Дело Никиты Белых. День 30
Дело Никиты Белых. День 30
23 января 2018, 0:14
1922 просмотра

Бюро пропусков в СИЗО-1. Фото: Елизавета Пестова / Медиазона

В СИЗО «Матросская тишина», где проходят выездные судебные заседания по делу экс-губернатора Кировской области Никиты Белых, стороны начали представлять свои дополнения. На входе в изолятор у журналистов забирают всю технику, поэтому «Медиазона» рассказывает о ключевых моментах заседания по рукописным конспектам корреспондента.

Читать в хронологическом порядке
14:00

Позапрошлое заседание по делу Никиты Белых вновь состоялось в СИЗО «Матросская тишина». На суде допросили свидетеля Дмитрия Кардакова, одного из учредителей кировского отделения Военно-исторического общества (ВИО) в октябре 2014 года.

Организация была создана для изучения военной истории России и «недопущения попыток ее искажения», рассказал Кардаков. Общество занималось благоустройством захоронений, помощью поисковым отрядам, установкой памятников и показом кинофильмов. «Мероприятия финансировались за счет поступлений: частных пожертвований, пожертвований организаций, переводов на уставную деятельность или конкретно на установку памятников, например», — объяснил свидетель. Он подчеркнул, что Белых регулярно интересовался о поступлениях, контролировал международную деятельность.

«Были ли средства общества когда-либо направлены на мои личные нужды?» — спросил у свидетеля подсудимый. Кардаков заверил, что таких фактов не было. «Нам сейчас его не хватает. Его участие во всем — не формальное, а искреннее, деятельное», — сказал Кардаков о бывшем губернаторе.

Следом выступил Андрей Нечаев — бывший министр экономики и председатель партии «Гражданская инициатива». рассказал, что познакомился с Белых в 2003 году «на почве политической деятельности», когда Белых стал председателем «Союза правых сил», вместе они работали на выборах. По словам свидетеля, «отношения с Никитой Юрьевичем были сугубо товарищескими, никаких бизнес-дел».

«Я с большим уважением отношусь к Никите Юрьевичу. Он искренне эту область полюбил и был ее патриотом, в хорошем смысле слова. Область была застяйная, это не нефтяной край, — рассуждал свидетель. — Если бы он не был занят в этом мероприятии, принес бы гораздо больше пользы».

После Нечаева прокуроры пригласили в зал Александра Лаврова. Он работает следователем в Следственном комитете. 24 июня 2016 года — в день задержания Белых — был старшим следователем второй следственной группы ГСУ СК. По просьбе гособвинителей он объяснил, почему номера купюр из некоторых пачках номера не сходятся с их ксерокопиями в материалах дела. «Единственная причина — человеческий фактор, техническая ошибка», — подчеркнул Лавров.

— Наличие средств у Никиты Юрьевича вызвало удивление? — спросила гособвинительница.

— Не было удивления. Выходил из этой комнаты с очень довольным видом, — отметил следователь.

После допроса следователя прокуроры предложили изучить диск с видео и фотографиями, сделанными во время осмотра места происшествия. На записи специалист объявил, что будет искать следы криминалистических препаратов. Он подошел к Белых и посветил на его руки ультрафиолетовым светом. Потом он распылил на руки губернатору аэрозолем-проявителем. На них с обоих сторон видно зеленое свечение. После этого специалист сделал смывы.

После просмотра видео, изучения детализации с трех номеров Белых и графика полетов самолета Ларицкого заседание закончилось. По словам судьи, прения по делу могут состояться уже 24 января. Скорее всего, они будут проходить в СИЗО.

14:30

Предыдущее заседание прошло в «Матросской тишине» в прошлую пятницу, однако корреспондент «Медиазоны» попасть на него не смог: как объяснял пресс-секретарь Пресненского суда, секретарь судьи Татьяны Васюченко не получил запрос на аккредитацию корреспондента, направленный в четверг, поскольку не заезжал в суд перед заседанием. Без разрешения судьи на допуск корреспондента сотрудники ФСИН отказались пустить его на выездное заседание.

Как рассказала «Медиазоне» корреспондентка Русской службы «Би-би-си» Оксана Чиж, весь день заняло перечисление письменных материалов дела, на которые стороны собираются ссылаться в прениях. «Поскольку все материалы были у них перед глазами, в большинстве случаев их не зачитывали, а просто перечисляли, после чего судья решала, на какие из них можно ссылаться. Если у Белых были замечания, секретарь заносил их в протокол», — объяснила она. По словам Чиж, среди перечисленных материалов большую часть заняли распоряжения правительства Кировской области об НЛК и УК «Лесхоз», протоколы совещаний и распоряжения об их назначении, ведомственные регламенты, региональные законы, уставы и так далее.

Среди перечисленных документов был и загранпаспорт племянника предполагаемого взяткодателя Юрия Зудхаймера Эрика Зудхаймера, согласно которому он въехал в Россию 25 июня. В то же время следователь СК Мухачев, как следует из материалов дела, допросил его 24 июня, обращает внимание Чиж. На это же несоответствие указывает и анонимный автор телеграм-канала «Никита Белых channel». «Т.е. следователь написал заявление Эрика, разъяснив ему права :) и ответственность за ложные показания. Ничего, что его в МСК не было :))) Сам ответил себе в протокол. А Эрик прилетел на следующий день», — пишет он.

Супруга Никиты Белых Екатерина Белых (до замужества — Рейферт) в фейсбуке рассказала об оказавшейся среди оглашенных документов справке об ОРМ в отношении нее, в которой она упоминается как гражданка Швейцарии и дочь некоего генерал-полковника МВД. Сама Белых это отрицает.

15:20

Судья Татьяна Васюченко заходит в небольшой кабинет в следственной части изолятора, где проходят выездные заседания. Стены комнаты покрашены в бежевый цвет, у стен расставлены четыре офисных стола — для судьи, секретаря Саши, представительниц прокуратуры, а также адвоката и подсудимого. Никита Белых сидит за столом рядом с защитником Грохотовым — клетки в кабинете нет.

Судья предлагает продолжить изучение документов. Защита просит исследовать документы по Эрику Зудхаймеру, информацию об уголовном деле бизнесмена Альберта Ларицкого, документы о здоровье Никиты Белых и некоторые другие материалы. Суд удовлетворяет это ходатайство адвоката Андрея Грохотова.

Судья листает тома с материалами дела. Она бегло зачитывает ходатайство адвоката Маркаряна. В нем говорится, что Эрик Зудхаймер родился в Германии и плохо говорит на русском языке. Адвокат просил допросить Эрика на родном языке и признать его допрос на русском недопустимым доказательством.

Следующий документ — постановление о выделении в отдельное производство дела предпринимателя Альберта Ларицкого по статьям 30 и 159 УК (покушение на мошенничество), датированное мартом 2017 года. Подробности уголовного дела судья не зачитывает.

15:35

Адвокат Грохотов просит суд приобщить к материалам дела «ряд документов о личности» Белых: это различные справки и письма благодарности, в том числе от президента России и Верховного суда. Адвокат также передает обращение «от простых жителей Кировской области, которые описали свое видение дела», его подписали 11 человек.

Кроме того, Грохотов просит приобщить постановление правительства Кировской области от 2006 года, в котором говорится, что НЛК — приоритетный инвестиционный проект, а также решение арбитражного суда о споре компаний «Ремигал» и ООО «Прожектор», это нужно для характеристики личности немецкого бизнесмена Юрия Зудхаймера. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что договор поручительства между «Ремигал» и «Прожектором» «фактически преследовал противоправную цель — вывод активов подконтрольного Судгаймеру Юрию Александровичу юридического лица – ООО "Ювикс-М" за пределы юрисдикции Российской Федерации».

Также Грохотов предоставляет письмо от адвоката Никулина, представлявшего интересы «Прожектора», с характеристикой Зудхаймера. Защитник поясняет, что хотел бы допросить этого адвоката, но из-за плотного графика заседаний это оказалось невозможно.

15:48

Адвокат просит суд изучить несколько вещественных доказательств, в частности, аудиозапись встречи Белых и Зудхаймера в Братиславе. Судья не против, и подсудимый с защитником начинают настраивать колонки и ноутбук. Секретарь Саша дважды выходит из зала за недостающими томами дела.

— Кто забыл [попросить принести нужные тома дела], будет ходить сам! — недовольно говорит судья.

Запись включают. Несколько минут слышны шуршащие звуки, затем — немецкая и английская речь. Далее Белых и Зудхаймер здороваются, обсуждают погоду и отдых в Швейцарии.

«Рассказывайте, как вас сюда занесло?» — говорит Зудхаймер. Белых начинает рассказывать что-то про Вену, говорит, что прилетел в Братиславу первым рейсом лоукостера «Победа» по этому направлению. Далее губернатор упоминает совместные проекты Словакии и Кировской области в сфере животноводства.

Затем Зудхаймер долго рассказывает о путешествии в Хорватию, Черногорию и греческий Корфу на яхте. «Волны семь метров, порвало якоря! — увлеченно рассказывает бизнесмен. — Если бы остались на пирсе, разбились бы». «Разбил яхту, *****!» — возмущается он.

Вскоре бизнесмен переходит к пространному обсуждению экономического положения России. Все это время Белых лишь говорит: «Угу, угу». Зудхаймер упоминает «нефтяную иглу», Ельцина и «развитие экономики не туда». «Нету специалистов, нету металла, ничего нету», — сокрушается он.

В этот момент судья Васюченко останавливает запись и ссылается на протокол осмотра этой записи из материалов дела, где есть полная расшифровка разговора; она не видит необходимости продолжать слушать ее. Белых просит все же дослушать разговор, его снова включают.

В конце разговора Зудхаймер говорит о Ларицком и истории со «Сбербанком». На фоне играет песня певицы Адель Hello. «Вы ж с ним контачите, че у него там в голове?» — спрашивает Зудхаймер. После этого судья снова говорит, что все это есть в расшифровке, и запись выключают.

Белых комментирует запись: в суде Зудхаймер говорил о том, что на встрече в Братиславе обсуждался вопрос «освобождения» Ларицкого («Ларицкого надо выпускать»), хотя на записи это совсем не упоминается. Также речь идет о залоге по кредиту в «Сбербанке»: по словам подсудимого, кредит передали «Росэксим Банку» и он больше не нуждался в обеспечении. Однако вмешалась кипрская компания «Ремигал», предположительно связанная с Зудхаймером, и перекупила его. Белых отмечает, что это было сделано для шантажа правительства Кировской области.

Также обсуждалось внесение изменений в инвестпроект НЛК — по словам Белых, это было невозможно без справки об отсутствии задолженности по налогам. Сам же Зудхаймер утверждал, что после встречи Белых «натравил» на НЛК налоговую.

«Как раз я предлагаю [встречу] для урегулирования проблем с налоговой — подчеркивает Белых. — Ни про какую таксу речи не идет». Затем подсудимый рассказывает о деталях инвестпроектов НЛК и фанерного завода, который принадлежит АФК «Система»: они должны были пользоваться лесом совместно. Звучат слова «фанкряж» и «низкосортная древесина».

16:40

Теперь слово берет адвокат Грохотов. Он просит изучить детализацию номера оператора Vodafone. Судья пытается открыть запечатанную в пластик упаковку: «Ни у кого ножичка нет?» — говорит она. Журналисты в зале улыбаются.

Это детализация звонков Зудхаймера, документы следователю предоставил он сам. Номер Белых впервые появляется в них в середине 2014 года. По словам Белых, это говорит о том, что они не могли встречаться 5 марта 2014 года, как утверждает Зудхаймер. В тот день предполагаемый взяткодатель не сделал ни одного звонка со своего номера на российские номера.

Теперь судья вскрывает другую упаковку — с протоколами совещаний в правительстве. «Ручку я себе уже сломала», — жалуется она. Белых рассказывает о докладной записке из правительства, согласно которой позицию правительства по НЛК и УК «Лесхоз» формировал департамент хозяйственных отношений, а не лично Белых.

18:00

Около 40 минут адвокат и Белых представляют различные документы, которые свидетельствуют о том, что у других инвестпроектов были проблемы и задержки, аналогичные НЛК и УК «Лесхоз». Все эти вопросы решались в обычном порядке, отмечает подсудимый.

Во время небольшого перерыва сотрудник ФСИН ключом открывает окно. Сегодня в зале холодно — по словам фсиновца, из-за аварии в здании изолятора не работают батареи.

18:15

Далее стороны изучают документы из департамента лесного хозяйства об НЛК и УК «Лесхоз», всего — 15 зеленых папок. Белых объясняет, что документы демонстрируют текущую работу, связанную с арендой леса. «Подтверждает, что замечаний по аренде лесов у всех предприятий очень много», — констатирует экс-губернатор.

Затем исследуется содержимое двух синих папок и одной прозрачной. Это документация по инвестпроектам из Минпромторга. Например, сопроводительное письмо от кировского губернатора в адрес ведомства о том, что УК «Лесхоз» — это проект социальной наравленности. Белых указывает, что некоторые документы подписывали его заместители, а не он сам.

Еще одно письмо — от департамента промышленного развития в адрес УК «Лесхоз». В нем говорится, что до начала июля 2014-го предприятие должно устранить нарушения, иначе инвестпроект будет исключен из списка приоритетных.

18:50

Обвинение ходатайствует о приобщении к делу решений арбитражных судов по НЛК и УК «Лесхоз», связанные с налоговыми нарушениями. Судья удовлетворяет ходатайство.

Прокурор Марина Дятлова просит изучить переписку с Рослесхозом, документы из Минлесхоза — договоры с УК «Лесхоз» и НЛК. «У меня такое ощущение, что я их видела, не знаю, где», — вздыхает судья, открывая увесистую синюю папку. Открыть коробку ей помогает адвокат Грохотов, который с линейкой в руках похож на школьного учителя.

19:10

Стороны обсуждают, как вскрыть запечатанный пакет.

— Зажигалочкой можно поджечь, — шутит судья.

— Ага, вместе с залом, — отвечает прокурор Дятлова.

Никита Белых включает вентилятор.

После небольшой заминки Дятлова начинает читать документ о несоответствии заявки на инвестпроекты УК «Лесхоз» из-за задолженности перед налоговой службой. О том же говорится в письме от Рослесхоза.

Белых отмечает, что именно это он упоминал на встрече с Зудхаймером в Братиславе. В результате долги были погашены, а Рослесхоз все же согласовал заявку. «Все эти переписки носили рабочий характер и существовали по всем инвестпроектам», — заключает он.

19:50

Белых просит разрешить ему выступить с дополнительными показаниями. Он говорит, что попытается построить повествование хронологически.

Подсудимый начинает с того, что проекты НЛК и УК «Лесхоз» «имели полное право на всяческую поддержку со стороны правительства Кировской области». НЛК был обладателем патронажного сертификата от властей региона — это форма стимулирования инвестиционной деятельности, предусматривающая упрощение процедур согласования в органах власти. Далее он перечисляет нормативные акты, касающиеся сертификата.

«Сертификат удостоверяет покровительство правительства Кировской области», — говорится в самом сертификате. Таким же сертификатом владели еще несколько десятков предприятий в регионе. Функции сертификата были определены задолго до его назначения на должность губернатора, подчеркивает Белых.

УК «Лесхоз» также могла рассчитывать на поддержку властей, ведь правительству области принадлежало 25% компании. «Несмотря на право на поддержку, на мой взгляд, никаких преференций <...> в отношении этих предприятий не осуществлялось», — Белых говорит размеренно, сложив руки на животе.

Он добавляет, что все решения носили строго «коллегиальный характер», а решения по текущей работе предприятий документировались протоколами на собраниях: «В этих протоколах не зафиксировано никаких указаний с моей стороны». Экс-губернатор возвращается к показаниям экс-гендиректора НЛК Владимира Сысолятина и замгубернатора Алексея Кузнецова о стабильном финансовом положении предприятий.

«Что касается Ларицкого, то я еще в начале говорил, что наше общение с ним с 2011 года стало носить приятельский характер», — говорит Белых. До этого он участвовал лишь в совещаниях в правительстве. Белых вспоминает о визите на НЛК, который в своих показаниях упомянул Сысолятин. Это, по словам Никиты Белых, связано не с личностью Ларицкого, а с визитом на тот момент президента Дмитрия Медведева в Киров. До этого город из лидеров страны посещал лишь Александр III более ста лет назад.

«Ни генеральный секретарь, ни президент наш город никогда не посещали», — подчеркивает Белых. Таким образом, весной 2009 года губернатор посетил НЛК, но в итоге Медведева привезли на Вятский фанерный комбинат, там же была презентация других предприятий.

«На этом мероприятии был и Сысолятин, который подарил президенту лыжи», — вспоминает подсудимый.

Дмитрий Медведев и Никита Белых на Вятском фанерном комбинате в 2009 году. Фото: kremlin.ru

Экс-губернатор повторяет свой рассказ о том, что инвестпроект УК «Лесхоз» носил социальный характер. Его главная цель — избежать социального взрыва. Белых подчеркивает, что и сейчас действия правительства считает правильными.

Белых говорит, что слова обвинения об указаниях своему заместителю Сергею Щерчкову согласовать передачу «высоколиквидного леса» НЛК не выдерживает никакой критики. «Никаких указаний Щерчкову я не давал», —повторяет Белых.

20:15

Белых пускается в долгий рассказ о выделении НЛК и УК «Лесхоз» лесосек. После этого он возвращается к «умыслу на взятку от Ларицкого». «Формат такой встречи (по версии обвинения, Белых передал требование о взятке через своего заместителя Щерчкова — МЗ) странный, — рассуждает он. — Неуместно выглядит кокетство, когда я предлагаю взяткодателю самому выбрать сумму». Он недоумевает: зачем для этого нужно обращаться к Щерчкову, когда у него были «абсолютно приятельские» отношения с самим Ларицким. Все это выглядит «очень фантасмагорично», подчеркивает Белых.

Далее Белых возвращается к жалобам Щерчкова на низкую зарплату: «Вопросы о недостаточности материального обеспечения обсуждались нами достаточно часто». Из-за этого Белых не стал бы обращаться к нему, «даже если бы такая мысль пришла бы».

Белых отмечает, что никогда не увольнял своих заместителей, а наоборот, помогал им переходить на более престижные высокооплачиваемые должности. Судья просит Белых выключить вентилятор. После этого подсудимый снова упоминает запои Щерчкова — он его не увольнял, несмотря на различные внушения и «последние китайские предупреждения».

20:35

«Отсылка к тому, что он боялся увольнения, если не передаст деньги — смешно. Я не увольнял его даже за запои», — иронизирует Белых.

Белых убежден, что в 2012 году Щерчков получил взятку от Ларицкого. Защита экс-губернатора настаивает, что есть три возможные даты передачи этой взятки — 5 марта, 21 марта и 13 апреля.

5 марта 2012 года Белых вместе с Кузнецовым был в командировке в Набережных Челнах. 21 марта — эту дату сам подсудимый считает наиболее подходящей — у него были встречи и совещания в правительстве с семи утра. В конце дня он ездил на день рождения своего заместителя Александра Галицких, но не общался отдельно с Щерчковым.

По поводу 16 апреля Белых говорит, что вечером улетел в Москву, а ежевечернюю работу с почтой перенесли на более раннее время, а затем выехали в аэропорт. Вечером с Щерчковым он не виделся, настаивает подсудимый.

Белых называет «безумной» идею брать у Щерчкова деньги в своем кабинете, где постоянно ведется видеонаблюдение.

После этого экс-губернатор уходит в долгие рассуждения о проблеме превращения наличных денег в безналичные». «В наличные деньги превращают либо для личного потребления, либо для финансирования деятельности в теневой сфере — наркотики, оружие», — говорит он.

Все имущество было приобретено до работы в Кировской области, говорит Белых. Заработанных до губернаторства денег хватало и на личные нужды, и на благотворительность.

21:00

Судья Васюченко прерывает «размазанные показания» Белых и говорит, что может работать только до 22:00 — после этого сторонам и журналистам придется покинуть «Матросскую тишину». Следующее заседание начнется в 10:00 в среду, 24 января. Планируется, что в этот день стороны дослушают дополнения и выступят с прениями.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей