«И он упал». Что изменилось в Нижнекамске за месяц со дня гибели Ильназа Пиркина, который рассказал о пытках в местном УМВД и покончил с собой
Никита Сологуб
«И он упал». Что изменилось в Нижнекамске за месяц со дня гибели Ильназа Пиркина, который рассказал о пытках в местном УМВД и покончил с собой
Тексты
17 ноября 2017, 13:25
20607 просмотров

Кадр: телеканал «Дождь»

19 октября 22-летний Ильназ Пиркин из Татарстана записал на свой телефон 20-минутное видео с рассказом о пытках, которые он пережил в УМВД Нижнекамска, и бросился с крыши. Полицейские избивали двоих земляков погибшего, требуя признаться, что это они довели юношу до самоубийства. Вещи и одежда Пиркина исчезли из морга. Об изощренных пытках в полиции заявляли еще как минимум четыре жителя Нижнекамска. Никита Сологуб — о том, что следователям, журналистам и правозащитникам удалось выяснить за прошедший месяц.

Кража

22-летний медбрат психоневрологического отделения Ильназ Пиркин дружил со своим ровесником Айнуром Гимадиевым на протяжении нескольких лет. Пиркин знал, что Гимадиев не раз обворовывал чужие машины, но сам в делах приятеля никогда не участвовал.

14 июня, когда Айнур был в Казани, Пиркин написал ему в мессенджере. В ходе беседы речь зашла об автомобильных кражах; Гимадиев стал подтрунивать над другом, рассказывает его мать, 46-летняя Гюзелия Пиркина: «Ты никогда на такое не решишься, тебе слабо, да и сил не хватит самому все вытащить». В ответ медбрат напомнил о своей службе в армии, где ему приходилось носить и не такие тяжести, а потом подошел к первой попавшейся машине. Ей оказалась «Лада» 14-й модели. Вскрыв дверь, Пиркин вытащил из нее автомагнитолу, два усилителя и шесть колонок общей стоимостью в 24 тысячи рублей.

«С утра я вышел на работу. В багажнике были вещи у меня. Вышел где-то в 5:40, открыл багажник, посмотрел — нет аппаратуры. Пошел дальше вперед, дверь вот так же наполовину была открыта. [Смотрю], магнитолы не хватает, пепельницы, предохранители, запчасти, датчики. Плафон разбитый, шесть колонок, в багажнике разная аппаратура», — рассказывал пострадавший в интервью телеканалу «Дождь» (в сюжете его имя изменено; на самом деле владельца автомобиля зовут Николай Удиряков).

По данным «Татар-информ», автомобиль был зарегистрирован на местную жительницу — вероятно, сестру Николая — которая в тот же день заявила о краже в полицию; источник «Бизнес-онлайн» приводит другую версию — якобы Удиряков обратился к своему знакомому полицейскому Андрею Матвееву, который посоветовал не писать заявление, а самостоятельно поискать украденную аппаратуру на Avito (по сведениям издания, сейчас полицейский находится под подпиской о невыезде). Колонки там действительно нашлись — когда Гимадиев вернулся в Нижнекамск, Пиркин вручил их приятелю, а тот дал объявление о продаже.

Ильназ Пиркин. Кадр: RFE/RL

18 октября Удиряков поехал на встречу с автором объявления вместе со своим приятелем Владимиром Тимофеевым — якобы чтобы купить аудиосистему. Поговорив с мужчинами, утверждает источник «Бизнес-онлайн», Гимадиев согласился вернуть украденное и по просьбе Удирякова продиктовал номер Пиркина. «На встречу с Пиркиным в Нижнекамске приехал уже не Гимадиев и Удиряков, а его брат. <…> Пиркин сел в машину к брату Удирякова и поначалу отказывался признать кражу. Однако, позвонив Гимадиеву и услышав слова: "Они все знают, я им все рассказал", сознался в краже. Молодые люди договорились, что Пиркин возместит ущерб. Речь о деньгах вообще не шла, Пиркин должен был лишь поставить все назад "как было" и сделать за свой счет химчистку салона», — писало издание. Подруга Тимофеева Вероника и адвокат правозащитной организации «Зона Права» Андрей Сучков, представляющий интересы родителей Пиркина, подтвердили, что после разговора с медбратом претензий у владельца аудиосистемы не осталось.

Уже после гибели молодого человека неназванный источник «Бизнес-онлайн» в МВД излагал несколько другую версию событий — по его словам, Гимадиев сказал Пиркину, что продал аппаратуру и спросил, где и когда ему будет удобнее забрать деньги. Пиркин ответил, что будет ждать на своем Hyundai Solaris в 18:00 у гостиницы «Кама». Там, утверждал собеседник издания, юношу встретили «якобы члены местной ОПГ», которые отвезли Пиркина за ближайшие гаражи, где на протяжении получаса продолжались «разговоры в духе "ты совершил плохой поступок, обидел хорошего человека" и периодические удары по телу». По итогам беседы, рассказал аноним, медбрату объяснили, что теперь он «стоит на счетчике» и «должен денег». Затем его якобы отвезли обратно к гостинице; у машины Пиркина уже ждали полицейские, которые доставили молодого человека в отделение.

В подтверждение версии об избиении Пиркина знакомыми владельца аудиосистемы издание приводило видеозапись с камеры наружного наблюдения, на которой, как объяснял источник «Бизнес-онлайн» в полиции, видно: в 17:40 Пиркин выходит из своей машины, его встречают несколько мужчин, сажают в ВАЗ-2112, через 25 минут возвращаются, после чего к нему подходят трое других мужчин — оперативники — и сажают уже в другой автомобиль. При этом на записи невозможно рассмотреть ни лиц, ни одежду мелькающих в кадре фигурок.

По словам собеседника издания, в отделении Пиркина ждал следователь и дежурный адвокат, а во время допроса он без применения какого-либо физического насилия признался в краже. Источник в МВД ссылался на видеозапись с камеры наружного наблюдения, где видно, как задержанный выходит на улицу покурить в сопровождении оперативника. В статусе подозреваемого юношу отпустили под подписку о невыезде, он «зашел в магазин, купил воды и сигарет и так бродил около суток», говорит собеседник издания.

Смерть

19 октября Пиркин пришел к дому №2 по улице Южной — в 15 минутах ходьбы от УМВД Нижнекамска — и около 22:00 прыгнул с крыши. Перед этим он записал на свой телефон 20-минутное видеообращение. Молодой человек рассказал, что 18 октября около 20:00 его задержали «молодые оперативники», работающие «по машинам», усадили на заднее сиденье автомобиля и надели наручники, вывезли в лес и «сообщили, что взяли с собой лопаты». Погибший не раскрыл подробности беседы в лесу и не уточнил, сколько она длилась, отмечая лишь, что на протяжении всего разговора самый молодой из полицейских избивал его. Затем, говорил Пиркин, его повезли в УМВД Нижнекамска, где оперативники применили пытку «слоником» — надели на голову противогаз и перекрыли доступ воздуха. Будучи уверенным в том, что Гимадиев дал на него показания, Пиркин признался в краже, но сообщил, что участвовали в ней оба приятеля. Когда юноша потерял сознание, полицейские отпустили его из отделения, пообещав «повесить» на него еще 47 автомобильных краж, говорит он в предсмертном ролике.

Кадр: «Новости Нижнекамска»

Записав его, Пиркин отправил голосовое сообщение своей девушке. «Там было личное, как он ее любит; и потом он прямо говорит, чтобы мы нашли его телефон, это его последние слова были: "Найдите мой телефон, он будет на Южной, на крыше"», — рассказывает мать погибшего. Получив сообщение, подруга Пиркина Ильмира Маннанова тут же побежала по адресу, который назвал молодой человек. «Я побежала в итоге к подъезду, подошла к крайнему, стала звать его… И он упал», — рассказывала она местному телеканалу. После гибели Ильназа девушка уехала из города.

По словам Гюзелии Пиркиной, тело сына увезли с места происшествия через два часа. Родители погибшего в этот момент были у родственников в Набережных Челнах, поэтому телефон забрали полицейские. Вернули они его спустя два дня, не справившись с блокировкой — для того, чтобы обойти пароль, родители прибегли к помощи специалиста. Обнаружив видео, они обратились к адвокату и продемонстрировали ролик следователю, но обнародовать его не спешили, решив дождаться окончания расследования.

Опознание прошло быстро, говорит Гюзелия; тело было в одежде, поэтому разглядеть травмы родителям не удалось. Наутро женщина пришла в морг — по мусульманскому обычаю похороны были назначены уже на 20 октября — и выяснила, что оттуда пропали личные вещи сына. «В морге его уже загримировали — мы потом еще и деньги за это заплатили — одежда другая уже совсем, а где наша — никто не знает. Куртка, штаны, кроссовки, все исчезло, даже цепочка, мусульманский кулон, на руку браслет. Все очень быстро произошло — похороны уже в час дня заканчивались, и это только сейчас я стала думать, что, возможно, это выгодно кому-то было, чтобы вещи исчезли. Куда они делись, никто не знает — в морге отправили в Следственный комитет, в Следственном комитете молчат. Я написала заявление, но ответа нет», — сетует она.

Полицейские задержали Айнура Гимадиева во время похорон, говорит мать погибшего. По словам источника «Татар-информ», на допросе он признался в соучастии в краже магнитолы Удирякова и еще двух аналогичных преступлениях. Сейчас Гимадиев находится под подпиской о невыезде.

После обнаружения тела Пиркина его осмотрел патологоанатом, составивший заключение о смерти; в этом документе должны быть подробно описаны все травмы, объясняет адвокат Сучков. Решать, все ли они были получены в результате падения с высоты, будет комиссия судмедэкспертов — следователь еще не назначил экспертизу — однако адвокаты полицейских уже ссылаются на ее результаты как на доказательство их невиновности. В предсмертной видеозаписи молодой человек говорил, что после избиения в полиции у него остались синяки на бедрах и около голени.

Аресты

2 ноября Нижнекамский городской суд арестовал троих сотрудников отдела по имущественным преступлениям городского УМВД — обвиняемыми стали Гадель Рахимов, Наиль Миндубаев и Игорь Филинов. В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится, что в период с 17:00 18 октября до 20:00 19 октября полицейские, находясь в здании УМВД по Нижнекамскому району, применяли в отношении Пиркина «физическое насилие с целью принуждения его к даче признательных показаний в совершении преступлений, которых он не совершал, тем самым существенно нарушили его права и законные интересы, причинив физическую боль, телесные повреждения и моральный вред». Пока им вменяют лишь часть 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия), однако в деле вскоре появятся новые эпизоды, поскольку потерпевшими по нему стали и владелец аудиомагнитолы вместе с приятелем.

По версии следствия, в период времени с 17:00 25 октября до 13:00 26 октября полицейские, находясь в здании УМВД по Нижнекамскому району, применили в отношении Удирякова и Тимофеева «физическое насилие с целью принуждения их к даче признательных показаний в совершении преступлений в отношении Пиркина, которых они не совершали» — то есть попытались переложить на них ответственность за самоубийство молодого человека.

«Они требовали, чтобы мы говорили — будто мы увезли Ильназа в лес, как будто били его, дали лопату, поставили на счетчик и довели до самоубийства. В этот же день мне сказали, что он покончил самоубийством. Привезли, сперва допрашивали часа два… Вот, говорит, он спрыгнул из-за вас. У тебя дома, у твоих друзей, все перероем, все плинтуса, такой бардак устроим! Сейчас уведем в туалет, там побьем, окунем, снимем на видео и докажи, что это мусорской беспредел», — рассказывал Удиряков «Дождю». «Он взял меня за голову левой рукой и правой рукой нанес мне сверху по волосам пару ударов, после чего у меня с левой стороны по голове потекла кровь… После чего он дальше орал, орал. У меня начались головные боли, тошнота, головокружение», — добавлял Тимофеев.

Узнав, что полицейские пытаются переложить ответственность за гибель сына на владельца аудиомагнитолы, мать Пиркина поспешила обнародовать его предсмертную видеозапись. «Мне стало их жалко. Если бы его пытали не полицейские, он бы сказал это на видео — нет смысла врать перед смертью», — объясняет она.

16 ноября по эпизоду Удирякова и Тимофеева арестовали еще одного нижнекамского полицейского — начальника отдела по борьбе с имущественными преступлениями городского УВД Рината Ахметшина. Ему также вменяют часть 3 статьи 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия и с угрозой его применения). Как следует из оглашенных в ходе заседания по избранию меры пресечения материалов, когда Удиряков и Тимофеев отказались оговорить себя, Ахметшин якобы предложил им совершить самоубийство — «как Пиркин».

Улица Южная дом 2. Кадр: «Новости Нижнекамска»

Последствия

После гибели Пиркина МВД направил в Татарстан отряд сотрудников Главного управления собственной безопасности для проверки деятельности местных полицейских. О внутренней проверке в ведомстве объявил и глава республиканского министерства Артем Хохорин. «"Дальнего" нет больше, все, кончилось, мы с этим боремся постоянно, и у нас позиция непримиримая. Что бы вы там про Нижнекамск ни говорили. С ситуацией в Нижнекамске разберутся следственные органы. <...> Там работает Следственный комитет, внутренняя проверка идет параллельно вместе с расследованием. Но еще раз подчеркиваю — наша позиция принципиальная и непримиримая — по вопросам всякого, даже потенциального насилия. Говорить по Нижнекамску "да" или "нет" пока рано. Там может "да", а может быть и "нет". Будет "да" — будут жесткие меры, "нет" — значит, мы обвинение с этих оперативников снимем. Не мы снимем, а Следственный комитет», — сказал он местному изданию «Реальное время».

14 ноября МВД республики отчиталось о первых результатах проверки — по их итогам был уволен начальник управления по Нижнекамскому району Роберт Хуснутдинов и еще четверо его подчиненных, замначальника управления — переведен на нижестоящую должность, а двое его заместителей — начальник уголовного розыска и глава службы участковых — привлечены к строгой дисциплинарной ответственности.

Тем временем правозащитники пытаются возобновить старые уголовные дела, заявители по которым рассказывали о пытках в УМВД Нижнекамска — например, дело Ильдара Камалеева, которого в тех же кабинетах, что и Пиркина, заставляли признаться в участии в драке. По словам адвоката Андрея Сучкова, полицейские били его руками и ногами, душили с помощью надетого на голову пакета, который пострадавшему, чтобы не задохнуться, пришлось прогрызть, а в рот в качестве кляпа затолкали грязную тряпку. Заявитель уверен, что в пытках принимал участие и Ахметшин, арестованный за избиение владельцев аудиосистемы. Сейчас дело Камалеева закрыто, однако Сучков надеется, что на фоне громкого скандала, который последовал за гибелью Пиркина, СК обратит внимание и на него.

В последние дни в Казанский правозащитный центр поступили еще три сообщения о применении насилия полицейскими в Нижнекамске. 36-летний Александр Шабалин рассказал, что в ноябре 2015 года двое оперативников привезли его в УМВД и «около 40 минут затыкали рот чьими-то грязными штанами», «заламывали шею» и «наносили удары», требуя признаться в краже, а потом, завладев ключами от дома задержанного, вместе с сотрудниками ОБНОН провели там обыск и якобы нашли сверток с наркотиком. В результате пыток Шабалин потерял зрение и стал инвалидом первой группы. Сейчас он отбывает наказание в ИК-19, а дело в отношении оперативников прекращено.

Другой заявитель — Ильназ Юнусов — рассказал, как оперативники нижнекамского УМВД пытались выбить из него показания 17 октября 2016 года: надели наручники, запихинули в рот тряпку, а потом заклеили губы скотчем, применяли пытку «слоник» и угрожали вставить в задний проход карандаш с надетым на него презервативом. 27-летний Виталий Зачетов, говорит, что пострадал от рук нижнекамских полицейских совсем недавно — в ночь на 22 октября 2017 года те задержали его по подозрению в совершении административного правонарушения, надели наручники и избили, а затем продолжили избиение в служебном автомобиле. О еще одном случае насилия житель Нижнекамска анонимно рассказал РИА «Новости»: «Меня били в живот и по голове. После этой встречи у меня осталось много синяков. Никаких полиэтиленовых пакетов, как у других, у меня не было. Учитывая, однако, как жестко наседали на меня, я верю в их существование».

Все материалы
Ещё 25 статей