Протест в местах лишения свободы. Март-май
Протест в местах лишения свободы. Март-май
Тюремный протестТексты
1 июня 2017, 10:35
1160 просмотров

Иллюстрация: Ольга Аверинова / Медиазона

«Медиазона» собрала все сообщения о коллективных выступлениях и акциях протеста в системе ФСИН, которые прошедшей весной появлялись в открытых источниках.

Март

3 марта около 20 заключенных в колонии №3 в Димитровграде Ульяновской области вскрыли вены в знак протеста. Один из заключенных воткнул себе в горло гвоздь. Источники издания «Ульяновские лица» объясняли, что случившемуся предшествовал конфликт в колонии.

При этом в официальном сообщении ФСИН говорилось, что заключенные перерезали вены после конфликта, произошедшего 2 марта в тюрьме, расположенной в другой части города. В ведомстве объяснили, что у троих заключенных истек срок содержания в штрафном изоляторе, но «при выведении их из ШИЗО они отказывались выполнять законные требования сотрудников администрации тюрьмы и проследовать в свои прежние камеры содержания». Двоих тюремщики отвели в их камеры, а к третьему, который «вел себя демонстративно, высказывая намерения совершения акта членовредительства», применили силу. Именно на его призыв «к противодействию и неповиновению» якобы и отозвались другие осужденные.

Как рассказали «Открытой России» родственники заключенных, перед массовым вскрытием вен сотрудники ФСИН избили заключенных, которые участвовали в голодовке, протестуя против ущемления своих прав. Издание не уточняло, о каком учреждении шла речь — о колонии № 3 или тюрьме.

20 марта в лечебно-исправительном учреждении № 3 в Балашове Саратовской области во время обыска в помещении камерного типа осужденные нанесли себе порезы осколками разбитых лампочек, «выражая протест против законных действий администрации учреждения», сообщило региональное управление ФСИН.

Повреждения были не опасны для жизни заключенных. Им оказали медицинскую помощь, заверили во ФСИН.

Адвокат Маргарита Ростошинская, пытавшаяся навестить своего подзащитного в ЛИУ-3 в тот день, узнала, что увечья себе нанесли 29 человек. Их действия стали реакцией на обыски с участием спецназа Минюста. По данным адвоката, обыски сопровождались избиениями, а после нанесшие себе порезы заключенные не получили медицинской помощи.

Апрель

22 апреля в Тогучине Новосибирской области в исправительной колонии №14 заключенные повалили забор локального участка. Очевидцы называли происходящее в колонии бунтом, который спровоцировал надзиратель, избивший одного из осужденных.

Через два дня инцидент прокомментировали в управлении ФСИН по Новосибирской области. В ведомстве отрицали, что попавшие на видео события — это бунт. Как утверждали в главке, утром 22 апреля один из заключенных «отказался выполнить законные требования сотрудников колонии, а именно — проследовать в отряд №8 строгих условий отбывания наказания». После «индивидуальной беседы» осужденный все же пошел в СУОН, отмечали во ФСИН, однако по пути стал кричать, что его избивают надзиратели, и «призывать других <...> к противоправным действиям». Именно после этого «отрицательно характеризующиеся» заключенные и принялись раскачивать забор.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 2 статьи 321 УК (дезорганизация деятельности колонии), а следом завел еще одно — по части 3 статьи 212 УК (призывы к массовым беспорядкам).

Май

4 мая члены общественной наблюдательной комиссии Свердловской области приехали в исправительную колонию № 26 в Тавде, где расположено единое помещение камерного типа. Как рассказали наблюдатели, сотрудники ФСИН запретили им «приближаться к камерам», сославшись на внештатную ситуацию, связанную с отключением электричества. Однако наблюдатели услышали крики заключенных, которые грозили перерезать себе вены или начать голодовку. Стоя в коридоре, член ОНК Ольга Вековшинина «криком» пыталась успокоить осужденных, пообещав вернуться и опросить всех желающих. После этого тюремщики вывели наблюдателей из ЕПКТ.

Вновь посетить заключенных членам ОНК удалось только 7-8 мая. Осужденный Сергей Бурдин рассказал, что за три дня до этого администрация не позволила ему встретиться с общественниками; протестуя против этого, он вскрыл себе вены. По словам заключенного, в санчасти надзиратель избил его на глазах медработников, а затем в кабинете начальника ЕПКТ его заставили написать объяснительную и обвинить членов ОНК в провокации. На встрече с наблюдателями Бурдин объяснил этот поступок опасениями за свою жизнь.

Позже в свердловском управлении ФСИН Вековшинину действительно обвиняли в попытке провокации беспорядков.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей