимые своей вины не признают. Например, адвокат Кантемирова отмечал, что никто из свидетелей не подтвердил участие его доверителя в столкновениях. Процесс шел в Центральном районном суде Симферополя год и восемь месяцев. Судья удалился в совещательную комнату в середине мая. Оглашение приговора было назначено на 4 июня, однако его перенесли на 13-е поскольку судья еще не подготовил решение, сообщала «Крымская солидарность». Затем оглашение вновь перенесли — на 18 июня. С чем это было связано, неизвестно.

Приговор по делу вынесли 19 июня. Али Асанову и Мустафе Дегерменджи суд назначил по четыре с половиной года лишения свободы условно, Арсену Юнусову и Эскендеру Кантемирову — по четыре года, а Эскендеру Эмирвалиеву — три с половиной года условно.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей