«Ну ты же сама понимаешь, почему это происходит». В Челябинске «хулиганство» становится универсальной политической статьей
Анна Козкина
«Ну ты же сама понимаешь, почему это происходит». В Челябинске «хулиганство» становится универсальной политической статьей
НавальныйТексты
28 мая 2018, 9:19
4301 просмотр

Акция «Он нам не царь» в Челябинске. Фото: группа челябинских сторонников Навального / «ВКонтакте»

Утром в прошлую пятницу в Челябинске прошли обыски у пятерых участников акции «Он нам не царь». Местная полиция возбудила уголовное дело о хулиганстве по мотивам политической ненависти (часть 2 статьи 213 УК), одного из активистов силовики подробно расспрашивали о сорванном погоне начальника УВД города, который во время митинга лично задерживал сторонников Алексея Навального. «Медиазона» рассказывает, как статья «хулиганство» стала в Челябинске универсальным средством борьбы с инакомыслящими.

25 мая в 6:30 полицейские пришли домой к Карине Куприяновой, волонтеру челябинского штаба Алексея Навального. Девушке показали ксерокопию постановления Центрального районного суда Челябинска с разрешением на обыск в ее квартире.

Куприянова рассказала «Медиазоне», что у нее забрали всю технику, в том числе компьютер, личный телефон, фотоаппарат, а также два браслета с логотипом кампании «Навальный 20!8» и несколько листовок в поддержку политика.

«Когда они только вошли, один человек просто взял и выхватил у меня телефон из рук, хотя я хотела позвонить адвокату», — рассказывает Куприянова, уточняя, что имеет в виду одного из полицейских. Всего к ней в то утро пришли десять человек — следователь, семеро полицейских и двое понятых, которые представились грузчиками «Пятерочки». Активистка отмечает, что ближайший супермаркет этой сети находится довольно далеко от ее дома.

Полицейский, который отобрал телефон Куприяновой, отказался показать удостоверение. «Он говорил: "Ты понимаешь, почему это все происходит. Не надо было этого делать. Сама виновата". Он не конкретизировал и просто говорил: "Ну ты же сама понимаешь. Я вижу, что ты понимаешь, почему это происходит, знаешь главную причину того, что мы здесь"», — рассказывает Куприянова.

При появлении полицейских девушке стало плохо, она попросила вызвать скорую помощь, но силовики не спешили. «Я эмоциональный человек, у меня давление поднимается. На этом стрессе и испуге я просила вызвать скорую. А они говорят: "После того, как проведем обыск, сколько хотите, столько и вызывайте"», — вспоминает активистка. Позже ей все же вызвали медиков — приехавший врач сказал, что Куприяновой показан полный покой.

После затянувшегося на несколько часов обыска, несмотря на рекомендации врача, полицейские потребовали, чтобы девушка поехала с ними в отдел. «Они мне угрожали, говорили: "Вот мы тебя скрутим в наручники, на себе понесем. Ты одевайся — или пойдешь в ночнушке?"». В итоге следователь выписала Куприяновой четыре повестки на допрос в статусе свидетеля — 26, 28, 29 и 30 мая она должна приходить в отдел полиции к девяти утра. После визита силовиков Куприянова ходила в Центральный районный суд, чтобы подать ходатайство на ознакомление с материалами дела, однако сотрудники аппарата сказали ей, что дела с таким номером в базе нет.

«Я просто в шоке — в Челябинске обыск, у меня. Я не так часто хожу в штаб, что я такого сделала?» — удивляется Куприянова.

Карина Куприянова. Кадр: Штаб Навального в Челябинске / YouTube

В постановлении об обыске (есть в распоряжении «Медиазоны») говорится, что 11 мая отдел полиции по Центральному району Челябинска возбудил уголовное дело по части 2 статьи 213 УК (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти — до семи лет колонии).

Пытаясь обосновать необходимость обыска, руководитель следственной группы Адищев О.В. указал, что днем 5 мая «неустановленные лица, в количестве более 10 человек, находясь в общественном месте <…> нарушили общественный порядок, выразив явное неуважение к обществу, действуя по мотивам политической ненависти и вражды». Судя по указанному в документе адресу, речь идет об акции «Он нам не царь».

Погон начальника УВД

Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Андрей Лепехин, который консультировал Куприянову, рассказал, что ему известно о еще одном обыске по этому делу —у Дмитрия Деминенко. Утром 25 мая к нему пришли семь сотрудников полиции с двумя понятыми. Его уже допросили в качестве свидетеля — особенно силовиков интересовал сорванный погон начальника УВД Челябинска Сергея Миронова.

«Он дал показания в качестве свидетеля о том, что он вообще мимо проходил и не участвовал в митинге, — пересказывает Лепехин свой разговор с Деминенко. — Его спрашивали конкретно про погон начальника УВД города. Там где-то на видео было, что у начальника УВД города болтается погончик. Если его спрашивали о погоне, непонятно, почему возбудили именно по 213-й». У Деминенко также изъяли всю технику.

Адвокат предполагает, что силовикам «надо было что-то возбудить, чтобы оправдать насилие — люди просто стояли и ничего не делали, а их начали выдергивать».

Кроме того, в пятницу утром полицейские приходили к бабушке волонтера штаба Навального Искандера Тагаева — активист прописан в ее квартире. Со слов пожилой женщины он рассказал «Медиазоне», что всего к ней пришли около 15 человек, которые просили открыть им дверь, ссылаясь на некое постановление, но Тагаев не знает, касалось ли оно дела об акции 5 мая. Бабушка не пустила силовиков в квартиру.

Если Куприянова и Тагаев известны в городе как волонтеры штаба Навального, то Деминенко опрошенным «Медиазоной» активистам оказался незнаком. Тагаев вспомнил человека с такой же фамилией, который находился вместе с ним в отделе полиции после акции 5 мая: «Я лично его не знаю, но он был со мной в отделении точно. На него, по-моему, тоже составляли протокол».

Вечером 25 мая заместитель координатора штаба Навального в Челябинске Алексей Табалов рассказал «Медиазоне», что обыски в пятницу прошли еще у двоих активистов — Алима Кургалиева и Павла Гиниятулина. Последний сообщил, что к нему в шесть утра пришли около десяти полицейских с понятыми и забрали всю технику. Ему показали копию того же постановления суда на обыск, в котором Гиниятулин назван «возможным подозреваемым». В присутствии хозяина полицейские читали его переписку со знакомыми активистами. Обыск длился примерно час, затем Гиниятулина отвезли в отдел полиции, где его несколько часов допрашивали. В отделе ему объяснили, что он находится в статусе свидетеля. Гиниятулин отметил, что полицейские не столько задавали ему вопросы о прошедшей акции, сколько убеждали его признаться в каком-нибудь противоправном поступке. При этом Гиниятулин обращает внимание: до этого он участвовал в уличной акции только однажды — 26 марта 2017 года, когда сторонники Навального проводили по всей стране антикоррупционные митинги «Он вам не Димон». 5 мая он оказался в числе задержанных, но из отдела его отпустили без составления протокола.

«На допросе стали убеждать меня, что я был активным участником этого мероприятия. У меня спрашивали, что я там делал, [потом] мне начинают говорить, что уже, мол, десять свидетелей и мои подельники все уже раскололись и на меня показали пальцем», — говорит Гиниятулин. Также полицейские интересовались, бывал ли он в штабе Навального и знаком ли с кем-то из его сотрудников.

Сергей Миронов задерживает участников акции. Фото: Наиль Фаттахов / Znak.com

Универсальная статья

Адвокат Лепехин отмечает, что дела о хулиганстве против челябинских активистов становятся обычной практикой. «Сейчас эта статья у нас универсальная. У нас была акция анархистов, которые файер подожгли и стояли с плакатом у здания ФСБ, тоже возбудили по хулиганке. У нас лес при строительстве томинского ГОКа подожгли — тоже хулиганство. То есть это универсальная статья, под которую можно подвести все что угодно», — говорит адвокат.

