«Все твое лицо увидят». «Пехота Абдулатипова» с поддельными паспортами и первое в Дагестане дело о воспрепятствовании работе журналистов
Дима Швец
«Все твое лицо увидят». «Пехота Абдулатипова» с поддельными паспортами и первое в Дагестане дело о воспрепятствовании работе журналистов
Тексты
17 мая 2018, 13:07
7315 просмотров

Акция в Махачкале, 12 июня 2017 года. Фото: ndelo.ru

В Дагестане передано в суд первое в республике дело по части 3 статьи 144 УК (воспрепятствование законной журналистской деятельности, соединенное с насилием или повреждением имущества). Местные журналисты полагают, что обвиняемый Карим Касумов и другие люди, атаковавшие корреспондентов «Черновика» и «Кавказского узла» на антикоррупционном митинге 12 июня 2017 года, связаны с экс-главой региона Рамазаном Абдулатиповым, а расследование нападения стало возможным только благодаря смене руководства.

12 июня 2017 года, Махачкала, площадь перед зданием Дагестанского государственного кумыкского музыкально-драматического театра имени Салаватова. В честь Дня России играет оркестр народных инструментов, неподалеку на бульваре идет представление детей-канатоходцев.

На самой площади стоят несколько человек, которые не участвуют в праздничных гуляниях — они пришли на акцию оппозиционера Алексея Навального, чьи сторонники в этот день по всей стране протестуют против коррупции. В столице Дагестана заявителем митинга стал юрист Марат Исмаилов. Статус мероприятия до последнего оставался неопределенным: мэрия его не согласовала, но Исмаилов обратился в суд, который обязал городскую администрацию разрешить акцию. В мэрии заявителю сказали, что не получили решение суда, тогда юрист объявил, что проведет митинг на свой страх и риск. Полгода спустя он даже отсудит у горадминистрации 10 тысяч рублей компенсации морального ущерба за незаконный отказ в согласовании, но утро Дня России — 2017 началось для Марата с визита полицейских.

«Я в тот день сам еле добрался до этого места. Утром ко мне приехали полицейские, повезли в Каспийский отдел, говорят — напиши расписку, что не будешь проводить несанкционированное мероприятие. Я говорю, юридически это ничего не значит, но давайте напишу, чтобы отстали. Написал, приехал домой, через полчаса приезжает один, говорит — меня приставили, чтобы я целый день с тобой был. Убегать от него, что делать? Дядька мой, бывший сотрудник, они начали ему звонить. Непонятная ситуация была, в итоге я взял просто и убежал с документами на митинг», — вспоминает он.

На площади Исмаилов встретил знакомых активистов и журналистов; те обступили его, чтобы обсудить акцию. Рядом были и вечные спутники российских оппозиционеров — агрессивные мужчины в штатском с неясными полномочиями.

«Двое персонажей, на которых [я] сразу обратил внимание, вели себя уверенно, давая понять, что они — не люди с улицы, и за ними стоят влиятельные чиновники, — вспоминает в своих показаниях обозреватель газеты "Новое дело" Андрей Меламедов. — Когда один из них грубо схватил за руку одного из моих коллег, на что тот среагировал адекватно: "А ну быстро убрал руку", и шагнул навстречу для более плотного выяснения отношений, полицейские сразу же начали подтягиваться, а провокатор сделал несколько шагов назад и затерялся в толпе. После этого я понял, во-первых, что он — никакой не силовик, а, во-вторых, что открытого конфликта он явно опасается. После этого эпизода оба провокатора даже не пытались связываться с журналистами-мужчинами, сосредоточившись исключительно на провокациях против женщин».

Конфликт начала снимать на видеокамеру корреспондент «Кавказского узла» Патимат Махмудова, к ней подошел крупный мужчина в синей рубашке — как выяснится позже, его зовут Карим Касумов — и потребовал прекратить съемку. Журналистка отказалась. Касумов, выкручивая женщине руку, попытался отбрать у нее камеру, но помешал шнурок, надетый на запястье, так что нападающий просто отломал поворотный экран и выбросил его.

Участники акции вспоминают, что полицейские даже не пытались остановить людей, которые мешали прессе работать. Скоро к протестующим и журналистам подошел мужчина в белой футболке, кепке, солнцезащитных очках и с синей папкой в руках — позднее в нем опознают сотрудника администрации Кировского района города Сурхая Магомедова. Магомедов отнял у корреспондента «Черновика» Барият Идрисовой телефон, на который она снимала происходящее на площади; журналистка попросила помощи у полицейских, но те, по ее словам, на просьбу никак не отреагировали. Через несколько минут девушка сама вернула свой телефон, а Магомедов подошел к ее коллеге по «Черновику» Саиде Вагабовой, ударил ее папкой по руке с телефоном, а следующим ударом выбил его из рук журналистки.

Судя по показаниям Вагабовой, Магомедов обещал «сломать» ее. «[Это] тебя сломают! Тебя уже все засняли, все твое лицо увидят, и тебя сломают, понимаешь?» — отвечала ему журналистка. Затем к Идрисовой подошел еще один незнакомец, недовольный тем, что она ведет видеосъемку, а когда корреспондент отказалась убрать свой телефон, он со словами: «Я с тобой разберусь» сфотографровал ее и удалился. Как и во всех остальных случаях, имя мужчины стало известно позже — Гаирбек Ахмедов.

Наконец, к оппозиционерам и журналистам вышел замглавы УМВД по Махачкале Шамиль Омаров. Те рассказали о провокаторах, и полицейский распорядился задержать мужчин, но к этому времени почти все они уже ретировались с площади, и задержан оказался только Сурхай Магомедов. Полицейский Вадим Рагимов в показаниях говорит, что Магомедов сразу показал силовикам удостоверение сотрудника администрации Кировского района Махачкалы.

«Сурхай сказал нам, что их отправили, чтобы помочь нам помешать антикоррупционному митингу состояться. Кто именно их отправил, он не пояснил. Мы ему объяснили, что туда приехали не для того, чтобы мешать антикоррупционному митингу, а пришли поддерживать общественный порядок, и что нам помогать в этом не надо. У нас было достаточно людей, чтобы в случае необходимости разобраться в нарушении общественного порядка», — говорил полицейский следователю.

Магомедова вместе с несколькими участниками митинга доставили в отдел полиции по Советскому району, позже туда привезли и Касумова. В тот же день Патимат Махмудова, Барият Идрисова и Саида Вагабова подали заявления в полицию. На Магомедова и Касумова составили протоколы по статье 20.1 КоАП (мелкое хулиганство), они также дали объяснения по заявлениям трех журналисток.

Как утверждал Магомедов, он проезжал мимо театра по своим делам, увидел толпу, «подумал, что кто-то дерется», вышел из машины и решил вмешаться. «Когда я подошел к толпе, рядом со мной стояла девушка и начала снимать на видео на телефон всех людей, находившихся в толпе, и в то же время — меня, затем я предупредил, чтобы убрала телефон и не снимала меня, она продолжала снимать меня, затем я забрал телефон и сказал, чтобы не снимала меня, затем сразу вернул телефон», — говорил он полицейским.

Сурхай Магомедов (в центре). Фото: chernovik.net

Похожие объяснения дал Касумов, сломавший видеокамеру Махмудовой. По его словам, он «попросил» журналистку перестать снимать его, а когда та отказалась, пошел к машине и «случайно задел рукой ее видеокамеру, тем самым видеокамера упала на землю и сломалась». «Затем я попросил у нее извинений», — настаивал мужчина, подчеркивая, что готов возместить ущерб. Корреспондент «Кавказского узла» позже написала отказ от претензий к Касумову, однако впоследствии дело на него все же завели: видеокамера была редакционной, а издание от своих претензий не отказалось.

В течение нескольких дней «Черновик» идентифицировал мужчин, мешавших журналистам работать на митинге. Все трое оказались выходцами из Тляратинского района — родины Рамазана Абдулатипова, руководившего тогда Дагестаном.

Кроме того, стало известно, что Сурхай Магомедов — сотрудник администрации Кировского района Махачкалы. Как говорит политический обозреватель «Черновика» Магомед Магомедов, об этом редакции рассказал источник в мэрии города. В администрации района «Медиазоне» подтвердили, что Сурхай Магомедов в марте 2017 года действительно устроился туда главным специалистом по вопросам капитального строительства, но проработал в учреждении всего год. «У нас строят дома многоквартирные, они просто контролируют, проверяют, соответствует ли документам, если есть незаконное строение — то передают материалы в администрацию города», — обрисовала «Медиазоне» обязанности специалиста по капстроительству сотрудница районной администрации.

При этом в июне, давая объяснения по заявлению журналисток, Магомедов представлялся полицейским временно безработным. Чуть позже, в июле, «Черновик» обнаружил видео, на котором человек, похожий на главного специалиста по капстроительству, позируя с ружьем в руках, говорит на камеру: «Кто слово за Абдулатипова скажет нехорошее — как собаку расстреляю, как собаку бродячую». Кроме того, человек по имени Сурхай Магомедов упоминается на сайте администрации Тляратинского района как представитель общественной группы «Тлярата-Семиземелье».

