«Там ничего нет, кроме православной литературы». Руслан Соколовский дал интервью «Медиазоне» после приговора
«Там ничего нет, кроме православной литературы». Руслан Соколовский дал интервью «Медиазоне» после приговора
Тексты
11 мая 2017, 13:18
41959 просмотров

Руслан Соколовский. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Судья Верх-Исетского суда Екатеринбурга Екатерина Шопоняк признала видеоблогера Руслана Соколовского виновным в возбуждении ненависти и оскорблении чувств верующих и приговорила его к трем с половиной годам лишения свободы условно. «Медиазона» позвонила осужденному.

— Как вы отреагировали на решение суда?

— Я безусловно был рад тому, что меня не посадили. И уж тем более я рад, что я на условном сроке, и у меня есть какая-то возможность заниматься тем, что мне интересно — учитывая то, что это может быть полезно как для меня, так и для общества. Так что буду просто радоваться и заниматься делами.

— Вы собрали вещи и были готовы к реальному сроку?

— С российской правоохранительной системой не угадаешь, так что на всякий случай я естественно собрал сумку. Там у меня несколько книжек, все вещи, принадлежности для бритья, мытья, все в этом духе. Я ее собрал, потому что до последней секунды не знал, какой может быть приговор.

— Какие книги, если не секрет?

— Там «Теория игр», несколько книжек Стивена Хокинга — даже не помню, что еще прихватил, потому что собирался в изрядной спешке. Еще у меня там есть «Мозг рассказывает» Вилейанура Рамачандрана, в общем, неплохой набор научно-популярной литературы.
Когда я в прошлый раз заезжал в СИЗО, а провел я там три с половиной месяца, у меня были большие проблемы с книгами, потому что библиотека там просто ужасная: в основном женские детективы. А что самое ужасное для меня было — это, например, если ты попадаешь в карцер, после этого тебе разрешено читать только православную литературу и больше никакой.

— Что значит только православную? Мусульманской не было?

— Любая другая не разрешена. Там ничего нет, кроме православной литературы. Вот положили в карцере, и больше туда ничего нельзя, никаких книг.

— Обжаловать приговор планируете?

— На данный момент адвокаты сказали повременить, мы просто еще приговор не получили, сейчас ждем. Когда получим приговор, обсудим, почитаем, тогда все и решим.

— Ролики продолжите делать после этого?

— Безусловно, если я сейчас начну делать ролики, меня все-таки догонят и посадят. Поэтому с этим придется повременить, а что будет потом, в будущем — посмотрим.

— Планов уезжать из России нет?

— Потенциально возможность заниматься кое-какой деятельностью за рубежом у меня есть, но сейчас у меня в планах оставаться в России. Здесь у меня много чего остается, здесь у меня живет мать, которая сейчас болеет и точно никуда не уедет из России, да и именно здесь я могу быть полезен хоть чем-то.

— Что вы думаете по поводу людей, которые выступали по ходу процесса и говорили, что оскорблены вашей деятельностью?

— Некоторые люди меня просто повергли в шок. Тот же [Виктор] Явич (настоятель храма Большой Златоуст, координировавший работу епархии со Следственным комитетом по ходу расследования — МЗ), который говорил о том, что все люди, которые не оскорбились, на самом деле моральные уроды. Я этого не понимаю, но в целом к верующим после всех этих событий я стал относиться лучше, потому что на суде выступали верующие со словами поддержки. Они говорили, что бог поругаем не бывает, Соколовский никак не оскорбляет и просто шутит шутки и высказывает позицию, пусть и в резкой циничной форме. И в этом плане я им всем очень благодарен.

— Про игру Pokémon Go: вы ей прибавили подписчиков, или она вам?

— Учитывая размер коммьюнити, все-таки она мне. Но стоит заметить, что сейчас Pokémon Go уже не модная игрушка, она уже угасла в популярности, и в нее мало кто играет. Поэтому можно сказать, что с этим можно завязывать.

— Планируете дождаться приговора и домой?

— Элементарно мне сейчас негде жить. С того момента, как ко мне залетели омоновцы в сентябре, у меня в жизни сплошной бедлам. Огромное спасибо моему адвокату Ильченко, который приютил у себя в квартире на время домашнего ареста. Учитывая мою безалаберность, я бы так наверное просидел в СИЗО, а потом уехал в места не столь отдаленные. Только благодаря организации «Агора», адвокату Бушмакову и адвокату Ильченко я и смог выйти под условный срок. Ну и благодаря поддержке журналистов, блогеров и даже верующих, которые приходили ко мне на суд.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей