«Лучше возьми на себя одну явку». Мытарства бывшего охранника Ахмата Кадырова, которого возят по тюрьмам России, заставляя признаться в преступлениях 15-летней давности — Медиазона
«Лучше возьми на себя одну явку». Мытарства бывшего охранника Ахмата Кадырова, которого возят по тюрьмам России, заставляя признаться в преступлениях 15-летней давности
Тексты
23 июня 2016, 11:48
8102 просмотра

Ахмат Кадыров (в центре) на окраине Центороя со своей охраной, 2002 год. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Аюба Тунтуева — бывшего сотрудника службы безопасности Ахмата Кадырова, осужденного на 24 года по делу о теракте в чеченском селе Знаменское и подавшего жалобу в ЕСПЧ — заставляют признать вину в других террористических преступлениях начала 2000-х. Чеченца пытают и угрожают ему сексуальным насилием; чтобы скрыть следы насилия, ему срезали кожу с пяток. Адвокат и супруга Тунтуева говорят, что в те годы мужчина служил в силовых органах и не мог состоять в вооруженном подполье.

41-летнему чеченцу Аюбу Тунтуеву, осужденному по делу о теракте в чеченском селе Знаменское на 24 года колонии, грозит новое уголовное дело — об участии в вооруженном подполье в Чечне и Дагестане в начале 2000-х. Тунтуев в то время работал в службе безопасности президента Чечни Ахмата Кадырова.

Аюб Тунтуев.
Фото: «Правовая инициатива»

На среду, 22 июня следствием было запланировано опознание Тунтуева, после которого чеченец из свидетеля по делу превратился бы в подозреваемого. Однако в последний момент следователь, сославшись на технические причины, перенес опознание на 30 июня.

Интересы Тунтуева представляет сотрудничающий с организацией «Правовая инициатива» адвокат Тагир Шамсудинов. По словам последнего, 21 июня его подзащитного допрашивали сотрудники ФСБ из Москвы, которые осуществляют оперативное сопровождение по делу.

«Я опись составлял на передачу от жены, они вышли. Он стоит, улыбается. Я спрашиваю: "Что случилось?". Он говорит: "Передай Ольге Гнездиловой (руководителю юридического отдела "Правовой инициативы" — МЗ), моей жене Хеде передай, что они мне угрожают. Говорят: "Лучше возьми на себя одну явку, получишь полтора года. Если будешь противиться — получишь по полной, из тюрьмы вообще не выйдешь"», — пересказывает Шамсудинов разговор с подзащитным.

На самом допросе Тунтуев, с трудом подбирая русские слова, говорил, что плохо себя чувствует после побоев, пережитых в колонии в мае этого года. Теперь все следственные действия по делу будут проводиться с участием переводчика.

Чеченец отказался от своих первоначальных показаний, в которых он признавал все, что вменяется ему следствием — по его словам, явку с повинной он подписал под пытками.

Адвокат Шамсудинов отмечает, что ему не дают ознакомиться с материалами дела и не называют статей, по которым оно возбуждено. Соответственно, защите неизвестно, в чем могут подозревать Тунтуева: следователь ссылается на недопустимость разглашения данных предварительного следствия.

Первое дело

В начале 2000-х Аюб Тунтуев работал в службе безопасности президента Чечни Ахмата Кадырова, переименованной позже в антитеррористический центр (АТЦ). Он прослужил в этой структуре два-три года, уточняет его супруга Хеда Расуева.

19 июля 2005 года в чеченском селе Знаменское произошел взрыв, в результате которого погибли десять милиционеров и сотрудник ФСБ. Менее чем через две недели, 1 августа, пресс-секретарь МВД Чечни Руслан Атаев сообщил, что дело о теракте в Знаменском полностью раскрыто, а виновные задержаны. В тот же день чеченский министр внутренних дел Руслан Алханов заявил, что теракт «проплачивался» Шамилем Басаевым, а задержанные дают признательные показания.

