Не только Макаров. Что известно о новых эпизодах и потерпевших в деле о пытках в ярославских колониях
Анна Козкина
Не только Макаров. Что известно о новых эпизодах и потерпевших в деле о пытках в ярославских колониях
Пытки в ЯрославлеТексты
21 сентября 2018, 18:12
6660 просмотров

Исправительная колония №1 УФСИН России по Ярославской области. Фото: Олег Смыслов / Коммерсант

В деле о пытках заключенного Евгения Макарова в ярославских колониях теперь уже пятеро потерпевших, появились и новые эпизоды. Более того, речь идет о пытках не только в колонии №1, но и в другом учреждении области — тюрьме на территории ИК-8, куда перевели Макарова в конце 2017 года. При этом других обвиняемых в деле пока нет. «Медиазона» рассказывает о новых эпизодах и потерпевших в деле о пытках в ярославских колониях.

Сегодня утром стало известно, что в деле о пытках в колониях Ярославля появились новые эпизоды и потерпевшие. Теперь их пятеро — Евгений Макаров, Степан Нуждин, Артур Гукасян, И. Тарновский и А. Николаев.

«Несите его на дальняк». Эпизоды о пытках в ИК-8

Уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия) возбудили 20 июля — в день публикации «Новой газетой» видео пыток в ярославской ИК-1 заключенного Евгения Макарова.

Теперь же в деле есть еще один эпизод по пыткам Макарова, которые происходили в едином помещении камерного типа (проще говоря, в тюрьме) на территории колонии № 8 Ярославля. В декабре 2017 года, когда Макарова этапировали в ЕПКТ, надзиратели его избили, а затем попытались окунуть в унитаз, но заключенный специально ударился головой. В числе участников пыток Макаров называет заместителя начальника службы безопасности ИК-8 Сардора Зиябова — он уже фигурирует в общем уголовном деле, но по другому эпизоду.

О том, что этот инцидент также стал частью уголовного дела, адвокат фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова узнала от своего подзащитного только 19 сентября в суде, где рассматривался вопрос о пересчете Макарову срока по закону «день за полтора». По видеосвязи он сообщил, что СК уже допросил его и второго потерпевшего — Степана Нуждина.

«Его вместе с Макаровым в декабре 2017 года избивали. И он (Макаров — МЗ) подавал [заявление], и Нуждин подавал. Отказывали, отказывали, а вот сейчас возбуждено и по Макарову, и по Нуждину. Они дают показания на Зиябова Сардора, — рассказывает адвокат Бирюкова. — Они оба про него говорят. Самое главное, что его вообще вся колония боялась и все сотрудники его слушались, несмотря на то что он какое-то руководящее положение сильное не занимал».

20 сентября Бирюкова посетила Нуждина в ЕПКТ. Осужденный был избит там 5 декабря 2017 года, в один день с Макаровым, когда его только привезли. Нуждина отвели в подвальное помещение, где надзиратели стали осматривать его вещи. Зиябов проверял сумку Нуждина. По словам заключенного, тюремщик часть вещей выкинул, другие сломал и забрал у него спички, сигареты, одежду, конфеты и кофе. Нуждин сделал ему замечание, после чего Зиябов велел заключенному под видеозапись делать зарядку и заправлять кровать. Но Нуждин ответил отказом, сказав, что будет делать это утром. После этого надзиратели (в помещении было несколько сотрудников колонии) велели ему раздеться для полного досмотра.

«Остался в трусах. Сардор сказал: "Ложись на парту". Я отказался. Меня [Денис] Бабаев, [Николай] Кособоков и еще 2-3 человека скрутили, в том числе [оперативник] Антон Николаевич (фамилия неизвестна — МЗ), положили меня на парту. Бабаев заломал мне правую руку, у Антона Николаевича была в руках дубинка. <...> Меня зафиксировали на парте, стали удерживать. Я кричал: "Не надо, тормозите, что вы делаете!". Сардор отдал команду — бить. Меня начали бить: Антон Николаевич мочил навязанную узлами тряпку и бил по ногам, ягодицам, куда попадало. Я не помню, сколько раз он меня ударил, но больше 10 раз. Остальные держали. Один сотрудник стоял над головой и, когда я кричал, поливал мне водой, чтобы я терял сознание, захлебывался. Меня били электрошокером, чтобы привести в чувство. Сколько примерно это продолжалось, я не помню», — говорится в адвокатском опросе Нуждина. После этого Зиябов сказал остальным сотрудникам: «Несите его на дальняк (в туалет — МЗ), будем головой в унитаз опускать».

Когда Нуждина приволокли в туалет, он увидел ведро с испражнениями и тряпкой. «Сардор намотал эту тряпку на палку, сказал, что "ты сейчас ее жрать будешь". Я ему сказал: "Ты что творишь, скажи, что надо сделать?". Он сказал — зарядку на видеокамеру», — вспоминал Нуждин в беседе с адвокатом. Заключенный сделал упражнения на камеру, но Зиябов стал снова бить и угрожать, что его отведут «на дальняк». Заключенный вновь сказал, что согласен выполнить его команды и снова на камеру сделал, что ему велел надзиратель. Только после этого Нуждина отвели в камеру. Там находился Макаров, но его увели надзиратели.

«Минут 15-20 его не было, я лежал в камере. Когда его привели, он был весь избит. <…> При мне [медработники] осматривали Макарова, я видел все его повреждения», — рассказывал адвокату Нуждин. Он отказался подписать протокол осмотра медработницей, которая на все жалобы только сказала, что «до свадьбы заживет». Нуждина уже допросили в качестве потерпевшего.

Хотя на участие Зиябова в пытках указывают оба заключенных, неясно, проходит ли он подозреваемым по этому эпизоду в ИК-8. Сейчас в деле он значится как обвиняемый только по эпизоду о пытках в колонии №1.

Фото: фонд «Общественный вердикт»

«Это повторялось каждые два-три месяца». Эпизоды о пытках из второго видео «Новой газеты»

Еще трое новых потерпевших в деле о пытках — Гукасян, Тарновский и Николаев. Они проходят по другому эпизоду об избиении заключенных в колонии №1 в ноябре 2016 года, в котором как раз обвиняют Зиябова и начальника цеха ИК-8 Дмитрия Никитенко. Видео избиения, полученное «Общественным вердиктом», в конце августа опубликовала также «Новая газета». Причем дело, судя по материалам, было возбуждено еще 6 августа, но рассказал об этом СК только после публикации видео. На записи заключенных заставляют бегать по коридору, вдоль которого выстроились 10-15 надзирателей. Сотрудники колонии бьют заключенных под крики «Суслики бегут!», «Плохо бегут!». Зиябов на видео в синем свитере, его действия отчетливо видны.

Бирюкова объясняет, что, со слов обвиняемых тюремщиков, присутствие сотрудников из другой колонии (в данном случае — как минимум, Зиябова и Никитенко) на таком мероприятии — обычная практика.

«Сами сотрудники говорили, что на такие обысковые мероприятия приглашаются не только сотрудники колонии, в которой проходят обысковые мероприятия, но и сотрудники других колоний. Например, когда избивали Вахапова, Макарова и Непомнящих в апреле 2017-го там было порядка 200 человек — был спецназ ФСИН и сотрудники других колоний. То есть их привлекают из разных исправительных учреждений. Но спецназ привлекают, когда масштабные обысковые мероприятия. На втором видео не только сотрудники 8-й колонии, там еще и сотрудники УФСИН области, контролирующие это мероприятие. Они тоже, по-моему, допрошены уже в качестве свидетелей», — объясняет адвокат Бирюкова. «Новая газета» писала, что на видео опознали сотрудника управления ФСИН по региону по фамилии Минаков и его коллегу Владимира Юрьевича (фамилию газета не указывает).