Сейчас неясно, есть ли в деле о хулиганстве подозреваемые. Адвокат допускает, что уголовное дело может быть лишь поводом для сбора информации об активистах. «То ли они возбудили дело для того, чтобы реально кого-то привлечь, или чтобы просто собрать информацию на всех участников митинга. У нас же у всех, кто звонил, кто был задержан во время митинга — у всех забирали телефоны, требовали IMEI-коды сообщить. Зачем, если тебя задерживают за публичное мероприятие?» — рассуждает юрист.

Лепехин добавляет, что не припомнит дел о хулиганстве за протестные акции. «Похоже, что отрабатывается такой механизм — по любому поводу можно возбудить дело о хулиганстве», — предполагает адвокат.

«Мы раньше в Челябинске удивлялись: в Москве люди мимо шли и их задержали, а сейчас уже у нас такое произошло»

Волонтеры штаба Навального Карина Куприянова и Искандер Тагаев ожидают суда и по административным материалам за участие в акции 5 мая; заседания назначены на 30 мая и 1 июня соответственно.

При этом Тагаев после задержания на акции «Он нам не царь» сам подавал заявление в Следственный комитет. По словам активиста, при задержании силовики сильно толкали его, а потом протащили по газону и ударили в живот. Он снял побои в травмпункте, где медики зафиксировали у него ушибы на теле. 22 мая СК направил его заявление в службу собственной безопасности МВД, указав в письме, что следователи не нашли признаков преступления.

Оба активиста были задержаны в центре Челябинска на акции «Он нам не царь». Всего в шествии участвовали от двух (по оценке источника Znak.com в силовых структурах) до четырех тысяч человек (по оценке штаба Навального). По данным «ОВД-Инфо», в Челябинске в тот день задержали 164 человека.

Искандер Тагаев. Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Задерживали не только волонтеров или сотрудников [штаба Навального]. Задерживали просто людей, которые пришли на акцию, которые мимо проходили даже. Мы раньше все в Челябинске удивлялись: в Москве люди мимо шли и их задержали, а сейчас уже у нас такое произошло. Люди мимо шли просто, их покидали в автозак и пришили участие в этом митинге», — говорит заместитель координатора штаба Навального Алексей Табалов.

Он отмечает, что штаб подал уведомление о проведении шествии и митинга за 15 дней до акции, но власти отказали под предлогом отсутствия свободных площадок.

«Мы выполнили все необходимые процедуры законные. Но нам администрация города дала отписку, что все площадки в городе заняты. В своем ответе они не предложили альтернативного места и времени. Но есть пояснение Конституционного суда, который говорит, что если мэрия не предоставляет альтернативного места и времени проведения, то такое публичное мероприятие считается согласованным в изначально заявленном месте. Мы считаем, что наша акция вполне согласована, а люди по 31-й статье Конституции вправе выражать свою точку зрения мирно, без оружия, не нарушая общественный порядок», — говорит Табалов.

Челябинских сторонников Навального начали задерживать еще перед акцией. «Несколько наших волонтеров были задержаны утром 5 мая под надуманным предлогом, что якобы имеются какие-то ориентировки или подозрение в их участии в совершении уголовного преступления. Массово в этот день телефоны крали у всех, и почему-то наши волонтеры везде свидетелями выступали, — вспоминает заместитель координатора штаба. — Насколько я знаю, практически все эти дела исчезли, хода им не дано. В одном случае только у девушки изъяли мобильный телефон с объяснением, чтобы проверить, не значится ли он у нас в базе краденых телефонов. Проверили, не значится, но не выдают обратно», — говорит Табалов.

Местный штаб Навального отслеживает ситуацию с задержанными. Сейчас известно о пяти решениях по административным делам против участников акции. В частности, на 25 суток арестовали координатора штаба Бориса Золотаревского (в спецприемнике он объявил голодовку), еще двое задержанных получили штрафы на сумму пять и десять тысяч рублей за участие в акции. По данным штаба, одного из активистов арестовали на семь суток не за участие в шествии, а за съемку в отделе полиции — по статье 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника). При этом другого участника акции за съемку по той же административной статье лишь оштрафовали на 700 рублей.

Все материалы
Ещё 25 статей