«Спектакль федерального масштаба». Почему СК не стал возбуждать уголовное дело о сексуальных домогательствах в «Лиге школ»
Анна Козкина
«Спектакль федерального масштаба». Почему СК не стал возбуждать уголовное дело о сексуальных домогательствах в «Лиге школ»
Тексты
14 июня 2018, 14:25
12088 просмотров

Сергей Бебчук. Фото: RFE/RL

Экс-директор «Лиги школ» Сергей Бебчук, которого выпускницы школы обвинили в сексуальных домогательствах, подал иск к опубликовавшему их истории журналисту «Медузы» Даниилу Туровскому. «Медиазона» напоминает, как Следственный комитет проверял Бебчука и его заместителя Николая Изюмова, но не нашел в их действиях состава преступления. Свой отказ следователь обосновал тем, что никто из пострадавших девушек «своевременно в правоохранительные органы не обращался».

В Чертановском районном суде Москвы прошла предварительная беседа по иску экс-директора «Лиги школ» Сергея Бебчука к журналисту «Медузы» Даниилу Туровскому, который в январе прошлого года опубликовал статью со свидетельствами бывших учениц школы о домогательствах со стороны Бебчука и его заместителя Николая Изюмова. После публикации Следственный комитет опросил пострадавших, однако не обнаружил состава преступления в действиях руководителей «Лиги школ».

Предупреждение о возможном конфликте интересов: сотрудник «Медиазоны» и редактор этого материала Егор Сковорода — выпускник «Лиги школ».

18 мая Чертановский районный суд принял к рассмотрению иск Бебчука к Туровскому. Пресс-секретарь суда рассказал агентству «Москва», что Бебчук просит признать статью Туровского не соответствующей действительности и порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию. Экс-директор «Лиги школ» требует с журналиста 3 млн рублей в качестве компенсации морального вреда, а также почти 1,7 млн рублей упущенной выгоды — Бебчук утверждает, что после публикации он потерял работу.

Как рассказал «Медиазоне» журналист Даниил Туровский, сам Сергей Бебчук на беседу не пришел. Его представитель Дмитрий Николаев просил суд рассматривать дело в закрытом режиме, поскольку могут быть разглашены личные данные; суд отложил это решение до начала разбирательства по существу — оно назначено на 14 августа.

Рассказы о домогательствах

23 января 2017 года «Медуза» опубликовала расследование Даниила Туровского «25 лет насилия». Выпускницы «Лиги школ», которую ее создатели называли «школой для одаренных детей», рассказали журналисту о многочисленных случаях сексуальных домогательств со стороны директора школы Сергея Бебчука и его заместителя Николая Изюмова. Первые случаи, писало издание, происходили еще в девяностых, когда Бебчук работал в школе «Икс» (в 1994 году Бебчук с Изюмовым ушли из «Икса» и открыли «Лигу школ»).

«"Медузе" известно о более чем двух десятках человек, которые заявили, что стали жертвами сексуального насилия и домогательств со стороны Бебчука и его заместителя Николая Изюмова», — писал Туровский.

Большинство свидетельств тогда были анонимными — открыто о домогательствах тогда рассказала Татьяна Карстен, а Вера Воляк согласилась на публикацию своего видеообращения. Воляк рассказывала, что у нее была сексуальная связь с директором Бебчуком, когда ей было 14–15 лет, а также неоконченный половой акт с Изюмовым. Еще четыре свидетельства приводились анонимно — так, одна из девушек утверждала, что ее подруга встречалась с Бебчуком, а в 16 лет забеременела и сделала аборт.

Выпускники школы и некоторые учителя, писала «Медуза», узнали о масштабе домогательств только в конце 2014 года, после того как Татьяна Карстен рассказала о случившемся руководителю театральной студии Ирине Дмитриевой. После этого выпускники стали искать других жертв, и 22 января 2015 года участники расследования выдвинули ультиматум Бебчуку и Изюмову, потребовав, чтобы они уволились из школы и больше никогда не работали с детьми. По данным «Медузы», Бебчук на встрече с выпускниками назвал эти обвинения враньем. Однако он и Изюмов, который тоже отрицает все обвинения, подписали ультиматум, а школа вскоре закрылась.

Причиной закрытия назвали изменения ситуации в стране. «Та школа, которая задумывалась и была открыта более двадцати лет назад, в сегодняшних условиях сильно сузившихся рамок законодательного поля существовать больше не может», — писал ученикам и выпускникам Николай Изюмов.

Как писала «Медуза», ультиматум предполагал, что выпускники не будут публично говорить о домогательствах, если уже бывшие руководители «Лиги школ» будут соблюдать его условия. Однако осенью 2015 года выпускники узнали, что Бебчук и Изюмов продолжают работать с детьми. Через некоторое время после этого Бебчук был уволен из школы «Интеллектуал», куда перешла учиться часть учеников «Лиги школ».

Реакция СК и учеников

В день выхода статьи Туровского Следственный комитет объявил о начале доследственной проверки.

26 января в прокуратуру было направлено обращение, подписанное 15 бывшими учителями «Лиги школ», с просьбой защитить честь и достоинство руководства школы. «Я работал в этой школе в качестве учителя математики в течение 14 лет: с 2001 г. до ее закрытия – и ничего похожего в школе не наблюдал. Противозаконно распространять грязные слухи, не имея на это точных доказательств. Между тем, материалы, о которых я говорю, содержат легко опровергаемые данные», — утверждал автор обращения Герман Левитас.

«Медузе» также поступили письма около десяти бывших учеников школы в защиту Бебчука и Изюмова.

Вскоре о сексуальных домогательствах «Медузе» рассказали еще пять учениц «Лиги школ» — Анна Зверькова, Людмила Соловьева, Вера Байковская, Татьяна Коровкина (Грошева) и девушка, чье настоящее имя не было указано.

Опросы пострадавших

24 апреля 2017 года Следственный комитет вынес постановление об отказе в возбуждении дела — следователь не нашел в действиях Бебчука и Изюмова состава преступления. За время доследственной проверки были опрошены 87 человек, в том числе десять бывших учениц школы, которые рассказали о домогательствах по отношению к ним или их знакомым.

Следователи опросили бывших учениц «Лиги школ», с которыми говорила «Медуза» — Людмилу Соловьеву, Веру Байковскую, Татьяну Коровкину (Грошеву) и Светлану Бозрову. Соловьева и Байковская повторили то же, что рассказали «Медузе», Коровкина же подтвердила следователю, что со стороны директора и его заместителя были домогательства, но она «плохо помнит описываемые ей события». Выпускница Светлана Бозрова, которая была одним из инициаторов внутреннего расследования, рассказала следователю, что еще во время учебы в в 2006-2007 годах узнала от других учеников, что директор и его заместитель домогаются учениц, но сама она с этим не сталкивалась.

Людмила Соловьева просила привлечь Бебчука и Изюмова к уголовной ответственности за развратные действия в отношении нее. Она рассказала о событиях 2007 года в деревне Боброво, где у Бебчука был дом, куда регулярно приезжали ученики школы. Она поехала с Бебчуком к лесу забрать брошенные стройматериалы, там вдруг Бебчук сделал ей комплимент, обнял и поцеловал в губы. Девушка вспоминала, что была в шоковом состоянии. После этого директор сел в машину и они поехали обратно на дачу и больше не обсуждали этот случай. Рассказывать об этом Соловьева тогда никому не стала.

В свою очередь, Вера Байковская рассказала, что в 2007 году она тоже приехала к Бебчуку в Боброво, добравшись до деревни от автобусной остановки на попутке с незнакомыми мужчинами. После этого ее попутчики возвращались к дому Бебчука и звали девушку. Тогда директор школы велел ученикам возвращаться в Москву — Байковскую с двумя ученицами он повез до остановки на своей машине. По дороге он высадил двух девочек и увез Байковскую в сторону молочного завода, где остановил машину и стал требовать, чтобы девушка разделась. Она отказалась, а после повторного требования сказала, что поняла свою ошибку — она решила, что директор так пытался ее проучить из-за того, что она поехала в машине с незнакомцами. После этого Бебчук вернулся за двумя другими ученицами и довез их до остановки.

В отказном постановлении Следственного комитета приведены также свидетельства учениц, чьи истории были опубликованы «Медузой» анонимно или вовсе не появлялись в прессе. Одна из бывших учениц «Лиги школ» рассказала, что в 2008 году во время похода в Карпаты, когда вечером школьники остановились разбить лагерь, она с Бебчуком пошла за щепками недалеко от места привала. Пока девушка строгала щепки, Бебчук стал гладить ее по шее, по волосам, потом начал целовать в шею, уши, щеки.

Он сказал, что давно влюблен в девятиклассницу и знает, что она к нему неравнодушна. Потом он спросил: «Хочешь ли ты?», вспоминала девушка. Ученица ответила отказом, после чего оба вернулись в лагерь. Девушка отмечала, что была потрясена. Через несколько дней после дачи объяснений следователю она попросила прекратить проверку по ее заявлению, объяснив, что не считает себя пострадавшей.

Другая девушка рассказала следователю, как на даче в Боброво директор водил ее в баню париться. «Они прошли в парилку, где он велел ей полностью раздеться. Ее смутило это требование, но поскольку до этого она никогда ранее не парилась, то подумала, что так и должно быть», — говорится в постановлении. Девушка отмечала, что знает о других случаях развратных действий со стороны Бебчука.

Большинство опрошенных следователем жертв говорили о домогательствах и со стороны Николая Изюмова. Они подтверждали, что замдиректора встречал учениц на входе в школу поцелуями, а в зимнем лагере «Поречье» приходил по утрам в комнаты девочек и целовал их, обнимал, гладил по лицу и волосам. Некоторые опрошенные девушки говорили, что он домогался их и в школе в своем кабинете — сажал на колени, целовал, трогал их под одеждой. Ученицы боялись кому-то рассказывать о домогательств, стыдясь произошедшего или опасаясь «проблем в школе».

Нет состава преступления

При этом еще две выпускницы, Анна Рчеулишвили и Мария Кантанистова, чьи опросы подробно пересказываются в постановлении следователя, говорили о своем недоверии к статье «Медузы» и настаивали, что домогательств не было.

Сами Бебчук и Изюмов на опросе все отрицали. В постановлении приводится подробное объяснение дочери Бебчука Татьяны, которая утверждает, что «организаторами» школьного расследования и публикации на «Медузе» были ученики, занимавшиеся в театральной студии под руководством Ирины Дмитриевой — именно она после рассказа Татьяны Карстен начала искать других жертв. Карстен Татьяна Бебчук назвала склонной к фантазированию и эмоциональному восприятию мира девушкой.

Следователь записал, что Татьяна Бебчук «считает происходящее архетипичной историей про то, как взрослые люди сбрасывают с пьедесталов собственных кумиров, на которых им трудно равняться». По ее словам, для Дмитриевой это был «спектакль федерального масштаба, одновременно являющийся компенсацией ее профессиональной безработицы».

В итоге следователь Черемушкинского межрайонного следственного отдела СК по Москве Никита Белоусов пришел к выводу, что в действиях Бебчука и его заместителя Изюмова нет состава преступления, предусмотренного статьей 135 УК (развратные действия).

Следователь аргументировал свое решение тем, что о сексуальных домогательствах во время доследственной проверки рассказали десять бывших учениц, однако никто из них «своевременно в правоохранительные органы не обращался» и не говорил о чьих-то попытках подать заявления в полицию. О возможном истечении сроков давности по некоторым эпизодам следователь не упоминает. Кроме того, он отметил, что показания других учеников и преподавателей не подтверждают свидетельства десяти девушек. В то же время следователь отметил, что в рассказах этих девушек нет признаков ложного доноса (статья 306 УК).

В июне прошлого года «Медуза» сообщила об этом отказе Следственного комитета. Через неделю после публикации ведомство возобновило проверку — спустя месяц следователь Зюзинского межрайонного следственного отдела СК по Москве Иван Елинский вынес аналогичное отказное постановление с той же мотивировкой. Во время этой проверки следователь повторно опросил Татьяну Коровкину — причем при опросе присутствовал сам Сергей Бебчук. На этот раз девушка, рассказывавшая, как Бебчук в походе лег с ней в один спальник (ей тогда было 13 лет), сказала, что не считает его действия развратными. Она добавила, что считает свое интервью «Медузе» глупым поступком.

При этом следователи так и не опросили Веру Воляк, которая говорила, что Бебчук занимался с ней сексом, и Татьяну Карстен, рассказавшую «Медузе», что на даче в Боброво преподаватель повел ее в баню решать задачи по математике, а затем стал парить веником голой, целовать в губы и признаваться в любви.

С тех пор следствие несколько раз выносило отказы в возбуждении дела, все они были отменены. Весной 2018 года управление СК по Юго-Западному административному округу отменило очередной отказ следователя возбудить дело против Бебчука и Изюмова, рассказал «Медиазоне» адвокат Сергей Бадамшин. «После этого пока не получали новых документов, пока такая вялотекущая история», — говорит адвокат. Сейчас представители пострадавших пытаются ознакомиться с последними материалами проверок, которые все еще продолжаются.

За полтора года Сергей Бебчук так и не прокомментировал выдвинутые его бывшими ученицами обвинения. На звонки и сообщение корреспондента «Медиазоны» Бебчук не ответил. Его адвокат Дмитрий Николаев отказался от комментариев.

Все материалы
Ещё 25 статей