Сотрудника антитеррористического центра задержали 30 июля 2005 года. Двое других фигурантов дела — работавшие на фермах Асланбек Витригов и Анзор Агамерзаев — были задержаны 20 и 21 июля соответственно. Всех троих следствие назвало исполнителями теракта.

Заместитель прокурора Чечни Владимир Калугин рассказывал «Коммерсанту» о сложностях задержания Тунтуева. «С ним было сложнее всего, ведь руководству антитеррористического центра, в котором он служил, нужны были неопровержимые доказательства его криминального прошлого, — говорил зампрокурора. — Такие доказательства были представлены, и бандит был арестован».

Глава МВД Чечни Алханов благодарил на тот момент первого вице-премьера правительства республики Рамзана Кадырова за «неоценимую помощь» в поимке Аюба Тунтуева. 

Приговор

В апреле 2007 Верховный суд Чечни года признал троих мужчин виновными в бандитизме (статья 209 УК), незаконном хранении и ношении оружия (статья 222 УК), терроризме (статья 205 УК), покушении на жизнь сотрудников правоохранительных органов (статья 317 УК) и убийстве (статья 105 УК). Сами подсудимые уже не признавали вины.

Витригова приговорили к 18 годам колонии, Агамерзаева — к 21 году, Тунтуева — к пожизненному заключению. Верховный суд России направил дело на новое рассмотрение, после чего сроки снизили: Витригову до 17,5 лет колонии, Агамерзаеву до 20 лет, а Тунтуеву до 24 лет.

Жена Тунтуева Хеда уверена в незаконности приговора и говорит о наличии у мужа алиби. Она не понимает, почему Тунтуев стал фигурантом дела о теракте: «Никаких у него конфликтов, врагов не было. Просто взяли человека и посадили на 24 года».

Защита настаивала, что во время теракта чеченец находился на базе антитеррористического центра в Аргуне — примерно в 100 километрах от села Знаменское. Эти сведения в суде так и не были опровергнуты стороной обвинения.

«Говорят, организованная бандгруппа, то се. Они вообще первый раз в ИВС встретились. Честное слово. Вообще они друг друга не знали. На следственных действиях их заставили все документы подписывать, каждого по-своему», — считает женщина.

Первая жалоба

В 2009 году все трое фигурантов дела о теракте в Знаменском подали жалобу на следствие в Европейский суд по правам человека: по статьям 3 и 5 Европейской конвенции о правах человека (запрет пыток и право на свободу и личную неприкосновенность).

Чеченцы рассказывали о пытках, под которыми они дали признательные показания. По словам осужденных, их душили, надевая на голову пакет, пытали электрическим током и избивали сотрудники Надтереченского РОВД Чечни. Асланбеку Витригову угрожали изнасилованием сестры. Когда ее привели в отдел, он подписал все документы. К пыткам были причастны и сотрудники районного управления ФСБ, говорилось в жалобе.

Одному из фигурантов дела Анзору Агамерзаеву милиционеры сказали, что знают о его непричастности к теракту, но уже отчитались перед Москвой о поимке преступников и полученном признании.

Тунтуев в 2005 году пришел в РОВД сам — по указанию начальника он с двумя сотрудниками милиции направился «на опознание». Эти милиционеры уже участвовали в пытках задержанных ранее Витригова и Агамерзаева. В РОВД было оформлено задержание Тунтуева, который отрицал свою причастность к теракту и говорил, что находился в день взрыва на базе антитеррористического центра. Чеченец не раз подвергался пыткам, а в октябре их зафиксировали медики грозненского СИЗО.

Магадан-Владимир

В 2009 году Аюба Тунтуева этапировали в магаданскую колонию. После коммуникации жалобы ЕСПЧ в 2013 году его перевели в колонию № 6 в Омской области. Там чеченец часто получал взыскания, не раз оказывался помещен в штрафной изолятор и единое помещение камерного типа на сроки до полугода. В «Правовой инициативе» допускают, что таким образом на Тунтуева оказывали давление из-за его жалобы в Страсбург.

В сентябре 2014 года представители Тунтуева сообщили в ЕСПЧ об избиении их подзащитного и других чеченцев, только что прибывших в омскую колонию. В письме в Европейский суд говорилось, что некоторое время Тунтуева посещал сотрудник ФСБ, который требовал назвать участников вооруженного подполья. После отказа осужденного его избивали. Также от чеченца требовали отозвать свою жалобу из ЕСПЧ; в целях убеждения его на два дня привязали к батарее. Юристы «Правовой инициативы» через ЕСПЧ просили у российских властей объяснений по этим инцидентам.

Впрочем, по словам супруги Тунтуева, регулярные пытки начались только во владимирской колонии № 6 в мае прошлого года. Тогда же Хеда последний раз получила свидание с мужем и увидела его после истязаний. Больше им не давали свиданий — ни длительных, ни коротких.

«Ему даже говорить ничего не надо было. Я сама все видела. Он ни встать, ни сидеть не мог. Он был избитый. Его там заставляли подписать какие-то бумажки», — вспоминает женщина.

Тунтуева перевели во Владимирскую область 17 мая 2015 года. Как рассказал правозащитникам он сам, в первую же ночь в ИК-6 его избили шестеро человек. Они били чеченца руками и ногами в течение часа.

Спустя десять дней Тунтуев подписал явку с повинной, в которой он признавался в участии в боевых действиях в Чечне и Дагестане в 2000-2005 годах. Перед этим чеченца вывели в наручниках и с мешком на голове избивали несколько часов. Долго его били каким-то предметом по пяткам, после чего с них срезали кожу.

«Он это сам рассказывал мне. Срезали, потому что на пятках были гематомы. Чтобы эти гематомы не увидели эксперты, вошли врачи и срезали эти гематомы. А заключенных заставляли пилкой каждый день засовывать в ноги раствор с содой и солью и пилкой для ног стачивать, чтобы рубцы не образовались на месте гематом», — вспоминает Шамсудинов.

После угрозы изнасилованием Тунтуев согласился оговорить себя и людей, которых ему показывали на фотографиях. Он подписал документы, признав свое участие в незаконных вооруженных формированиях.

Тунтуев провел полтора месяца в медико-санитарной части, но освидетельствование не проводили и медицинскую помощь ему не оказывали. «Мне давали какие-то лекарства, от которых я не мог соображать. В таком состоянии и под угрозой изнасилования меня заставили написать заявление о моем нежелании встретиться с адвокатом», — рассказывал Тунтуев правозащитникам в октябре 2015 года.

В ноябре 2015-го его перевели в СИЗО Пятигорска, поскольку преступления, в которых признался чеченец, расследует главное следственное управление Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу — оно расположено на Ставрополье.

В СИЗО с Тунтуевым провели следственные действия —дважды допросили, в том числе на полиграфе; он подтвердил невиновность чеченца. Тунтуев тогда отказался от явки с повинной. В январе этого года ему назначили судебно-медицинскую экспертизу на предмет пыток, но ее до сих пор не провели.

Чеченец говорил, что опасается за свою жизнь в случае возвращения во владимирскую ИК-6. Этой зимой его этапировали обратно в колонию: 11 февраля он был доставлен в ИК-6, а 26 февраля его на полгода перевели в помещение камерного типа.

Вторая жалоба

18 мая 2016 года представители Тунтуева подали жалобу в ЕСПЧ на пытки в ИК-6. За день до этого к нему в камеру пришли двое мужчин в гражданской одежде.

«Они надели мне на глаза повязку. Кто-то из них нанес мне пять или четыре удара по почкам. Били руками или ногами, я не понял. После этого кто-то из них двоих сказал: "Сегодня к тебе приедут, и ты будешь подписывать все, что тебе дадут подписать". Еще мне пообещали, что если я откажусь от подписания документов, то меня изнасилуют, а потом отравят меня едой», — рассказал своему адвокату Тунтуев.

В тот же день чеченца отвели в штаб ИК-6, где его поджидали трое мужчин. Они представились сотрудниками ФСБ и тоже стали угрожать Тунтуеву. Затем пришел следователь и предложил отказаться от услуг адвоката Тагира Шамсудинова. Тунтуев не согласился, после чего следователь вышел, а оставшиеся наедине с заключенным сотрудники ФСБ снова обещали ему неприятности.

Вскоре следователь вернулся с документами. «Было около пятидесяти листов. Документы я все подписал, хотя содержание и их процессуальное значение для дела я не понимал. Я не умею читать на русском языке и пишу только по буквам под диктовку. Как я понял, я подписал документы по опознанию других лиц и отказ от адвоката Тагира Шамсудинова», — рассказал Тунтуев. Позже в ходе следственных действий чеченец отказался от этого заявления, Шамсудинов остался в деле.

20 мая 2016 года Тунтуева привели к одному из сотрудников ФСБ. Он расспрашивал о жалобе в ЕСПЧ, уточнял, кто ее подал, и просил осужденного никому не говорить о событиях трехдневной давности, чтобы у него не было проблем. Взамен сотрудник обещал помочь освободиться досрочно.

«Аюб говорит, что это просто игра. Он не верит, потому что в прошлый раз то же самое было — приходили: "Этого не говори, того не говори и отделаешься маленьким сроком". Он не верит во все эти сказки», — говорит адвокат. В беседе с ним Тунтуев отрицал свою причастность к преступлениям, в которых он признался под давлением.

Новое дело

И в прошлом, и в текущем году Тунтуева принуждали признаться в преступлениях по двум уголовным делам, которые касаются событий начала 2000-х годов в Дагестане и Чечне. «Одно уголовное дело, что он якобы участвовал в вооруженном нападении с бандой Хаттаба. По нему он явку с повинной подписал. Второе, что он принимал участие в нападении на служащих 104-го полка 706-й псковской дивизии ВДВ в 2000 году в Чечне», — объясняет адвокат.

Шамсудинов подчеркивает, что у защиты есть свидетели, которые подтверждают: во время описанных в уголовных делах событий Тунтуев находился в другом месте. «Следователь задавал вопросы: "Вы принимали участие под руководством Лечи Хултыгова?" А в тот момент он вообще был убит, и он (Тунтуев — МЗ) не мог принимать участие под его руководством в нападении. Там вообще вопросы несуразные были». Действительно, экс-глава Службы национальной безопасности самопровозглашенной Ичкерии Хултыгов был убит в 1998 году, а в обоих делах речь о событиях 2000-х.

Адвокат планирует ходатайствовать о допросе бывшего чиновника, который вызволял Тунтуева после задержания федеральными военнослужащими. «Эти события (которые могут инкриминировать Тунтуеву — МЗ) приходятся на тот момент, когда его федералы забрали, арестовали, из кармана вытащили 100 долларов. За ним тогда приехал глава администрации (он и сегодня живой), его оттуда забрал, расписку написал, что он добропорядочный гражданин, хороший семьянин. У него алиби есть», — говорит Шамсудинов.

Супруга Тунтуева также настаивает, что он не имеет отношения к вооруженным группам, которые действовали на Северном Кавказе в начале нулевых. В то время он служил в чеченских силовых структурах. «В октябре 2000 года я за него вышла замуж, этот случай вроде был летом, я не знаю точно. Но тогда он жил в селе, как нормальные люди», — говорит Хеда Расуева об одном из эпизодов уголовного дела.

В деле, по которому хотят привлечь чеченца, уже есть и обвиняемые, и осужденные; его материалы насчитывают около 100 томов. «По этому делу куча людей проходит кроме Тунтуева. Это дело не возбуждено из-за нас, оно возбуждено ранее», — уточняет Шамсудинов.

Адвокат Тунтуева не может объяснить, для чего его подзащитного пытаются привлечь к ответственности за преступления более чем десятилетней давности.

«Я не знаю. Я могу с уверенностью подтвердить только, что все эти проблемы начались, после того как они узнали, что в ЕСПЧ подана жалоба на приговор. Это со слов Аюба. Те люди, которые к нему приходят и его бьют, говорят ему о жалобе в Европейский суд. Видимо, это им не нравится. До этого момента он отбывал свой срок без проблем. Сам Аюб говорит, что как с жалобой начались процедуры, и эти побои тоже начались», — предполагает адвокат. Он допускает, что так Тунтуева пытаются «наказать за то, что осмелился пожаловаться».

ЕСПЧ в приоритетном порядке

28 мая Тунтуева этапировали из колонии в пятигорское СИЗО-2. Там с ним 14 июня встретился адвокат. «Минут 30-40 с ним разговаривали. В плохом состоянии он был, исхудавший, все время трясся, — рассказывает Шамсудинов. — Следов избиения на нем не было. Он был в кофте, а если и были следы, то они были бы на теле. На лице ничего не было. Он сказал, что в следственном изоляторе с ним нормально обращаются».

Адвокат вспоминает, что психологическое и физическое состояние Тунтуева было лучше, когда его впервые этапировали из владимирской колонии в СИЗО — в конце 2015 года.

«Сейчас он был уставший, ему все это надоело. Он сказал, что, скорее всего, моя поездка последняя, потому что, если он вернется туда (в ИК-6 — МЗ), то его отравят там. Какие-то разговоры у него нехорошие были. Он был очень сильно подавлен», — отмечает Шамсудинов. Он сообщил своему подзащитному, что жалоба в ЕСПЧ коммуницирована — попытался подбодрить его.

10 июня ЕСПЧ определил приоритетный порядок рассмотрения жалобы Тунтуева на пытки в ИК-6 в прошлом и нынешнем году, в которой говорится о нарушении статьи 3 Европейской конвенции — запрет пыток. Российским властям уже заданы несколько вопросов, на которые они должны ответить до 15 июля.

Кроме того, заявитель указывает на неэффективное расследование пыток. Следователь не опросил Тунтуева, не получил документы о состоянии его здоровья, не назначил экспертизу. Сотрудники ИК-6 на опросах, которые проводили другие сотрудники той же колонии, отрицали применение пыток. Сам следователь их не опрашивал. В возбуждении дела о пытках несколько раз отказывали.

По первой жалобе в ЕСПЧ, поданной семь лет назад, Тунтуев все еще ожидает решения. По второй окончательное решение ЕСПЧ может вынести и через год, и через несколько лет, поясняет юрист «Правовой инициативы» Диана Костина. Она рассчитывает, что положительное решение Страсбурга поможет правозащитникам добиться привлечения к ответственности причастных к пыткам.

«Мы надеемся, что он будет в большей безопасности, какие-то гарантии прав человека будут восстановлены, будет проведено эффективное расследование, возбуждено уголовное дело, будут допрошены подозреваемые, найдены виновные и они получат справедливое наказание, — говорит Костина. — Формально была проверка сообщения о преступлении, однако фактически она неэффективна».

Супруга Тунтуева Хеда Расуева опасается, что в случае возвращения ее мужа во владимирскую колонию с ним может случиться что угодно. «Если это будет так продолжаться, в любом случае он долго не протянет — либо его там убьют, либо он сам что-то себе сделает. Я очень за это переживаю. Он сам говорит: "Я не хочу туда обратно, я боюсь"», — признается женщина.

Текст исправлен в 20:36 23 июня: по просьбе адвоката «Правовой инициативы» удалена цитата с описанием некоторых насильственных действий в отношении Тунтуева; адвокат полагает, что распространение этой информации может угрожать жизни и здоровью его подзащитного.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей