Оправдание Монстрации. Новосибирский суд не нашел состава правонарушения в действиях художника Артема Лоскутова — Медиазона
Оправдание Монстрации. Новосибирский суд не нашел состава правонарушения в действиях художника Артема Лоскутова
11 мая 2016, 8:57
9982 просмотра

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Октябрьский районный суд Новосибирска рассмотрел административный материал в отношении художника Артема Лоскутова — идеолога Монстрации, которого суд Центрального района города в прошлую пятницу уже оштрафовал за нарушения, якобы допущенные 1 мая при проведении этой акции (часть 1 статьи 20.2 КоАП). На этот раз Лоскутову грозил административный арест сроком до десяти суток по части 2 той же статьи (организация и проведение несогласованного мероприятия), но судья Майя Руткевич прекратила производство в отношении активиста за отсутствием состава правонарушения.

8:16

Артему Лоскутову вменяется статья 20.2 КоАП — нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. По мнению новосибирской полиции, художник совершил это правонарушение 1 мая, когда в городе прошла очередная Монстрация — придуманное Лоскутовым более десяти лет назад шествие под абсурдными, иногда пародийными, а иногда и просто бессмысленными лозунгами, которое проводится с 2004 года и собирает тысячи участников.

Сразу по завершении Монстрации-2016 Лоскутов был задержан сотрудниками Центра «Э»; согласно составленному тогда протоколу, он «организовал и провел не согласованное с властями г. Новосибирска публичное мероприятие в форме шествия "Монстрация"» (часть 2 статьи 20.2, предусматривает административный арест). Однако 6 мая суд Центрального района Новосибирска лишь оштрафовал художника на 20 тысяч рублей по более легкой части 1 статьи 20.2. «Мероприятие, организованное Лоскутовым А. А., имеет признаки массового мероприятия, но не имеет признаков культурного мероприятия», — говорилось в постановлении.

После заседания он был снова задержан прямо на ступенях суда — оказалось, что в отношении Лоскутова возбуждено еще одно административное производство по части 2 статьи 20.2 — на этот раз полицией Октябрьского района, где «монстранты» якобы незаконно столпились «на крыльце и площадке перед зданием Государственной публичной научно-технической библиотеки».

Год назад Аmnesty International признала Лоскутова, арестованного за проведение Монстрации на 10 суток, узником совести.

9:09

И судья Майя Руткевич, и сам Лоскутов опаздывают на заседание, назначенное на 12:00 по местному времени (9:00 мск).  

Зал заседаний полон, не менее половины присутствующих — журналисты.

9:25

Заседание начинается. Судья Руткевич устанавливает личности участников. 

— Лоскутов Артем Александрович, не работает, женат, детей нет, есть коты…

— Не возражаете против присутствия СМИ? — судья читает длинный список изданий.

Художник не против.

9:30

На заседании присутствует майор полиции Виктория Чернега, составлявшая протокол об административном правонарушении в отношении Лоскутова. Защита просит допросить ряд свидетелей: Александру Попову, Филиппа Крикунова, Юрия Кринского и Тимура Ханова, а также приобщить к материалам дела видео с шествия 1 мая. Чернега не возражает. 

Суд удовлетворяет ходатайство защиты в части допроса свидетелей, решение по видео — только после исследования всех имеющихся доказательств. Свидетели выходят в коридор.

9:36

Судья:

— Суду представлен протоколо №54-НВ от 6 мая 2016 года, составлен в 15 часов. В качестве лица, привлекаемого к ответственности, указан Лоскутов.А.А. Он «организовал 1 мая 2016 года на ступеньках Государственной публичной научно-технической библиотеки (ГПНТБ) мероприятие с участием более 300 человек, нарушив действующее законодательство о митингах, демонстрациях и т.д». 

Руткевич скороговоркой зачитывает полицейский рапорт, из которого можно понять, что с 14:45 до 15:20 1 мая 2016 года Лоскутов проводил на ступеньках ГПНТБ массовое мероприятие, чем нарушил часть 5 статьи 5 ФЗ-54 «О собраниях, митингах и демонстрациях».  

9:39

Судья перечисляет материалы административного дела: протокол личного досмотра Лоскутова в присутствии двух понятых (ничего не изъято), объяснительные, рапорты и так далее. Руткевич читает тихо и быстро, ее плохо слышно.

9:42

К делу приобщено постановление суда от 2 мая 2015 года, которым Лоскутов был оштрафован и арестован на 10 суток за аналогичное правонарушение. 

Судья продолжает перечислять рапорты в деле, отмечая, что все они идентичны, поэтому оглашать каждый не имеет смысла. Перелистнув несколько страниц, Руткевич переходит к переписке организаторов Монстрации с мэрией.

9:47

Из ответов мэрии следует, что Лоскутову было отказано в проведении публичного мероприятия на том основании, что ранее художник привлекался к административной ответственности за нарушения соотствествующего закона. 

 

9:50

Судья читает переписку Лоскутова с чиновниками новосибирской мэрии: отказы, документы о проведении организованного Департаментом спорта и молодежной политки первомайского «Всешествия», предложение мэрии участникам Монстрации — присоединиться к нему на правах одной из колонн. 

9:54

Обзор письменных доказательств закончен. 

Показания дает сотрудница полиции, составлявшая протокол на задержанного художника. Все, что она имела сказать, уже изложено в этом документе, говорит майор Чернега. «Шествие было согласовано, но не в качестве Лоскутова».

 

10:00

Защита: 

— В деле сказано, что чиновники не возражают против присоедениния колонны Монстрации к «Всешествию»? Это законно или нет?

Чернега: 

— Что значит: законно или нет? Если согласовано то, да. 

— Где должно было закончиться шествие, площадь Пименова?

— Они там были длительное время. Шли в шествии, потом направились к ГПНТБ, они не просто шли пофотографироваться — это было более 20 минут. Была использавана звукоусиливающая аппаратура. 

— Они высказывали какое-то определенное мнение?

— Я  считаю, что там было то же мнение, что и при Монстрации как таковой. Я не знаю, какое у них мнение, но что-то они пытаются донести!

В зале смех. Судья просит соблюдать тишину. 

Защита:

— Каждый [участник Монстрации] был со своим мнением, или оно было едино?

— Какая-то цель была!

— Какая была общая цель?

Чернега:

— Общая цель на крыльце: мы дошли до ГПНТБ независимо от того, запретили нам или нет. Основная цель была — показать: я организовал, я дошел, место несогласованное! Вот его цель!!!

10:04

Защита Лоскутова пытается выяснить у Чернеги, законна ли, по ее мнению, фотосъемка перед библиотекой. Майор гворит, что фотосессия законна, но для начала ее участники должны были сложить на площади плакаты. «Это была далеко не фотосессия!».

10:06

— Были ли призывы сложить плакаты от Лоскутова?

— Нет, только после фотосессии, — отвечает Чернега. 

Защита:

— Где было согласовано нахождение машины, куда нужно было сложить плакаты? Если люди подошли к площали, а машины нет, как они должны были действовать?

— По целенаправленному призыву часть отправилась к ГПНТБ с плакатами, другие ведь нашли, куда идти с плакатами. 

 

10:10

В суде пытаются выяснить, призывал ли Лоскутов участников шествия идти к библиотеке. Защита утверждает, что нет, полицейская Чернега объясняет, что если бы художник не повел туда людей, то к ГПНТБ никто бы и не пришел. 

— Вы не думаете, что Лоскутов поддался психологическому давлению толпы? — спрашивает защита.

В зале смех. Полицейская так не думает. Она настаивает, что Лоскутова на шествии воспринимали как организатора и лидера, и никто не мог на него давить.

10:15

Защита:

— Среди лиц на ступенях вместе с Лоскутовым были не только монстранты.

Майор Чернега: 

— Там было много всех: и сотрудники полиции, и другие люди... Чернега говорит, что участников официально одобренного «Всешествия» на площадке перед ГПНТБ не было. «Я воспринимала колонну монстрантов как отдельную колонну». 

— В какой момент Лоскутов начал нарушать закон?

— Я считаю, в тот момент, когда колонна остановилась, шествие закончилось, а потом начались призывы: вы хотите присоединиться? Затянулось время и начались возгласы, а потом ни с того, ни с сего вместе с Лоскутовым часть монстрантов пошли к ГПНТБ. Гражданин Лоскутов знает законы, мы знаем законы, мы прекрасно знаем, как их можно обойти, — говорит майор, вновь повторяя, что фотосессия перед библиотекой выглядела как митинг. 

— Но единого мнения они [собравшиеся перед библиотекой] не выдвигали?

— Да Монстрация никогда не выдвигает единого мнения!

10:15

 

10:20

К допросу майора приступает сам Лоскутов.

— Виктория Викторовна, вы говорите, что там были две разные акции. Можете по видео показать, где заканчивается одна, а другая начинается? Вы уверены, что в первой части колонны не было наших людей, или в нашей — людей из первой колонны?

Художник поясняет, колонны Монстрации и одобренного «Всешествия» были смешаны, и их разделяла лишь машина, ехавшая перед монстрантами.

— Были ли это разные события? — спрашивает Лоскутов. 

— Когда вы предложили присоединиться к празднику, и вам ответили, что не хотят, и вы сказали, что тоже не хотите, вот когда вы отдельной группой от шествия пошли фотографироваться — это вот нельзя соединить одним мероприятием! После этого вы должны были разойтись! — отвечает Чернега. 

10:25

— ... когда вы встали у части здания ГПНТБ, дополнительно позировали и просто стояли, когда вас уже благодарили за мероприятие — это окончание митинга! А начало митинга было, когда вы отошли и встали на ступеньки и организовывали речевки и выражали какое-то свое мнение, — продолжает говорить Чернега. 

Лоскутов: 

— По времени вы можете сказать, в какую минуту закончилось шествие и начался митинг?

— Между окончанием шествия и началом митинга прошло не менее пяти-семи минут. По моим часам — в 14:45 вы организованно встали на ступеньках на площадке ГПНТБ.

— А шествие закончили мы во сколько?

— Примерно в 14:35.

— А с 14:35 до 14:45 вы не усматриваете никаких признаков еще какого-то митинга? Может, я плакат держал или мегафон? У вас претензий к этим десяти минутам нет? А вот в тот период в 20 минут, который вы мне вменяете, не было никаких пауз, которые разбивали бы это событие еще на несколько разных событий? Вы считаете, что моей целью было осуществить правонарушение? — спрашивает Лоскутов. 

10:28

Чернега — Лоскутову: 

— Вы не первый год проводите Монстрацию и знаете, что можете проводить демонстрацию только с уведомлением. Если бы вы просто не брали громкоговоритель и встали сбоку, и никаких претензий к вам бы не было. 

— Если вы видели, что я нарушаю, держа мегафон, почему не пресекли? 

— Я вела видеофиксацию. А вы не знали, что вы не могли быть организатором?

— Я не знал, что мегафон является признаком того, что я организатор, — поясняет Лоскутов. 

10:32

Лоскутов объясняет, что после окончания шествия люди ждали фургон, который должен был забрать плакаты и транспаранты, но машину не пропустили. 

— Как нужно было поступить, не нарушив закон?

Чернега: 

— Нужно было подойти к сцене и сложить плакаты. 

Судья:

— По вашему мнению, в 14.45 начался несанкционированны митинг? По каким признакам вы определили, что это митинг?

— В одно время в одном месте находились люди с плакатами, выражающими свое мнение, ближе к культуре [чем к политике]. И плюс — организаторские моменты Лоскутова.

— По каким признакам вы определили, что это митинг?

— Они там стояли.

— Вы меня извините, на похоронах тоже стоят, — говорит судья.

10:34
Судья — майору Чернеге:

— У нас понятие митинга дано законом. Если вы составляли протокол, то по каким признакам вы определили, что это митинг?

— Они выражали свое мнение.

— Вы конкретизировать не можете?

— Сейчас нет.

— Присаживайтесь.

10:38

Лоскутов поясняет суду: 1 мая было согласованно мероприятие, которое проводится уже 13-й год. Выяснилось, что на этот раз легально организовать Монстрацию невозможно, но есть решение мэрии по проведению 1 мая культурных молодежных мероприятий. Тогда монстранты решили, что пойдут с санкционированным шествием. С 13:00 сбор, с 14:00 движение, потом — концерт на площади Пименова, вспоминает художник. У мэрии не было ко мне претензий по проведению мероприятий, со стороны сотрудников полиции ко мне тоже никаких претензий 1 мая не было, рассказывает он.

10:43

Лоскутов: 

— Единственный момент: машину для сбора плакатов на выставку после Монстрации не пропустили на площадь. Перед нами встала шеренга спортсменов; люди сдвинулись туда, где свободно, и пошли к ступенькам ГПНТБ, чтобы дождаться машины, так как там есть дорога. Там же решили сделать групповое завершающее фото. Когда фотографы все отсняли, мы подождали машину, потом загрузили плакаты, и все. За это мерпориятие суд Центрального района 6 мая уже наказал меня штрафом в размере 20 тысяч рублей. Мне не совсем понятно, почему меня второй раз пытаются за это судить. Причем там [в материалах первого административного производства, возбужденного в Центральном районе] прописано — до 15.00. Сейчас говорится: с 14:45 до 15.05. Если я уже был занят одним правонарушением, я не мог совершить второе. Прошу его исключить из дела.

 

 

10:49

Защита:

— Вы организовывали движение [к библиотеке]?

Лоскутов:

— Нет, мы должны были просто закончить.

— Какая цель нахождения вас и молодых людей перед ГПНТБ?

— Ждали машину,собирали плакаты.

— Были ли публичные выражения мнения по поводу актуальных проблем?

— Не было. Не стоит квалифицировать Монстрацию по 54-ФЗ, так как там не было высказывания общественно-политического мнения. Это мероприятие существует скорее в сфере культуры. 

— Если бы не вышло казуса с машиной, как бы все прошло?

— Мы должны были просто сгрузить плакаты в машину, как флаги Рейхстага у Кремля. И разойтись.

— Среди людей на ступеньках были люди из первой части колонны?

— Да, я видел лозунги первой части колонны.

Судья:

— По вашей версии, что происходило? Вы решили занять народ?

— Нужно было [поставить] какую-то точку. Нужно было собрать плакаты для выставки. Все начали перемещаться, и мы организовали там сбор.

— Это ваши знакомые? Я слышала что, они по имени благодарили вас. 

— Некоторые да, знакомые. Это просто давняя городская традиция, в которой участвуют уже поколения.

10:53

Суд приступает к допросу свидетелей. 

Александра Попова, 1987 года рождения, не работает. 

Защита:

— Что происходило у ГПНТБ? Когда там собрались люди?

— Примерно без пятнадцати три мы дошли до площади Пименова, остановились, потому что впереди тоже шел народ. Потом начали сворачивать плакаты, и нас фотографы из разных изданий попросили выстроится для группового фото. Мы ждали авто, куда должны были поргрузить палкаты для выставки. Я всем кричала, что все, кто хочет, могут поучаствовать в выставке и оставить плакаты.

— Вы или другие участники выражали публично мнение по поводу актуальных проблем?

— Нет.

— Как вы считаете, это было митинг или групповое селфи?

— Нет, таким образом митиногом можно было бы считать и свадебную фотосессию с плакатами «Совет да любовь!». 

10:59

Вопросы свидетелю задает Лоскутов: 

— Может, вы знаете, что там снимали фильм?

— Да, снимали ребята из Испании фильм о Монстрации. Они просили постоять с яркими палкатами на камеру. Это было на ГПНТБ, плюс, многие еще ждали начало концерта.

— Кто был организатором?

— Организатором была Ирина Соловьева из мэрии, и все договренности были с ней. В сети был выложен документ, подписанный Терешковой из управления культуры мэрии — о том, что Монстрация в этом году идет вместе со «Всешествием». Все условия были монстрантами соблюдены. Это озвучивал мэр, губернатор и Терешкова.

Попова говорит что ни к ней, ни к Лоскутову сотрудники полиции с требованием прекратить собрание у ГПНТБ не обращались.

11:06

Следующий свидетель — Крикунов Филипп Александрович, 1995 года, студент. 

Защита:

— Расскажите, что было 1 мая около трех часов дня у ГПНТБ. 

— Мы участовали во «Всешесвтии», около трех часов мы подходили к площади Пименова, перед нами выстроилась толпа спортсменов, я был в середине. Топлпа начала сворачивать в сторону ГПНТБ, и я в том числе. Мы с мерией договорились, что будет машина на площади у библиотеки для погрузки плакатов. Но в два часа сообщили, что машину не пропускают. Я начал звонить Анне Васильевне Терешковой, чтобы машину пропустили, но на это ушло время. 

— И что все делили все это время?

— Фотографировались.

— Где?

— Везде: на ступеньках, у газонов, у фонтанов.

— Лоскутов или другие люди в это время какие то лозунги выдвигали?

— Нет.

— Видели ли вы сотрудников полиции? Они требовали прекратить?

— Их было очень моного. Но никаких требований прекратить не было.

В завершение свидетель говорит, что организатором мероприятия был Департамент культуры горадминистрации, а не Лоскутов.

11:08

Кринский Юрий Алексанрович, 1981 года рождения, сотрудник Городского центра проектного творчества. 

Свидетель говорит, что Монстрация — культурное меропритяие, куда каждый может выйти с собственным костюмом и лозунгом, что отличает ее от митинга.  

 

11:11

Кринский поясняет что Монстрация-2016 проходила в рамках разрешенного «Всешествия», а на ступеньках библиотеки люди фотографировались. Основная масса участников в этот момент находилась ближе к сцене, а колонна Монстрации переместилась на ступеньки, чтобы не мешать проходу граждан. Я заметил только шуточные лозунги, вспоминает свидетель.

— Это был митинг?

— В моем понимании — это фотографирование. Любое такое событие неизбежно заканчитвается фотографированием, это обязательный ритуал нашего постмодернистского общества.

11:14

Свидетель Тимур Ханов, 1959 года рождения, индивидуальный предприниматель, программист. Отвечая на вопрос защиты, Ханов рассказывает, что происходило 1 мая около 15:00. 

— Я был между частью колонны мэрии и монстрантами с лозунгом «Здесь вам не Москва».

Ханов говорит, что собирал подписи под электронной петицией с требованием празрешить мероприятие на Красном проспекте, но в ответ получил письмо из мэрии, в котором был указан другой согласованный маршрут, поэтому свидетель говорит, что пришел на Монстрацию по приглашеню мэрии.

11:19

Ханов рассказывает, что часть колонны, в том числе и Лоскутов, свернула в сторону ГПНТБ, потому что это была еинственная незанятая дорога, а у библиотеки оставалось свободное место. «Также были слышны призывы сдать плакаты для дальнейшей выставки, которая потом состоялась 3 мая. Когда группа людей прошла к ступенькам ГПНТБ, я в это время вел съемку на телефон, и прозвучало предложение сфотографироваться всем вместе», — говорит свидетель. Он поясняет, что финальная фотография с плакатами — ежегодная традиция Монстрации, причем снимок всегда делается на ступеньках, чтобы были видны плакаты в руках стоящих в задних рядах. 

11:22

Участники Монстрации выстроились на ступеньках ГПНТБ, фотографы производили съемку, и это никоим образом не было похоже на митинг, вспоминает Ханов. «Это было скопление людей с плакатами, которые позировали перед фотографами». У Лоскутова был мегафон, но он им не пользовался; затем большинстов стало расходиться: кто-то сдавал плакаты, Лоскутов давал интервью, в любом случае, после 15:00 никаких активных действий Ханов не видел. 

Свидетель перечисляет свой послужной список: он был депутатом, работал в местном правительстве. Ханов говорит: я хорошо понимаю, что такое публичное мероприятие. «Это было культурное мероприятие, люди просто веселились. Монстрация — это просто абсурдный карнавал». 

— Я понимал, что нахождение на ступеньках ГПНТБ — это часть мероприятия, организованного мэрией, — признается свидетель. Он также отмечает: обычно полиция сторого следит за соблюдением законности во время Монстраций, и если есть нарушения, то участников просят их прекратить. Так было в 2015 году, напоминает Ханов, а 1 мая этого года никаких предостережений не было. 

11:29

Вопрос защиты: было ли происходящее перед библиотекой митингом? 

Ханов: нет, потому не было организаторов, ведущего и выступлений, никто не выражал общественно-значимых мнений, а абсурдные лозунги монстрантов не имели смысла. Так, на плакате, который держал сам свидетель, было написано: «Есть скотч — не есть скотч!».

На этом допрос свидетелей заканчивается.

 

11:31

Руткевич осматривает и вскрывает пакет с диском: суд приступает к просмотру видео.

Люди с плакатами и растяжкой «Здесь вам не Москва!» движутся в сторону библиотеки, выкрикивая: «Русские, блины!». Слышно, что Лоскутов говорит в мегафон: можно смешаться с участниками разрешенного концерта после шествия.

— Не хотим! — отвечают ему из толпы.

11:34

Суд смотрит кадры фотосессии на ступенях библиотеки. Слышны крики: «Фотографируйте фотографов!» и «Я моргнул!». В конце Лоскутов просит оставлять плакаты для будущей выставки. 

 

11:41

Из-за дефекта предоставленной полицией записи на мониторе вновь возникает середина шествия. Судья недоумевает, зачем смотреть одни и те же кадры второй раз.

Лоскутов:

— Меня за это уже наказали в другом суде!

Майор Чернега объясняет, что «так записалось».

 

11:54

Лоскутов отзывает ходатайство о приобщении видео: в том, которое продемонстрировала суду представитель МВД, и так все показано, говорит он. Защита художника представляет суду протокол по первому правонарушению, за которое Лоскутова оштрафовали на 20 тысяч рублей. 

Судья обозревает протокол, в котором говорится, что художник якобы организовал мероприятие без подачи уведомления.

Руткевич:

— Лоскутов, протокол в отношении вас от 1 мая. Вы по данному правонарушению уже признаны виновным?

— Да, выходит, что так, есть такое мнение. Но на видео видно прекрасно, что организатор — это не я.

— Сотрудники полиции как-то вмешивались в происходящее?

— Нет, никакх разговоров у нас не было. Я внимательно отношусь к тому, что они говорят.

— При первом производстве по делу кого-то из участников Монстрации сотрудники полиции опрашивали?

Лоскутов рассказывает, что видел, как полиция остановила троих человек, и что по его сведениям с некоторых участников акции брали объяснительные.

Судья спрашивает у майора Чернеги, кто из очевидцев был опрошен. 

Та говорит, что у нее нет показаний свидетелей акции — кроме тех объяснений сотрудников полиции, которые были переданы в Центральный район и использованы в первом производстве, закончившемся штрафом.  

 

11:59

Последнее слово Артема Лоскутова: все представленные доказательства говорят в мою пользу, на видео мы не увидели митинга, никаких признаков митинга не было. Это не митинг, а завершение мерпориятия, за которое я уже наказан, хотя и считаю, что мы все сделали правильно и согласовав с мэрией. Но при этом у ГУВД возникают вопросы постфактум.

Таким образом, я уже наказан за все события 1 мая. Прошу дело прекратить, протокол считаю оформленным с ошибками.

12:04

Адвокат Лоскутова Валентин Демиденко также говорит, что просмотренная на заседании видеозапись доказывает: художник не совершал действий, регулируемых законом 54-ФЗ, люди собрались для фотографирования, а их шутливые лозунги никак не могут считаться выражением мнения по поводу актуальных проблем общества. 

Защита настаивает, что в действиях Лоскутова отсутствует состав какого-либо правонарушения. Но раз он ранее уже был наказан судом, это должно быть учтено: нельзя дважды наказывать за одно и то же событие.

Судья Руткевич удаляется на решение. Перерыв до 16:00 по местному времени (13:00 мск). 

12:08

Онлайн исправлен: фамилия представителя МВД майора Виктории Чернеги была сначала ошибочно записана на слух как «Черникова». 

 

12:58

Судья Майя Руткевич оглашает решение: производство в отношении Артема Лоскутова прекратить в связи с отсутствием состава правонарушения. Кроме того, суд выносит представление прокурору о нарушениях, допущенных при составлении административного протокола.

Все материалы
Ещё 25 статей