Имя Карима Касумова оказалось знакомо журналистам «Черновика» еще с 2010 года, когда он фигурировал в деле об убийстве Яхьи Яхьяева — дизайнера региональной вещательной компании «Дагестан», который подрабатывал торговлей на рынке. По данным издания, после конфликта с Айзамат Касумовой — девушка должна была Яхъяеву 40 тысяч рублей — на рынок пришли около 18 человек, которые перерезали дизайнеру горло и обстреляли его из травматического оружия. Спустя три недели пострадавший скончался в реанимации.

Как утверждал тогда «Черновик», среди нападавших были Карим Касумов и его брат Камал, единственный осужденный из всех предполагаемых участников нападения. Он был объявлен в розыск лишь в 2012 году, а задержали его, по данным газеты, только в августе 2016 года. Обозреватель «Черновика» Магомед Магомедов говорит: через источники в ФСБ и МВД журналисты выяснили, что братья пользовались поддельными паспортами.

«Как нам объясняли, он находился в розыске по официальному своему паспорту, где он 1985 года рождения, но всем показывал поддельный — 1990 года рождения, и вопросы к нему не возникали. Он спокойно жил в селении Щедрин, и попался на том, что у него случился конфликт с полицейскими, его доставили в отдел и там увидели, что он в розыске», — говорит Магомедов. В июле 2017 года Камала Касумова приговорили к восьми годам лишения свободы по обвинению в причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть (часть 4 статьи 111 УК).

«Такая же метаморфоза с паспортами у Карима Касумова. В одном паспорте датой его рождения указано 27 декабря 1983 года. И по этим данным в базах данных МВД он проходит как условно осужденный, а также оштрафованный, согласно протоколу 05 АА №887820, за мелкое хулиганство на митинге 12 июня 2017 года. В другом паспорте — чистом, где его дата рождения указана как 23 декабря 1983 года — на нем только одно мелкое хулиганство, совершенное в 2015 году», — писало издание. В материалах дела фигурирует паспорт с датой рождения 27 декабря 1983 года.

Кроме того, одна из фотографий, которую журналисты «Черновика» обнаружили тогда на странице Карима Касумова «ВКонтакте», позволяет утверждать, что он вхож в окружение главы Тляратинского района Раджаба Раджабова. «Был ряд фото в "ВК" этих деятелей с оружием. И на коллективных фото, где есть глава, но нет их самих, были подписи, что это шеф, и прочее», — говорит обозреватель «Черновика» Магомедов.

О третьем из мужчин, которых удалось опознать — Гаирбеке Ахмедове — журналисты собрали меньше всего информации. Магомедов рассказывает, что его видели на входе в здание Дагестанской энергосбытовой компании, где первым заместителем директора работает Арслан Абдулатипов, племянник экс-главы Дагестана.

Акция в Махачкале, 12 июня 2017 года. Фото: РИА «Дагестан»

Всех троих мужчин, мешавших журналистам на площади, «Черновик» называет «пехотой» Абдулатипова. Как напоминает директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская, Рамазан Абдулатипов, возглавив Дагестан в 2013 году, объявил, что будет бороться с клановостью в республике, однако, по мнению Сокирянской, сам «достаточно быстро слепил и привел ко власти свой "тляратинский клан"».

«На Кавказе нередко какие-то задачи, которые власть не может выполнять сама, или силовым структурам выполнять неудобно, выполняют такие неформальные группки», — объясняет она.

Корреспондент «Кавказ.Реалий» Закир Магомедов полагает, что люди, напавшие на журналистов в Махачкале, вряд ли занимают высокое положение в этой неформальной иерархии. «Таких в принципе было много, людям давали корочки, что они относятся к какому-то ведомству, должности были номинальные — типа советник главы района или управления. Все, чтобы дать этим людям почувствовать, что они в команде Абдулатипова, и если что, за них вступятся», — считает журналист.

Хотя журналистки и обратились в полицию в день нападения, уголовное дело по части 3 статьи 144 УК (воспрепятствование журналистской деятельности, соединенное с насилием или повреждением имущества) было возбуждено только в сентябре прошлого года, причем — по заявлению общественного деятеля Эдуарда Атаева. По заявлениям сотрудниц «Черновика» и «Кавказского узла» в МВД заводить дело отказывалось; представители потерпевших настаивали, что ведомство и не должно заниматься проверкой, поскольку 144-я статья по подследственности относится к компетенции Следственного комитета. Осенью прокуратура пошла навстречу журналистам и передала дело в СК. По словам Атаева, о том, что полиция отказывается заводить дело, он узнал из прессы, и тогда сам написал в Следственный комитет.

Как говорит Ахмед Эльмурзаев, представляющий интересы «Кавказского узла», «это такая практика, чтобы не сказать, что это все сделано по вашей жалобе». «На самом деле, это настолько нелогично: [корреспондент] Патимат Махмудова подает заявление, потом редакция подает, а дело возбуждают по заявлению общественника», — отмечает юрист.

Камиль Касумов. Фото: chernovik.net

Впрочем, из общего дела, в котором нет ни подозреваемых, ни потерпевших, один эпизод был выделен в отдельное производство — в отношении Карима Касумова, обвиняемого в том, что он сломал камеру корреспонденту «Кавказского узла» Патимат Махмудовой. Потерпевшей стороной признали и издание, поскольку камера HC-V760 принадлежала «Кавказскому узлу». Эксперты оценили ущерб в 20 тысяч рублей.

Как следует из материалов дела, Касумов игнорировал повестки на допрос в Следственный комитет, так что 10 ноября его объявили в розыск, а через день — задержали. 13 ноября мужчине предъявили обвинение. Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов к этому времени уже ушел в отставку, и его место занял Владимир Васильев, бывший вице-спикер Госдумы от «Единой России». Следствие даже обратилось в Советский районный суд Махачкалы с ходатайством об аресте задержанного, однако суд эту просьбу не удовлетворил — обвиняемый остался под подпиской о невыезде.

На допросах Касумов воспользовался 51-й статьей Конституции, а его адвокат Роман Амирханов отказался уточнить «Медиазоне» позицию защиты по предъявленному обвинению.

«История этого дела такова: пока у власти находился Абдулатипов, дело спускали на тормозах, что для его окружения было весьма очевидным следствием участия в самом инциденте людей, которых можно отнести к "клану" Абдулатипова. Клан Абдулатипова — это, конечно, не то же самое, что настоящие кланы, которые формировались десятилетиями, а такой молодой дракон. Но уход клана — красивая возможность, а не главная причина для начала реального следствия», — рассуждает главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов.

Он отмечает, что юристам «Кавказского узла» пришлось приложить серьезные усилия, чтобы добиться возбуждения дела. «Объем материалов, который нужен был для возбуждения уголовного дела, был предоставлен нашей стороной: что Махмудова была журналисткой, находилась на митинге сторонников Навального по заданию редакции, что камера была в собственности редакции, все это мы предоставили», — говорит юрист Ахмед Эльмурзаев, представляющий интересы «Кавказского узла».

Шведов подчеркивает, что, несмотря на смену главы региона, «никаких фундаментальных тектонических изменений» в Дагестане не произошло: «У людей, у которых была возможность решить вопрос неправовым способом, эта возможность сохраняется».

Возбуждение дела в отношении Касумова Эльмурзаев называл прецедентом, и действительно: согласно базе данных судебных решений «Росправосудие», до сих пор в регионе не было вынесено ни одного приговора по статье 144 УК, система ГАС «Правосудие» тоже находит в республике только одного обвиняемого по этой статье — Карима Касумова. Его дело уже передано в Советский районный суд, первое заседание назначено на 18 мая.

«Черновику» пока не удалось привлечь к ответственности людей, мешавших корреспондентам издания работать на митинге 12 июня, хотя редакция и обращалась к главе Совета по правам человека Михаилу Федотову и генеральному прокурору Юрию Чайке. Впрочем, главный редактор Маирбек Агаев говорит, что редакция все равно продолжит добиваться уголовного преследования для тех, кто напал на журналисток.

В апреле расследование дела в отношении Карима Касумова было завершено. В том же месяце после массовых задержаний чиновников стало известно, что один из бывших госслужащих является фигурантом дела об убийстве учредителя «Черновика» Хаджимурада Камалова, застреленного в декабре 2011 года неподалеку от редакции.

По оценке обозревателя «Черновика» Магомедова, в республике насчитывается примерно 16 уголовных дел о покушениях на работников СМИ, которые фактически не расследуются, среди них — дело об убийстве заместителя главного редактора газеты «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиева в 2013 году и об убийстве директора ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилова в 2008 году.

Все материалы
Ещё 25 статей