Успокоительная палка и реабилитационный табурет. Принудительное лечение зависимостей в современной России — Медиазона
Успокоительная палка и реабилитационный табурет. Принудительное лечение зависимостей в современной России
Тексты
1 июня 2016, 13:14
24043 просмотра

Фото: Михаил Почуев / ТАСС

В конце мая в Севастополе освободили 17 человек, запертых в так называемом реабилитационном центре, где они якобы проходили лечение от алкоголизма и наркомании. «Медиазона» рассказывает о репрессивных методах лечения зависимостей: с помощью изоляции, принудительного труда и физического насилия.

В 2014 году в Крыму и Севастополе было зарегистрировано около 800 наркозависимых, участвующих в программе заместительной терапии. Каждый день под присмотром врачей и социальных работников они принимали сироп с метадоном — синтетическим опиоидом, который снимает ломки. Цель такой терапии состоит в отказе от «уличных» инъекционных наркотиков, что снижает риск смерти от передозировки или распространения ВИЧ и гепатитов через нестерильные шприцы. Пациенты могли вести нормальный образ жизни, работать, воспитывать детей и лечить другие болезни.

Программу пришлось свернуть после того, как Крым и Севастополь стали частью России. Несмотря на позицию Всемирной организации здравоохранения, которая считает заместительную терапию самым эффективным и гуманным способом лечения наркомании, в России она запрещена. При этом в стране запатентованы такие методы, как молитва, заговор и уничтожение поверхностных вен.

В конце мая 2016 года в управление уголовного розыска МВД Севастополя поступило сообщение, что в одном из центров для реабилитации алко- и наркозависимых незаконно удерживается девушка. Прибывшие на место бойцы спецподразделения ОМОН «Беркут» обнаружили и освободили 17 человек.

Самостоятельно выбраться жители центра не могли: дверные ручки были демонтированы изнутри, все выходы заперты, территория огорожена. Некоторых «пациентов» приковали наручниками к батарее или спортивным гирям. Помимо наручников, полицейские изъяли несколько палок, одна из них — с надписью «успокоительное».

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту незаконного лишения свободы, совершенного группой лиц по предварительному сговору (пункт «а» часть 2 статьи 127 УК). Обвиняемый — 32-летний житель Уфы. По данным следствия, он создал в Крыму автономную некоммерческую организацию «Реабилитационный центр 3 шага» в марте 2015 года, а в январе следующего года его центр обосновался в Гагаринском районе Севастополя. Сейчас создатель центра и его помощник находятся под стражей. Им грозит до пяти лет лишения свободы.

Освободить пациентов-заложников и возбудить дело удалось благодаря знакомому одной из пациенток — он обратился в полицию. По словам девушки, в реабилитационный центр ее насильно поместил бывший муж.

«Новое поколение». Церковь

Житель Кемерово, который признан потерпевшим по уголовному делу реабилитационного центра церкви «Новое поколение», оказался в изоляции по инициативе собственной матери. Позже он рассказывал следователям, что лежал на диване и пил пиво, когда в его комнате появились трое мужчин и потребовали пройти с ними. Он отказался, и тогда незнакомцы схватили его за руки и ноги, вынесли на улицу, затолкнули на заднее сиденье автомобиля, заблокировали двери и сели по обе стороны от него, не давая выйти. Кемеровчанин пытался вырваться, дергался из стороны в сторону, упирался руками, бранился, рычал и звал на помощь, но это ни к чему не привело, потому что он был сильно пьян. Машина отвезла нового пациента на территорию бывшего пионерлагеря «Огонек», где он провел следующий месяц.

Передвигаться по зданию разрешалось только в сопровождении надзирателя — «наставника». Входные двери были постоянно заперты, на окнах стояли металлические решетки. Улучив момент, когда «наставника» не оказалось рядом, пациент сбежал.

В отношении создателей центра возбудили уголовное дело о незаконном лишении свободы по предварительному сговору (пункт «а» часть 2 статьи 127 УК). В суде они говорили, что помещали пациентов в центр принудительно, если об этом просили родственники, — в случае со сбежавшим кемеровчанином в «Новое поколение» обратилась его мать. Свой поступок женщина объяснила тем, что ее сын спивался, требовал у родителей деньги на пиво, а если они отказывались, мог кинуться на них с кулаками. За реабилитацию она отдала девять тысяч рублей.

В марте этого года суд признал сотрудников центра виновными, но дело закрыли по примирению сторон. По этой же причине прекратили дело, возбужденное против них в 2013 году, когда сотрудники реабилитационного центра церкви «Нового поколения» силой вывезли девушку из ее собственной квартиры. Тогда их действия расценили как похищение человека (часть 1 статьи 126 УК).

Пастор церкви «Новое поколение» Александр Гришин по совместительству возглавлял еще один реабилитационный центр — «Спасение», его сотрудники тоже похищали и насильно удерживали алко- и наркозависимых. За выход за территорию центра пациентов наказывали физически или лишали пищи. В октябре 2013 года троих пациентов «Спасения» освободил ОМОН.

«Содействие». Трудотерапия

В середине марта 2016 года в одном из кирпичных домов башкирского Стерлитамака случился пожар. Пожарные тушили его около двух часов, здание сгорело наполовину — огонь оxватил ту часть, в которой располагался центр социальной адаптации для наркозависимых «Содействие». Десять мужчин и две женщины не смогли выбраться из комнаты, потому что на окнах стояли решетки, а металлическая дверь была заперта снаружи. В результате все 12 человек задохнулись от угарного газа.

Глава Башкирии Рустэм Хамитов рассказал, что пациенты центра проxодили курс так называемой трудотерапии. «Я сегодня осматривал место пожара в Стерлитамаке, где погибли люди. Там жили люди, труженики, которые через труд пытались освободиться от вредных привычек. К сожалению, с ними случилось такое несчастье», — сказал Хамитов.

Под реабилитационный центр руководство «Содействия» арендовало половину частного дома. Договоры с пациентами заключались условно бесплатно: в обмен на еду, одежду и крышу над головой наркозависимые должны были работать и отдавать часть денег на нужды центра. Трудотерапия была единственным способом лечения в учреждении. Квалифицированных специалистов в нем не было, а психологической работой с пациентами занимались бывшие наркоманы.

Фото: Тимур Шарипкулов / КП

По делу о пожаре задержали одного из координаторов — 32-летнего жителя Стерлитамака. Ему вменяют причинение смерти по неосторожности двум и более лицам (часть 3 статьи 109 УК) и нарушение требований пожарной безопасности (часть 3 статьи 219 УК). По версии следствия, с октября 2015 по февраль 2016 года сотрудник «Содействия» поселил в жилом доме шесть человек, заключив с ними фиктивные договоры о благотворительной деятельности. Соблюдение требований пожарной безопасности он не обеспечил: не убрал решетки на окнах, оставшиеся от прежних хозяев, и позволял пользоваться батареями с нарушением правил, что и стало причиной возгорания. В материалах дела также говорится, что эвакуационные выходы были заставлены мебелью, а отопительные газовые котлы использовались для сушки одежды.

После трагедии в Башкирии начались массовые проверки подобных центров. Так, в мае прокуроры нашли два учреждения в жилых домах, в которых не соблюдаются правила пожарной безопасности, и теперь они полежат закрытию. Реабилитацию в них проходят 27 человек. По словам прокурора Башкирии Андрея Назарова, в республике работают 26 центров помощи наркозависимым, но только восемь из них прошли квалификационный отбор и предоставляют отчеты о своей деятельности.

«Неподконтрольные органам власти организации, дабы избежать проверок, скрывают данные о расположении центров, переезжают из одного региона в другой и ведут работу без документации и отчетности», — утверждает он.

«Преображение». Труд и труп

По неподтвержденным данным, прежнее название центра в Стерлитамаке — «Преображение». Точно так же называлась одна из самых крупных в России сетей центров для наркозависимых, где практиковалась трудотерапия. С 2001 по 2011 год центр разросся до 350 филиалов по всей стране, в которых жили и работали около семи тысяч человек — всех их использовали как рабочую силу.

Когда пациент попадал в «Преображение», у него отбирали документы, давали две недели, чтобы «переломаться», а затем отправляли работать. Трудились в основном грузчиками или дворниками, иногда копали могилы и пасли скот. На руки деньги выдавали редко, вместо этого наркоманам снимали квартиры и покупали еду

В 2011 году Верховный суд ликвидировал «Преображение» по требованию Минюста. Руководители организации не предоставляли документы о благотворительных программах и финансировании, а также оказывали социальные услуги без разрешения. Кроме того, центры обвинили в незаконном предпринимательстве. Несмотря на запрет, филиалы «Преображения» продолжали работать под другими названиями и адресами.

В том же году полицейские задержали основателя организации Андрея Чарушникова, ранее судимого за хулиганство и грабеж. По версии следствия, в 2004 году Чарушников заподозрил пациента в краже и побил его черенком от лопаты. Когда стало ясно, что мужчина умер, Чарушников приказал подчиненным вывезти тело и закопать его на кладбище в Кемеровском районе. Как отмечают в Следственном комитете, «именно это преступление стало так называемой отправной точкой в уголовном деле».

Спустя два года суд признал Чарушникова и троих его помощников виновными по части 4 статьи 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего), части 1 и 2 статьи 239 УК (создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием, участие в деятельности указанного объединения) и пунктов «а, в, ж, з» части 2 статьи 126 УК (похищение человека, совершенное группой лиц, с применением оружия, из корыстных побуждений, в отношении двух и более лиц). Выяснилось, что некоторые пациенты пытались уйти из «Преображения» и самостоятельно зарабатывать на жизнь, но их похищали и силой возвращали назад. В итоге Чарушникова приговорили к девяти годам колонии строгого режима, остальные получили от четырех до восьми с половиной лет. Самый мягкий приговор — у Владимира Кондрашкина, который признал свою вину.

«Школа жизни». Побои и смерть

В 2014 году в Татарстане от травмы грудной клетки и внутреннего кровотечения скончался пациент реабилитационного центра «Начало» — у него было сломана грудина и 20 ребер, а также повреждено легкое. Вся ответственность легла не на руководство учреждения, а на бывшего волонтера Артема Фазылова — его приговорили к девяти годам лишения свободы за причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть (часть 4 статьи 111 УК РФ).

В явке с повинной Фазылов объяснял, что пациент вел себя агрессивно — якобы кричал и угрожал ножом. Чтобы успокоить мужчину, сотрудники и клиенты центра привязывали его пластиковыми хомутами к кровати, обливали холодной водой и били табуреткой. Позже мать осужденного подтвердила, что насилие в центре было постоянным: например, пациентов заковывали в наручники или закапывали в землю.

После инцидента «Начало» ликвидировали, но через пару месяцев его основатель Андрей Кубай открыл новый социальный центр «Школа жизни». В прошлом году там оказался 40-летний житель Подмосковья Андрей Попов. Ему запретили общаться с родственниками — с ними беседовал психолог. Однажды отцу Андрея позвонили и сообщили, что его сын бился головой о кафельный пол и скончался. Позже у него обнаружили разрыв селезенки. По версии следствия, Попова избил волонтер.

Фото: Антон Буценко / ТАСС

«Рассвет». Голод и холод

В Рыбинском районе Красноярского края живет чуть больше 30 тысяч человек. Административный центр района, город Заозерный, находится в 130 километрах от Красноярска. Чтобы попасть в деревню Лощинка, из Заозерного нужно 47 километров ехать на автобусе. По данным переписи населения 2012 года, в Лощинке жил 51 человек. На единственной улице деревни находится теперь уже бывший центр социальных услуг «Рассвет» — одноэтажный частный дом, выделяющийся только решетками на окнах и колючей проволокой на тусклом зеленом заборе. Месяц проживания в центре стоил от 20 до 30 тысяч рублей. По словам сотрудников «Рассвета», в эту сумму входили не только расходы на питание и проживание, но и помощь психологов и врачей.

ООО «Рассвет» зарегистрировано в апреле 2015 года. До этого лечебница работала без документов и под другим названием. Директором центра после его официальной регистрации был назначен Артур Гусейнов — бывший наркозависимый, открывший бизнес вместе с братом. В конце января 2016 года Артура приговорили к трем годам колонии за незаконное лишение свободы, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (часть 3 статьи 127 УК РФ).

Погибший — 32-летний Евгений Байков. Он 10 лет страдал от наркозависимости, иногда завязывал, но ненадолго. После очередного срыва в июле 2014 года родственники поместили Байкова в «Рассвет». «Здравствуйте, мои дорогие и любимые. Я бы сказал даже, самые терпеливые. У меня все хорошо. Я живой, здоровый, трезвый, а это самое главное. Больше хочется спросить, как вы там поживаете. Чего у вас новенького?», — читает мать Евгения Ирина Байкова письмо сына из реабилитационного центра, написанное на листке бумаги в клетку. Сотрудники запрещали пациентам напрямую контактировать с родными — по их мнению, это мешало выздоровлению. Единственным средством связи с внешним миром были бумажные письма.

Через пять месяцев после отправки Евгения в центр мужу его матери позвонил директор «Рассвета» и сообщил, что пациент сбежал, его тело нашли в лесу. У Евгения Байкова остались жена и двое детей.

Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что смерть наступила в результате переохлаждения, но оказалось, что Евгений замерз не на улице, а в неотапливаемом темном погребе с земляным полом. Туда его поместили, предварительно окунув в бочку с холодной водой, — в наказание за то, что он изъявил желание употреблять наркотики. Температура в помещении была около восьми градусов по Цельсию. Евгений провел там примерно шесть часов. По словам одного из врачей, на доставленном в больницу трупе были только спортивное трико, майка, ветровка и резиновые галоши.

Чтобы нарушитель не сбежал, к его ноге прикрепили гирю на металлической цепи — на его левой голени остался характерный кровоподтек. Другой пациент, проходивший по делу свидетелем, рассказывал, что Байков не сопротивлялся, так как «понимал, что в случае отказа к нему будет применена физическая сила, и ему все равно придется спуститься в погреб». Евгений просил о помощи, но другие пациенты не могли освободить его: директор запер их комнаты на ключ и ушел спать.

Руководитель следственного отдела по Рыбинскому району Сергей Лысенко рассказал, что «на момент вскрытия еды в желудке не было вообще, не было подкожной жировой клетчатки полностью». «Приехала в морг, была в ужасе. Передо мной лежал скелет, обтянутый кожей», — говорила мать погибшего. Позже выяснилось, что перед смертью Байкова не кормили неделю.

Уголовное дело в отношении директора центра возбудили через полгода после смерти пациента. «Был заключен договор об оказании услуг, согласно которому непременным условием эффективного прохождения программы реабилитации является добровольное самоограничение пациентом некоторых личных прав и свобод. Однако погибший какие-либо расписки о добровольном самоограничении не давал, более того мужчина неоднократно высказывал в адрес администрации желание покинуть центр и даже пытался бежать», — говорится в сообщении СК.

Директор «Рассвета» полностью признал вину, объяснив свои поступки тем, что другими методами удержать наркозависимого невозможно. Несмотря на его арест и последовавший приговор, центр не закрылся — дело Артура Гусейнова продолжает его брат.

Все материалы
Ещё 25 статей