Про Тарновского и Николаева правозащитники пока практически ничего не знают, но ищут их, чтобы предоставить им юридическую помощь. Зато адвокат фонда «Общественный вердикт» Эльдар Лузин встретился с заключенным Гукасяном, которого он также опросил. «Я его вчера опросил, я лично с ним встречался в ИК-1. Он мне все полностью подтвердил, также добавив, что такие события повторяются каждые два-три месяца. Сейчас, если честно, я сам сомневаюсь, что это будет повторяться, но на протяжении нескольких лет это повторялось каждые два-три месяца», — говорит адвокат Лузин. Заключенный рассказал ему, что избиения происходили в помещении ШИЗО.

«В районе 07:00-08:00 открылись двери камеры, стояли сотрудники ФСИН в масках, оперативный сотрудник Мамоян, они сообщили, что будет полный обыск, приказали передвигаться только бегом в сторону класса, — говорится в протоколе опроса. — Сначала нас отправили бегом в одну сторону, затем нас вернули назад, отправили заново. Все наши перебежки сопровождались ударами руками, ногами, палками резиновыми. <...> Далее завели нас в класс, поставили на растяжку, избили. Затем провели обыск и отпустили. Удары сопровождались криками, били по всему телу. Били по голове, туловищу, по ногам».

После этого заключенных осматривали медработники, но, по словам Гукасяна, они не стали фиксировать следы побоев. Гукасяна уже также допросил следователь.

Обвиняемые

Сейчас обвиняемыми по делу о пытках в ярославских колониях проходят 14 сотрудников ФСИН: 12 надзирателей из ИК-1, и двое из колонии ИК-8 (Зиябов и Никитенко). Все они, кроме замначальника ИК-1 по воспитательной части Ивана Калашникова, находятся в СИЗО. Калашников остается под домашним арестом, поскольку у него диагностировали онкологическое заболевание.

Евгений Макаров. Фото: фонд «Общественный вердикт»

При этом причастных к пыткам надзирателей больше, чем обвиняемых в этом деле. Так, при публикации видео пыток Евгения Макарова «Новая газета» перечислила 18 опознанных сотрудников. На втором видео запечатлены около полутора десятков сотрудников, но в СИЗО оказались лишь четверо: Зиябов с подчиненным и двое уже арестованных за пытки Макарова.

«Следователь, который меня вчера опрашивал по угрозам (дело об угрозах по заявлению Бирюковой пока не возбуждено, ей отказались предоставить защиту — МЗ), сказал, что остальные сотрудники тоже допрошены, но они допрошены в качестве свидетелей, — говорит Бирюкова об оставшихся на свободе причастных к пыткам Макарова. — Сейчас решается вопрос о квалификации их действий — там, может быть, будет халатность или что-то другое, потому что кто-то просто стоял. И как будет решен вопрос, они будут думать по мере пресечения. Как и по начальству [ИК-1] — они начальство тоже допросили, пока в качестве свидетелей. Из [областного] управления [ФСИН] они кого-то тоже допрашивали — по второму видео». Следователь также заверил Бирюкову, что большинство надзирателей, запечатленных на втором видео, установлены и по ним также решается вопрос квалификации.

Почти все обвиняемые на сегодняшний день признают вину, отмечает адвокат «Общественного вердикта». Среди тех, кто отрицает вину, Сардор Зиябов. «Он говорит, что "да, я участвовал в разных обысковых мероприятиях, но конкретно в этом, я не помню, участвовал или не участвовал; никому вреда я не причинял, ничего я не делал"», — рассказывает Бирюкова. Не признает вину и его подчиненный Дмитрий Никитенко, еще четверо арестованных сотрудников ИК-1 — Андрей Зыбин, Александр Морозов, Алексей Бровкин и Игорь Богданов — воспользовались 51-й статьей Конституции и не дают показаний.

Обновлено 22 сентября в 11:48: уточнена информация о позиции обвиняемых.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей