Уголовное наказание за мемы и репосты предлагают отменить. Как это хотят сделать и кто уже поддержал инициативу
Михаил Зеленский
Уголовное наказание за мемы и репосты предлагают отменить. Как это хотят сделать и кто уже поддержал инициативу
Тексты
22 августа 2018, 18:42
7094 просмотра

Священнослужитель во время пикета против 148 статьи Уголовного кодекса России. Фото: Роман Пименов / Интерпресс / ТАСС

Все лето в России обсуждают уголовные дела за публикацию и репосты мемов в соцсетях, в которых сотрудники МВД находят экстремизм или оскорбление чувств верующих. Вопрос об отмене этих статей Уголовного кодекса затронули даже на «прямой линии» с Владимиром Путиным. «Медиазона» рассказывает, как предлагают изменить статьи о разжигании ненависти (282 УК) и оскорблении чувств верующих (148 УК) и кто уже поддержал эту инициативу.

Возбуждение ненависти либо вражды

До 2014 года ответственность по части 1 статьи 282 УК наступала только за публичные выступления или высказывания, сделанные через средства массовой информации. Максимальная санкция составляла до четырех лет лишения свободы. Ужесточить формулировку предложило правительство. «Отсутствие адекватной реакции на размещение экстремистских материалов в международной компьютерной сети "Интернет" со стороны органов государственной власти, призванных бороться с любыми проявлениями экстремизма и разжигания национальной и межэтнической розни, культивирует чувства вседозволенности и безнаказанности у лиц, совершающих эти деяния», — говорится в пояснительной записке к закону, который ввел ответственность за разжигание ненависти в интернете и установил минимальный порог по сроку заключения: от двух до пяти лет в текущей редакции. В третьем чтении его поддержала не только «Единая Россия», но и КПРФ (за исключением пяти депутатов).

Как предлагают изменить статью

В Госдуме ожидает первого чтения законопроект, подготовленный депутатами Сергеем Шаргуновым (КПРФ) и Алексеем Журавлевым («Родина»). Они предлагают наказывать по статье 282 УК только за действия с применением насилия (или угрозой насилия), использованием служебного положения или организованной группой. За «экстремистские» высказывания в интернете депутаты предложили наказывать по новой административной статье «Пропаганда ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» с максимальной санкцией в виде ареста на 15 суток.

Оскорбление чувств верующих

Статья 148 УК в своей исходной редакции предполагала наказание только за вмешательство в религиозные обряды и работу религиозных организаций и до 2013 года там было прописано наказание не строже трех месяцев ареста. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, единорос Сергей Железняк, справоросы Елена Мизулина и Николай Левичев, а также другие депутаты предложили ужесточить статью, добавив в нее наказание за оскорбление чувств верующих: «Такого рода посягательства являются общественно опасными, поскольку нарушают традиционные и религиозные нормы, выработанные обществом на протяжении многих веков, его нравственные устои, противоречат морали, влекут тяжкие последствия и носят яркую антисоциальную направленность». В статью также добавили новые санкции — до одного года лишения свободы. Против закона выступили только коммунисты и часть фракции «Справедливая Россия».

Как предлагают изменить статью

В начале 2018 года коммунист Олег Смолин внес законопроект о частичной декриминализации оскорбления чувств верующих. Он предложил наказывать только тех, кто непосредственно мешает религиозным обрядам, собраниям или церемониям. Совет по правам человека при президенте дополнительно предложил наказывать за оскорбления религиозных чувств в других ситуациях по административной статье.

Кто поддержал декриминализацию

РПЦ (глава отдела внешних церковных связей МП митрополит Волоколамский Иларион): «Конечно, уголовное наказание просто за репост — это чрезмерная мера и, я думаю, что решение Госдумы в данном случае правильное. Тем более что очень часто репостами занимаются лица несовершеннолетние, молодые, которые делают это, не подумав о последствиях своих действий».

Совет Федерации (спикер Валентина Матвиенко): «Во всем нужно чувство меры — нельзя завалиться ни в одну, ни в другую сторону. Любые перегибы очень вредны и малоэффективны. Поэтому я думаю, что этот вопрос нужно обсуждать, надо гуманизировать, надо уточнить юридически, чтобы не допускать как бы в благом деле, но искривления ситуации».

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова: «Я поддерживаю идею либерализации этой статьи [282 УК]. Я считаю, что нам важно не расширять искусственно количество людей с судимостью, потому что это в корне меняет жизнь людей».

Совет по правам человека при президенте: «Таким образом, можно будет сформировать правовую конструкцию, аналогичную разграничению административно-наказуемого и уголовно-наказуемого хулиганства». СПЧ опирается на предложения международной правозащитной группы «Агора» и центра «Сова».

Минкомсвязи (замглавы ведомства Алексей Волин): «Мы дали свое одобрение на текст этого законопроекта».

Mail.ru Group (владелец «ВКонтакте»): «Амнистия должна применяться к осужденным за экстремизм и распространение информации и другую активность в соцсетях (в том числе лайки, репосты, публикации изображений) в случаях, если такие действия не имели общественно опасных последствий».

Кто против декриминализации

Правительство России (в отзывах на законопроекты в 2017 году): «Введение в УК статьи 282 является реализацией конституционного принципа, гарантирующего равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, отношения к религии и не допускающего пропаганду и агитацию, нарушающих это равенство. <...> Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, должны оставаться под уголовно-правовым запретом вне зависимости от места и обстоятельств их совершения (действующая редакция части первой статьи 148 УК)».

Верховный суд (в отзывах на законопроекты в 2017 году): «Предложения, содержащиеся в законопроекте [о декриминализации статьи 282 УК], не в полной мере согласуются с подходом законодателя к вопросу об установлении уголовной ответственности за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В начале 2018 года глава ВС Вячеслав Лебедев отметил, что «коллегия обсуждает этот вопрос».

Большинство россиян (по данным опроса института общественного мнения «Анкетолог»): 59% опрошенных сказали, что уголовное преследование за экстремизм в соцсетях оправдано.

Позиция Кремля

Владимир Путин: «С одной стороны, заслон нужно поставить экстремизму, что, безусловно, отвечает интересам подавляющего большинства общества. Ну кто же будет спорить с тем, что нужно поставить заслон пропаганде суицидов, особенно среди молодежи? Разве кто-то против? Ну конечно нет. Или распространение фашистских каких-то идей. Разве кто-то против? Да нет конечно. И так далее. Но нужно определиться с понятиями».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: «Это не значит, что нужно способствовать распространению какой-то экстремистской или иной информации, но, конечно, нужно оградить граждан от каких-то случаев, которые являются даже не курьезными, а весьма резонансными».

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей